Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Английская версия
Приглашение к публикациям
Все выпуски
журнала
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

ОПЫТ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КРАТКОЙ ШКАЛЫ СПИД-АССОЦИИРОВАННОЙ
СТИГМЫ

Голенков А.В. (Чебоксары)

 

Голенков Андрей Васильевич

– член редакционного Совета журнала «Медицинская психология в России»;

– доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии Чувашского государственного университета имени И.Н. Ульянова (г. Чебоксары).

E-mail: golenkovav@inbox.ru

 

 

Аннотация. В статье обобщаются данные использования методики для измерения стигмы к ВИЧ+ и больным СПИДом в различных профессиональных и популяционных группах. В целом выявлено негативное отношение к людям с ВИЧ как среди всего населения, так и в группах медицинских сестер и студентов-медиков. Несмотря на существенно лучшее отношение ВИЧ+ к другим больным, у многих (77,6%) из них имелась внутренняя стигма, которая мешала им противостоять взглядам окружающих и бороться с дискриминацией (раскрыть свой статус окружающим готовы лишь 35,5%). Осведомленность о ВИЧ/СПИДе среди опрошенных была относительно низкой. Показатели толерантности и осведомленности достоверно варьировали от пола, возраста, места жительства, уровня и профиля образования. Краткая шкала по СПИД-ассоциированной стигме довольно информативный инструмент, заслуживающий более частого использования в практике лечебно-профилактических учреждений различного профиля.

 

Ключевые слова: ВИЧ, стигма, шкала, медсестры, студенты-медики, ВИЧ+, самостигматизация, образовательная среда, население.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Актуальность исследования. ВИЧ-инфекция является одной из актуальных в мире проблем. Эпидемия продолжает устойчиво развиваться в мире, включая Российскую Федерацию. ВОЗ настоятельно рекомендует всем странам мира принять национальные программы по предупреждению распространения ВИЧ, снижению последствий от этой инфекции на индивидуальном и общественном уровнях. Серьезными проблемами прямо связанными с ВИЧ/СПИДом являются стигма и дискриминация [9-20].

Стигма – это социальный стереотип, отражающий предвзятое отношение окружающих к носителям ВИЧ-инфекции [1-8]. Она приводит к возникновению чувства стыда, вины и изоляции у людей, живущих с ВИЧ-инфекцией (ВИЧ+), а негативное отношение окружающих (дискриминация) толкает этих людей к бездействию или действиям, которые могут нанести вред другим людям [12, 18]. Стигма может негативно отражаться на здоровье, качестве жизни, социальной поддержки и благополучии ВИЧ+. Она определенно влияет на физическое, эмоциональное и психическое здоровье. СПИД-сервисные организации всего мира призывают к разработке программ оказания эффективной социально-психологической и медицинской помощи ВИЧ+, созданию валидных и надежных шкал для оценки ВИЧ-связанной стигмы [14].

Нами на протяжении последних лет накоплен определенный опыт исследования стигмы с помощью одноименной краткой шкалы S.C. Kalichman et al. [15]. Она содержит девять дихотомических утверждений («верно, неверно»). Шкала апробирована на 2306 респондентах пяти коммун Южно-Африканской Республики. Выявлена ее внутренняя согласованность (alpha=0.75) и ретестовая стабильность (r=0.53-0.67). Шкала переведена на три языка (английский, коса, африкаанс). Подтверждена ее валидность и надежность в популяционных исследованиях культур Южной Африки и Северной Америки [15-17].

Настоящая публикация ставит цель – ознакомить читателей с обобщенными результатами проведенных исследований в Чувашии (около 70% составляет коренное население) и показать возможности используемой методики.

Материалы и методы. Опрошено 3335 чел. (мужчин – 569, женщин – 2766) в возрасте от 14 до 62 года (средний – 26,0±12,6 года). В городе проживало 80, на селе – 20%. Медицинских сестер лечебно-профилактических учреждений г. Чебоксары было 637, студентов I-VI курсов медицинских факультетов Чувашского госуниверситета – 1019, Чебоксарского медицинского колледжа – 200. В центре социальной помощи опрошено 917 чел., в республиканском СПИД-центре – 133, ВИЧ+ – 107; в общеобразовательных школах школьников 9-11 классов – 137, учителей – 88, студентов Чувашского государственного педагогического университета – 97 чел.

Кроме уже упомянутой краткой шкалы для измерения стигмы связанной со СПИДом, использовались четыре вопроса для определения осведомленности о ВИЧ-инфекции S.C. Kalichman et al. [15] (приложение). Математико-статистическая обработка проводилась с помощью t-критерия Стьюдента для относительных величин и корреляционного анализа.

Результаты и их обсуждение

Обобщенные показатели отношения респондентов к ВИЧ+. Полностью терпимо относились к ВИЧ+ лишь 210 опрошенных (6,29%). Среди них было достоверно больше мужчин (p<0,001), жителей города (p<0,002), с высшим или незаконченным высшим образованием (p<0,01), имеющих непосредственное отношение к медицине (p<0,002). Они имели самые высокие показатели осведомленности о путях передачи ВИЧ/СПИДа (p<0,001). Подавляющее большинство (более 93%) демонстрировало различную степень негативного отношения (от 1 до 9 стигма-ответов) к ВИЧ+. Крайне отрицательную позицию занимали респонденты, не имеющие высшего/незаконченного высшего образования (p<0,001) и люди далекие от медицины (p<0,001). Выраженное негативное отношение отмечалось у ряда лиц мужского пола (p<0,02) с относительно невысоким образованием (p<0,001), людей более старших возрастных групп (p<0,001), жителей сельской местности (p<0,02).

Большинство опрошенных (79,1%) возражали против того, чтобы ВИЧ+ работали с детьми. Достоверно чаще это были женщины (p<0,001), жители сельской местности (p<0,001) и лица молодого возраста (p<0,02).

Больше половины опрошенных согласились на ограничение прав этих людей (63,4%), не хотели иметь друзей из их числа (53,5%). Среди авторов таких ответов было существенно больше женщин (p<0,001), жителей села (p<0,05), немедиков (p<0,001). Крайне негативные эмоции испытывали к ВИЧ+ опрошенные с невысоким образованием, старших возрастных групп, не имеющие отношения к медицине. Они значительно чаще других респондентов готовы дискриминировать и наказывать таких пациентов. Мужчины по сравнению с женщинами, а также представители перечисленных групп считали вправе навязывать им моральные принципы, способны демонстрировать те или иные проявления пренебрежительного отношения и унизительного обращения к ВИЧ+.

43,5% опрошенных считают весьма возможным бытовой путь передачи инфекции. Среди них было достоверно больше селян (p<0,01), людей с невысоким уровнем образования (p<0,001), не имеющих отношения к медицине (p<0,001). Осведомленность о ВИЧ-инфекции сильно коррелировала с уровнем образования, отношением к медицине, местом жительства и возрастом, а по отдельным вопросам и с полом (мужчины по сравнению с женщинами показали лучшие знания о лекарствах от ВИЧ/СПИДа; p<0,01).

Описанные закономерности представлены в табл. 1. Можно констатировать в целом невысокий уровень абсолютно правильных ответов (всего 32%), в том числе у медицинских работников (36,7%).

Таблица 1

Результаты опроса в группах обследованных

* – доля анкет с абсолютно толерантным отношением к ВИЧ+.

 

Ответы посетителей социального центра на вопросы анкеты в целом соответствовали выявленным в исследовании закономерностям. Отличительной чертой данной группы можно назвать самое высокое число анкет без правильных ответов о путях передачи ВИЧ/СПИДа (16,1 против 9%; p<0,05). Это обстоятельство можно объяснить возрастным составом респондентов, который находился в широком диапазоне, от 18 до 61 года (средний возраст – 33,3±11,2 года) [3].

Хотя большинство ВИЧ+ в мире молодые люди, но нарастает потребность в профилактике среди пожилых людей. В частности, в США растет число случаев ВИЧ-инфекции среди людей старше 60 лет. Люди старше 50 лет составляют уже 10% ВИЧ+ американцев, около 27% – находятся на стадии СПИДа. Констатируется, что люди старшего возраста частично охвачены лечебно-профилактической помощью в связи с ВИЧ, несмотря на сохранение ими сексуальной активности, употребление наркотиков, а значит, и риска заражения, как и у молодежи [20].

В нашем исследовании обнаружены низкая осведомленность о путях заражения ВИЧ, проявления личной стигмы (предрассудки и представления о ВИЧ+), которые делают профилактические мероприятия трудно осуществимыми среди лиц старшей возрастной группы.

Отношение студентов-медиков к ВИЧ+. Студенты медицинских факультетов (лечебного, педиатрического и стоматологического) университета оказались самой многочисленной группой среди обследованных. Девушек было 75 и 60,4% – студентов младших курсов (первый-третий). Их средний возраст составил 21,0±4,0 года.

Терпимость у будущих врачей к ВИЧ+ оказалась несколько выше, чем среди всех обследованных (7,85 против 5,06%; p<0,01). В 2-3 раза было меньше резко нетерпимых ответов, существенно выше оказалась осведомленность о ВИЧ-инфекции (41 против 32% в популяции; p<0,001), в том числе полностью неправильно ответивших о путях передачи этой инфекции (3 против 9% в среднем; p<0,001).

Мужчины, студенты младших курсов и горожане показали более терпимое отношение к людям с положительным ВИЧ-статусом, чем женщины, селяне и студенты старших курсов (p<0,01). В целом подтвердились описанные выше закономерности, с той лишь разницей, что более низкая осведомленность о ВИЧ-инфекции у студентов младших курсов (p<0,001) сочеталась с более толерантным отношением к данной категории больных (p<0,001) [3].

Сравнение студентов медицинского вуза и колледжа. Показатели толерантности студентов медицинского вуза и колледжа оказались во многом схожими. Подавляющее большинство возражали, чтобы ВИЧ+ работали по уходу за детьми (87 и 85%), больше половины соглашались на ограничение прав этих людей (66,5 и 61%), не хотели иметь друзей из их числа (60,5 и 62,5%). Достоверные различия между группами студентов касались лишь трех вопросов анкеты. Студенты медицинского колледжа чаще считали ВИЧ+ отвратительными людьми (p<0,05), были согласны наказать их за совершенный проступок (p<0,05) и запретить работать (p<0,001).

Корреляционный анализ показал, что достоверно хуже относились к ВИЧ+ студенты-медики, проживающие в сельской местности (p<0,01), обучающиеся на младших курсах (p<0,05). С увеличением возраста параллельно возрастала толерантность к данной категории больных (p<0,01). Те, кто правильно ответил на все вопросы о путях передачи инфекции, были терпимее к ВИЧ+ (p<0,01), а кто ответил неправильно – интолерантнее (p<0,05). Студенты, не имеющие стигма-ответов, чаще проживали в городе, чаще правильно отвечали на все вопросы анкеты (p<0,05) и имели лучшие знания о ВИЧ-инфекции (p<0,05). Осведомленность о ВИЧ коррелировала с местом жительства (p<0,05), возрастом (p<0,01) и курсом обучения (p<0,01). Полностью неправильные ответы анкеты чаще заполняли студенты младших курсов (p<0,05) и проживающие в сельской местности (p<0,05).

Внутри каждой группы выявлена зависимость ответов от места жительства респондентов и курса обучения. У студентов вуза более терпимыми оказались жители города, они лучше отвечали на вопрос о вакцине (лекарстве) от ВИЧ-инфекции; среди селян было достоверно больше лиц неправильно ответивших о путях распространения ВИЧ. Студенты младших курсов вуза чаще допускали бытовой путь передачи инфекции, хуже знали мероприятия по профилактике ВИЧ. В то же время они были более терпимыми в вопросах по ограничению ВИЧ+ в правах, разрешению работать с детьми.

Студенты колледжа – жители сельской местности оказались более интолерантными к ВИЧ+, соглашались их пристыдить, наказать, изолировать, исключить из числа друзей; чаще не знали как защититься от заражения при сексуальных контактах. Еще большая разница обнаружена между учащимися разных курсов обучения. Многие показатели оказались достоверно лучше у студентов старших курсов. Они были более терпимыми к ВИЧ+, лучше осведомлены о путях передачи инфекции, профилактике заражения половым путем, знали ответ на вопрос о вакцине (лекарствах) от ВИЧ [7].

Отношение медицинских сестер к ВИЧ+. Полностью терпимыми к ВИЧ+ были только 4,4% опрошенных. Подавляющее большинство (85,6%) респондентов высказали различную степень негативного отношения к ним (от 1 до 8 стигма-ответов; в среднем – 2,7±1,7). Показатель абсолютной толерантности (отсутствия стигма-ответов) оказался самым низким у медицинских сестер акушерско-гинекологических лечебно-профилактических учреждений, теперь уже нередко обслуживающих ВИЧ+ беременных. Лишь 5% из них отрицали актуальность ВИЧ/СПИДа для акушерства. Практически все (95%) отметили непрерывный рост числа ВИЧ+ в родовспомогательных учреждениях и угрозу в связи с этим профессионального заражения.

Медицинские сестры общесоматических и стоматологических учреждений пока редко обслуживают ВИЧ+ пациентов и, наверное, поэтому среди них больше абсолютно толерантных респондентов. Среди ответов чаще всего встречались запрет для ВИЧ+ работать с детьми (78,5%), ограничение в правах (60,8%) и нежелание иметь друзей из их числа (55,1%).

Медицинские сестры среди обследованных выделялись тем, что ни один человек (0%!) не ответил утвердительно на все вопросы анкеты, т.е. среди них отсутствовали абсолютно нетерпимые респонденты. Однако существенно, что с возрастом у сестер снижалась общая толерантность к ВИЧ+. Так, среди молодых сотрудников таковых было 10,3%, а в более возрастной группе – всего 1,9% (p<0,001).

Как правило, чем старше были медицинские сестры, тем достоверно чаще встречалось согласие с утверждением, что больные ВИЧ/СПИДом отвратительные, проклятые и им нельзя разрешать работать с детьми. Респонденты с более высоким уровнем нетерпимости (набравшие большее число стигма-ответов) чаще соглашались наказать, изолировать и ограничить в правах ВИЧ+, считали их отвратительными и проклятыми, возражали против дружбы с ними. Медицинские сестры с небольшим стажем работы чаще полагали, что возможен бытовой путь передачи инфекции и достоверно реже правильно отвечали на все вопросы анкеты.

Возможно, в этом проявляются феномены так называемой профессиональной психической деформации и синдром эмоционального выгорания, которые нарастают с увеличением медицинского стажа [1, 2, 4-6].

Отношение посетителей СПИД-центра к ВИЧ+. Они оказались самыми интолерантными респондентами среди обследованных. Посетители имели меньшую долю абсолютно терпимых анкет (2,3), а среди мужчин таковых вообще не было. Кроме того, среди этих респондентов встретилось достоверно большее число абсолютно нетерпимых (9 положительных ответов) анкет (3,8 против 1% в общей выборке; p<0,01). Они имели самое высокое среднее число стигма-ответов (3,75) и наименьшие показатели правильных ответов о путях передачи ВИЧ/СПИДа (2,1).

Чувство вины, стыда, ярости, гнева и отчаяния могло влиять на ответы посетителей СПИД-центра и их интолерантность к ВИЧ+. В них, по всей вероятности,  рельефно отражаются все существующие виды стигм [10]. В частности, влияют нормы и стандарты общества, согласно которым ВИЧ+ менее нравственны, относятся к маргинальным слоям общества, сами виноваты в своих проблемах (так называемая культурная стигма). Кроме того, определенную роль могут играть отсутствие доступа к терапии, недостаточное выделение финансовых средств (институциональная стигма). Проявления ненависти, презрения, страха и смущения при контактах со стигматизированной группой являются проявлениями межличностной стигмы [3].

Самостигматизация ВИЧ+. Под влиянием социальных стереотипов носитель той или иной болезни нередко меняет (понижает) самооценку, начинает необоснованно приписывать себе многие нежелательные качества. Поэтому самостигматизация (навешивание ярлыков на самого себя) всегда является серьезным препятствием к лечению и профилактике любой болезни.

Полностью терпимыми оказались 24 анкеты (22,4%) (p<0,001). Эта подгруппа достоверно отличалась от других больных только лучшими знаниями о путях передачи ВИЧ-инфекции, но не клинико-социальными показателями. Среди других ВИЧ+ встречалось от 1 до 7 стигма-ответов (среднее – 1,7 ± 1,6 против 3,4 ± 2,1 в группе сравнения; p<0,05). По всем вопросам шкалы обнаружены достоверные различия с накоплением интолерантных утверждений среди здоровых. Лишь с фразой «Люди, у которых ВИЧ, проклятые» согласилось примерно одинаковое число респондентов обеих групп – 11,2 и 12% соответственно (p>0,05).

Хотя среди ВИЧ+ уровень образования был существенно ниже, их осведомленность о путях передачи ВИЧ-инфекции оказалась выше (3,18 ± 1,0 правильных ответа против 2,25 ± 1,4 в группе сравнения). У здоровых чаще встречались ответы о возможностях передачи ВИЧ-инфекции при поцелуях (42,1 против 11,2% у ВИЧ+; p<0,001), при пользовании одной кухней или ванной комнатой с больным (54 против 11,2%; p<0,001). Несмотря на существенно лучшее отношение ВИЧ+ к другим больным, у многих (77,6%) из них имеется внутренняя стигма, которая сопровождается стрессом, депрессией, мешает противостоять взглядам окружающих и бороться с дискриминацией. Согласно проведенному опросу, раскрыть свой статус друзьям, родным и близким, медицинским работникам и врачам готовы лишь 35,5% опрошенных.

Интолерантное отношение населения к ВИЧ+ во многом обусловлено доминирующими установками о бытовом пути передачи инфекции, укоренившимися нормами и стандартами общества о таких больных как менее нравственных, маргинальных, полностью виновных в своей болезни и не заслуживающих поэтому никакого снисхождения [5].

Отношение к ВИЧ+ в образовательной среде. Больше всего негативных ответов было получено на вопросы о том, чтобы разрешать ВИЧ+ работать с детьми (64,6%), иметь друзей из их числа (60,6%) и ограничить права ВИЧ+ (57,8%). Другие ответы встречались существенно реже (от 5,9 до 27,3%).

Самыми интолерантными к ВИЧ+ оказались будущие педагоги. Они достоверно чаще считали ВИЧ+ отвратительными людьми (p < 0,01), настаивали на ограничении их прав (p< 0,04), что их надо пристыдить (p < 0,01) и изолировать (p < 0,01); они не хотели иметь таких друзей, как и школьники-лицеисты (p=0,01).

В целом выявилась низкая осведомленность о путях заражения ВИЧ-инфекцией, хотя у учителей она была все же выше, чем у студентов и учеников лицея. Лицеисты чаще других считали, что можно заразиться ВИЧ при поцелуях (p=0,006) и имеется лекарство (вакцина) от инфекции (p=0,01). Они и студенты чаще учителей допускали бытовой путь заражения при пользовании одной кухней и ванной комнатой с ВИЧ+ (p=0,005). Однако учителя чаще всех полагали, что принятие душа после секса способно предупредить заражение инфекцией (p=0,005).

Более высокие показатели интолерантности к ВИЧ+ у студентов педагогического университета, по-видимому, объясняется возрастными особенностями, значимостью личностных отношений и опасениями заражения при сексуальных контактах. В то же время можно говорить и об их большей категоричности суждений, бескомпромиссности оценок. Для учителей и школьников опять в силу возрастных особенностей и меньшей значимости ВИЧ-инфекции терпимость оказалась существенно выше. Определенную роль, очевидно, играет и осведомленность о путях заражения (у учителей более правильные представления, у лицеистов – незнание и недооценка ситуации) [8].

Факторы, влияющие на отношение к ВИЧ+. Комплексное психологическое обследование (диагностика самооценки психических состояний по Г. Айзенку, агрессивности – по Басса-Дарки) медицинских сестер выявило, что у 67,1% из них имеются агрессивные и враждебные реакции (несдержанность, трудности в работе с людьми), у 100% – средний и высокий уровень тревожности, у 88,2% – средний и высокий уровень ригидности, у 94,7% – средний и высокий уровень фрустрированности. Существенно, что все эти показатели достоверно коррелировали с негативным отношением к ВИЧ+. Так, показатели агрессии, тревожности, ригидности и фрустрации были прямо связаны с утверждениями, что больные ВИЧ/СПИДом – проклятые, отвратительные, они должны быть наказаны, пристыжены, изолированы, им нельзя работать с детьми, а также общим числом стигма-ответов.

Не выявлено существенного влияния синдрома эмоционального выгорания (СЭВ) у медицинских сестер и уровня эмпатии на толерантность к ВИЧ+, видимо за счет высокой распространенности СЭВ (у ⅔ опрошенных) и низких/сниженных показателей эмпатии (у большинства респондентов). Однако на отдельные ответы выявлялась слабые корреляционные связи с фазами СЭВ (напряжение, резистенция, истощение). Возможно, в ряде случаев СЭВ снижает эмоциональную вовлеченность в отношения медицинских сестер с ВИЧ+.

Более высокие показатели эмпатии обнаружены у лиц молодого возраста с небольшим стажем работы в здравоохранении. Чем выше показатели по эмоциональному каналу эмпатии (методика В.В. Бойко), тем меньше негативных ответов давали обследуемые. При этом высокие баллы способности к эмпатии достоверно определяют уровень интолерантности к ВИЧ+. Возможно, наличие положительного ВИЧ-статуса у пациента мешает медсестрам с высокими эмпатийными показателями устанавливать эффективное коммуникативное взаимодействие, отражается на их аутентичности [1-6].

Заключение. Проведенное исследование подтвердило в целом негативное отношение всех групп населения к ВИЧ+, которое лишь отчасти объясняется низкой грамотностью о путях передачи этой инфекции. Во многих ответах респондентов видны разные степени остракизма, отвержения и избегания людей с ВИЧ, проявления их дискриминации на рабочем месте, изоляции (карантина), применения других мер воздействия против них. Сталкиваясь с ВИЧ+, человек начинает испытывать личную неприязнь (личная стигма) [6, 10]. Следует согласиться с предложением, что «вместо стигмы мы должны предложить поддержку, вместо страха – надежду, вместо молчания – солидарность» [9. С. 31]. Помощь в первую очередь включает борьбу с предрассудками и дискриминацией.

Многие из опрошенных медицинских сестер и будущих врачей пока не готовы к обслуживанию больных с ВИЧ/СПИДом, несмотря на стремительный и неуклонный рост их доли в населении. Необходимо искать реальные пути внедрения медицинской этики и деонтологии в практическую деятельность. Вопросы стигмы и дискриминации к ВИЧ+ и больным СПИДом нуждаются в более широком обсуждении в средствах массовой информации с привлечением специалистов всех смежных профессий, общественности.

Краткая шкала СПИД-ассоциированной стигмы является довольно информативным инструментов для оценки толерантного отношения к ВИЧ+ в различных популяционных и профессиональных группах. Представляется важным, что она достоверно коррелирует со многими другими психологическими методиками, широко используемыми в образовательной среде и системе здравоохранения.

 

    Литература

  1. Голенков А.В. Причины негативного отношения медицинских работников к ВИЧ-инфицированным и пути его преодоления // Медицинская сестра. – 2008. – №8. – С. 8-11.
  2. Голенков А.В., Андреева С.В. Взаимоотношения медицинской сестры с ВИЧ-инфицированными в стоматологии // Медицинская помощь. – 2008. – №4. – С. 41-43.
  3. Голенков А.В., Булыгина И.Е. Исследование отношения различных групп населения к ВИЧ-инфицированным // Здравоохранение Чувашии. – 2007. – №3. – С. 48-55.
  4. Голенков А.В., Гончаренко Н.Ю. Отношение медицинских сестер к ВИЧ-инфицированным // Сестринское дело. – 2007. – №3. – С. 27-28.
  5. Голенков А.В., Гордеева М.С., Щербаков А.А. Самостигматизация ВИЧ-инфицированных // 20 лет борьбы с ВИЧ/СПИДом в России и Чувашии: материалы науч.-практ. конф. – Чебоксары, 2009. – C. 63-64.
  6. Голенков А.В., Мыциков А.В. Осведомленность о ВИЧ-инфекции и отношение медицинских работников родовспомогательных учреждений к ВИЧ-инфицированным // Главная медицинская сестра. – 2008. – №5. – С. 101-108.
  7. Голенков А.В., Сапожников С.П., Тарасов Г.А., Толстова Л.П. Отношение студентов-медиков к ВИЧ-инфицированным // Дальневосточный журнал инфекционной патологии. – 2009. – №15. – С. 106-110.
  8. Лысенко Я.П., Голенков А.В. ВИЧ-инфекция в образовательной среде: отношение и осведомлённость // 20 лет борьбы с ВИЧ/СПИДом в России и Чувашии: материалы науч.-практ. конф. – Чебоксары, 2009. – C. 65-67.
  9. Недзельский Н., Морозова Е. Поддержка людей, живущих с ВИЧ. – М., 2003. – 142 с.
  10. http://shagi.infoshare.ru/arch. Шаги: архив журнала. Стигма и ВИЧ.
  11. Bravo P., Edwards A., Rollnick S., Elwyn G. Tough decisions faced by people living with HIV: a literature review of psychosocial problems // AIDS Rev. – 2010. – Apr-Jun. – Vol. 12, N2. – P. 76-88.
  12. Genberg B., Hlavka Z., Konda K., Maman S., Chariyalertsak S., Chingono A., Mbwambo J., Modiba P., Van Rooyen H., Celentano D. A comparison of HIV/AIDS-related stigma in four countries: negative attitudes and perceived acts of discrimination towards people living with HIV/AIDS // Soc. Sci. Med. – 2009. – Jun. – Vol.68, N12. – P. 2279-2287.
  13. Holzemer W., Makoae L., Greeff M., Dlamini P., Kohi T., Chirwa M., Naidoo J., Durrheim K., Cuca Y., Uys Y. Measuring HIV stigma for PLHAs and nurses over time in five African countries // SAHARA J. – 2009. – Sep. – Vol. 6, N2. – P. 76-82.
  14. Kalichman S., Simbayi L. Traditional beliefs about the cause of AIDS and AIDS-related stigma in South Africa // AIDS Care. – 2004. – Jul. – Vol. 16, N5. – P. 572-580.
  15. Kalichman S., Simbayi L., Jooste S., Toefy Y., Cain D., Cherry C., Kagee A. Development of a Brief Scale to Measure AIDS-Related Stigma in South Afrikа // АIDS and Behavior. – 2005. – Vol. 9, N2. – Р. 135-143.
  16. Kalichman S., Simbayi L., Cloete A., Mthembu P., Mkhonta R., Ginindza T. Measuring AIDS stigmas in people living with HIV/AIDS: the Internalized AIDS-Related Stigma Scale // AIDS Care. – 2009. – Jan. – Vol. 21, N1. – P. 87-93.
  17. Logie C., Gadalla T. Meta-analysis of health and demographic correlates of stigma towards people living with HIV // AIDS Care. – 2009. – Jun. – Vol. 21, N6. – P. 742-753.
  18. Structural and Institutional Forms of HIV Discrimination: An Analysis from the Asia Pacific / Guest editors: D. Reidpath, K. Chan // AIDS care (spec. issue). – 2005. – Vol. 17. – Suppl. 2. – 218 p.
  19. Unnikrishnan B., Mithra P. Awareness and Attitude of the General Public Toward HIV / AIDS in Coastal Karnataka // Indian J. Community Med. – 2010. – Jan. – Vol. 35, N1. – P. 142-146.
  20. www.aids.ru/news/2007.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

Осведомленность о ВИЧ-инфекции

 

 

Ссылка для цитирования

Голенков А.В. Опыт использования краткой шкалы СПИД-ассоциированной стигмы. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2010. N 3. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы