Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Спецвыпуск-2011
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)
УДК 159

   УДК 159.938.363.6: 614.253

                                                                         На правах рукописи

          

                                                                                                                             

 

 

 

 

 

 

МАРГОШИНА

 Инна Юрьевна

 

 

ПОКАЗАТЕЛИ ПСИХОСОМАТИЧЕСКОГО ЗДОРОВЬЯ И ВЗАИМООТНОШЕНИЯ С КЛИЕНТОМ У ВРАЧЕЙ И ПСИХОЛОГОВ

 

 

Специальность: 19.00.04 – медицинская психология

(психологические науки)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата психологических наук

 

 

 

 

 

 

Санкт-Петербург

2008

 

Диссертационная работа выполнена на кафедре детской психиатрии, психотерапии и медицинской психологии Государственного образовательного учреждения дополнительного профессионального образования «Санкт-Петербургская медицинская академия последипломного образования Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию»

 

Научный руководитель:

доктор психологических наук, профессор

Никольская Ирина Михайловна

 

Официальные оппоненты:

 

доктор медицинских наук, профессор

Кулаков Сергей Александрович

 

 

 

 

кандидат психологических наук, доцент

Ялов Анатолий Михайлович

 

Ведущая организация:

 

Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева

 

 

Защита состоится 30 октября 2008 г. в 15ч. 30 мин. на заседании диссертационного совета Д 212.199.25 в Российском государственном педагогическом университете им. А.И. Герцена по адресу: 191186, г. Санкт-Петербург, наб. р. Мойки, 48, корп. 11, ауд. 37, психолого-педагогический факультет РГПУ.

 

С диссертацией можно ознакомиться в фундаментальной библиотеке Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена.

 

Автореферат разослан «   »…………2008 г.

 

Учёный секретарь диссертационного совета,

 кандидат психологических наук, доцент                                  З.Ф. Семёнова

 

 

 

 

 

 

 

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. В последние годы растет интерес к проблеме укрепления здоровья специалистов в связи с необходимостью сохранения трудовых ресурсов и повышения эффективности профессиональной деятельности (Б.Ф.Ломов, Г.С. Никифоров, В.А. Ананьев, Н.Е. Водопьянова, Л.И. Анцыферова, В. Luban-Plocca, С. Maslach, G. Matulene и др.). Особо значимы исследования влияния профессиональной деятельности на состояние психосоматического здоровья специалистов «помогающих» профессий, в частности, в области медицины и психологии (В.А. Ташлыков, С.П. Безносов, И.В. Вачков и др.). В качестве фактора риска ухудшения их здоровья выделяют интенсивное эмоциональное напряжение при взаимодействии с людьми. У врачей и психологов нередко выявляют симптомы соматических и нервно-психических расстройств, ведущих к профессиональной деформации (Д.О. Трунов, S. Kahill), высокий уровень эмоционального сгорания с доминированием тревоги и клинической депрессии (О.С. Елдышова, В.Г. Кайбышев и др.), хроническую усталость, которая часто выражена болями различного характера при доминировании головных и мышечных. В связи с этим, актуально исследовать у данных специалистов процессы адаптации к стрессу, в том числе в условиях нарушения психосоматического здоровья (Р.М. Грановская, И.М. Никольская, Е.С. Романова, R. Lazarus и др.).

Один из важных вопросов при изучении состояния здоровья и профилактики профессиональной деформации у врачей и психологов - это особенности их взаимодействия с клиентом (Б.А. Ясько, В.А. Ташлыков). Прежде всего, это связано с этическими аспектами деятельности, где последствия вмешательства специалиста в жизнь и внутренний мир клиента трудно переоценить (В.А. Ананьев, В.Н. Мясищев). Взаимодействие специалистов в области медицины и психологии с клиентом детерминировано спецификой профессионального общения, позволяющего установить конструктивный контакт и сопутствовать эффективности терапии (Г.С. Кожухарь, I. Hardy, G. Sandler и др.). В то же время, важно уметь оценивать бессознательные стороны процесса взаимодействия, выраженные в трансферных реакциях, которые также влияют на личностную адаптацию (И.Ю.Романов, М. Balint, М. Klain, S. Luborsky, и др.). В настоящее время  активно разрабатываются и совершенствуются пути предупреждения нарушений психосоматического здоровья врачей и психологов, начиная с программ подготовки студентов, и, заканчивая активным внедрением методов профилактики в виде обязательных супервизии и балинтовских групп (В.К. Мягер, Ю.А. Юдич, Э.Г. Эйдемиллер, С.А. Кулаков, В.А. Винокур и др.). Несмотря на то, что специфика профессионального взаимодействия – это один из значимых аспектов, связанный с состоянием здоровья специалистов «помогающих» профессий, – влияние особенностей взаимоотношений с клиентом на параметры психосоматического здоровья врачей и психологов изучено недостаточно и требует более дифференцированного, углубленного анализа. Нет единого мнения по вопросам функционирования механизмов психологической защиты и копинг-стратегий у данных специалистов. Также мало изучена взаимосвязь механизмов психологической защиты и копинг-стратегий с другими показателями психосоматического здоровья указанных специалистов.

Все вышеизложенное определяет актуальность исследования и выбор темы диссертационной работы.

Цель исследования – изучение особенностей психосоматического здоровья и взаимоотношений с клиентом у трех групп специалистов: врачей- психотерапевтов, психологов и врачей других специальностей.

Задачи исследования:

1. Изучить и сравнить физические жалобы, проявления синдрома эмоционального сгорания, свойства личности, механизмы психологической защиты, копинг-стратегии в трех группах специалистов.

2. Выявить взаимосвязи указанных показателей в трех группах специалистов.

3. Разработать и апробировать проективную методику, исследующую характер взаимоотношений специалистов в области медицины и психологии с клиентом.

4. Определить и сравнить специфику взаимоотношений с клиентом в трех группах специалистов.

5. Проанализировать влияние параметров взаимоотношений с клиентом на физические жалобы, симптоматику синдрома эмоционального сгорания, социально-психологические свойства личности, выраженность механизмов психологической защиты, частоту использования копинг-стратегий в трех группах специалистов.

 6. Охарактеризовать специфику трансферных реакций во взаимоотношениях специалистов на примере анализа работы балинтовских групп.

Объект исследования. Врачи и психологи в общем количестве 120 человек. 1-я группа – врачи - психотерапевты (40 чел.). 2-я группа - психологи (40 чел.). 3-я группа – врачи других специальностей (40 чел.). В диссертационной работе мы условно будем называть врачей-психотерапевтов – «психотерапевтами», врачей других специальностей – «врачами».

В качестве дополнительного объекта исследования был взяты  балинтовские группы (28 групповых занятий).

Предмет исследования: Показатели психосоматического здоровья (субъективная оценка физических жалоб, симптомы синдрома эмоционального выгорания, свойства личности, механизмы психологической защиты, копинг-стратегии) и их взаимосвязи; параметры взаимодействия специалиста с клиентом .

Гипотезы:

1. Профессиональные взаимоотношения с клиентом влияют на показатели психосоматического здоровья специалистов.

2. У трех групп специалистов, как представителей «помогающих» профессий, имеются общие тенденции в характере показателей психосоматического здоровья и взаимоотношений с клиентом.

Методы и методики исследования:

 1. Эмпирический:

- включенное наблюдение (анализ работы балинтовских групп).

 2. Диагностические:

-            Гиссенский опросник соматических жалоб

-            Методика диагностики уровня эмоционального выгорания

-            Гиссенский личностный опросник

-            Опросник «Индекс Жизненного стиля»

-            «Опросник способов совладания»

-            Авторская проективная методика «Мои взаимоотношения с клиентом»

 3. Статистические:

Процентный подсчет результатов, анализ средних величин, критерий T-Стьюдента; критерий Фишера; факторный анализ, корреляционный анализ (критерий Пирсона), однофакторный дисперсионный анализ.

Методологические основания исследования. Исследование основано на теоретических принципах системно-субъектного подхода к здоровью как к многосистемному компоненту личности, влияющему на ее биологические, психологические и социальные аспекты (П.К. Анохин, Б.Г. Ананьев, Б.Ф.Ломов). Идея интегративности распространяется на определение психосоматического здоровья как структуры, состоящей из соматического и психического компонентов, взаимодействие которых основано на телесной концентрации аффекта (П.Г. Анохин, Н.П. Бехтерева, М.Е. Сандромирский, Е.П. Ильин, F. Aleхander). Важное место занимает проблема механизмов адаптации личности (В.И. Моросанова, О.А. Конопкин, S. Мaddi); теория психологической защиты (S. Freud, A. Freud), основанная на модели психоэмоционального реагирования Р. Плутчика (R. Plutchik) и поддерживаемая отечественными исследователями (Е.С. Романова, Л.Р. Гребенников, И.М. Никольская, Р.М. Грановская и др.), а также концепция копинга или совладающего со стрессом поведения (Н.А. Сирота, В.М. Ялтонский, Т.Л. Крюкова, С.К. Нартова-Бочавер, R. Lazarus, S. Folkman и др.). Личность и профессиональная деятельность трактуются как факторы, влияющие на психосоматическое здоровье, что рассмотрено на примере специалистов в области медицины и психологии (Б.Ф. Ломов, В.А. Ананьев, С.П. Безносов, Н.Е. Водопьянова). Освещены положения деятельности балинтовской группы как метода психопрофилактики профессиональной деформации и нарушений психосоматического здоровья специалистов (Э.Г. Эйдемиллер, С.А. Кулаков, В.А. Винокур и др.).

Научная новизна работы:

1. Впервые проведен сравнительный анализ выраженности физических жалоб, симптомов синдрома эмоционального сгорания, свойств личности, механизмов психологической защиты, копинг-стратегий у психотерапевтов, психологов и врачей.

2. Разработана авторская проективная методика «Мои взаимоотношения с клиентом», позволяющая охарактеризовать специфику взаимодействия специалистов в области медицины и психологии с клиентами по критериям: ролевая идентификация, доминирующая эмоциональная оценка специалистом себя и клиента, позиция во взаимодействии, степень контактности (контакт-конфликт).

3. Впервые проанализировано влияние параметров взаимоотношений с клиентом на показатели психосоматического здоровья у специалистов в области медицины и психологии.

4. На основе анализа работы балинтовских групп исследован новый подход, отражающий специфику взаимоотношения специалиста с клиентом с целью личностного и профессионального роста, психопрофилактики профессиональной деформации и нарушений психосоматического здоровья.

Теоретическая значимость работы состоит в расширении представлений о взаимосвязи параметров психосоматического здоровья у врачей и психологов; в уточнении клинико-психологических особенностей взаимодействия данных специалистов с клиентами; в расширении представлений об особенностях функционирования трансферных реакций, отражающих специфику взаимодействия в балинтовской группе. Результаты апробации проективной методики углубляют понимание процесса профессионального взаимодействия врача и психолога с клиентом. Материалы диссертации вносят существенный вклад в развитие теоретических основ медицинской (клинической) психологии и психотерапии.

Практическая значимость работы. Материалы диссертации могут быть использованы: при разработке программ и проведении психопрофилактических мероприятий по преодолению риска ухудшения психосоматического здоровья и профессиональной деформации у врачей и психологов; при проведении психодиагностики, связанной с проблемами ухудшения психосоматического здоровья и профессиональной деформации у данных специалистов; при изучении особенностей их взаимоотношений с клиентами; в практике супервизий и балинтовских групп; при подготовке и тематическом усовершенствовании врачей, психологов и других специалистов «помогающих» профессий.

Данные о характере взаимосвязей показателей психосоматического здоровья и о специфике взаимодействия специалистов в области медицины и психологии с клиентами могут быть включены в качестве разделов в учебные программы и планы курсов: «Медицинская (клиническая) психология», «Основы психологического консультирования и психотерапии», «Основы супервизии и работы в балинтовских группах», «Психология здоровья»; «Психология профессиональных деформаций», «Введение в психотерапевтическую пропедевтику».

Основные положения, выносимые на защиту:

1. По результатам субъективной оценки физического самочувствия и диагностики симптоматики СЭВ, общая интенсивность физических жалоб и уровень нервно-психического напряжения достоверно выше у психологов и ниже – у врачей. Психотерапевты занимают промежуточное положение.

2. Выраженность физических жалоб и симптомов СЭВ положительно взаимосвязана с такими свойствами личности специалиста, как низкий и высокий контроль, лидерство и зависимость, положительная социальная репутация, депрессивность, открытость, низкие и высокие социальные способности. Для всех специалистов характерны положительные взаимосвязи физических жалоб и симптомов СЭВ с выраженностью механизмов психологической защиты и отрицательные взаимосвязи – с частотой использования копинг-стратегий.

3. Разработанная авторская проективная методика дает возможность определить характер взаимодействия специалистов в области медицины и психологии с клиентом по параметрам: ролевая идентификация, эмоциональный фон в оценке себя и клиента, позиция во взаимодействии, контакт-конфликт.

4. Специфика взаимодействия с клиентом для всех специалистов характеризуется доминирующей позицией и положительной эмоциональной оценкой себя и клиента. Для психотерапевтов и врачей специфика взаимодействия с клиентом также определена профессиональной идентификационной ролью и конфликтом, а для психологов – личностной идентификационной ролью и наличием контакта.

5. Характер влияния параметров взаимодействия с клиентом на уровень физических жалоб, симптоматику СЭВ, свойства личности, выраженность механизмов психологической защиты и частоту использования копинг-стратегий в группах психотерапевтов, психологов и врачей различен.

6. Для взаимодействия участников балинтовских групп характерны «метатрансферные» реакции. Они возникают в результате взаимодействия членов группы и сопровождают данное взаимодействие в контексте деятельности группы, в которую входят трансферы, детерминированные конкретным случаем заявителя.

Обоснованность и достоверность результатов исследования обеспечивалась репрезентативностью выборки, согласованностью поставленных задач и используемых для их решения методов, надежностью и валидностью примененных методик, использованием стандартных методов математической статистики для обработки полученных нами данных.

Апробация результатов исследования. Результаты работы доложены и обсуждены на конференции «Ананьевские чтения», Санкт-Петербург, 2005; на Международной конференции «Психотерапия в системе медицинских наук в период становления доказательной медицины», Санкт-Петербург, 2006; на Международной конференции «Психология совладающего поведения», Кострома, 2007; на 1-м Международном съезде психотерапевтов и психологов-консультантов «Стратегии развития отечественной психотерапии и психологического консультирования», Санкт-Петербург, 2007; на заседании кафедры детской психиатрии, психотерапии и медицинской психологии ГОУ ДПО СПб МАПО Росздрава, Санкт-Петербург, 2008; на заседании Проблемной комиссии «Нервные и психические болезни» ГОУ ДПО СПб МАПО Росздрава , Санкт-Петербург, 2008.

Структура и объем диссертации. Диссертация изложена на 204 страницах машинописного текста и состоит из введения, четырех глав, включающих: литературный обзор, описание выборки и методов исследования, изложение результатов собственного исследования и их обсуждение, из выводов, заключения, списка литературы из 227 источников (из них 173 отечественных авторов и 54 зарубежных), приложений. Работа иллюстрирована таблицами и рисунками.

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во введении обосновывается выбор и актуальность избранной темы, излагаются цель, объект, предмет, задачи и гипотезы исследования, ее научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту.

В главе 1. «Обзор основных концепций психосоматического здоровья, его профилактики и профессионального общения с клиентом у специалистов в области медицины и психологии» рассматриваются: психосоматическое здоровье и его нарушения; клинико-психологические аспекты профессионального взаимодействия в системе «специалист-клиент» у представителей «помогающих» профессий; балинтовская группа как метод профилактики нарушений психосоматического здоровья специалистов.

В параграфе 1.1. «Психосоматическое здоровье и его нарушения» представлены этиология и концепции психосоматического здоровья.

Определено современное понимание психосоматической медицины в рамках «биопсихосоциальной» проблемы здоровья (Б.Г. Ананьев). Даны концепции психосоматического здоровья: конверсия психической травмы (S. Freud), теории эмоциональных конфликтов (F. Aleхander, E. Kraepelin), теория зависимости психосоматического здоровья от психологической констелляции личности (F. Dunbar, В.А. Ананьев) и от специфики ее отношения с окружающими (K. Jaspers, H. Kohut), концепция «интерролевого конфликта» J.L.Moreno, концепция десоматизации М. Shoore, концепции соматизации негативных аффективных переживаний (П.К. Анохин, В.И. Гарбузов, Н.П. Бехтерева, G. Biutler и др.). Описана специфика адаптационных процессов личности в рамках патогенных и саногенных факторов психосоматического здоровья (В.А. Ананьев, М.Е. Сандромирский,  Т.А. Немчин, А. Mitscherlich, S.R. Мaddi и др.); рассмотрены механизмы адаптации: психологическая защита и копинг-стратегии (Р.М. Грановская, И.М. Никольская, Н.А. Сирота, В.М. Ялтонский, Л.И. Анцыферова, R. Plutchik, H. Kellerman, R.Lazarus, N. Haan и др.).

В параграфе 1.2. «Клинико-психологические аспекты профессионального взаимодействия в системе «специалист-клиент» у врачей и психологов» описаны профессионально важные качества личности медиков и психологов, необходимые для успешного осуществления профессиональной деятельности. Выделены следующие качества: толерантность, открытость, ответственность, желание помогать людям, эмпатия, сочувствие, коммуникативная компетентность (Б.А. Ясько, В.А. Ташлыков, И.В. Вачков и др.). Проанализированы типы взаимодействия с клиентом у представителей «помогающих» профессий в области медицины и психологии (В.А. Ташлыков, Е. Kratohvil). Освещена проблема их профессиональной деформации (С.П. Безносов, И.В. Вачков и др.). Описаны специфические нарушения психосоматического здоровья у врачей и психологов и механизмы адаптации к стрессу (С.П. Безносов, В.Н. Кайбышев, В.В. Бойко и др.). Рассмотрена проблема контратнсферa, влияющего на успешность взаимодействия и состояние психосоматического здоровья специалистов «помогающих» профессий (А.Ю. Романов, С.А. Кулаков, М. Balint, О. Kernberg, Р. Kutter и др.).

 В параграфе 1.3. «Балинтовская группа в системе профилактики нарушений психосоматического здоровья специалистов «помогающих» профессий» показана цель балинтовской группы – помощь специалисту в понимании проблемы пациента и сложности своей коммуникации с ним (В.А. Винокур, М. Balint). Представлены принципы и технология ведения группы, требования к ее ведущему (М. Balint, Р. Kutter, А. Trenkel).

В главе 2. «Материал и методы исследования» дана общая характеристика выборки, процедуры, методов психологического исследования и статистической обработки данных. Описана авторская проективная методика «Мои взаимоотношения с клиентом».

Параграф 2.1. «Организация исследования и характеристика испытуемых». Объект исследования: врачи-психотерапевты, психологи и врачи других специальностей, работающие или повышающие квалификацию в учреждениях медицинского и психологического профиля. Всего обследовано 120 человек. Они разделены на три группы, по 40 человек, по признаку «взаимодействие с клиентом»: а). как основной метод терапии и коррекции (врачи-психотерапевты и психологи) и б). как дополнение к терапевтической деятельности (врачи других специальностей).

В 1-ю группу вошли врачи – психотерапевты; во 2-ю группу – психологи; в 3-ю – врачи других специальностей. В диссертационной работе мы условно называем врачей-психотерапевтов – «психотерапевтами», врачей других специальностей – «врачами».

Дополнительным объектом наблюдения стали балинтовские группы, проводившиеся на кафедре детской психиатрии, психотерапии и медицинской психологии СПб МАПО (зав. кафедрой, доктор медицинских наук, профессор Э.Г. Эйдемиллер) в период с 2003 по 2005гг. Всего было проанализировано 28 занятий балинтовской группы.

 Параграф 2.2. «Методы и процедура  исследования». В исследовании использовались: Гиссенский личностный опросник для оценки социально-психологических свойств личности (D. Backman & G. Pihter, адаптация Е.А. Голынкиной); опросник «Индекс жизненного стиля» (R. Plutchik, H. Kellerman, H. Conte, адаптация Л.И. Вассермана в соавтор.) и «Опросник способов совладания» (R.S. Lasarus, S.Folkman, адаптация Т.Л. Крюковой) – для изучения процессов адаптации к стрессу. Оценка физического и психического компонентов психосоматического здоровья осуществлена при помощи Гиссенского опросника соматических жалоб (E. Bluher, G. Sner, адаптация В.М. Абабкова, С.М. Бабина, Г.Л. Исуриной) и Методики диагностики уровня эмоционального выгорания В.В. Бойко. Для изучения специфики взаимодействия специалиста с клиентом разработана авторская проективная рисуночная методика «Мои взаимоотношения с клиентом». Она базируется на интерпретационных положениях рисуночных тестов (в частности, «Рисунка семьи» (R. Berns, C. Kaufmann) и теста «Автопортрет»). Методика исследует эмоциональную нагрузку ситуации взаимодействия с клиентом; ролевые позиции; характер контакта и степень партнерства.

Стимульный материал: чистый лист бумаги (формат А4) и простой карандаш; бланк с вопросами к рисунку. Задание включает два этапа. I. Инструкция: «На листе бумаги изобразите себя и клиента, с которым Вы работаете как специалист. Причем, изображайте того клиента, образ которого приходит Вам в голову в настоящее время. На рисунке укажите знаками, как Вам удобно, где  изображены Вы, а где – клиент». II.Инструкция: «Теперь Вам предстоит ответить на вопросы по рисунку: № 1. Кем Вы являетесь для этого клиента? № 2. Кем клиент, как Вы думаете, является для Вас? № 3. Какие чувства в данной ситуации у Вас присутствуют? № 4. Какие чувства, как вы думаете, в данной ситуации присутствуют у клиента? При интерпретации параметров рисунка учитывают: 1). формальную структуру (позы, высота фигур, расположение фигур специалиста и клиента); 2). содержание (специфика межличностного взаимодействия специалиста и клиента). При оценке рисунков определяют: 1).  позиции субъектов взаимодействия; 2). наличие – отсутствие контакта во взаимодействии. При интерпретации ответов на вопросы выявляют: 1). идентификационную характеристику специалиста, 2). эмоциональную оценку специалистом себя и клиента. Идентификационная характеристика специалиста определяется по вопросам: 1). Кем Вы являетесь для пациента; 2).  Кем пациент является для Вас? Она представлена параметрами: 1). Роль профессионала (ПРОФ). Профессиональный обобщенный акцент в восприятии себя или клиента (без выделения в пациенте уникальности, индивидуальности). 2.) Роль личности (ЛИЧ). Личностный акцент в восприятии себя или клиента (важна как собственная индивидуальность, так и индивидуальность клиента) 3). Смешение ролей (Проф+Лич). Одинаковое по сумме наличие как личностного так и профессионального акцента. Эмоциональную оценку специалистом себя и клиента (доминанту эмоционального фона) определяют по вопросам: 3). Какие чувства в данной ситуации у Вас присутствуют; 4). Какие чувства, как Вы думаете, в данной ситуации присутствуют у клиента? Оценка включает критерии: 1). Позитивный эмоциональный фон «+». Положительная эмоциональная оценка Себя (Я) или клиента (П); 2). Негативный эмоциональный фон «. Отрицательная эмоциональная оценка Себя (Я) или клиента (П); 3). Нейтральный эмоциональный фон «0». Эмоционально–нейтральная или закрытая оценка себя (Я) или клиента (П). Критерий выделяют, когда специалист избегает ответов на вопросы о чувствах.

Определение доминирующего интерпретационного параметра при ответах на вопросы к рисунку и при интерпретации рисунка осуществляется путем соотношения долей (сумм признаков, входящих в каждый параметр). Расчет производится по формуле: P=a1+a2+a3…+an, где Р параметр; а1, а2, an признаки параметра. Определяющим является параметр с большей долей. В завершении проводят интегрированный анализ взаимоотношений специалиста с клиентом путем обобщения результатов интерпретации параметров рисунка и параметров текста (ответов на вопросы по рисунку).

Для анализа работы балинтовских групп использован метод включенного наблюдения.

Статистический анализ и обработка данных исследования проводилась качественно (дифференциация материала по группам; контент-анализ) и количественно (процентный подсчет результатов; вычисление средних величин; однофакторный дисперсионный анализ; установление различий между выборками с применением Т-критерия Стьюдента; критерия Фишера; корреляционный анализ и факторный анализ)ри статиcтической обработке данных применялась программа Statistica SPSS.13

Процедура исследования. Психологическое исследование всей выборки проводилось в индивидуальной и групповой форме. Наблюдение работы балинтовской группы «за кругом» осуществлялось исследователем только с разрешения участников группы. Фиксация результатов наблюдения производилась отсроченно.

В главе 3. «Результаты экспериментально-психологического исследования» описаны результаты эмпирического исследования и их анализ. В параграфе 3.1. «Показатели психосоматического здоровья психотерапевтов, психологов и врачей» анализируются показатели психосоматического здоровья, их взаимосвязи и особенности проявления в трех группах специалистов. У психотерапевтов доминируют сердечные жалобы (m=8), у психологов – жалобы на истощение (m=10), у врачей – ревматические жалобы (m=5). Субъективная оценка состояния физического здоровья у психологов хуже, чем у психотерапевтов и врачей. На «втором месте» по интенсивности физических жалоб стоят психотерапевты; и меньше всего интенсивность соматических жалоб выражена в группе врачей.

Показатели развития симптоматики фаз СЭВ у специалистов имеют следующие особенности. У психотерапевтов  и психологов все фазы «Напряжение», «Резистенция» и «Истощение» находятся на стадии формирования. У психологов симптом фазы «Резистенция» (m=51,75), «неадекватное избирательное эмоциональное реагирование» (m=15,7) уже сложился. У врачей на стадии формирования находится фаза «Резистенция», остальные фазы не сформированы. У психотерапевтов достоверно больше, чем у врачей, выражены симптомы и сумма симптомов фаз «Напряжение», а также фаза «Истощение». У психологов, по сравнению с врачами, достоверно выше показатели нервно-психического напряжения по всем фазам СЭВ. У психологов, по сравнению с психотерапевтами, достоверно выше показатели суммы фазы «Напряжение», кроме симптома «тревога и депрессия»; и достоверно ниже показатели суммы симптомов фазы «Истощение» (р=0,000). Таким образом, врачи оказались достоверно более сохранными по характеру симптоматики СЭВем остальные специалисты.

Социально-психологический профиль личности специалистов содержит следующие характеристики. Психотерапевты считают, что пользуются успехом у окружающих, открыты и, несмотря на пониженный фон настроения, склонны к контролю и доминированию. Психологи также считают, что имеют хорошую репутацию у окружающих; открыты во взаимоотношениях, стремятся проявить свои лидерские качества, но при этом не склонны все контролировать. Врачи определяют себя, как имеющие низкую социальную репутацию, пессимистичные, замкнутые, стремящиеся к контролю и доминированию. Профили личности психотерапевтов и психологов больше сходны между собой. У врачей достоверно ниже социальная репутация, властолюбие, социальные способности и большая замкнутость и депрессивность, чем у психологов и психотерапевтов.

Анализ психологических защитных механизмов показал, что для психотерапевтов характерно «отрицание»; психологи меньше других склонны к «интеллектуализации» и «реактивному образованию», для врачей характерна «регрессия».

Анализ копинг-стратегий у испытуемых показал следующие результаты. Психотерапевты чаще используют: «положительную переоценку» (m=52%), «самоконтроль» (m=49,8%). Психологи – «положительную переоценку» (m=52,7%). Врачи предпочитают копинг-стратегии: «самоконтроль» (m=69,2%), «планирование решение проблем» (m=66%), «принятие ответственности» (m=64,5%), «поиск социальной поддержки» (m=64,2%), «положительную переоценку» (m=63,6%). Значимых различий между психологами и психотерапевтами по частоте использования копинг-стратегий не обнаружено. Врачи достоверно чаще, чем психотерапевты и психологи, используют копинги .

Анализ взаимосвязей физических жалоб и симптоматики СЭВ со свойствами личности, механизмами защиты, копинг-стратегиями в трех сравниваемых группах позволил выявить следующее. У психотерапевтов симптомы «деперсонализация» и «психовегетативные и психосоматические нарушения», а также усиление социальной репутации положительно взаимосвязаны с жалобами на истощение (при р≤0,05). Но эмоциональный дефицит у психотерапевтов взаимосвязан с уменьшением ревматических жалоб. Симптом «тревога и депрессия» взаимосвязан с уменьшением субъективного ощущения сердечных недомоганий и ощущением ухудшения общего физического самочувствия (все связи при р≤0,05). Увеличение контроля, тенденция занимать зависимую позицию у психотерапевтов взаимосвязаны с общим ухудшением оценки физического самочувствия (при р≤0,05). Использование конструктивных копинг-стратегий взаимосвязано с уменьшением физических жалоб. А использование копинга «дистанцирование» взаимосвязано с усилением сердечных и ревматических жалоб. Общая интенсивность физических жалоб, а также ревматические, желудочные и сердечных жалобы у психотерапевтов взаимосвязаны с интенсивностью таких механизмов психологической защиты как «отрицание», «реактивное образование», «подавление», «проекция» (все связи при р≤0,05), «интеллектуализация» (при р≤0,010). Повышение социальной репутации у психотерапевтов взаимосвязано с дефицитом эмоций (при р≤0,01), с неадекватностью аффективных реакций и общим состоянием психического самочувствия (все связи при р≤0,05). Стремление к занятию лидерских позиций взаимосвязано с уменьшением нервно-психического напряжения, в частности, с «неадекватным эмоциональным реагированием» (при р≤0,05), и, в тоже время, положительно взаимосвязано с риском усиления симптома «профессиональная деформация» (при р≤0,01). При снижении контроля у психотерапевтов уменьшается тенденция сдерживать аффект (при р≤0,05), что может создать риск усиления симптома «эмоционально-нравственная дезориентация» (при р≤0,05). Шкала «открытость» отрицательно взаимосвязана с общей симптоматикой фазы «Истощение» (р≤0,01) и с ее симптомом «эмоциональная отстраненность» (р≤0,05). Хорошие социальные способности психотерапевтов взаимосвязаны с уменьшением симптомов: «тревожность», «депрессивность», «психосоматические и психовегетативные нарушения» (все связи при р≤0,05). У психотерапевтов усиление нервно-психического напряжения в виде симптомов «эмоциональная редукция» и «неадекватное эмоциональное реагирование» взаимосвязано с активизацией копинг-стратегий: «дистанцирование» и «самоконтроль» (все связи при р≤0,05). А симптомы: «тревожность», «депрессивность», «психосоматические и психовегетативные расстройства» у психотерапевтов взаимосвязаны с актуализацией механизмов психологической защиты и уменьшением частоты копинг-стратегий.

У психологов обнаружены положительные корреляционные связи между симптоматикой СЭВ и физическими жалобами. Усиление тенденции лидировать у психологов взаимосвязано со снижением интенсивности физических жалоб (при р≤0,05), в особенности жалоб на истощение (при р≤0,01). Усиление контроля взаимосвязано со снижением общей интенсивность физических жалоб (при р≤0,01), где выражены сердечные жалобы и жалобы на истощение (связи при р≤0,05). Усиление физических жалоб у психологов взаимосвязано с меньшей частотой использования конструктивных копингов: «поиск социальной поддержки» (при р≤0,01); «планирование решения проблемы» (при р≤0,05) и психологической защиты «реактивное образование» (р≤0,05). Рост социальной репутации у психологов положительно взаимосвязан с усилением симптомов фазы «Истощение» в виде «эмоционального дефицита и отстраненности», «психосоматических и психовегетативных» нарушений (все связи при р≤0,05). Тенденция доминировать взаимосвязана с обострением всех симптомов фазы «Резистенция», а повышение контроля – с усилением таких  симптомов этой фазы как: «деперсонализация» и «эмоционально–нравственной дезориентации» (все связи при р≤0,05). Хорошие социальные способности взаимосвязаны с уменьшением симптома «расширение сферы экономии эмоций» (при р≤0,05), а оптимизм, с одной стороны, взаимосвязан с уменьшением симптома «эмоционально-нравственная дезориентация», а, с другой, – с усилением симптома «неадекватное эмоциональное реагирование» (все связи при р≤0,01). При увеличении нервно-психического напряжения, выражаемого в симптоматике СЭВ, у психологов наблюдается тенденция к уходу от копинг-стратегий; но при этом у психологов актуализируются механизмы психологической защиты.

У врачей повышение нервно-психического напряжения (от эмоциональной редукции, неудовлетворенности собой, до психосоматических и психовегетативных нарушений) взаимосвязано с общим ухудшением физического самочувствия и усилением ревматических жалоб (связи при р≤0,05 и при р≤0,01). У врачей шкала «социальное одобрение» отрицательно взаимосвязана с ухудшением физического самочувствия (все связи при р≤0,01). Уменьшение власти взаимосвязано с усилением ревматических жалоб, а повышение настроения – с уменьшением ревматических жалоб (все связи при р≤0,05). Усиление  физических жалоб взаимосвязано с использованием копинг-стратегий «дистанцирование» и «конфронтация». Тенденция доминировать у врачей взаимосвязана с усилением нервно-психического напряжения (при р≤0,01). А высокая социальная репутация  взаимосвязана с усилением симптомов «фиксация на травме» и «деперсонализация» (при р≤0,05). Усиление симптоматики нервно-психического напряжения СЭВ взаимосвязано с актуализацией механизмов психологической защиты и с уменьшением конструктивных копинг-статегии: «положительная переоценка ситуации» (при р≤0,05) и «планирование решения проблемы» (при р≤0,01).

Параграф 3.2. «Результаты апробации авторской проективной методики «Мои взаимоотношения с клиентом». В разделе приводятся примеры обработки методики в индивидуальном  и групповом аспектах.

По результатам апробации методики специфика взаимодействия с клиентом у трех групп специалистов отражена следующим образом.

У большей доли психотерапевтов и врачей схожие профили взаимодействия с клиентом: профессиональная идентификация во взаимодействии, позитивная эмоциональная оценка себя и клиента; доминирующая позиция и наличие конфликта во взаимоотношениях. Для психологов характерны: личностный акцент во взаимоотношениях с клиентом, позитивная оценка себя и клиента в ситуации взаимодействия, доминирующая позиция и наличие контакта во взаимодействии с клиентом.

Сравнительный анализ показал статистически значимые различия по доминирующей специфике взаимодействия. Психологи значимо отличаются от психотерапевтов (р=0,004) и врачей (р=0,005) в стремлении к расширению контакта с клиентом до диады «человек-человек» (личностная идентификация). Также у психологов доминирует контакт во взаимодействии с клиентом  в отличие от остальных специалистов.

 Внутрикорреляционные связи параметров методики показали, что психотерапевтам при взаимодействии с клиентом свойственна отрицательная корреляционная связь между профессиональной идентификацией и личностной идентификацией (при р≤0,01). При этом параметр позитивной оценки себя и негативной оценки клиента (прир≤0,05) и занятие доминирующей позиции по отношению к клиенту (при р≤0,01) положительно взаимосвязаны с профессиональной идентификацией при взаимодействии. Стремление позитивно оценивать себя и клиента (С+П+) в ситуации взаимодействия взаимосвязано с налаживанием контакта с клиентом, а также с уменьшением тенденции негативно относится к клиенту (С+П-) или исключать эмоции в общении (С0П0) (все связи при р≤0,01). Контакт с клиентом также взаимосвязан со стремлением психотерапевтов занимать зависимую позицию во взаимодействии с клиентом (р≤0,01). У психотерапевтов доминирующая позиция во взаимодействии с клиентом взаимосвязана с уменьшением использования зависимой и партнерской позиций (р≤0,01). А партнерская позиция также взаимосвязана с негативной оценкой себя и клиента во взаимодействии (р≤0,05). У психологов увеличение личностного аспекта в идентификации взаимосвязано с уменьшением тенденции принимать роль «профессионала» (р≤0,01). При позитивном оценивании себя и клиента характерна взаимосвязь данной переменной со снижением эмоционального фона в оценке себя и клиента (С-П-) (при р≤0,01) вплоть до исключения эмоций в оценках себя и клиента (С0П0) (при р≤0,01). Также позитивное оценивание себя и клиента (С+П+) у психологов взаимосвязано с тенденцией занимать зависимую позицию во взаимодействии (при р≤0,01). Причем уменьшение зависимой позиции также взаимосвязано со стремлением психологов негативно оценивать себя и клиента (С-П-) (при р≤0,01). Установление контакта с клиентом позитивно взаимосвязано с исключением эмоций во взаимодействии (С0П0) (при р≤0,05), а также с уходом от отрицательного эмоционального фона в общении (С-П-) (при р≤0,05) и стремлением занять партнерскую позицию (при р≤0,01). Конфликт взаимосвязан с тенденцией отхода от партнерства (при р≤0,05) – к занятию доминирующей позиции (при р≤0,05). Для врачей увеличение профессиональной идентификации взаимосвязано с уменьшением личностной идентификации, то есть с учетом специфики личностных качеств у себя и клиента (при р≤0,01). Стремление позитивно оценивать себя и клиента (С+П+) в ситуации взаимодействия взаимосвязано с уменьшением тенденции негативной  эмоциональной оценки себя и клиента (С-П-) (при р≤0,01). Стремление к контакту с клиентом у врачей положительно взаимосвязано с партнерской позицией во взаимоотношениях (при р≤0,01) и отрицательно - с конфликтом (при р≤0,01), доминирующей позицией (при р≤0,01), а также с тенденцией позитивно оценивать себя и негативно – клиента (С+П-) (при р≤0,05). У врачей доминирующая позиция взаимосвязана со снижением зависимой (р≤0,01) и партнерской позиций (р≤0,01) во взаимодействии с клиентом.

В этом же разделе представлен факторный анализ обработки параметров методики. Параметры методики были обработаны с помощью факторного анализа по каждой группе специалистов, однако по всем группам выделена сходная группировка признаков по четырем факторам, поэтому для дальнейшего анализа использовалась объединенная выборка. I. Фактор степени контакта (21%) включает шкалы «стремление к эмоциональному контакту» и «наличие конфликта во взаимодействии». II. Фактор профессиональной идентификации (18,6%) включает переменные: «профессиональную идентификацию во взаимодействии с клиентом» (ПРОФ) и «личностную идентификацию во взаимодействии с клиентом» (ЛИЧ). III. Фактор степени равноправия во взаимоотношениях (15%) включает «шкалы»: «доминирующая позиция во взаимоотношении с клиентом» и «партнерская позиция во взаимоотношении». IV. Фактор степени эмоциональности во взаимоотношениях (13%) включает параметры: «положительная эмоциональная оценка себя (своего состояния) и клиента (его состояния) в ситуации взаимодействия» (С+П+); «эмоционально–нейтральная оценка себя и клиента» (С0П0). Четыре выявленных фактора отражают специфику взаимодействия специалиста с клиентом: опору на профессиональную роль, стремление формализировать контакт путем избегания чрезмерной эмоциональной включенности на фоне положительного отношения к клиенту и к себе, а также на основе партнерских равноправных отношений.

Параграф 3.3. «Анализ влияния параметров взаимоотношения с клиентом на физические жалобы, симптоматику СЭВ, социально-психологические свойства личности, копинг-стратегии, механизмы психологической защиты». Посвящен изучению влияния параметров взаимодействия с клиентом на интенсивность физических жалоб, симптоматику СЭВ, социально-психологические свойства личности, выраженность механизмов психологической защиты и частоту использования копинг-стратегий.

У психотерапевтов профессиональная идентификация при взаимодействии с клиентом уменьшает симптоматику фаз «Напряжение» (при p≤0,01) и «Истощение» (все связи при p≤0,05), а личностная идентификация, наоборот, усиливает данную симптоматику (связи при p≤0,05 и при p≤0,01). Позитивная оценка специалистом себя как при негативном, так и при  положительном отношении к клиенту (С+П+ и С+П-), уменьшает симптомы «Напряжения» (все связи при  p≤0,05) и «Резистенции» (все связи при p≤0,01). А негативный эмоциональный фон во взаимодействии (С-П-) или избегание эмоций в общении (С0П0), наоборот, усиливают симптомы фазы «Резистенция» (все связи при p≤0,01). Переменная «доминирующая позиция во взаимодействии с клиентом» уменьшает симптомы «Напряжения» (все связи при p≤0,01), но усиливает симптом «эмоционально-нравственная  дезориентация» (при p≤0,05). Переменная «зависимая позиция во взаимодействии с клиентом» усиливает симптомы фаз «Напряжение» (все связи при p≤0,05) и «Истощение» (все связи  при p≤0,01). У психотерапевтов переменная «профессиональная идентификация» способствует снижению контроля (при p≤0,01). Личностная идентификация влияет на повышение настроения и открытости (при p≤0,05). Отрицательная эмоциональная оценка себя и клиента (С-П-) способствует развитию тенденции к улучшению социальной репутации (при p≤0,01). Партнерство снижает тенденцию к власти (при p≤0,05). У психотерапевтов исключение эмоций во взаимоотношениях с клиентом (С0П0) влияет на усиление копинга «самоконтроль» (при p≤0,05), а контакт с клиентом влияет на усиление копинга «планирование решения проблем» (при p≤0,05). Зависимая позиция снижает частоту использования копинг-стратегии «дистанцирование » (при p≤0,05). На снижение выраженности психологической защиты «компенсации» влияет доминирующая позиция (при p≤0,05). Конфликт с клиентом влияет на снижение механизмов психологической защиты: «подавление» и «проекция» (все связи при p≤0,05).

У психологов профессиональная идентификация при взаимодействии влияет на усиление симптома «фиксация на травматических переживаниях» (при p≤0,05), а личностная идентификация, наоборот влияет на его уменьшение (при p≤0,05). Переменная «позитивная эмоциональная оценка специалистом себя и клиента» (С+П+) влияет на усиление симптома «фиксация на травмирующих переживаниях» (при p≤0,05), на уменьшение которого влияет переменная «исключение эмоций в общении»(С0П0) (при p≤0,01). Контакт с клиентом уменьшает симптоматику фазы «Истощение» и усиливает симптом, «загнанность в клетку» (ф. «Напряжение»), а конфликт оказывает противоположное влияние на указанные симптомы. На снижение физических жалоб влияют контакт (уменьшает ревматические жалобы, при p≤0,05) и позитивная эмоциональная оценка себя и клиента (С+П+) (уменьшает жалобы на истощение, при p≤0,05). А конфликт, наоборот, эти жалобы усиливает. У психологов отрицательная эмоциональная оценка себя и клиента (С-П-) в ситуации взаимодействия и зависимая позиция в общении влияют на снижение социальных способностей (все связи при p≤0,05), а контакт, наоборот способствует их  улучшению (при p≤0,01). Зависимая позиция при взаимодействии снижает открытость, а конфликт – тенденцию лидировать (все связи при p≤0,05).У психологов исключение эмоций в общении с клиентом (С0П0) и партнерская позиция влияют на снижение частоты конструктивных копинг-стратегий («принятие ответственности» планирование решения проблем»). Контакт и партнерство снижают выраженность «замещения» (все связи при p≤0,05). Зависимая позиция, наоборот, усиливает «замещение» и «компенсацию» (все связи при p≤0,05). Доминирующая позиция снижает выраженность «реактивного образования» (при p≤0,01), а партнерская позиция снижает выраженность «интеллектуализации» (при p≤0,05).

У врачей переменная «позитивная оценка себя и клиента» (С+П+) снижает выраженность симптома «фиксация на травмирующих обстоятельствах» (при p≤0,05), а переменная «позитивная оценка себя и отрицательная оценка клиента» (С+П-) снижает выраженность симптома «неудовлетворенность собой » (при p≤0,05). Зависимая позиция усиливает желудочные жалобы (при p≤0,05). Партнерство в отношениях снижает настроение, стремление все контролировать (при p≤0,05).У врачей партнерство (при p≤0,05) и контакт (при p≤0,01) усиливают защиту «реактивное образование». Контакт влияет на снижение «отрицания», а конфликт влияет на его усиление (при p≤0,05). Влияния особенностей взаимодействия с клиентом на копинг-стратегии обнаружено не было.

 Параграф 3.4. «Анализ трансферных реакций в работе балинтовских групп». Проанализирована тематика 28 запросов, представленных на занятиях группы. Самой частой была тема, связанная со стратегией дальнейшей работы специалиста с клиентом (28%). «Второе место» заняли запросы о возможностях использования других терапевтических методов (22%). Меньше всего была актуализирована тематика запросов (2%), посвященная взаимодействию специалиста с коллегами, которые оказывают влияние на его работу с клиентом. Характеристика доминирующей и минимальной долей запросов, которые были разобраны участниками балинтовских групп, аналогичная предъявленным запросам. Однако возросло внимание к проблеме трансфера клиента, в связи с этим, все такие темы были рассмотрены. Представлен анализ реакций трансфера и контртрансфера, отмеченных в ходе наблюдения автора за работой балинтовских групп. Выявлено, что в работе балинтовской группы отражены «метатрансферные» реакции участников. Мы обозначили данные реакции так, чтобы указать на их доминирующую характеристику, так как они находятся над всем процессом взаимодействия («сверх») в балинтовской группе. В слове «метатрансферные» греческий префикс «­мета­» - (meta) переводится как «за», «после», «между», и имеет семантический смысл –«за пределами», «превращение», «сверх». «Метатрансферные» реакции возникают в результате  взаимодействия членов группы и сопровождают данное взаимодействие в контексте деятельности группы, в которую входят трансферы, детерминированные конкретным случаем заявителя. «Метатрансферные» реакции представлены: трансфером участников группы фигуры ведущего и вариативностью его ролевых идентификаций («Родитель», «Учитель», «Отец», «Мать»), а также группы и ее идентификационных ролей («Ученик», «Компетентный специалист»). Определена идентификация участников группы с «ученической » ролью как важным стимулом к обучению. Показана актуальность и реакций контртрансфера, индуцированных конкретным случаем –  ситуацией взаимодействия с клиентом, о которой сообщает заявитель. Возможность для участников группы бессознательно идентифицироваться с героями проблемной ситуации позволяет активизировать проблематику случая.

В главе 4. «Обсуждение результатов исследования» представлен анализ данных, полученных в ходе проведенного эмпирического исследования.

Параграф 4.1. «Обсуждение результатов анализа показателей  психосоматического здоровья и взаимоотношения с клиентом у врачей и психологов». Выраженность физических жалоб и нервно-психического напряжения доминирует у психологов; на «втором» месте  находятся психотерапевты; более сохранными оказались врачи. Отмечается взаимосвязь между снижением частоты использования копинг-стратегий, большей выраженностью механизмов психологической защиты и ухудшением психосоматического здоровья у всех специалистов. Имеют место различные взаимосвязи между социально-психологическими особенностями личности, выраженностью физических жалоб и симптоматикой СЭВ. Здесь общей тенденцией для всех специалистов выступает снижение лидерских позиций на фоне ухудшения физического самочувствия. Исследование выделенных параметров взаимоотношений с клиентом (ролевая идентификация, эмоциональный фон, позиций во взаимодействии, диспозиция контакт-конфликт) показало, что у всех специалистов имеются аналогичные взаимосвязи в выборах ролей, в доминанте эмоционального фона, в использовании определенной позиции во взаимодействии с клиентом. То есть выбор роли, эмоциональный настрой, позиции взаимодействия взаимосвязаны со снижением тенденции использовать другие роли, эмоции, позиции. Для всех специалистов также характерна взаимосвязь конфликта с доминирующей позицией во взаимодействии с клиентом. Остальные параметры взаимодействия с клиентом в трех сравниваемых группах по-разному влияют на показатели психосоматического здоровья.

Параграф 4.2. «Обсуждение результатов анализа трансферных реакций работы участников балинтовской группы». С учётом трансферных реакций понимание трудностей взаимодействия специалиста с клиентом возможно тогда, когда участники группы смогут обнаруживать, понимать и интерпретировать реакции контртрансфера, как ответы на формирующиеся трансферные реакции

В заключении подводятся основные итоги работы, отмечается решение всех поставленных задач, подтверждаются обоснования выдвинутых гипотез, рассматривается научное и практическое значение исследования, намечаются перспективы дальнейших исследований в рамках данной проблематики.

Выводы:

1. Выраженность физических жалоб и симптоматики СЭВ у врачей-психотерапевтов и психологов достоверно выше, чем у врачей других специальностей. У психологов давление физических жалоб и проявления СЭВ наиболее выражены. Психотерапевтов отличают доминанта сердечных жалоб, психологов – жалобы на истощение, врачей – ревматические жалобы. У психотерапевтов физические жалобы отрицательно взаимосвязаны с симптомами СЭВ, а у психологов и врачей – положительно.

2. У психологов и психотерапевтов достоверно выше социальная репутация, властолюбие, социальные способности и меньшая замкнутость и депрессивность, чем у врачей. При этом, потребность в контроле у психотерапевтов и врачей достоверно выше, чем у психологов. Во всех группах специалистов выраженность физических жалоб и симптомов СЭВ положительно взаимосвязана с такими свойствами личности как низкий и высокий контроль, лидерство и зависимость, положительная социальная репутация, депрессивность, открытость, низкие и высокие социальные способности.

3. По сравнению с другими специалистами, у психотерапевтов больше выражен защитный механизм «отрицание», у врачей – «регрессия», у психологов меньше выражены защитные механизмы «интеллектуализация» и «реактивное образование». Врачи достоверно чаще, чем психотерапевты и психологи, используют копинг-стратегии «самоконтроль», «положительная переоценка», «планирование решения проблем», «дистанцирование», «поиск социальной поддержки». Для всех специалистов характерны положительные взаимосвязи физических жалоб и симптомов СЭВ с выраженностью механизмов психологической защиты и отрицательные взаимосвязи – с частотой использования копинг-стратегий.

4. Разработанная и апробированная авторская проективная методика «Мои взаимоотношения с клиентом» позволяет качественно и количественно оценить параметры взаимодействия специалистов в области медицины и психологии с клиентом: ролевую идентификацию, эмоциональный фон во взаимодействии; позиции во взаимодействии; наличие - отсутствие контакта при взаимодействии.

4.1. Взаимодействие психотерапевтов и врачей с клиентами характеризуют: профессиональный акцент, позитивная эмоциональная оценка себя и клиента; доминирующая позиция, сложность контакта. Взаимодействие психологов – личностный акцент, позитивная эмоциональная оценка себя и клиента, доминирующая позиция, наличие контакта. Для врачей, в отличие от других специалистов, характерно снижение эмоционального фона в оценке себя и клиента; для психотерапевтов - позитивный настрой в отношении себя и снижение эмоционального фона в отношении к клиенту; психологам присущ личностный акцент во взаимодействии с клиентом.

4.2. У всех специалистов имеются взаимосвязи в выборе ролей, доминанте эмоционального фона и использовании определенной позиции во взаимодействии, состоящие в том, что конкретная роль, эмоциональный настрой, позиция снижает тенденцию использования других ролей, эмоций, позиций. Кроме того, позитивное отношение к себе и клиенту у всех специалистов положительно взаимосвязано с партнерской позицией и наличием контакта и отрицательно – с доминирующей позицией и негативным фоном во взаимодействии.

5. Параметры взаимодействия с клиентом имеют различные тенденции влияния на показатели психосоматического здоровья в сравниваемых группах специалистов.

5.1. У врачей-психотерапевтов личностная идентификация при взаимодействии с клиентом, негативные эмоциональные оценки себя и клиента, исключение эмоций в общении и зависимая позиция усиливают симптоматику СЭВ, а профессиональная идентификация во взаимодействии, позитивная самооценка специалиста, вне зависимости от эмоционального отношения к клиенту, – ее уменьшают. Доминирующая позиция уменьшает проявления СЭВ на фоне усиления такого его симптома как «эмоционально-нравственная дезориентация». На уровне социально-психологических свойств личности у психотерапевтов профессиональная идентификация влияет на снижение контроля; личностная идентификация повышает настроение и открытость. Отрицательная эмоциональная оценка себя и клиента способствуют тенденции к улучшению социальной репутации, а партнерство в отношениях уменьшает тенденцию к власти. Доминирующая позиция во взаимодействии снижает выраженность психологической защиты «компенсация», а конфликт с клиентом снижает выраженность защитных механизмов «подавления» и «проекции». Исключение эмоций во взаимоотношениях с клиентом повышает частоту использования копинг-стратегии «самоконтроль». Контакт с клиентом актуализирует копинг-стратегию «планирование решения проблем», а зависимая позиция уменьшает копинг «дистанцирование от ситуации».

5.2. У психологов контакт и позитивная оценка себя и клиента снижают выраженность физических жалоб, а конфликт эти жалобы усиливает. Профессиональная идентификация при взаимодействии, позитивная оценка себя и клиента, наличие конфликта усиливают выраженность симптоматики СЭВ, а личностная идентификация, исключение эмоций в общении, контакт, наоборот, уменьшают выраженность симптоматики СЭВ. Отрицательная эмоциональная оценка себя и клиента и зависимая позиция в общении приводят к снижению социальных способностей, а контакт с клиентом, наоборот, приводит к их повышению. Зависимая позиция при взаимодействии снижает открытость, а конфликт снижает тенденцию лидировать. Контакт и партнерство снижают выраженность психологической защиты «замещение». Зависимая позиция, наоборот, усиливает «замещение», а также «компенсацию». Доминирующая позиция снижает выраженность защитного механизма «реактивное образование», партнерская – «интеллектуализации». Исключение эмоций в общении с клиентом и партнерская позиция уменьшают частоту использования копинг-стратегии «принятие ответственности», а партнерство также уменьшает частоту копинга «планирование решения проблем».

5.3. У врачей зависимая позиция во взаимодействии усиливает желудочные жалобы. Позитивная оценка себя и клиента и позитивная оценка себя и негативная - клиента уменьшают симптоматику фазы «Напряжение» СЭВ. У врачей партнерство во взаимоотношениях влияет на снижение настроения и контроля. Партнерство, контакт усиливают выраженность защитного механизма «реактивное образовании». Контакт – снижает выраженность отрицания, а конфликт его усиливает. Влияние параметров взаимодействия с клиентом на копинг-стратегии не обнаружено.

6. В работе балинтовских групп выделены «метатрансферные» реакции. «Метатрансфеные» реакции возникают в результате взаимодействия членов группы и сопровождают данное взаимодействие в контексте деятельности группы. «Метатрансфеные» реакции сопровождают трансферы, индуцированные конкретным случаем заявителя. Возможность бессознательно идентифицироваться с героями проблемной ситуации позволяет участникам групповой работы активизировать обсуждение заявленного случая.

 

 

 

Список научных работ, опубликованных по теме диссертации

1. Маргошина И.Ю., Никольская И.М. Личностные свойства, уровень невротизации и реакции противопереноса у детско-подростковых психиатров, психотерапевтов и психологов. // Мнухинские чтения. Конференция, посвященная памяти профессора С.С. Мнухина // СПб.: ЦВЛ «Детская психиатрия», 2004. –  С. 100-102.(0,06/0,06 п.л.)

2. Маргошина И.Ю. Специфика противопереносных реакций у психотерапевтов // Материалы научно-практической конференции «Ананьевские чтения -2005». –  СПб.: СПбГУ, 2005. –  С. 323-325.(0,2 п.л.)

3.   Маргошина И.Ю. Стратегии совладающего поведения и особенности нервно-психического и соматического здоровья у врачей и психологов. // Материалы международной научно-практической конференции «Психология совладающего поведения». – Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2007. – С. 327-329. (0,2 п.л.)

4. Маргошина И.Ю. Трансферные реакции в контексте балинтовской группы. // Вестник Санкт-Петербургского университета (рецензируемый журнал), 2007. –  Серия 6, вып. 2, Ч II июнь. – С. 115-120. (0,3 п.л.)

5 Маргошина И.Ю. Проективная методика «Взаимодействие с клиентом // Психотерапия (научно-практический журнал). – 2008. – № 2(62) –февраль. – С.20-24 (0,12)

 

 

 

В начало страницы В начало страницы