Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Все выпуски
журнала
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

АНАЛИЗ ХАРАКТЕРА ВИРТУАЛЬНОГО РЕАГИРОВАНИЯ НАСЕЛЕНИЯ НА ИНФЕКЦИОННУЮ ОПАСНОСТЬ МЕТОДОМ КЕЙС-СТАДИС

А.Ю. Ягодина (Пермь)

 

 

Ягодина Анна Юрьевна

– ординатор кафедры инфекционных болезней ГОУ ВПО ПГМА им. ак. Е.А. Вагнера Росздрава.

 

 

 

 

Аннотация. Характер виртуального реагирования на инфекционную опасность проанализирован автором методом кейс-стадис. Выявлено, что установки на персональную инфекционную опасность/безопасность могут быть включены в общее фобийное поле личности, а могут выступать как отдельные, не связанные с другими страхами и ожиданиями. Ведущими для личности они становятся тогда, когда актуализируются симптомы инфицирования или возникает «страх за другого».

Ключевые слова: кейс-стадис, инфекционная безопасность, фобии, установки, виртуальное консультирование.

 

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Новые подходы к обеспечению инфекционной безопасности складываются в медицинской виртуалистике. Выбираемые пользователями ключевые слова могут быть проанализированы для получения данных о тенденциях развития тех или иных заболеваний. Примером наблюдения за поиском в Интернете стало исследование недавней вспышки сальмонеллеза в США: сравнивали эпидемическую кривую заболеваемости с количеством запросов по близким темам. Термины поиска включали «диарею», «пищевое отравление», «сальмонеллез». Публичное заявление о вспышке сальмонеллеза было сделано 7 января 2009 г. и вызвало в Интернете рост поиска рубрики «сальмонеллез», но предшествовал этому месяцем раньше рост запросов по «диарее» и «пищевому отравлению». Это исследование показывает, что существует виртуальное реагирование на изменяющуюся эпидемическую ситуацию, соответственно, появляются пока еще не изученные возможности для раннего определения вспышки инфекционного заболевания[1].

Характер виртуального реагирования на инфекционную опасность может быть проанализирован как методом указанного контент-анализа, так и другими социологическими методами – интервью, фокус-группами, анкетированием. Мы выбрали метод кейс-стадис, поскольку он позволяет получить не только количественные данные, но и выявить персонифицированное содержание установок на инфекционную безопасность. Материалом для кейс-стадис стали диалоги пользователей Интернет-ресурса «Doctors Lounge» [2], а также отечественного ресурса «Дискуссионный Клуб Русского Медицинского Сервера» [3] с врачами-инфекционистами. Ниже мы приводим случаи, отобранные в качестве типичных. Комментарии врачей не приводятся – они носят специальный характер. Интерпретация случаев дана по одному основанию – отношению к инфекционной опасности/безопасности.

 

Case – 1. Наш сын только что начал ходить в детский сад. Меня стали мучить параноидальные мысли, потому что меня целый день нет рядом с ребенком. Не подхватит ли он ВИЧ, или СПИД, или какую-нибудь другую болезнь через биологические жидкости, которые передаются изо рта в рот? Отвратительные мысли, я знаю, но дети не осознают опасностей, поэтому родители должны защищать детей от них самих.

Комментарий. В данном случае страх перед возможным инфицированием ребенка является «включенным множеством» в общую фобийность. Боязнь инфекций – только один из страхов матери, поэтому не является самостоятельной персональной установкой на инфекционную опасность/безопасность.

 

Case – 2. Мой муж и я собираемся путешествовать в Египет. Нам сейчас около 50. На сайте увидели, что перед поездкой рекомендуется вакцинироваться от гепатита А и В. Мы уже делали это после урагана Катрина в сентябре 2005. К сожалению, очень мало информации в Интернете, касающейся эффективности вакцин. Я нашла одну статью об иммунитете к гепатиту А, но не могу ничего найти об иммунитете к гепатиту В. В 2005 году сделали прививки бесплатно, но сейчас для вакцинации нам нужно пойти в отделение инфекционных болезней, где процедуры очень дорогие. Мы путешествуем в Каир, круиз по Нилу, Шарм аль Шейх, на Красное море. Там туристическая зона. Как Вы думаете: мы защищены от гепатита А и В?

Комментарий. Здесь установки на инфекционную опасность/безопасность конкурируют с финансовыми установками человека. Они некомплементарны, поэтому требуется дополнительная информация. Важно отметить, что данный пример демонстрирует влияние информированности на усиление мотивировки на инфекционную безопасность. В то же время он показывает, что они не являются ведущими в мотивационной сфере личности.

 

Case – 3. Я сегодня узнала, что у моего бой-френда ВИЧ-положительный статус. Он клянется, что был ВИЧ-инфицирован, когда встречался со своей бывшей. И… она не заразилась. С тех пор, как мы вместе, я вакцинировалась от гепатита В, сделала Манту. Манту оказалось отрицательным. Это означает, что у меня нет ВИЧ-инфекции?

Комментарий. Основная установка – не разрывать отношения с партнером. Опасность осознается, но делается попытка самовнушения, чтобы было легче преуменьшить значение этой опасности. Полная некомпетентность в вопросах ВИЧ-инфицирования может сделать эту попытку успешной. В данном случае ценность сексуальных отношений выше, чем ценность инфекционной безопасности.

 

Case – 4. Моему мужу 65 лет, он болеет более года. В прошлом году у него появились жалобы на плохой сон, потливость ночью, слабость, изменение голоса, депрессию, тревожность, конъюнктивит, сыпь и т. д., а также уровень тромбоцитов упал до 190×109. Думали, что у него эрлихиоз или бабезиоз. Он принимал 30 дней доксициклин и полностью вылечился. Но этой весной симптомы снова повторились. Мы живем в деревне, где клещи кусают постоянно. После нескольких анализов, когда результаты стали отрицательными, доктор сказал, что мой муж выздоровел и ничего плохого с ним не происходит. Тем не менее, описанные симптомы сохранялись. Мы посетили гематолога, который обнаружил только, что уровень тромбоцитов то понижается, то повышается. Он сказал, что это может быть аутоиммунное заболевание. Но это не объясняет все симптомы. Мы провели свое исследование и думаем, что он страдает от клещевых инфекций. Может быть это – бартонеллез? Есть ли какие-то другие заболевания со сходными симптомами? Что можно сделать? Мы стали искать других врачей. Гематолог определил, что уровень Ig M очень высокий. Он предположил, что организм борется с неизвестным вирусом, и предложил мужу явиться через неделю. Потом мы нашли семейного врача, который послал кровь на исследование в Калифорнию. Наконец-то положительный ответ: Лайм боррелиоз! Мой муж начал лечение! Лайм боррелиоз и другие клещевые инфекции распространены на восточном побережье. Многие так озабочены защитой саламандр и предотвращением обработки леса от клещей, что не замечают, что люди в опасности. Медики не видят эту проблему, поэтому многим не удается поставить правильный диагноз. На тесты нельзя положиться. Когда пациент имеет симптомы клещевой инфекции, почему доктор отвергает эту версию? Не напрасно ли упускается время для начала лечения? Я горжусь, что моему мужу лучше. Отсрочка лечения усугубила симптомы и отодвинула сроки выздоровления. Что может быть сделано для привлечения внимания медицинской общественности к этой проблеме? Многие ответственные лица в администрации прячут голову в песок.

Комментарий. Очевиден классический конфликт интересов экологов, медицинских чиновников и людей, живущих и работающих в лесу. На индивидуальном уровне проблему профилактики и диагностики клещевых инфекций не решить. Необходимо эксплицировать психологические и мировоззренческие установки участников конфликта. Важно отметить, что потребность в информационной и медицинской помощи резко возрастает при обнаружении симптомов инфицирования, что вполне естественно. По сравнению с предыдущими случаями, очевидно, что наличие симптомов вытесняет конкурирующие установки и оставляет одну – на достижение инфекционной безопасности. Более того, персонифицированная установка экстраполируется на социальную группу и даже на общество в целом. Она осознается как социально значимая.

 

Case – 5. У меня диагностировали герпес 1 типа в 2005 году. Со времени начала лечения было только одно обострение. Я сейчас стараюсь забеременеть и беспокоюсь по этому поводу. Мог ли герпес повлиять на мою фертильность? Что я могу сделать для предотвращения обострений, когда забеременею?

Комментарий. Проблемы диагностики, профилактики и лечения внутриутробного инфицирования (ВУИ) чрезвычайно важны. С одной стороны, встречаются случаи его позднего распознавания и несвоевременного лечения, с другой – отмечаются гипердиагностика, проведение недостаточно обоснованной антибактериальной терапии в антенатальном периоде, что не всегда безопасно для плода. В тоже время раннее начало специфической антибактериальной и иммунокоррегирующей терапии значительно снижает частоту осложнений в родах и послеродовом периоде. В любом случае, установки на инфекционную безопасность актуализированы в связи с беспокойством за здоровье будущего ребенка. Это еще раз подтверждает известный тезис психологов о том, что «страх за другого» – более сильный мотив, чем «страх за себя».

 

Case – 6. Мы думаем об усыновлении еще не родившегося ребенка, у матери которого ВИЧ-положительный статус. Она получает антиретровирусную терапию, находится под наблюдением врача, планирует кесарево сечение. Какие шансы у ребенка заразиться ВИЧ-инфекцией? Как скоро после рождения возможно тестирование на ВИЧ? Сколько нужно сделать тестов? Сколько лет должно быть ребенку, чтобы быть уверенным, что у него нет ВИЧ-инфекции? Есть ли ложноположительные и ложноотрицательные анализы? Какое лечение должен получать ребенок с рождения. Было бы здорово получить любую информацию. Я из сельской местности, где мы не сталкиваемся с этими делами, поэтому врачи здесь недостаточно информированы об этой проблеме.

Комментарий. Вопросы усыновления не являются предметом медицинской виртуалистики, но в данном случае важнее другое – установки на инфекционную безопасность выражены четко, потому что присутствует два фактора – хорошая информированность (судя по заданным вопросам) и «страх за другого». Стоит отметить, что проблема «усыновлять – не усыновлять» не обсуждается, следовательно, именно «страх за другого» выступает ведущим мотивом.

 

Case – 7. Мой брат ВИЧ+. Живет с родителями. После операции по ампутации ноги мама с папой за ним долго ухаживали. Делали перевязки, промывали рану. И вот по выписке из больницы такой диагноз ВИЧ+. В Центр СПИД пока не обращались. Проблема в том, что мой сын (4 г. 7 мес.) большую часть времени проводит дома с бабушкой и моим братом. Они едят из общей посуды и т.д. Ну и, соответственно, целуются, обнимаются. Я не против их контакта, много читала про ВИЧ и пути его передачи, но все равно боюсь! Стыдно за себя, на душе кошки скребут. Не могу разговаривать об этом с братом и с мамой, не хочу их обидеть. Есть ли какие-нибудь бытовые правила для совместного проживания или длительного общения с ВИЧ+ (например: индивидуальная посуда, бельё и т.д.)? Есть ли вероятность заражения моих родителей после ухода за моим братом (промывание раны, перевязки: они всё делали без перчаток)? К сожалению, мои родители не соглашаются идти сдавать кровь на ВИЧ. Они живут иллюзией: "Ничего не произошло и никто не болен", "Нет болезни, нет проблем".

Комментарий. Здесь установка на инфекционную безопасность имеет ярко выраженный характер стигматизации ВИЧ-инфицированного. Респондент обозначает болевые точки неизбежного близкого контакта родных людей с ВИЧ-инфицированным родственником:

  • неизвестны бытовые правила совместного проживания;
  • иллюзия безопасности ухода за ВИЧ-инфицированным любимым человеком, связанного с контактом с его кровью;
  • поставление в опасность детей, находящихся в контакте с ВИЧ-инфицированными родственниками, при их неадекватном отношении к болезни.

Конкурентные установки – на инфекционную безопасность и на сохранение родственных отношений – не позволяют принять однозначного решения, хотя оно очевидно – содержать ребенка не с родителями и больным братом, а в отдельной квартире. Но этот вопрос не обсуждается, следовательно, существенную роль играют материальные факторы. Возможно, родители не могут позволить себе отдельное проживание. Но это означает, что они искусственно преуменьшают опасность ВИЧ-инфицирования ребенка. И их вопросы обусловлены, в частности, подсознательным желанием уйти от решения жилищной проблемы через использование других мер предосторожности.

 

ВЫВОД: Установки на персональную инфекционную опасность/безопасность могут быть включены в общее фобийное поле личности, а могут выступать как отдельные, не связанные с другими страхами и ожиданиями. В этом случае они всегда выступают конкурирующими по отношению к значимым для личности мотивам деятельности (финансовым, родственным и т.п.). Ведущими для личности они становятся тогда, когда актуализируются симптомы инфицирования или возникает «страх за другого».

 

    Литература:

  1. Brownstein JS, Freifeld CC, Madoff CD. Digital Disease Detection – Harnessing the Web for Public Health Surveillance N Engl J Med 2009; 360:2155.
  2. Doctors Lounge // http://www.doctorslounge.com/infections/
  3. Дискуссионный Клуб Русского Медицинского Сервера. // http://forums.rusmedserv.com/archive/index.php/t-25153.html

 

Ссылка для цитирования

Ягодина А.Ю. Анализ характера виртуального реагирования населения на инфекционную опасность методом кейс-стадис. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2010. N 4. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы