Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Все выпуски
журнала
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Клиническая психология семьи: основные положения

Никольская И.М. (Санкт-Петербург)

 

 

Никольская Ирина Михайловна

–  член редколлегии журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор психологических наук, профессор. Профессор кафедры детской психиатрии, психотерапии и медицинской психологии Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования. Медицинский психолог высшей категории.

E-mail: nikolskaya_mapo@inbox.ru

 

 

Аннотация. В статье обосновывается необходимость выделения нового раздела медицинской (клинической) психологии – клинической психологии семьи. Обсуждены история вопроса, связи клинической психологии семьи с фундаментальными отраслями психологии для определения предметного поля, место в структуре современной медицинской (клинической) психологии, цели нового раздела и общие задачи, стоящие перед клинической психологией семьи и семейной психотерапией. Приведена классификация семей, нуждающихся в психологической помощи.

Ключевые слова: медицинская (клиническая) психология, клиническая психология семьи, семейная психотерапия.

 

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Актуальность проблемы. На фоне политических и социально-экономических изменений, происходящих в России в последние десятилетия, наблюдается ухудшение физического, психического и репродуктивного здоровья, уменьшение доли детско-подросткового населения.  Это диктует необходимость разработки и принятия целого комплекса мер, позволяющих приостановить развитие этих неблагоприятных тенденций. В связи с этим своевременными и социально значимыми представляются усилия, направленные на укрепление и гармонизацию семьи, выполняющей такие важные для отдельной личности и общества функции, как детородная, воспитательная, контролирующая, эмоциональная, духовная и др.

Семья – основная форма жизнедеятельности человека. Нормально функционирующая семья удовлетворяет важнейшие потребности в безопасности и защищенности, принятии и одобрении, росте и изменениях, что способствует развитию отдельных членов семьи и семьи в целом.

В нормально функционирующей семье все возрастные трудности, все особенности различных типов акцентуаций характера в значительной мере сглаживаются и не ведут к социальной дизадаптации ее членов, а неизбежные кризисные ситуации успешно преодолеваются. Гармоничная семья способствует выработке своего рода «психологического иммунитета» к неблагоприятным влияниям среды, более высокой резистентности к действию психических травм.

В отличие от этого, дисфункциональная семья может стать причиной возникновения и усугубления различных нервно-психических и соматических симптомов, расстройств личности и социального приспособления у членов семьи. Дисфункциональная семья нередко приводит в действие механизмы патологизирующего семейного наследования – формирование, фиксацию и передачу паттернов неадаптивного эмоционально-поведенческого реагирования от представителей одних поколений семьи представителям других [28, 29, 33].

В связи с этим, актуальна разработка новых научных дисциплин, направленных на оказание помощи семье и на укрепление физического и психического здоровья ее членов. Одной из таких дисциплин мы считаем клиническую психологию семьи – новый раздел медицинской (клинической) психологии [19, 20, 31, 32].

 

Клиническая психология семьи и история ее возникновения.

Предмет клинической психологии семьи – это особенности семейного функционирования в их значении для диагностики, лечения и предупреждения болезней; сохранения и укрепления здоровья детей, подростков и взрослых.

Толчок к развитию клинической психологии семьи дала семейная психотерапия. Первые исследования в области семейной психотерапии проведены в нашей стране в 70-е годы ХХ века [11, 18, 24, 28]. Семейная психотерапия – это комплекс психотерапевтических методов и приемов, направленных на лечение пациента в семье и при помощи семьи, а также на оптимизацию семейных взаимоотношений. Семейная психотерапия нацелена на развитие личности в семейном окружении. Она базируется на вере в то, что резервы, заключенные в семейных отношениях, способны помочь человеку в решении его психологических проблем и преодолении болезни [30].

В рамках семейной психотерапии в практику было введено понятие «семейного диагноза» [29]. Постановка семейного психологического диагноза – это выявление в жизнедеятельности определенной семьи тех нарушений, которые способствуют возникновению и сохранению у одного или нескольких ее членов трудностей в повседневной жизни и/или нервно-психических расстройств. Во-вторых, – это выявление тех психологических особенностей семьи и ее членов (семейных ресурсов), от которых зависит коррекция этих нарушений и которые следует учитывать при выборе метода оказания психологической помощи (семейного консультирования и/или психотерапии) и при ее осуществлении.

Э.Г. Эйдемиллер и В. Юстицкис, одни из основоположников отечественной семейной психотерапии, указывают, что задачи психологического изучения семьи и диагностики ее нарушений весьма сложны [33]. Это обусловливают следующие обстоятельства.

  1. Сложность семьи как социальной и психологической системы. Семья включает в себя большое число всевозможных отношений и взаимосвязей, для формирования которых имеют значение индивидуально-типологические и личностные особенности членов семьи; характер ее социального окружения; культурные нормы, обычаи, традиции; социально-экономические условия проживания.
  2. Отсутствие единого подхода к исследованию семьи и понимания ее сущности. До настоящего времени еще не выработана общая теория, которая могла бы стать основой для изучения семьи. Вместо нее имеется значительное количество школ, течений и направлений с различными, нередко трудно сопоставимыми подходами к изучению семейной проблематики и к семейной психотерапии. Особенно это характерно для нашей страны, в которой психология и психотерапия семьи находятся на начальном этапе развития.
  3. Скрытность (интимность) многих происходящих в семье событий, а также их изменчивость, отсутствие четких контуров. Зависимость от людского мнения – основная черта национального характера семейных отношений на Руси. Социальному окружению следовало демонстрировать семейное благополучие и строжайше запрещалось разглашать семейные тайны. Таким образом, существовало как бы два мира – один для себя, другой для людей [22].

Все выше изложенное показывало необходимость разработки и теоретического обоснования новой научной дисциплины – клинической психологии семьи.

 

Клиническая психология и фундаментальные отрасли психологии.

Развитие клинической психологии семьи, по аналогии с семейной психологией, базируется на таких фундаментальных отраслях современной психологии, как дифференциальная психология, психология развития, психология личности и социальная психология (рис. 1).

 

Рис. 1. Связи клинической психологии семьи с фундаментальными отраслями психологии

 

 

Дифференциальная психология – базовый раздел научной психологии, который изучает психологические различия между индивидами и группами людей, причины и следствия этих различий. Среди интересующих дифференциальную психологию факторов выделяют половые, возрастные, конституциональные, нейродинамические, этнопсихологические. Все они обязательно проявляются в семье, которая включает лиц разного пола, возраста, телосложения, темперамента, этнической принадлежности. Игнорирование или незнание членами семьи (в первую очередь, супругами и родителями) индивидуально-психологических особенностей друг друга может не только провоцировать семейные конфликты и дисгармонии, но также повышать риск развития пограничных нервно-психических расстройств. Типичным примером, иллюстрирующим это положение, является многократно описанная в литературе ситуация, при которой родители предъявляют ребенку требования, не соответствующие его природным качествам: возрасту и типу темперамента [7]. Или другой пример – нарушение полоролевой идентификации в связи с несоответствием пола ребенка полу его воспитания [20].

Психология развития сфокусирована на проблемах развития психики в филогенезе и онтогенезе. В круг ее научных проблем входит изучение периодизации психического развития и возрастных кризисов; влияния на развитие биологических и социальных факторов. В плане интересующей нас тематики важным представляется изучение роли семьи в нарушениях психического развития у детей. Иллюстрацией этого является  развитие отказных или брошенных детей в закрытых учреждениях, где часто имеют место различные виды депривации: сенсорная, двигательная, эмоциональная, когнитивная и другие. В ряде случаев такая тяжелая депривация может привести к проявлениям у ребенка признаков искаженного развития – аутизма [13]. Другой пример – психическое недоразвитие или задержка психического развития ребенка на фоне педагогической запущенности в семье [15]. Не менее важная проблема касается  влияния опыта ранних детских отношений на поведение взрослого человека [25]. Известно, что родительская семья влияет на семейное поведение каждого из супругов, и потому семейные конфликты в настоящем часто базируются на эмоционально окрашенных отношениях в прошлом.

Большое значение имеют также исследования соотношения стадий психического развития и жизненного цикла семьи [27]; кризисов развития, дестабилизирующих семью и здоровье ее членов при переходе на новую стадию жизненного цикла [35, 36,].

Психология личности изучает психические особенности человека как носителя сознания и самосознания, как субъекта деятельности и межличностных отношений, а также как индивидуальности, стремящейся к самореализации и саморазвитию. В рамках этого раздела исследуют психические свойства личности; формирование способностей, креативности и нравственных качеств; проблемы самоактуализации. С точки зрения клинической психологии семьи важной и широко исследуемой в нашей стране является проблема анализа роли семьи в нормальном и аномальном развитии личности, изучение личностных свойств как фактора риска развития пограничных нервно-психических расстройств [12, 18, 24, 26, 28 и др.]. Не менее актуальным представляется изучение процессов стимулирования или, напротив, блокирования семьей возможностей для личностного роста, самореализации и раскрытия творческого потенциала ее членов. В связи с этим хочется напомнить, что в самом определении «нормально функционирующей семьи» содержится положение о том, что в ней удовлетворяются не только базисные потребности ее членов в безопасности, защищенности, принятии и одобрении, но также не менее важные потребности в росте, изменениях и самоактуализации [33].

Предмет социальной психологии – это психологические закономерности и особенности поведения, взаимодействия и общения людей, обусловленные их включенностью в социальные группы (в том числе, семью). Кроме того, изучаются психологические характеристики самих групп (в частности, семьи как малой группы).

В рамках социальной психологии личности основной акцент делают на процессах социализации и социальной адаптации человека, освоении социальных норм и ролей, приобретения социальных установок и ценностных ориентаций, которые первоначально протекают в семье. Так, например, А. Адлер одним из первых сформулировал положение о зависимости развития личности ребенка от порядка рождения в семьи той позиции, которую ребенок в семье занимает (единственный ребенок, первенец, средний и младший ребенок) [2].

С учетом предметного поля социальной психологии, для клинической психологии семьи большое значение будет иметь анализ следующих групп нарушений.

А.  Внутрисемейные нарушения

1.  Функциональные

Функция – это жизнедеятельность семьи, направленная на удовлетворение определенных потребностей ее членов и общества в целом. Невыполнение семьей своих основных функций (хозяйственно-бытовой, сексуально-эротической, воспитательной, эмоциональной, духовного общения, первичного социального контроля) ведет к дисфункциональности семьи, нарушениям физического и психического здоровья, расстройствам адаптации у ее членов [29].

2.  Структурные

Структура – это состав членов семьи (обычный – взрослые и дети) и совокупность их взаимоотношений (дистанция между членами семьи, разделение власти, распределение ответственности). При наличии структурных нарушений (смерти матери, отсутствии отца, бездетности) – семья сразу определяется в группу «риска». Не меньшие проблемы могут быть связаны с нарушением взаимоотношений. Так, слишком большая дистанция между родителями и детьми приводит их к автономному существованию. Другой пример – борьба за власть между супругами, которая выступает первым толчком для ссор у двух их трех разводящихся [5]. Еще один пример – неравномерное распределение между членами семьи домашних обязанностей (ответственности), которое ведет к перегрузке женщин, их непосильному нервно-психическому напряжению [3].

3.  Ролевые

Структура семейных ролей предписывает членам семьи, что, как, когда и в какой последовательности они должны делать, вступая друг с другом в отношения. К основным ролевым нарушениям можно отнести трудности принятия семейных ролей, путаницу ролей, нарушение отношения к себе как к носителю семейной роли, наличие патологизирующих семейных ролей.

Трудности с принятием семейных ролей, например, мужа и жены, не только могут привести к супружескому конфликту, но даже и к распаду семьи. Путаница ролей – это функционирование по отношению к определенному члену семьи с позиции несвойственной этому отношению роли. Иллюстрация этого – попытка матери вести себя по отношению к сыну подростку как к своему мужу. Фактором, дестабилизирующим здоровье члена семьи, может также выступать нарушение его отношения к самому себе как носителю семейной роли по типу «Я – плохая дочь (сестра, жена, мать и пр.)».

Еще одна большая проблема – это наличие так называемых «патологизирующих» семейных ролей («семейного козла отпущения», «семейного мученика, без остатка жертвующего собой во имя семьи», «больного члена семьи»), оказывающих психотравмирующее влияние и на носителя роли, и на других членов семьи [34, 37].

4.  Коммуникативные

Семейная коммуникация часто рассматривается через анализ стереотипов взаимодействия, которые включают в себя ряд сообщений (чувств, правил, способов общения), имеющих определенный смысл для членов семьи, занимающих конкретные позиции. Неконструктивная коммуникация тормозит развитие личностной зрелости членов семьи, затрудняет процесс семейной адаптации и  выступает как фактор риска развития нервно-психических расстройств.

Пример коммуникативного нарушения – непроговоренность, нечеткость, противоречивость правил и норм в семьях подростков с делинквентным поведением, которая ведет к росту тревоги и неустойчивости. [33]. Другим примером могут служить так называемые «патогенные стандарты взаимодействия» [4]. Это может быть взаимодействие по типу «двойной ловушки», характерное для семей больных шизофренией, «замаскированная коммуникация», наличие семейных секретов и пр. Наличие таких нарушений неизбежно вызывает рост тревоги и напряжения, способствует развитию депрессии, личностных нарушений и разобщенности у членов семьи [33]. Как справедливо указывала В. Сатир, правила дисфункциональной семьи исключают честное самораскрытие и личностнй рост. Общение в таких семьях косвенное, неопределенное, а социальные связи осуществляются с позиции страха, заискивания или обвинения [23].

Б.  Системные семейные нарушения

В терминах общей теории систем, семья не есть простая сумма своих членов. Она представляет собой динамичную многоуровневую и иерархически организованную структуру, состоящую из более простых компонентов (подсистем – супружеской, родительской, сиблинговой) и входящую в более широкое целое (метасистему – социальное окружение) на правах самостоятельного компонента [6, 29]. При анализе семьи как единого целого исследуют нарушения внешних и внутренних границ между подсистемами, семейные мифы и истории, семейный стресс и копинг, семейную сплоченность и адаптацию.

Например, при нарушении механизмов семейной интеграции и дифференциации (жестких либо размытых внутренних границах) резко возрастает риск семейной дисфункции. В первом случае коммуникация между подсистемами ослаблена и не происходит обмен информацией между подсистемами. Во втором не только тормозится развитие членов семьи, но также легко формируются коалиции (объединения между родственниками). Для них характерны триангуляции, например, использование третьего лица (ребенка) для решения конфликта между двумя другими (супругами).

Другой пример, – это наличие семейного мифа (неадекватного образа семьи), который не позволяет родственникам осознавать реалистичную информацию о семье и ее конкретных членах и провоцирует возникновение симптомов нервно-психических и психосоматических расстройств у членов семьи.

Еще один пример – это наличие в истории семьи системной семейной травмы (травматичного непредсказуемого жизненного события, дестабилизировавшего жизнь членов семьи), которая по механизму идентификации может вести к повторению в последующих поколениях данных дисфункциональных стереотипов поведения и возникновения патологии.

В.  Межгрупповые нарушения

Нарушение отношений в системах «семья – другая семья», «семья – общественные институты (армия, образовательное учреждение)», «семья – государство».

Так, события в Беслане ясно показали, что горе семей, потерявших родных во время захвата заложников в школе № 1, привело ряд из них их к конфликту с Российским государством, местными властями, силовыми структурами и с другими семьями, непосредственно не пострадавшими во время этого страшного террористического акта. До разрешения этих конфликтов считать пострадавшие семьи нормально функционирующими, а  их членов психологически здоровыми, конечно, нельзя.

Очевидно, что основой клинической психологии семьи будут не только перечисленные выше фундаментальные психологические дисциплины, но также сама медицинская (клиническая) психология, как одна из прикладных дисциплин.

 

Клиническая психология семьи как раздел медицинской (клинической) психологии. Цели клинической психологии семьи.

Медицинская (клиническая) психология направлена на решение теоретических и практических задач, связанных с изучением роли психических факторов в происхождении и развитии болезней, с диагностикой болезней и патологических состояний, исследованием влияния болезней на психику, с разработкой психологических лечебных и профилактических средств воздействия на психику и через психику – на организм. Она также изучает возможности и пути повышения психологических ресурсов и адаптационных возможностей человека, гармонизации его психического развития и охраны здоровья, решая задачи, стоящие как перед здравоохранением, так и перед образованием и социальной помощью населению, и имея, таким образом, межотраслевой характер.

Традиционно в отечественной психологии принято выделять ряд отраслей медицинской (клинической) психологии: патопсихологию, нейропсихологию, основы психосоматики, психологию аномального развития, психологию отклоняющегося поведения и др. Каждая из этих отраслей имеет свой предмет, задачи и сферу применения [14].

Патопсихология изучает закономерности распада психической деятельности и свойств личности по сравнению с особенностями формирования и протекания психических процессов в норме, решает задачи патогенетической и дифференциальной диагностики болезней.

Нейропсихология нацелена на изучение мозговых основ психической деятельности, выявление нейропсихологических синдромов, возникающих при поражении различных участков мозга. С помощью специальных нейропсихологических проб проводится оценка функционального состояния мозга и при необходимости осуществляется нейропсихологическая коррекция.

Основная проблема психосоматики – изучение взаимовлияния психических состояний и соматических процессов при различных заболеваниях.

Психология аномального развития, используя знания патопсихологии и нейропсихологии, сосредоточена на психологической квалификации структуры и степени выраженности психических расстройств. Ее важнейшая задача – оценка нарушений развития как отклонения от стадии возрастного развития, на которой находится ребенок. Другими словами, – изучение особенностей дизонтогенеза и определение его вариантов. Выявление первичных симптомов, связанных с болезнью, а также симптомов вторичных, обусловленных аномальным развитием в условиях болезни, дает возможность разработать и осуществить индивидуальные психокоррекционные программы и провести при необходимости восстановительное обучение.

Психология отклоняющего поведения исследует психологические основы поступков, которые противоречат принятым в обществе правовым или нравственным нормам, определяет их причины, а также осуществляет соответствующую психологическую коррекцию и профилактику.

При разработке основ психологического воздействия в клинике важным является выбор адекватных клинико-психологических интервенций (методов), определение их функций (развитие, профилактика, лечение, реабилитация), целевая ориентация психотерапевтического процесса, его теоретическая база (теория личности) и эмпирическая проверка.

В рамках психологического сопровождения диагностического и терапевтического процесса исследуются проблемы взаимоотношений «врач-больной» на разных его этапах: от первой встречи врача с пациентом  до выписки из стационара.

Клиническая психология в экспертной практике решает задачи врачебно-трудовой, медико-педагогической и военно-врачебной экспертизы.

Само перечисление содержания основных отраслей медицинской психологии не является случайным. Представленные данные показывают, что ни в одном из ныне существующих разделов медицинской психологии исследованию семейного функционирования и определению его роли в происхождении, развитии, лечении и предупреждении болезней специального внимания не уделяется. В учебнике по медицинской (клинической) психологии  может присутствовать раздел по социальной психологии, в котором рассматриваются проблемы социально-психологических исследований; межличностного общения, принятия социальных ролей и психологической совместимости [14]. Однако, как правило, этот материал используется для обоснования метода групповой психотерапии и никак не связывается с характеристиками семьи как малой группы и методом семейной психотерапии.

С учетом значимости семьи как саногенного и патогенного фактора в жизнедеятельности личности и общества, дальнейшее развитие медицинской (клинической) психологии мы связываем с разработкой и теоретико-эмпирическим обоснованием двух новых отраслей в ее структуре: перинатальной психологии и клинической психологии семьи.

На рисунке 2 представлена структура медицинской (клинической) психологии с выделением традиционных и новых отраслей (рис. 2).

 

Рис. 2. Структура медицинской (клинической) психологии.

 

 

Первая из новых отраслей, перинатальная психология, исследует психологические особенности динамики системы «мать-дитя», в том числе, в условиях патологии беременности, родов, отклонений развития на ранних этапах отногенеза. В круг научных интересов перинатальной психологии также входят проблемы взаимоотношений медицинских работников акушерско-гинекологического профиля, пациенток и их родственников. Особенности перинатальной психологии – это диадический характер предмета (системы «беременная-пренейт», «мать-дитя»); семейный характер проблем, которые она изучает; последовательная смена задач, связанных со стадиями жизнедеятельности семьи, этапами реализации репродуктивной функции; психопрофилактическая направленность [10].

Вторая, клиническая психология семьи, сфокусирована на изучении роли семьи в происхождении, развитии, лечении и предупреждении заболеваний, а также определении влияния различных болезней на семейное функционирование.

Цели клинической психологии семьи можно сформулировать следующим образом.

  1. Определение роли семьи в происхождении, развитии и профилактике болезней; сохранении и укреплении здоровья детей, подростков и взрослых.
  2. Изучение семьи как фактора аномального развития и отклоняющегося поведения.
  3. Исследование влияния различных болезней на семейные отношения.
  4. Разработка методов семейной психологической диагностики.
  5. Создание классификации семей, нуждающихся в оказании психологической помощи, определение общих и специфических особенностей этих семей.
  6. Разработка методов психологического воздействия, направленных на лечение пациента в семье и при помощи семьи, а также на оптимизацию семейных взаимоотношений (методов семейной психотерапии) с учетом специфики нуждающихся в данном виде помощи семей.

 

Классификация семей, нуждающихся в психологической помощи (семьи риска).

На протяжении своего существования семья сталкивается с трудными жизненными ситуациями, которые либо объективно нарушают ее жизнедеятельность, либо субъективно воспринимаются членами семьи как сложные и потому не могут быть преодолены самостоятельно [1, 3, 29]. В одних случаях такие ситуации бывают следствием неблагоприятного воздействия социальных процессов. В других – результатом действия горизонтальных и вертикальных стрессоров – трудностей, связанных с прохождением семьи через основные этапы жизненного цикла или возникающих тогда, когда что-то, происходящее в настоящем или имевшее место в прошлом, негативно влияет на жизнедеятельность семьи и ее нарушает. Исходя из этого, приводим примерную классификацию семей, члены которых с наибольшей вероятностью будут нуждаться в психологической помощи и обратятся или будут направлены в связи с возникшими проблемами к семейному психологу-консультанту или к семейному психотерапевту.

I.  Семьи, пострадавшие в результате действия неблагоприятных макро- и микросоциальных факторов:

•  природных бедствий

•  экологических и промышленных катастроф

•  войны и вооруженных конфликтов

•  террористических актов

•  межэтнических и религиозных конфликтов, миграции

•  социально-экономического неблагополучия

•  конфликтов с ближайшим социальным окружением

II.  Семьи в ситуации нормативного семейного кризиса (при переходе на новый этап жизненного цикла)

•  молодые люди на этапе создания семьи

•  молодые супруги без детей

•  семья, ожидающая ребенка

•  семья с новорожденным ребенком

•  семья с ребенком дошкольником

•  семья с ребенком младшим школьником

•  семья с подростком

•  семья на этапе ухода взрослых детей из семьи

•  семья супругов среднего возраста

•  семья пожилых супругов

III.  Семья в ситуации ненормативного семейного кризиса

•  семья в ситуации измены

•  семья в ситуации развода (предразводный, разводный, послеразводный период)

•  семья в ситуации смерти близкого родственника (взрослого)

•  семья в ситуации смерти ребенка

•  семья в ситуации перинатальной утраты

IV.  Семья с нарушением и/или спецификой структурно-ролевого аспекта жизнедеятельности

•  семья одинокой матери

•  семья с детьми, родившимися вне брака

•  совокупная семья (повторный брак)

•  семья с приемными детьми

•  семья многодетная

•  семья неполная (оставшаяся без одного из родителей в результате его смерти или развода)

•  семья бездетная (хочет, но не может иметь детей)

•  семья, ориентированная на взрослых (сознательно не желающая иметь ребенка)

V.  Семья с больным и/или проблемным членом

•  инвалидом

•  психически больным

•  невротиком

•  страдающим психосоматическим заболеванием

•  страдающим соматическим заболеванием

•  страдающим инфекционным заболеванием

•  наркозависимым

•  алкоголиком

•  страдающим игровой зависимостью

•  страдающим другими видами нехимической зависимости

•  с делинквентным поведением

•  попавшим под влияние деструктивной секты

•  проявляющим разные формы насилия над членами семьи (физическое, эмоциональное, сексуальное)

VI.  Альтернативная семья

•  пробный брак

•  незарегистрированное сожительство (так называемый, «гражданский брак»)

•  открытый брак (узаконивает право на измену)

•  конкубинат1

•  свингерство

•  коллективная семья (жилое сообщество)

•  семья с раздельно проживающими супругами

•  гомосексуальная семья

•  семья с неузаконенным многоженством

Представленная классификация содержит группы семей, которые имеют как общие, так и специфические признаки. Так, в группе V представлены семьи с больным и/или проблемным членом, которые чаще всего выступают объектом исследования медицинской (клинической) психологии. Естественно предположить, что  болезнь, как типичная трудная жизненная ситуация, будет оказывать определенное влияние на функционирование семьи. Однако реакции на стресс будут различны не только в разных семьях, но также при разных болезнях, с учетом их особенностей (острая – хроническая, инвалидизирующая – неинвалидизирующая, излечимая – неизлечимая, принимаемая – осуждаемая обществом, имеющая – не имеющая внешних проявлений и пр.)

Например, наличие в семье ребенка-инвалида в целом неблагоприятно влияет на характер брачно-семейных отношений. Чем тяжелее состояние ребенка, тем напряженнее атмосфера в семье и тем в меньшей степени родители удовлетворены своей супружеской и семейной жизнью. В то же время, имеются различия между семьями детей-инвалидов с разной патологией. Для семей с детьми, страдающими ДЦП, характерна дистанцированность в отношениях, что ведет к ухудшению семейного взаимодействия, снижению сплоченности семьи и, одновременно, способствует развитию семейных подсистем за счет их собственных ресурсов. Семьи, воспитывающие ребенка с синдромом Дауна, напротив, отличаются более жесткой организацией семейного функционирования, что провоцирует другую проблему – напряженность в отношениях и меньшую удовлетворенность супружеской и семейной жизнью в целом [21].

Другой пример – это отношение родителей к психическому расстройству у ребенка. Доминирующими особенностями здесь являются неадекватное представление о тяжести состояния ребенка (гипер- или гипогнозия), эмоциональное напряжение, недоверие, тревога, стремление снять за себя ответственность за его состояние. Однако воспитательные стратегии в семья детей с различными формами психических расстройств различны. В семьях детей с умственной отсталостью преобладает авторитарный стиль воспитания. В семьях детей с поведенческими и психотическими расстройствами – противоречивое воспитание, а семьях детей с психозами – также неадекватные, завышенные ожидания к успешности социального функционирования ребенка. Для семей детей с невротическими расстройствами более характерны гиперопека и потакающее воспитание [8].

Следует отметить, что в ряде случаев выше перечисленные семьи нуждаются не только в оказании психологической помощи, но также в согласованном получении других форм помощи: медицинской, социальной, педагогической и юридической. При этом в каждом конкретном случае необходимо устанавливать приоритеты в выборе и предложении семье той или иной формы или комплекса форм помощи, устанавливать их очередность.

 

Клиническая психология семьи и семейная психотерапия.

Клиническая психология семьи, возникшая на основе и по запросу семейной психотерапии, остается тесно с ней связанной. Осуществляя диагностику семейных нарушений и определяя общие и специфические мишени для психологического воздействия, клиническая психология семьи может существенно повысить эффективность психотерапевтической работы с семьями. Конкретные задачи, стоящие перед специалистами в области клинической психологии семьи и семейной психотерапии, в настоящее время условно можно разбить на четыре группы.

  1. Определение основных параметров семьи, которые необходимо учитывать при ее клинико-психологическом анализе.
  2. Определение показаний к семейной диагностике, т.е. решение наиболее общего вопроса: в каких случаях при изучении трудностей клиента или определенного нервно-психического и соматического расстройства необходимо обращаться к анализу семьи?
  3. Выбор адекватных методов психологического исследования семьи для получения необходимых сведений о семейной дисфункции, семейных ресурсах и выявления психотерапевтических мишеней.
  4. С учетом полученных данных – определение наиболее адекватного подхода, метода и техник семейной психотерапии.

Работа с семьями требует большого объема теоретических знаний, разнообразных практических навыков, терпения и постоянного самосовершенствования. Специалист в области клинической психологии семьи должен уметь работать с людьми разного пола и возраста: детьми, подростками и взрослыми. Ему необходимо владеть навыками индивидуальной работы (диагностика личности и помощь одному члену семьи) и групповой (диагностика семейной системы и помощь супружеской паре, диаде "ребенок-родитель", семье в целом). Это диктует необходимость разработки специальных учебных планов и программ для подготовки специалистов выше указанного профиля на факультетах психологии вузов и в системе последипломного психологического и медицинского образования.

Такая работа последовательно осуществляется на кафедре детской психиатрии, психотерапии и медицинской психологии Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования (зав. кафедрой – д.м.н., проф. Э.Г. Эйдемиллер), где впервые в нашей стране были разработаны учебная программа и план цикла тематического усовершенствования «Медицинская (клиническая) психология и психотерапия семьи и детства».

 

_______________________

1 По определению сербского юриста М. Босанца (1981), конкубинат подразумевает длительный юридически не закрепленный союз мужчины и женщины, которая может иметь от него "внебрачного" ребенка. При этом мужчина параллельно имеет также официальную семью (жену и детей).

 

    Литература

  1. Абабков В.А., Перре М., Планшерел Б. Систематическое исследование семейного стресса и копинга // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. – 1999. – № 2. – С.  4-8.
  2. Адлер А. Взаимодействие детей. Воспитание полов. – Ростов-на-Дону, 1998.
  3. Бойко В.В., Оганян К.М., Копытенкова О.И. Социально защищенные и социально незащищенные семьи в изменяющейся России. – СПб.: Сударыня, 1999.
  4. Варга А.Я. Системная семейная психотерапия. Краткий лекционный курс. – СПб., 2001.
  5. Васильченко Г.С., Решетняк Ю.А. Исследование межличностных отношений у сексологических больных // Сексопатология: Справочник / Под ред. Г.С. Васильченко. – М., 1990. – С. 132-135.
  6. Гагай В.В. Семейное консультирование. – СПб., 2010.
  7. Гарбузов В.И. Практическая психотерапия, или как вернуть ребенку и подростку уверенность в себе, истинное достоинство и здоровье. – СПб., 1994.
  8. Грошева Е.В. Задачи психологического сопровождения семьи психически больного ребенка в условиях психиатрического стационара // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена . – № 34 (74). – Ч. II. – СПб., 2008. – С. 109-112.
  9. Гудман Р., Скотт С. Детская психиатрия. – М., 2008.
  10. Добряков И.В. Перинатальная психология. – СПб., 2010.
  11. Захаров А.И. Психотерапия неврозов у детей и подростков. – М.: Медицина, 1982.
  12. Исаев Д.Н. Психосоматическая медицина детского возраста. – СПб., 1996.
  13. Исаев Д.Н., Каган В.Е. Половое воспитание и психогигиена пола у детей. – Л., 1980.
  14. Карвасарский Б.Д. Клиническая психология: учебник / Под ред. Б.Д. Карвасарского. – СПб., 2002.
  15. Лебединский В.В. Нарушения психического развития у детей. – М., 1985.
  16. Лидерс А.Г. Психологическое обследование семьи. – М., 2007.
  17. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. – М., 1983.
  18. Мягер А.К., Мишина Т.М. Семейная психотерапия при неврозах: Методические рекомендации. – Л., 1976.
  19. Никольская И.М. Клиническая психология семьи // Вопросы психического здоровья детей и подростков. – 2005. – № 2. – 2005. – С. 7-11.
  20. Никольская И.М. Теоретические основы клинической психологии семьи. 4-ая Международная научная конференция «Психологические проблемы современной семьи». 21-23.10.2009 г., Москва: Тезисы конференции / Под ред. Е.И. Захаровой, О.А. Карабановой. – М., 2009. – С. 428-432.
  21. Полоухина Е.А. Особенности семейного микроклимата в семьях с детьми-инвалидами // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 12 Психология, социология, педагогика. 2008. – Выпуск 3. 1 – 535. – С. 143-148.
  22. Психология семейных отношений с основами семейного консультирования: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений / Под ред. Е.Г. Силяевой. – М., 2002.
  23. Сатир В. Психотерапия семьи. – СПб., 2006.
  24. Спиваковская А.С. Профилактика детских неврозов. – М., 1988.
  25. Фрейд З. Психология бессознательного. – М., 1990.
  26. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В. Клинико-психологическая диагностика взаимоотношений в семьях подростков с психопатиями, акцентуациями характера, неврозами и неврозоподобными состояниями. Методические рекомендации. – Л., 1987.
  27. Эйдемиллер Э.Г. Аналитико-системная семейная психотерапия // Эйдемиллер Э.Г., Добряков И.В., Никольская И.М. Семейный диагноз и семейная психотерапия. – СПб., 2003. – С. 154-182.
  28. Эйдемиллер Э.Г. Юстицкис В. Семейная психотерапия. – Л., 1990.
  29. Эйдемиллер Э.Г., Добряков И.В., Никольская И.М. Семейный диагноз и семейная психотерапия. – СПб., 2003.
  30. Эйдемиллер Э.Г., Никольская И.М. Психотерапия // Немедикаментозная терапия. Руководство для врачей / Под ред. Н.А. Белякова. – СПб., 2005. – Т. 1. – С. 97-148.
  31. Эйдемиллер Э.Г., Никольская И.М. Семейная психотерапия и клиническая психология семьи // Российский семейный врач. – 2005. – Т. 9. – № 2. – С. 16-21.
  32. Эйдемиллер Э.Г., Никольская И.М., Добряков И.В., Александрова Н.В. Клиническая психология семьи и семейная психотерапия // Среда обитания, образ жизни и здоровье. Материалы XXXVIII конференции «Хлопинские чтения». – СПб., 2005. – С. 348-351.
  33. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. – СПб., 1999.
  34. Barker Ph. Basic Family Therapy. – London: Granade, 1981. – 214 p.
  35. Carter E.A., McGoldrick M. The Family life cycle and family therapy: An overview // The family Life Cycle: A framework for family therapy. – N.Y.: Gardner Press, 1980.
  36. Duvall E.M. Family Development. – Chicago: Lippingcolt, 1957. – 533 p.
  37. Richter H.-E. Patient Familie. – Rowohit: Reinbec, 1970.

 

 

Ссылка для цитирования

Никольская И.М. Клиническая психология семьи: основные положения. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2010. N 4. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы