Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Английская версия
Приглашение к публикациям
Все выпуски
журнала
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Алкоголизм и паранойяльность: передающийся через поколения коморбидный аспект деструкции социального.

Захаров М. Г. (Ижевск)

 

 

Захаров Михаил Геннадьевич

– медицинский психолог в ГУЗ Республиканский наркологический диспансер МЗ УР г. Ижевска, преподаватель психологических дисциплин в Удмурстком республиканском социально-педагогическом колледже (УРСПК).

 

 

 

 

Аннотация. В настоящей работе рассмотрены патологические особенности коморбидной констелляции алкоголизма и параноидного расстройства личности, а так же специфичность их взаимодействия при передаче следующему поколению. Определены точки соприкосновения рассматриваемых феноменов и особенности их совместного деструктивного влияния на формирование социального мира. Указана значимость дифференцирования роли аддиктивного расстройства и психопатий при диагностике с целью оптимизации дальнейшего психотерапевтического или психокоррекционного воздействия.

 

Ключевые слова: алкогольная зависимость, аддиктивное поведение, паранойяльность, параноидное расстройство личности, психопатия, коморбидность, деструктивные тенденции, аутоагрессия, гетероагрессия, диагностика, социальный мир.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Из всех психоактивных веществ наиболее употребляемым во всем мире является алкоголь. Спиртосодержащая продукция распространяется на территории всех стран независимо от экономической обстановки, культуральных особенностей, климатических условий и т.д. Около трети всех смертей связаны с употреблением алкоголя (Немцов А. В., 2003). 56% всех краж, 80% грабежей, более половины тяжких преступлений непосредственно связаны с употреблением алкоголя (Углов Ф. Г., 2003). Представленная статистика убедительно доказывает актуальность социальной проблемы коморбидного взаимодействия алкогольной зависимости и прогрессирующих паранойяльных черт личности, т.к. они непосредственно связаны с деструктивным поведением и количеством совершенных ООД.

В рамках данной статьи нас будет интересовать параноидный тип психопатии, характеризующийся в МКБ–10 такими паранойяльными чертами, как повышенная чувствительность к препятствиям и отказам; завышенная самооценка; подозрительность и общая тенденция к искажению нейтрального или дружеского отношения; раздражительность; стойкость аффектов.

Далее мы ограничимся краткой характеристикой проблемы коморбидности алкоголизма и психопатий в структуре личности, т.к. цель представленной статьи – раскрыть особенности взаимодействия данных отклонений в социальном дискурсе, показать исследуемую проблематику через психологию общества.

Алкоголизм довольно часто сочетается с другими психическими заболеваниями: психопатии, неврозы, психозы, депрессии и др. Психопатические расстройства почти всегда формируются еще до начала алкоголизма. Другие расстройства зачастую возникают как коморбидное образование на фоне алкоголизма. У психопатических личностей алкоголизм отличается более глубокой социальной дезадаптацией, выраженными затруднениями в терапевтическом процессе, менее длительной ремиссией и частыми рецидивами, асоциальным поведением вплоть до криминальных действий (гетероагрессия) и суицида (аутоагрессия) и т.д. Психопатическая симптоматика под влиянием алкоголизма резко усиливается, и больные алкоголизмом создают острейшие социальные проблемы и большие терапевтические трудности, что приводит к лишению их родительских прав, к принудительному лечению и т. п. [1]

Идею о том, что не следует резко разграничивать понятия индивидуальных и массовых феноменов, первым высказал З. Фрейд в своей монографии «Массовая психология и анализ человеческого «Я». Действительно, при детальном рассмотрении можно заметить, что история человечества насчитывает множество массовых и даже национальных примеров частных психических феноменов, а в некоторых случаях расстройств. Касаемо одной лишь паранойи можно привести трагические примеры эпидемии идей фашизма в Германии, развившейся на почве поражения в Первой Мировой Войне или идей национализма во времена работорговли.

Отсюда логично предположить, что алкоголизм как психическое заболевание и психопатические расстройства уместно также рассматривать в массовом плане.

Психопатии: патологическое наследие следующему поколению. Здесь мы рассмотрим психопатию как первый конструкт коморбидной констелляции. Вопрос этиологии и наследственности психопатий до сих пор остается открытым. Несмотря на множественные попытки описания клиники психопатий, их структурирования, поисков объяснений генетической наследственности и т.д. (Ганнушкин П.Б., 1933; Личко А.Е., 1977; Смулевич А.Б., 1983; Kraepelin E., 1915; Schneider K., 1928; Kretschmer E., 1930), на сегодняшний день единственной общепринятой ссылкой в данном проблемном поле принято считать перечень расстройств личности в МКБ–10.

Однако в большинстве работ, посвященных проблематике психопатий, все же присутствует некоторая общая точка зрения касаемо их происхождения. В генезе психопатий принято считаться с наследственным отягощением и различными моментами, обусловленными поражением зачатка (Кандинский В.Х., 1883; Morel В., 1875; Ганнушкин П.Б., 1933). В силу нашей тематики нас интересует лишь первый аспект – наследственность психопатий. Мы не будем подробно рассматривать этиологию и патогенез психопатических расстройств, т.к. подобные обзоры уже приведены различными авторами. Остановимся лишь на нескольких примерах.

 Предложенные взгляды находят свое отражение в идеях о процессе вырождения (Morel В., 1875), неправильной организации нервной системы вследствие влияния наследственной отягощенности (Кандинский В.Х., 1883), проявлениях психической дегенерации (Krafft-Ebing R., 1890) и т.д. F. Schulsinger (1972) при обследовании приемных детей-социопатов обнаружил, что аналогичные расстройства встречаются у их биологических родителей в 5 раз чаще, чем у приемных.

Несмотря на имеющиеся разногласия, в областях психиатрии и психологии к концу XX в. было сформулировано мнение о значимой роли наследственной отягощенности в случаях наличия психопатических расстройств, подтвержденное многочисленными исследованиями.

Таким образом, мы делаем выводы о том, что основной путь передачи психопатических черт от одного поколения к другому – это генетическая наследственность. Социально-психологические факторы в генезе психопатических состояний несут ответственность лишь за формирование особенностей проявлений психопатий, таких, как степень социальной дезадаптации, уровень социального интеллекта и т.д.

Алкоголизм: пути передачи патологического влечения от родителей к детям. На сегодняшний день в научном мире существуют две базовые точки зрения касаемо этиологии аддиктивных расстройств, в частности, алкоголизма: генетическая предрасположенность и влияние окружающей среды.

Несомненно, генетический фактор в развитии алкоголизма играет немаловажную роль. В работах различных исследователей отмечаются такие доказательства генетической наследственности алкоголизма, как накопление алкоголизма в одних и тех же семьях, различные типы наследования у мужчин и женщин (Москаленко В.Д., 1988; Marchall Е.J., 1990), наличие биологических показателей, отражающих индивидуальную предрасположенность к алкоголизму (Анохина И.П., 2000). В ходе некоторых исследований было установлено, что риск заболевания алкоголизмом у однояйцевых близнецов в 2 раза выше, чем у двуяйцевых (Hrubec Z., Omenn G., 1981; Kaprio J., 1987; Heath A., 1989). В дальнейшем было определено, что существует два типа алкоголизма: I тип развивается под влиянием как средового, так и генетического фактора, II тип не зависит от средовых влияний и полностью формируется путем генетической передачи.

Несмотря на то, что влияние генетического фактора не вызывает сомнений, наследование собственно алкоголизма даже на протяжении многих поколений не доказано. Из поколения в поколение передаются только особенности нервной системы и различного рода психические отклонения, неспецифически побуждающие к алкоголизму. Основное значение, по мнению многих научных деятелей в области психологии, имеет характер социальной среды и особенности воспитания (Шпет Г.Г., 1922; Выготский Л.С., 1926; Мясищев В.Н., 1957). Противники идеи генетического фактора в развитии алкоголизма говорят о трансляции, передаче по наследству поведенческих стереотипов, способов отношения к жизни.

Алкоголизм и паранойяльность: пути разрушения социального. В заключение имеет смысл определить точки соприкосновения алкоголизма и параноидного типа психопатии (в частности, паранойяльных черт личности):

  • Передача по наследству различными путями: возможна передача следующему поколению коморбидной констелляции алкоголизма и параноидного расстройства личности с одновременным проявлением особенностей двух рассматриваемых феноменов;
  • Выраженный деструктивный характер в социуме: алкоголизм и параноидное расстройство личности обладают ярко выраженными деструктивными характеристиками. Уже имеющиеся агрессивные проявления и тенденции при наличии параноидного типа психопатии несомненно усиливаются на фоне алкоголизма, многократно увеличивая риск совершения криминальных действий или суицида.
  • Низкая курабельность: анозогностические проявления и, как следствие,  бессознательное сопротивление процессу психотерапии и психокоррекции при алкоголизме усугубляются скептическим, недоверчивым и нередко враждебным отношением к врачу или психологу со стороны человека, одновременно обладающего характеристиками параноидного типа психопатии;

Итак, предположим для наглядности, что множество психопатических личностей и людей с отягощенной наследственностью алкоголизма передадут свои признаки и симптомы следующему поколению, которое будет характеризоваться предрасположенностью к развитию алкоголизма на фоне психопатических расстройств. Потомки такого поколения будут нуждаться в постоянном наблюдении специалистов и четком представлении со стороны последних о наличии патологической констелляции, а не отдельно взятых феноменов алкоголизма либо психопатии.

Ссылаясь на высказанную нами ранее идею З. Фрейда о беспочвенности дифференцирования понятий индивидуальных и массовых психических феноменов и учитывая ситуацию развития на почве психопатической предрасположенности и заострения таких характеристик отдельного индивида в условиях прогредиентности алкоголизма, как агрессивность, обидчивость, подозрительность, проявление суицидальных тенденций и т.д., можно предположить, что общество с национальной проблемой алкоголизма вполне может обладать схожими характеристиками.

Таким образом, алкоголизм и паранойяльность являются ведущим коморбидным аспектом деструкции социального с ярко выраженной ауто– и гетеродеструктивной окраской. Актуальность данной констелляции для социального мира измеряется количеством совершенных криминальных действий (гетероагрессия) и суицида (аутоагрессия).

Практическая значимость представленной идеи заключается в условном разграничении роли аддиктивного расстройства и психопатии в структуре патологии с целью оптимизации дальнейшего терапевтического воздействия. Алкоголизм невозможно вылечить без четкого разграничения индивидуальных механизмов, ведущих к алкоголизации личности, и психопатической конституциональной составляющей, представляющей отдельную область. Другими словами, диагностика при алкоголизме всегда должна быть направлена на дополнительное выявление психопатических черт. Психотерапия и психокоррекция аддиктивных расстройств должна осуществляться с условием разграничения собственно механизмов аддикции и черт, обусловленных наличием психопатии.

 

    Литература

  1. Блейлер Э. Аффективность, внушение, паранойя. – М.: ВИНИТИ, 2001. – 208 c.
  2. Ганнушкин П.Б. Клиника психопатий. Их статика, динамика, систематика. – М.: кооперативное Изд-во «Север», 1933. – 143 с.
  3. Менделевич В.Д. и др. Психические болезни с курсом наркологии. – М.: Академия, 2004. – 240 с.
  4. Решетников М.М. Деструктивные формы поведения: передача следующему поколению // Деструктивность человека: истоки и перспективы в детстве: материалы 3-ей региональной научно-практической конференции 1–2 декабря 2004 г./ Под. ред. С.Ф. Сироткина, М.Л. Мельниковой, Т.Н. Шикаловой. Ижевск.: НИПЦ «ERGO», 2004. – 408 с.
  5. Розенфельд Г. О наркотической аддикции [1960].// Психоаналитические концепции наркозависимости./ Сост. и науч. ред. перев. С.Ф. Сироткин. Ижевск: Издательский дом «Удмуртский университет», 2004. с. 225-249.
  6. Руководство по психиатрии / Под ред. А.С. Тиганова. – Т. 2. – М.: Медицина, 1999
  7. Смулевич А.Б. Расстройства личности. М.: Медицинское информационное агентство, 2007. – 192 с.
  8. Фрейд А. Психология Я и защитные механизмы. – М.: Педагогика. 1993. – 144 с.
  9. Холл К.С., Линдсей Г. Теории личности. Пер. с англ. Гриншпун И.Б. – М.: ЭКСМО-Пресс, 1999. – 592 с.
  10. Шустов Д.И. Аутоагрессия, суицид и алкоголизм. – М.: Когито-Центр, 2004. – 216 с.
  11. Юдин Т.И. Психопатические конституции [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.psychiatry.ru

 

Ссылка для цитирования

Захаров М.Г. Алкоголизм и паранойяльность: передающийся через поколения коморбидный аспект деструкции социального. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2010. N 3. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы