Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Спецвыпуск-2011
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Комплаенс-терапия больных шизофренией

Бабин С.М., Шлафер А.М., Сергеева Н.А. (Оренбург)

 

 

Бабин Сергей Михайлович

член редколлегии журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук, заведующий областным психотерапевтическим центром Оренбургской областной клинической психиатрической больницы № 2.

E-mail: orenopc@inbox.ru

 

Шлафер Александр Михайлович

–  врач-психиатр Оренбургской областной клинической психиатрической больницы № 2.

E-mail: histolog@inbox.ru

 

Сергеева Наталья Алексеевна

–  клинический психолог Оренбургской областной клинической психиатрической больницы № 2.

E-mail: orenopc@inbox.ru

 

 

 

Аннотация. Обсуждается проблема несоблюдения режима терапии больными шизофренией. С целью улучшения комплаенса используются различные методики, включающие психообразование, семейную терапию, бихевиоральную терапию, психопедагогический и чисто дидактический подходы. Экспериментально-психологическое исследование проводилось в динамике до и после проведения психотерапии. Комплаенс-терапия показала достаточно высокую эффективность у больных шизофренией при непосредственной оценке.

Ключевые слова: психотерапия, когнитивно-поведенческая психотерапия, комплаенс, комплаенс-терапия, шизофрения.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение. В последние годы проблема несоблюдения режима терапии больными шизофренией вызывает повышенный интерес специалистов. Современные юридические и этические нормы декларируют добровольное согласие больного на рекомендуемое лечение, и в этой связи степень доверия врачу, стремление добровольно выполнять назначения становятся одним из важных факторов терапевтического процесса [7]. Согласие пациента следовать рекомендациям врача обозначают термином «комплаенс» [4], которому в тезаурусе соответствуют такие синонимы как подчинение, повиновение, уступчивость, приспособление, разделение взглядов.

По данным литературы, частота случаев несоблюдения схемы приема антипсихотических препаратов колеблется в пределах 11–80 %. Имеются сообщения о том, что 48 % пациентов не соблюдают лечебные рекомендации в течение 1-го года терапии и 74 % – первых двух лет. Даже во время госпитализации, несмотря на то, что сестринский персонал регулярно выдает лекарственные препараты в соответствующее время в течение дня, до 19 % психически больных принимают лекарства нерегулярно [7,17].

Идентифицировано порядка 250 факторов, так или иначе обусловливающих комплаенс [15]. Это один из показателей сложности проблемы. Основные группы факторов, определяющих уровень комплаенса, – факторы, связанные с медикацией, пациентом, его отношениями с врачом и внешним окружением. В аспекте влияния на комплаентность психически больных наибольшее внимание уделялось переносимости психотропных препаратов и наличию различных побочных эффектов [6].

Неврологические, эндокринные и антихолинергические побочные эффекты являются первыми причинами прекращения приема лекарств. Связь нонкомплаенса с побочными эффектами, однако, сложна и не является абсолютной. Например, на фазе начальной стабилизации более высокие дозировки нейролептиков и, соответственно, большая выраженность экстрапирамидных побочных эффектов может, тем не менее, сопровождаться хорошим комплаенсом [7].

Важную роль в формировании приверженности соблюдению режима терапии играет личность больного. Здесь имеют значение как общие паттерны поведения, эмоционального реагирования, копинг-стратегии, так и более «узкоспециализированные» структуры, в частности внутренняя картина болезни. В ряду основных причин, по которым пациенты не хотят принимать лечение, находятся неправильное представление о лечении – страх развития зависимости, утраты контроля, изменений личности, прежний неблагоприятный опыт лечения и побочные действия лекарственных препаратов, стигма и самостигматизация, естественно возникающее желание прекратить прием лекарственных препаратов при хорошем самочувствии [5].

Факторы внешней социальной среды не могут не влиять на комплаентность психически больных, прежде всего потому, что во многом обусловливают влияние уже описанных групп факторов на формирование отношения к соблюдению лечебного режима. Особая роль здесь принадлежит микросоциальному окружению больного и в первую очередь его семье.

Одним из важных условий соблюдения режима терапии пациентами является профессионализм врача. Установлено, что около 50 % случаев неэффективности терапии связано с ее неадекватным применением [6]. Наиболее распространенными ошибками, помимо несвоевременного начала лечения, а также несоблюдения клинических показаний и противопоказаний к препарату, являются проведение шаблонной (без учета индивидуальных особенностей) терапии низкими дозами или, наоборот, частая смена, «жонглирование» препаратами без соблюдения экспозиции нужной длительности или преждевременная отмена терапии.

Весьма значимым фактором остается наличие доверительных отношений, взаимопонимание и должный контакт с лечащим врачом, заинтересованного участия больного в процессе терапии, все это позволяет минимизировать нарушения предписанных рекомендаций. Необходимо создание так называемого терапевтического альянса, поддержание которого является важным показателем врачебного профессионализма и залогом успешной терапии [7].

С целью улучшения соблюдения пациентами режима лечения используются различные методики, включающие психообразование, семейную терапию, бихевиоральную терапию, психопедагогический и чисто дидактический подходы [7].

В последние годы в отечественной психиатрии все большее распространение получают психообразовательные группы [1]. Во многих моделях психообразования, навыки управления медикаментозной терапией является важной составной частью общего процесса обучения. Результаты исследований, направленных на повышение готовности больных с психотическими расстройствами лечиться, свидетельствуют о том, что только психиатрическое просвещение и дидактический подход имели ограниченную эффективность [10]. Интерактивные, структурированные методы поведенческой психотерапии в сочетании с психообразованием более перспективны [13].

Поведенческая или бихевиористически ориентированная психотерапия трактуется, прежде всего, как процесс направленного формирования желаемых, адаптивных форм поведения на основе принципов теории научения, ее целью является формирование и укрепление способности к действиям, приобретение навыков, позволяющих улучшить самоконтроль [9]. В рамках направления были предложены различные методы поведенческой терапии психотических проявлений.

Наиболее распространенной моделью групповой работы с больными шизофренией, начиная с 1970-х годов и до сегодняшнего дня, является тренинг социальных навыков, который рассматривается как важнейшая составная часть любой лечебной программы психически больных [1]. Тренинг социальных навыков определяется как структурированная обучающая программа, формирующая навыки социального поведения, которые необходимы для создания определенной сети социальных контактов и уменьшения стресса как следствия интерперсональных конфликтов и неудач [16].

На основе базовой модели тренинга социальных навыков строятся самые различные модификации методики, например, тренинг навыков решения проблем, тренинг совладания с продуктивной симптоматикой, тренинг, ориентированный на оптимизацию процесса переработки информации, тренинг «управления гневом» и другие, нацеленные на решение конкретных задач и зависящие от особенностей той или иной группы пациентов. Конкретные цели и методики тренинга могут различаться, однако общая стратегия остается неизменной. Главным является постепенное расширение и углубление получаемых навыков, конечная цель дробится на небольшие элементы, из которых складывается окончательная поведенческая реакция, и обучение происходит путем последовательного их освоения, т. н. пошаговой стратегии [1, 3, 8, 12, 14].

Тренинг социальных навыков строится на основе модульного подхода. Модуль – это определенный элемент услуг с целостной темой, обеспечивающий пациента информацией, необходимой для овладения знаниями и навыками и приспособленный для структурированного использования. Каждый модуль разделен на сферы навыков, например, модуль проведения медикаментозного лечения, состоит из пяти сфер: осознание преимуществ антипсихотической терапии, осознание ее побочных эффектов, отслеживание этих эффектов, взаимодействие с врачами и другими специалистами и осознание преимуществ длительной фармакотерапии в виде инъекции. Каждой из этих сфер навыков обучают, систематически используя семь видов деятельности: описание навыков, моделирование с помощью видеоряда, ролевые игры, ресурсы по разрешению проблем, разрешение проблем, жизненные упражнения и домашние задания [8].

Нельзя не отметить критические высказывания в адрес психобразовательных программ и когнитивно-бихевиоральной психотерапии за излишнее акцентирование исключительно биологической обусловленности психических расстройств и недооценку психологических факторов в их генезе, терапии и профилактике [10].

Эффективность тренинга социальных навыков коррелирует с четкой структурированностью и длительностью терапевтической программы (по некоторым данным не менее года), обязательным повторным прохождением курса (т.к. навыки могут постепенно утрачиваться), интеграцией с другими продолжительными поддерживающими формами психотерапии (в т.ч. и семейной), психосоциальной терапии и медикаментозным лечением [3, 12, 14]. Возникает потребность в столь же эффективных, но более краткосрочных методах психотерапии, которые могут быть осуществлены, в том числе и в индивидуальной форме.

В Великобритании R. Kemp и соавт. [2] был разработан метод комплаенс-терапии, использующий когнитивно-бихевиоральный подход в сочетании с мотивационном интервьюированием, и сфокусированный на повышении критического отношения к заболеванию и улучшении качества соблюдения лечебных рекомендаций. Метод еще мало известен отечественным специалистам, хотя в рандомизированных контролируемых исследованиях получены данные о его эффективности [13].

Мотивационное интервью – это директивный, клиент-центрированный стиль консультирования, предназначенный для достижения поведенческих изменений посредством помощи клиентам в исследовании и преодолении амбивалентности [11]. Первоначально методика была предложена для работы с алкоголиками и наркоманами. Наиболее важными элементами мотивационного интервьюирования являются следующие. Подчеркивается, что мотивация к изменениям не есть нечто навязываемое пациенту извне. Амбивалентность, которую испытывает и выражает клиент, является его собственным важным качеством. В обязанности терапевта/консультанта не входит ее разрешение, скорее, он должен отражать ее и сотрудничать с клиентом в исследовании и разрешении его амбивалентности. При мотивационном интервьюировании не используется прямое убеждение. Этот стиль подразумевает не противодействие пациенту, а совместное продвижение в общем направлении. Основой мотивационного интервьюирования выступает концепция готовности к изменениям, сформулированная Дж. Прохазкой и К. Ди Клементе (1984) [11]. Готовность к переменам не есть статичная характеристика индивида. Она может усиливаться или ослабляться в контексте терапевтических отношений и различных жизненных ситуаций.

При создании комплаенс-терапии из метода мотивационного интервьюирования были взяты такие техники, как побуждающее расспрашивание, активное выслушивание, регулярное использование открытых вопросов, резюмирование, избегание обвинений, доводы «за» и «против» альтернативного образа действий, поощрение и поддержка, а также формирование и подкрепление адаптивных установок и форм поведения. В процессе осуществления вмешательства постоянно стимулировалось самостоятельное поведение больного, которое бы максимально приближалось к поведению идеального пациента.

Комплаенс-терапия представляет собой краткосрочную психотерапию, проводимую в три стадии, каждая из которых предполагает 2–3 встречи, длительностью до 1 ч дважды в неделю. Через 3, 6 и 12 мес. предлагаются дополнительные индивидуальные сеансы психотерапии [2].

Преимущества комплаенс-терапии состоят в том, что для ее осуществления требуется мало времени, она является практичным и достаточно легко реализуемым вмешательством в реальных клинических условиях. Акцент на сотрудничестве в рамках терапевтического взаимодействия хорошо согласуется с растущей заинтересованностью в соблюдении прав пациентов и повышении полномочий пользователей психиатрической помощи.

Целью данного исследования были адаптация метода комплаенс-терапии и предварительная оценка его эффективности.

Материал и методы. Исследование проводилось на базе стационара Оренбургской областной клинической психиатрической больницы № 2 и включало 90 пациентов c диагнозом F2х.х, которые относились к разделу МКБ-10, включающему шизофрению, шизотипические и бредовые расстройства. Критериями включения пациентов в исследование служило соответствие выявленной у них клинической картины шизофрении на этапе формирования ремиссии. Из обследованных больных параноидной формой шизофрении (F20.0) страдали 55 человек (61,1 %), кататонической (F20.2) – 22 человека (24,4 %), простой тип шизофрении (F20.6) диагностировался у 11 (12,2 %) пациентов, и гебефреническая шизофрения (F20.1) – у 2 (2,2 %) больных. Комплаенс-терапия осуществлялась врачами-психотерапевтами преимущественно в форме индивидуальной терапии или в малых группах до 3–4 больных, 1–2 раза в неделю, всего до 6–8 сеансов, общая длительность психотерапевтического лечения до 1 мес.

Использовались клинический, экспериментально-психологический и статистический методы исследования. Экспериментально-психологическое исследование проводилось в динамике на диагностическом этапе до проведения вмешательства и после комплаенс-терапии. Все полученные в работе результаты были обработаны различными статистическими методами по компьютерной программе SPSS 19.0. В частности использовались: первичные описательные статистики – меры центральной тенденции (среднее (M) и медиана (Md)), меры изменчивости (стандартное отклонение (σ), дисперсия (D), асимметрия (As) и эксцесс (Ex)); проверка нормальности распределения проводилась с помощью критериев асимметрии и эксцесса, а также критерия нормальности Колмогорова-Смирнова; сравнение средних при соответствии нормальному распределению осуществлялась по критерию t-Стьюдента для зависимых (связных) выборок, при несоответствии – по критерию Т-Вилкоксона. Статистически значимыми принимались результаты при р < 0,05. Экспериментально-психологические методы включали опросник самостигматизации, методику прогнозирования медикаментозного комплаенса.

Результаты исследования. Поскольку проверка нормальности распределения с помощью критериев асимметрии и эксцесса, а также критерия нормальности Колмогорова-Смирнова (табл. 1, 2) показала, что большинство измеренных переменных Шкалы медикаментозного комплаенса отличаются от нормального, для сравнения значений до и после лечения использовался критерий Т-Вилкоксона (табл. 3).

Таблица 1

Дескриптивная статистика и результаты проверки нормальности распределения
показателей Шкалы медикаментозного комплаенса
у больных шизофренией до лечения (N = 90)

 

Таблица 2

Дескриптивная статистика и результаты проверки нормальности распределения
показателей Шкалы медикаментозного комплаенса у больных шизофренией
после лечения (N = 90)

 

Статистически значимые изменения наблюдались по всем параметрам Шкалы медикаментозного комплаенса (табл. 3).

В процессе комплаенс-терапии наиболее существенно повысились показатели субшкалы «Факторы, связанные с пациентом» (Т = -7,840; р = 0,000). Лечащие врачи, оценивавшие состояние пациентов после курса проведенной терапии, отмечали снижение уровня продуктивной (по шкале BPRS) и негативной (по шкале SANS) психопатологической симптоматики.

У обследованных больных уменьшились ипохондрические переживания, тревожные опасения относительно своего настоящего состояния и перспектив на будущее, признаки напряженности и повышенной двигательной активности в моторике. Редуцировались и другие симптомы нарушения эмоционально-аффективной сферы: депрессивные тенденции; аффективная уплощенность; ригидность эмоционального реагирования.

Таблица 3

Сравнение значений Шкалы медикаментозного комплаенса
у больных шизофренией до и после лечения (N = 90)

 

Улучшились показатели протекания мыслительной деятельности: снизилась степень спутанности и/или разорванности мыслительного процесса, причудливости, вычурности содержания мышления. Нивелировались проявления бредовых и галлюцинаторных переживаний.

Специалисты, проводившие объективную оценку состояния больных шизофренией после курса комплаенс-терапии, отмечали также улучшение в сфере межличностного взаимодействия: снизились проявления враждебности и недоброжелательности, подозрительности по отношению к окружающим, повысились готовность к сотрудничеству и качество эмоционального контакта, в том числе с медицинским персоналом.

В целом, повысился энергетический потенциал, что привело к большей продуктивности деятельности, повышению глобального уровня социального функционирования (по шкале GAF), адаптации пациентов.

Помимо редукции уровня продуктивной и негативной психопатологической симптоматики, у больных шизофренией в ходе лечения повысилась критика к симптомам своего заболевания, уменьшились тенденции к аддиктивному и саморазрушающему поведению, в том числе к злоупотреблению психоактивными веществами.

Достоверные изменения в процессе комплаенс-терапии наблюдались и в отношении показателей субшкалы «Отношение к медикации» (Т = -7,813; р = 0,000). В ходе проводимых интервенций больные шизофренией стали занимать более активную позицию относительно предлагаемого им медикаментозного лечения: появились более устойчивое (чем до лечения) понимание необходимости приема препаратов, интерес к параметрам терапии, уменьшились необоснованные опасения, связанные с психотропным действием лекарственных средств или с возможностью появления побочных эффектов, повысилась оценка пациентами эффективности принимаемых препаратов. Фактически, именно в этом и заключался смысл проведения психотерапевтического вмешательства.

Лечащие врачи также отмечали, что на поведенческом уровне осознанная, активная установка в отношении медикаментозного лечения выразилась в более регулярном самостоятельном приеме лекарств, в большей приемлемости различных способов введения препаратов, в уменьшении таких нарушений комплаенса, как прекращение приема лекарств, снижение дозировок, прием не рекомендованных врачом препаратов.

В ходе предлагаемого варианта лечения значимо увеличились значения субшкал «Факторы, связанные с близким окружением» (Т = -7,714; р = 0,000) и «Факторы, связанные с лечащим врачом» (Т = -7,122; р = 0,000). Наблюдаемые изменения позволяют говорить о том, что объективно повысился уровень социальной поддержки больных, включая материальное содействие в приобретении лекарственных средств, улучшилось отношение референтной группы пациентов к медикации. Повысился терапевтический альянс, что выразилось в снижении недоверия, недовольства контактом с врачом.

Таким образом, эффективность проводимой с больными шизофренией комплаенс-терапии представляется высокой с позиции врачей, осуществляющих курацию пациентов, о чем свидетельствуют статистически достоверные, существенные изменения всех параметров Шкалы медикаментозного комплаенса, увеличились показатели факторов, связанных с медикацией, пациентом, врачом и близким окружением больного. На основании полученных данных можно предполагать в дальнейшем лечении сохранение высокой степени устойчивости установки больного на следование рекомендациям лекарственной терапии, хорошего терапевтического альянса.

Стоит подчеркнуть, что оценка медицинского персонала в отношении снижения уровня продуктивной и негативной психопатологической симптоматики, высокой эффективности проведенного комплекса терапевтических мероприятий в целом совпадает с субъективным мнением самих больных.

Проверка нормальности распределения с помощью критериев асимметрии и эксцесса, а также критерия нормальности Колмогорова-Смирнова (табл. 4, 5) показала, что распределение большинства измеренных переменных Опросника «Самостигматизация» не отличается от нормального,  поэтому  для  сравнения  значений до и после лечения использовался критерий t-Стьюдента для зависимых выборок (табл. 6).

Таблица 4

Дескриптивная статистика и результаты проверки нормальности распределения
показателей Опросника «Самостигматизация» у больных шизофренией
до лечения (N = 90)

 

Таблица 5

Дескриптивная статистика и результаты проверки нормальности распределения
показателей Опросника «Самостигматизация» у больных шизофренией
после лечения (N = 90)

 

Таблица 6

Сравнение средних значений Опросника «Самостигматизация»
у больных шизофренией до и после лечения (N = 90)

 

В процессе проведения комплаенс-терапии наиболее значительные сдвиги средних значений (с 110,38 ± 3,54 до 100,97 ± 3,95) наблюдались по интегративному показателю SS (self-stigmatization) (t = 3,064; p = 0,003). Автор методики обозначает самостигматизацию как совокупность реакций пациента на свое заболевание и статус «психически больного» в обществе, при этом самостигматизация сопряжена с изменением системы отношений больного в связи с его представлениями о своей болезни [Михайлова И.И., 2005]. В связи с этим, снижение уровня выраженности SS (self-stigmatization) можно рассматривать не только как общий эффект дестигматизации больных шизофренией, но и как тенденцию к пересмотру ими паттернов социального взаимодействия, а также утрированных представлений о несостоятельности психически больных.

После проведенного комплекса терапевтических мероприятий достоверно снизились (с  34,54 ± 1,28 до 31,04 ± 1,38 баллов) средние значения Аутопсихической формы самостигматизации (t = 2,712; p = 0,008). Данная форма самостигматизации проявляется изменением, вследствие заболевания, представлений пациентов о своих индивидуальных признаках – больные полагают, что причиной их предполагаемой несостоятельности в различных сферах жизни служат болезненные изменения. Таким образом, у больных шизофренией под действием осуществляемых психотерапевтических вмешательств в положительную сторону изменились представления о собственной несостоятельности и нереализованности, по причине болезни, в следующих сферах психического и социального функционирования:

– возможность вести активный и здоровый образ жизни. В процессе проведенной терапии пациенты стали лучше понимать, что при эффективном и своевременном лечении психическое заболевание не мешает чувствовать себя здоровым, не ограничивает и не снижает общую психическую активность и деятельность;

– возможность чувствовать себя уверенным и независимым в поступках. Больные шизофренией после курса комплаенс-терапии меньше опасались того, что психическое расстройство ограничивает их свободу и самостоятельность, делает их неуверенными и зависимыми от окружающих людьми;

– возможность повышения образования и расширения кругозора, реализации творческой активности. Исследованные пациенты в ходе лечения изменили свои представления о том, что у больных шизофренией снижены творческие и познавательные способности;

– семейные отношения. Обследованные пациенты во многом благодаря проведенным интервенциям стали в меньшей степени опираться на когнитивные установки, предполагающие, что людям с психическим заболеванием в нашем обществе трудно устраивать семейную жизнь, что болезнь мешает быть хорошим супругом, родителем и чувствовать себя счастливым в семье;

– отношения с противоположным полом. Больные шизофренией в процессе проведения комплекса терапевтических мероприятий осознали, что психическое заболевание не в такой большой степени, как они считали ранее, влияет на отношения с противоположным полом (в том смысле, что здоровому человеку сложно полюбить больного), на способность к душевной и физической близости с любимым человеком;

– профессиональная деятельность. Уменьшились опасения, что психические нарушения помешают или уже негативно сказываются на возможности эффективно справляться с интересующей работой и хорошо зарабатывать.

В несколько меньшей степени, чем показатели Аутопсихической формы, уменьшились (с  42,96 ± 1,72 до 39,10 ± 1,99 баллов) средние значения Социореверсивной формы самостигматизации (t = 2,339; p = 0,022). В данном случае исследуются не столько представления больных шизофренией о собственной несостоятельности вследствие болезни в тех или иных сферах функционирования, сколько мнение пациентов о том, что их мнимая и действительная недееспособность является результатом предвзятого отношения к ним окружающих. Пациенты перестают отождествлять себя с обществом здоровых людей, и расценивают отношение к ним окружающих, как пристрастное и предубежденное.

Снижение уровня выраженности средних значений Социореверсивной формы самостигматизации означает, что в конце курса комплаенс-терапии обследованные пациенты в меньшей степени, чем до начала лечения, считали, что заболевание определяет отрицательное отношение к ним членов семьи, в том числе вследствие снижения их способности поддерживать семейные отношения; что психически больные люди не способны испытывать чувство любви, или они становятся менее чуткими к любимому человеку.

Они также значительно реже опирались на такие дисфункциональные установки, как: «психическое расстройство мешает людям дружить с больным человеком», «психически больные, как правило, не могут быть настоящими друзьями», во многом потому, что они «менее чем здоровые люди способны испытывать дружеские чувства»; «больному человеку не дадут возможности хорошо зарабатывать и заниматься интересующей его деятельностью».

Необходимо особо подчеркнуть, что снижение показателей Социореверсивной формы самостигматизации подразумевает и позитивную трансформацию суждений больных шизофрений относительно таких важных сфер, составляющих основу качества жизни, как здоровье, общая активность, уверенность в себе и свобода в принятии решений. Обследованные пациенты в ходе комплаенс-терапии стали пересматривать широко распространенные в нашем обществе мнения, касающиеся того, что психическое заболевание неизлечимо, что к людям, обращавшимся за помощью к психиатрам, вне зависимости от качества достигнутого улучшения состояния, всегда будут относиться как к больным, что свобода действий пациента с психическим расстройством должна быть ограничена. Больные шизофренией пересматривали также свои представления касательно негативного отношения к ним окружающих, например, относительно того, что люди, знающие об их заболевании, препятствуют, не дают чувствовать себя уверенным, здоровым, свободным человеком, вести активную, деятельную жизнь, повышать свой образовательный уровень и расширять кругозор.

Значительной коррекции подверглись установки, вызванные снижением критичности и ослаблением восприятия объективной реальности, приобретающие утрированный до несообразности характер. В частности представления о том, что психически больным людям недоступны переживания прекрасного, понимание искусства, или, что больному человеку, не дадут наслаждаться природой, произведениями искусства, обесценят его творчество в глазах окружающих.

В процессе комплаенс-терапии у больных шизофренией статистически достоверно уменьшились (с 32,88 ± 1,01 до 30,82 ± 1,10 баллов) средние показатели уровня выраженности Компенсаторной формы самостигматизации (t = 2,171; p = 0,033). Пациенты стали реже игнорировать проявления своего заболевания с целью подчеркивания собственного отличия от «типичного» психически больного, что позволяло им легче идентифицироваться со здоровыми людьми. Акцентируя внимание на различии между собой и «характерным» портретом больного с психиатрическим диагнозом, они стремятся поддерживать иллюзию собственного психического благополучия, и при этом формируют утрированные представления о предполагаемой несостоятельности психически больных. Например, «Больного человека не примут в учебное заведение или он не сможет успешно учиться», «Лиц с психическим заболеванием допускают только к примитивной работе», «Больной человек не способен принимать правильные решения», «Больные не могут жить в браке, воспитывать детей» и другие подобные установки. В результате проведенного лечения подобные проявления стигматизации психиатрических пациентов самим больными шизофренией уменьшились. Вероятно, это связано и с тем, что в ходе применения комплекса терапевтических мероприятий снизился уровень неуверенности в себе, стабилизировалась самооценка (эти психологические феномены лежат в основе развития Компенсаторной формы самостигматизации – пациенты формируют отрицательные представления о способности психически больных к самореализации в качестве выгодного стандарта для сравнения), и с тем, что на фоне редукции психопатологической симптоматики у них вырабатывается более реалистичный образ себя, аспектов своего заболевания.

Подводя итог, нужно отметить, что эффективность комплаенс-терапии обнаруживает себя и в десамостигматизации – позитивной коррекции системы установок, затрагивающих различные сферы психического функционирования. Отмечалось достоверное снижение показателей Аутопсихической, Социореверсивной и Компенсаторной форм самостигматизации, что отражает общее изменение у больных шизофренией представлений о причинах своей несостоятельности.

Выводы. Комплаенс-терапия у больных шизофренией оказалось эффективной, о чём свидетельствуют статистически достоверные изменения по Шкалам медикаментозного компланса, что совпадало с клинической оценкой врачей, осуществляющих курацию пациентов.

Комплаенс-терапия, в качестве краткосрочной, преимущественно индивидуальной психотерапии, объединяющая когнитивно-поведенческие вмешательства, мотивационное интервьюирование и психообразовательные стратегии, может успешно применяться в комплексной терапии больных шизофренией в условиях психиатрического стационара.

Данная психотерапевтическая методика, направленная на коррекцию имеющихся убеждений пациентов, касающихся приема медикаментов и амбивалентного отношения к лечению как характерной черты, свойственной больным шизофренией, может существенным образом компенсировать недостатки исключительно дидактического подхода в психообразовательной стратегии.

Комплаенс-терапия показала достаточно высокую эффективность у больных шизофренией при непосредственной оценке. Для более полного и всестороннего изучения отдаленных результатов лечения и лучшего понимания механизмов воздействия данного вмешательства на различные факторы комплаентности необходимы дальнейшие исследования.

 

    Литература

  1. Гурович И.Я. Психосоциальная терапия и психосоциальная реабилитация в психиатрии / И.Я. Гурович, А.Б. Шмуклер, Я.А. Сторожакова. – М.: Медпрактика-М, 2004. – 492 с.
  2. Кемп Р. Комплайенс-терапия: [пер. с англ.] / Р. Кемп, А. Девид, П. Хейворд (R.  Kemp, A.  David, P.  Hayward) // Обзор  современ.  психиатрии. – 2000. – Вып. 5. – С. 91-101
  3. Клиническая психология: [пер. с нем.] / под ред. М. Перре, У. Баумана. – СПб. : Питер, 2002. – 1312 с.
  4. Лапин И.П. Плацебо и терапия / И.П. Лапин. – СПб.: Лань, 2000. – 224 с.
  5. Литтрел К. Соблюдение режима лечения в психиатрии: что должен знать каждый врач, лечащий больных шизофренией (реферат) / Литтрел К., Джонс-Ван Д.Е., Мак-Фрайн Д. (Littrell K., Jones-Vaughn J.E., MacFariane J.) // Психиатрия и психофармакология. – 2005. – Т. 7, № 4. – С. 238-240.
  6. Мосолов С.Н. Современный этап развития психофармакотерапии / С.Н. Мосолов // Рус. мед. журн. – 2002. – Т. 10, № 12/13. – С. 45-49.
  7. Незнанов Н.Г. Проблема комплаенса в клинической психиатрии / Н.Г. Незнанов, В.Д. Вид // Психиатрия и психофармакология. – 2004. – Т. 6, № 4. – С. 159-162.
  8. Обучение тяжело психически больных: модули программы по социальным навыкам и навыкам самообслуживания: [пер. с англ.] // Шизофрения. Изучение спектра психозов / Р.П. Либерман, Ч.Дж. Уэллэйс, Г. Блэквелл [и др.]; под ред. Р.Дж. Энсилла, С. Холлидея, Дж. Хигенботтэма. – М.: Медицина, 2001. – С. 51-64.
  9. Психотерапевтическая энциклопедия / под ред. Б.Д. Карвасарского. – 2-е изд. – СПб. [и др.] : Питер, 2000. – 1019 с.
  10. Рид Дж. Модели безумия: психологические, социальные и биологические подходы к пониманию шизофрении: [пер. с англ.] / Дж. Рид, Л.Р. Мошер, Р.П. Бенталл. – Ставрополь, 2008. – 411 с.
  11. Соммерз-Фланаган Дж. Клиническое интервьюирование: [пер. с англ.] / Дж. Соммерз-Фланаган, Р. Соммерз-Фланаган. – М.: Вильямс, 2006. – 672 с.
  12. Холмогорова А.Б. Психотерапия шизофрении за рубежом / А.Б. Холмогорова // Психологическое консультирование и психотерапия. Т. 1: Теория и методология / под ред. А.Б. Фенько, Н.С. Игнатьевой, М.Ю. Локтаева – М.: Моск. психотерап. журн. – 1999. – С. 225-259.
  13. Шизофрения: [пер. с англ.] / под ред. М. Мэйа, Н. Сарториуса. – Киев: Сфера, 2005. – 488 с.
  14. Hogarty G.E. Eine kontrollierte Studie uber Familientherapie, Training sozialer Fertigkeiten und unterstutzender Chemotherapie in der Nachbehandlung Schizophrener / G.E. Hogarty, C. Anderson  // Boker W. / Bewaltingung der Schizophrenie / W. Boker, H.D. Brenner. – Bern : Hans Huber, 1986. – S. 72-86.
  15. Phillips E. Patient compliance / E. Phillips. – Bern : H. Huber, 1988. – P. 20.
  16. Social skills training for schizophrenia / A.S. Bellack, K.T. Mueser, S. Gingerich, J. Agresta. – New York: Guilford Press, 2004. – 327 p.
  17. Weinden P.J. Causes of neuroleptic non-compliance / P.J. Weinden, E. Shaw, J.J. Mann // Psychiatric Annals. – 1986. – Vol. 16. – P. 571-575.

 

 

Ссылка для цитирования

Бабин С.М., Шлафер А.М., Сергеева Н.А. Комплаенс-терапия больных шизофренией. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 2. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы