Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Спецвыпуск-2011
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Личностные профили женщин-заключенных, ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом

Узлов Н.Д. (Березники, Пермский край)

 

 

Узлов Николай Дмитриевич

–  кандидат медицинских наук, заведующий кафедрой психологии и социальной работы Березниковского филиала Пермского государственного университета, г. Березники, Пермский край.

E-mail: knots51@mail.ru

 

 

 

Аннотация. Исследовались личностные профили заключенных-женщин, инфицированных ВИЧ и заболевших СПИДом, всего 132 чел. У заключенных с начальными стадиями заболевания ярко проявлялись психопатические черты характера, достигающие степени эксплозивности, у страдающих СПИДом они были заметно сглажены. Выявленные особенности в поведении и личностные характеристики отражают их возможности адаптации к условиям пенитенциарного учреждения.

Ключевые слова: пенитенциарная психология, женщины-заключенные, личностный профиль, наблюдение, психодиагностика, ВИЧ, СПИД.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

В последнее время пенитенциарными психологами накоплен большой диагностический материал, касающийся использования опросников MMPI, ММИЛ, СМИЛ, СМОЛ для оценки особенностей личности заключенного. Выделены классификационные группы, описаны психотипы преступников, совершающих различные виды правонарушений, и их специфические особенности, которые находят отражение в личностных профилях [9].

Пенитенциарная система столкнулась с такой серьезной проблемой, как содержание заключенных, зараженных ВИЧ-инфекций вследствие предшествующей наркотизации или девиантных форм сексуального поведения (проституция, промискуитет и др.). По данным статистики, в местах лишения свободы находится более 42 тысяч зараженных ВИЧ [8]. Каждый год в следственные изоляторы ФСИН России поступают более 8000 ВИЧ-больных. Из общего числа содержащихся в условиях лишения свободы ВИЧ-инфицированных 80,9% составляют мужчины, 18,5% – женщины, 0,6% – несовершеннолетние [6]. Доля ВИЧ-инфицированных в российских тюрьмах в четыре раза выше, чем в целом по стране. При этом неуклонно растет не только число ВИЧ-инфицированных женщин в российских тюрьмах, но и заболевших СПИДом [4].

Личность заключенных, зараженных ВИЧ-инфекцией, представляет собой сложный конгломерат из преморбидных особенностей, патохарактерологических качеств, наркологической отягощенности, криминальных наклонностей и тех изменений, которые обусловлены иммунодефицитом. В работе с ними возникают не только трудности медицинского характера, обусловленные ограниченными возможностями проведения качественного лечения и реабилитации в условиях изоляции, но и  психологического плана, связанные с преодолением рентных или оппозиционных установок, накладываемых уголовными правилами, антисоциальной направленностью и т.д. В этих условиях большое значение приобретает изучение личности осужденных – ВИЧ-инфицированных, в том числе с использованием многофакторных методов исследования личности.

Проведенный литературный поиск показал, что имеется ограниченное число публикаций, в которых указываются результаты использования методик многостороннего исследования личности заключенных-женщин, зараженных ВИЧ. Заслуживает внимания работа С.Н. Коваленко и С.Л. Соловьевой из Санкт-Петербурга [7], которые с помощью опросника СМОЛ обследовали 100 заключенных-женщин в возрасте от 20 до 35 лет, употреблявших инъекционные наркотики и являющихся носителями ВИЧ-инфекции с хронической формой гепатита В и С. Контрольную группу составили практически здоровые заключенные, не предъявляющие вышеуказанного диагноза, также 100 чел. По результатам теста СМОЛ группа инфицированных авторами была разделена на 2 подгруппы. Для первой подгруппы оказалось характерным наибольшее превышение, в сравнении с контрольной группой, показателей по шкалам депрессии (D), истерии (Hy) и психастении (Pt), т.е. невротической шкал в сочетании с тревожностью. Во второй подгруппе было отмечено превышение показателей в профиле только по шкалам психастении (Pt) и шизоидности (Sc). Для здоровых заключенных оказалось характерным понижение профиля к шкале истерии (Hy) с дальнейшим плавным ростом баллов к шкале шизоидности (Sc). На основании проведенного исследования авторы делают вывод о том, что бывших наркозависимых, ВИЧ-инфицированных женщин-заключенных можно отнести к психотипу ипохондрических личностей с выраженными трудностями в социальной адаптации, тревогой, которая больше связываются не с нахождением в условиях пенитенциарного учреждения, а состоянием своего физического здоровья.

Ограниченность публикаций в этом направлении делает проблему достаточно острой в плане определения психодиагностических маркеров для указанного контингента обследуемых с помощью многофакторных методик.

Цель настоящего исследования – изучение личностных профилей заключенных-женщин, инфицированных ВИЧ и заболевших СПИДом для  построения адекватных лечебно-профилактических и психокоррекционных мероприятий и определения оптимальных мер социального контроля над поведением осужденных сотрудниками оперативно-режимной службы.

Материалы и методы. Обследовано 132 заключенных-женщин в возрасте 18-46 лет, отбывающих наказание в ИК-28 ГУФСИН России по Пермскому краю. Стаж заболевания составил: до 1 года – 21чел. (16%); от года до трех – 38 чел. (28,7%); свыше трех  лет – 73 чел. (55,3%). Испытуемые были распределены на 2 группы.

Первую группу (ВИЧ-инфицированные) составили заключенные, находящиеся на стадии бессимптомного носительства вируса, либо генерализованной лимфаденопатии (СПИД стадии I, II) – 52 чел. Это женщины преимущественно (82 %) молодого возраста, чаще незамужние (57,2 %), с низким образовательным уровнем (63,4% имеют неполное среднее образование), первой (75 %), реже второй (25 %) судимостью, осужденные за имущественные преступления и преступления против личности (в т.ч. 22 чел. (42,4%) по статье 228 УК РФ – хранение, сбыт наркотических средств), с наркологически отягощенным анамнезом (героиновая наркомания), заразившиеся ВИЧ инъекционным, реже половым, путем. В большинстве случаев ВИЧ-инфекция была выявлена впервые в пенитенциарном учреждении. За начало заболевания принималось обнаружение в крови испытуемых антител к ВИЧ, подтвержденное иммуноблотингом. Большинство испытуемых страдало рецидивирующими инфекциями верхних дыхательных путей, частыми герпетическими высыпаниями, но сохраняло физическую активность.

Вторая группа включала  больных СПИДом с III и IV стадиями заболевания (СПИД-ассосциированный комплекс; собственно СПИД) – 80 чел. Это преимущественно лица молодого (68 %) и зрелого (32 %) возраста, незамужние или разведенные (78,7 %), с низким образовательным уровнем (72,5 % имеют неполное среднее образование), с повторной судимостью (39 чел. (48 %) являются рецидивными преступницами). Выявлена высокая наркологическая отягощенность и длительный стаж героиновой наркомании. 43 чел. (53,7 %) осуждены за хранение и сбыт наркотических средств. Большинство заразились ВИЧ инъекционным, реже – половым путем. Как и у испытуемых первой группы, первые признаки ВИЧ-инфекции и СПИДа выявлены в местах лишения свободы. У 63 чел. имелись сопутствующие соматические и инфекционные заболевания (туберкулез, гепатит, почечная патология и др.), у 9 чел. – последствия перенесенных черепно-мозговых травм в форме нерезко выраженной энцефалопатии. В клинической картине заболевания (СПИД) преобладал легочной туберкулез.

Обследование проводилось в МСЧ колонии. Использовались: метод наблюдения, в качестве психодиагностического инструментария – сокращенный многофакторный опросник для исследования личности (СМОЛ), известный также как «мини-мульт» [2] и опросник «Уровень субъективного контроля» (УСК) Е.Ф. Бажина, Е.А. Голынкиной, А.М. Эткинда [1]. Интерпретация профилей осуществлялась в соответствии с описанием основных клинических шкал MMPI, адаптированных под СМОЛ [5].

 

Полученные результаты

 

Данные наблюдения за испытуемыми 1-й группы позволяют сделать предположение о наличии у многих из них психопатических или явно акцентуированных черт характера, с преобладанием аффективно-ригидных и эксплозивных реакций. В своем поведении они отличаются несдержанностью, нетерпеливостью, конфликтностью, агрессивностью. Они вульгарны, сексуально расторможены, склонны к членовредительству и демонстративной псевдосуицидальной активности. Стремятся к самоутверждению, повышению своего статуса в колонии. Отношение к обследованию и лечению чаще негативное

На рис.1 представлен профиль СМОЛ ВИЧ-инфицированных женщин-заключенных.

 

 

Профиль ВИЧ-инфицированных женщин-заключенных группы 1 расположен в границах 31-72 Т и по своей конфигурации относится к пограничным профилям, при которых имеется несколько пиков. Таковыми в профиле являются шкала F, уровень которой достигает 75Т, 4-я (Pd), сочетающаяся с подъемом по 6 шкале (Pa), 8-й (Sc) и 2-й (D), отрицательными пиками на 3-й (Hy) и 7-й (Pt) шкалах. Изолированный пик по шкале психопатии (эмоциональной напряженности, импульсивности), свидетельствует о наличии таких черт характера, как возбудимость, взрывчатость, импульсивность, склонность к асоциальному поведению, которые клинически могут укладываться, как минимум, в границы акцентуированного характера, либо психопатии (незначительное превышение уровня 4-й шкалы от условной нормы в 70Т). Сочетание с 6-й шкалой (код 46) подчеркивает эксплозивность и указывает на такие поведенческие паттерны, как чувство соперничества, стремление к доминированию, подавлению окружающих, пренебрежение этическими нормами, социальными правилами и т.п. Эти тенденции усиливаются добавочным пиком по 8-й шкале (Sc); профили типа 468… характерны для личностей с трудно корригируемым поведением, брутальной эксплозивностью, взрывным характером. Подъем по 2-й шкале (D) несколько снижает агрессивные реакции. Отрицательный пик по 7-й шкале указывает на наличие решительности, низкий уровень тревожности, отсутствие осторожности. Психологи-криминологи отмечают у таких личностей (высокая 4-я и низкая 7-я шкала), совершающих насильственные преступления, такие черты, как снижение способности к сопереживанию, грубую и жестокую манеру поведения [9]. Это также косвенно подтверждается снижением профиля на 3-й шкале (самостоятельность, отсутствие гибкости, деликатности, дипломатичности, в целом – присущих каждой женщине черт мягкости, легкой демонстративности и истероидности). Примечательно, что в профиле ВИЧ-инфицированных женщин-заключенных практически слабо выражены шкалы невротической триады (1-3), в целом можно говорить, что личностный компонент соматизации тревоги (Hs) и депрессивности (D) не играет существенной роли.

Таким образом, интерпретируя усредненный профиль испытуемых группы ВИЧ-инфицированных в целом, можно квалифицировать его как профиль психопатической асоциальной личности [9]. Соотнесение выделенных характеристик с данными наблюдения показывает сходство выделенных паттернов.

Наблюдение за испытуемыми второй группы показало, что, несмотря на свою криминогенную отягощенность, они реже демонстрируют аффективные реакции, возможно, благодаря своему тюремному опыту и авторитету, умеют себя сдерживать. В обследовании и лечении стремятся к сотрудничеству с медицинскими работниками, проявляют исполнительность и последовательность при выполнении врачебных назначений. Способны пойти на нарушение тюремной «зэковской» этики ради личных привилегий от медицинского персонала, отличаются услужливостью, угодливостью, стремятся понравиться и показать свои лучшие человеческие качества, однако не умеют это делать искренне, поэтому со стороны такое поведение нередко кажется гротескным или фальшивым. Вполне вероятно, подобным образом они готовят себе «тылы» в случае значительного ухудшения своего состояния. Болезнь и безвыходное положение вынуждает их обратиться к религии. Многие молятся, ведут переписку с церковью. Стремятся получить прощение близких. Наличие явных симптомов СПИДа тяжело переживают. Некоторые становятся депрессивными, иногда высказывают суицидальные мысли. Было также замечено, что эта категория больных подвергалась преследованиям и унижениям (моббингу) со стороны как здоровых заключенных, так и ВИЧ-инфицированных независимо от их тюремного статуса.

На рис.2 представлен усредненный профиль женщин-заключенных, больных СПИДом. Профиль пограничного типа, располагающийся в границах 49-78Т. Индекс Уэлша =1,1 (в сырых баллах), что свидетельствует о его достоверности. Пиками в данном профиле являются 9-я (Ма), сочетающаяся с подъемом на 6-й шкале (Pa) при F=78Т. Облик испытуемого с комбинацией 96 при умеренной выраженности этих пиков характеризуется активностью, общительностью, сочетающихся с чертами аффективной ригидности, подозрительности, злопамятности, враждебности [9]. Личности такого типа стремятся утверждать свое превосходство и использовать окружающих для достижения личных целей. Однако черты брутальности и агрессивности менее выражены, что отражается на профиле отрицательными пиками по 8-й (Sc) и 4-й (Pd).

 

 

Можно также утверждать, что «криминально-психопатическая составляющая», несмотря на то, что большинство из обследованных являются рецидивными преступницами, в профиле данных личностей, в отличие от представительниц первой группы, не выражена. Как и у инфицированных ВИЧ, в их профиле также слабо выражены шкалы невротической триады (1-3), хотя различия в их уровнях статистически достоверны (табл.1).

 

Таблица 1

 

Различия в показателях шкал психологического профиля СМОЛ инфицированных ВИЧ и больных СПИДом женщин-заключенных

 

 

Суммируя данные, характеризующие различия между вышеописанными группами испытуемых, можно утверждать, что для женщин-заключенных, болеющих СПИДом, характерна меньшая психопатичность (p<0,001), меньшая шизоидность (p<0,01), большая иппохондричность и депрессивность (p<0,05), большая истероидность (p<0,001), большая психастеничность и гипоманиакальность (p<0,001).

Исследование локуса контроля показало, что по большинству показателей обе группы испытуемых можно отнести к слабо интернальным личностям. При этом среднеарифметические показатели интернальности у больных СПИДом были даже выше (от 5,2 до 6,6 стэна), по сравнению с инфицированными ВИЧ (5,6-5,9 стэнов), хотя статистически значимых различий между группами не выявлено (p>0,05). Нам представляется, что объяснить тенденцию к интернальности исследуемого контингента можно, исходя из особенностей криминальной личности и ситуации: чтобы выжить в условиях пенитенциарного учреждения, надо надеяться только на себя (известная зэковская формула «не надейся, не жди, не проси»). Вместе с тем, пациенты со СПИДом становятся экстернальными по параметру интернальности в отношении здоровья и болезни (уровень 5,3), т.к. в силу болезни вынуждены полагаться на медперсонал, охранников, администрацию, сокамерников в поисках помощи и поддержки. Таким образом, их экстернальность в сфере здоровья носит адаптивный, приспособительный характер.

 

Обсуждение

 

Как уже было сказано выше, в особенностях личности испытуемых нашли отражение различные «наслоения»: патохарактерологическая диспозиция, наркотическая зависимость, антисоциальные и криминальные наклонности, и, собственно говоря, итог – развитие пока что неизлечимой болезни, каким является СПИД. Т.С. Бузина ссылается на прогностические данные зарубежных исследований, выполненных на основе MMPI, в которых показано, что учащиеся, которые в дальнейшем стали употреблять наркотики, отличались от своих сверстников контрольной группы статистически значимым повышением по шкалам Hy (истерия), Pd (психопатия) и Ma (гипомания) [2, с.10]. А.Ф. Радченко в своем диссертационном исследовании приводит следующие характерные для злоупотребляющих героином типы профилей: 1) профиль с пиками по шкалам «2 – 4 – 8» (депрессия – психопатия – шизофрения); 2) профиль с единственным пиком по шкале «4» (психопатия); 3) профиль с пиками «2 – 9» (депрессия – гипомания) [10]. В цитированной выше работе С.Н.Коваленко и С.Л.Соловьевой для ВИЧ-инфицированных женщин оказалось характерными профили с пиками по шкалам депрессии (D), истерии (Hy) и психастении (Pt), либо психастении (Pt) и шизоидности (Sc) [7]. Как видно, ни одна из вышеописанных конфигураций не соответствует выделенным нами усредненным профилям. С одной стороны, это можно объяснить спецификой данной выборки. С другой – тестовые характеристики во многом совпадают с данными клинического наблюдения, что повышает их достоверность. В профилях СМОЛ больных СПИДом заключенных-женщин отчетливо выступает тенденция к сглаживанию психопатических черт характера (Pd), аффективности и паранойяльности (Pa). Вероятно, это частично обусловлено снижением общего энергетического тонуса, однако, на наш взгляд, имеют значение и изменения в ценностно-смысловой сфере, которые привносит болезнь, когда приходится решать проблемы экзистенциального уровня: «человек перед лицом надвигающейся смерти». Отсюда обращение к религии, раскаяние в отношениях с близкими, поиск поддержки со стороны окружающих, экстернальный локус контроля в сфере здоровья и др. Однако данный тезис нуждается в более тщательной эмпирической проверке.

Суммируя результаты клинического наблюдения и использованных методик, можно отметить значительную разницу в психологическом облике двух групп испытуемых. Женщины-заключенные, зараженные ВИЧ и не имеющие заметных проявлений заболевания, ведут себя в целом как личности, которых эта проблема едва коснулась. Соответственно, они проявляют поведенческие установки в отношении проводимого обследования и лечения как нечто, к чему можно относиться попустительски, либо извлечь из этого дополнительные льготы или дивиденды. Они не стремятся к сотрудничеству, оппозиционируют медперсоналу, в отношениях с другими заключенными стремятся к доминированию. Если определять интернальность как способность принятия ответственности «на себя», то всю предшествующую жизнь испытуемых этой группы можно рассматривать как череду безответственных поступков. Тогда их тенденция к интернальности может рассматриваться как своеобразный пассивный копинг, отражающий ситуацию пребывания в заключении.

Наличие выраженных симптомов (стадии СПИД) заставляют больных считаться с болезнью. В силу физической слабости, болезненности, немощности такие заключенные, несмотря на свой предшествующий криминальный опыт, часто не могут постоять за себя, отстоять свои интересы, подвергаются стигматизации и изоляции со стороны других заключенных. Они пытаются приспособиться к ситуации, чтобы выжить в этих условиях, используя социально приемлемые формы контактов, и идя на сотрудничество с администрацией и медицинским персоналом.

 

Выводы

  1. Личностные профили заключенных-женщин, носителей вируса иммунодефицита и больных СПИДом, несмотря на общность криминологических характеристик, значительно отличаются, прежде всего, по выраженности аффективно-психопатических черт характера, что подтверждается наблюдением за их поведением и данными психодиагностики: у больных с ВИЧ они достигают степени эксплозивности, у страдающих СПИДом, несмотря на большую криминальную и наркотическую отягощенность, заметно сглажены.
  2. Выявленные у заключенных-женщин с начальными (ВИЧ) и клинически выраженными стадиями (СПИД) заболевания особенности поведения и личностные характеристики, отражают их возможности адаптации к условиям пенитенциарного учреждения с учетом тяжести их заболевания.

Рекомендации

  1. В целях определения оптимальных мер социального контроля над поведением ВИЧ-инфицированных осужденных сотрудникам оперативно-режимной службы необходимо учитывать их медико-психологические характеристики.
  2. Для коррекции внутренней картины болезни у заключенных с начальными признаками СПИД-болезни необходимо учитывать степень выраженности их аффективных и психопатических черт, сопоставляя данные клинических наблюдений с результатами психодиагностики.
  3. Женщины, заболевшие СПИДом и подвергающиеся моббингу и стигматизации со стороны других заключенных, могут представлять группу потенциальных суицидентов, в связи с чем нуждаются в большем внимании со стороны психолого-психиатрических служб и социальных работников.

 

    Литература

  1. Бажин Е.Ф., Голынкина Е.А., Эткинд А.М. Методы исследования уровня субъективного контроля // Психолог. журн. – 1984. – № 3. – С. 152-162.
  2. Бузина Т.С. Психологические подходы к профилактике ВИЧ-инфекции при употреблении психоактивных веществ. – М.: Прометей, 2009. – 172 с.
  3. До 40 тыс. ВИЧ-инфицированных выявляется в России каждый год – Онищенко [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rian.ru/society/20080611/109970993.html
  4. Доклад о глобальной эпидемии ВИЧ/СПИДа (Четвертый глобальный доклад ЮНЭЙДС) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.hivpolicy.ru/news/index. php?id=4397
  5. Зайцев В.П. Вариант психологического теста Мini-Мult //Психологический журнал. – 1981. – № 3. – С. 118-123.
  6. Зыкова К.Ф. Содержание ВИЧ-инфицированных наркоманов в местах лишения свободы // Преступление и наказание: ежемесячный общественно-политич. и научно-методич. журнал. – М., 2004. – № 1. – 72 с.
  7. Коваленко С.Н., Соловьева С.Л. Изучение особенностей личности ВИЧ-инфицированных женщин в условиях пеницитарного учреждения / ГМА им. И.И. Мечникова, СПб.,2002. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.medlinks.ru/article.php?sid=4024
  8. По данным ФСИН, 90% российских заключенных страдают разными заболеваниями [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.newsru.com/crime/13nov2007/zk.html
  9. Рабочая книга пенитенциарного психолога /под ред. А.И. Мокрецова, В.П. Голубева, А.В. Шамиса. – М., 1998. – 107 с.
  10. Радченко А.Ф. Конституционально-личностные особенности больных наркоманией и их роль в формировании заболевания: автореф. … дисс. канд. мед. наук. – М., 1985. – 24 с.

 

 

Ссылка для цитирования

Узлов Н.Д. Личностные профили женщин-заключенных, ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 2. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы