Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Спецвыпуск-2011
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Общение врача: вербальная и невербальная коммуникация.
(Лекция 2)*

Болучевская В.В., Павлюкова А.И. (Волгоград)

 

 

Болучевская Валентина Викторовна

–  кандидат психологических наук, доцент кафедры общей и клинической психологии ГОУ ВПО «Волгоградский государственный медицинский университет федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию» преподаватель ГОУ ДПО ВИМПСР.

E-mail: boluchevskaya@yandex.ru,  milakova@list.ru

 

Павлюкова Антонина Игоревна

–  медицинский психолог, Волгоградский областной клинический перинатальный центр № 2 (ГУЗ «ВОКПЦ № 2»).

E-mail: sheirena87@rambler.ru

 

 

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

 

Коммуникация – процесс двустороннего обмена информацией, ведущий к взаимному пониманию. В переводе с латыни «коммуникация» – обозначает «общее, разделяемое со всеми». Если не достигается взаимопонимания, коммуникации не состоялось. Чтобы убедиться в успехе коммуникации, необходимо иметь обратную связь, о том, как вас люди поняли, как они воспринимают вас, как относятся к имеющейся ситуации. Таким образом, в процессе общения встает проблема не столько обмена информацией, сколько ее адекватного понимания. От чего это зависит?

Во-первых, форма и содержание сообщения существенно связаны с личными особенностями «говорящего», его представлениями о «слушающем» и отношением к нему и к ситуации, в ко-торой происходит общение. Во-вторых, всякое сообщение трансформируется под влиянием особенностей личности «слушающего», его отношения к автору сообщения, тексту, ситуации. Так, одни и те же слова, услышанные пациентом из уст врача, соседа по палате, родственника, могут вызвать у него разные реакции. Замечание врача, скорее всего, будет выслушано с должным вни-манием, а замечание соседа – с раздражением. Одну и ту же информацию разные люди могут воспринимать совершенно по-разному в зависимости от воспитания, особенностей личности и даже политических пристрастий. Одно и то же высказывание врача один пациент воспримет как справедливое замечание, а другой – как «вечную придирку».

В целом, коммуникации между людьми имеют ряд специфических особенностей:

1.  Наличные отношения двух индивидов, каждый из которых является активным субъектом. При этом взаимное их информирование предполагает налаживание совместной деятельности. Специфика человеческого обмена информацией заключается в особой роли для каждого участника общения той или иной информации, ее значимости. Информация должна быть не только принята, но и понята и осмысленна.

2.  Возможность взаимного влияния партнеров друг на друга посредством системы знаков. Иными словами, обмен такой информацией обязательно предполагает воздействие на поведение партнера, т.е. знак изменяет состояние участников коммуникативного процесса. Коммуникативное влияние, которое здесь возникает, есть не что иное, как психологическое воздействие одного участника коммуникативного процесса на другого с целью изменения его поведения или его представлений, знаний о чем-либо.

3.  Коммуникативное влияние лишь при наличии единой или схожей системы кодификации и декодификации у коммуникатора (человека, направляющего информацию) и реципиента (человека, принимающего ее). На обыденном языке это правило выражается в словах: «все должны говорить на одном языке».

4.  Возможность возникновения коммуникативных барьеров. В этом случае четко выступает связь, существующая между общением и отношением. Г.М. Андреева выделяет коммуникативные барьеры социального и психологического характера.

С одной стороны, такие барьеры могут возникать из-за того, что отсутствует понимание а) ситуации общения, вызванное не просто различным языком, на котором говорят участники коммуникативного процесса, но б) различиями более глубокого плана, существующими между партнерами. Это могут быть социальные, политические, религиозные, профессиональные различия, которые не только порождают разную интерпретацию тех же самых понятий, употребляемых в процессе коммуникации, но и вообще различное мироощущение, мировоззрение, миропонимание. Такого рода барьеры порождены объективными социальными причинами, принадлежностью партнеров по коммуникации к различным социальным группам, и при их проявлении особенно отчетливо выступает включенность коммуникации в более широкую систему общественных отношений. Коммуникация в этом случае демонстрирует ту свою характеристику, что она есть лишь сторона общения. Естественно, что процесс коммуникации осуществляется и при наличии этих барьеров: даже военные противники ведут переговоры. Но вся ситуация коммуникативного акта значительно усложняется благодаря их наличию.

С другой стороны, барьеры при коммуникации могут носить и более чисто выраженный психологический характер. Они могут возникнуть или в) вследствие индивидуальных психологических особенностей общающихся (например, чрезмерная застенчивость одного из них, скрытность другого, присутствие у кого-то черты, получившей название «некоммуникабельность»), или г) в силу сложившихся между общающимися особого рода психологических отношений: неприяз-ни по отношению друг к другу, недоверия и т.п.

В случае возникновения коммуникативных барьеров в ходе общения врача и пациента, можно говорить как о существовании у пациентов психологической защиты от информации о состоянии здоровья и о прогнозах в этом отношении, так и о возможных препятствиях на пути адек-ватного восприятия информации у врача. Так, М.Р. Битянова выделяет фонетический, семантический, стилистический, логический, социально-культурный барьер и барьеры отношений.

Фонетический барьер может возникать, когда врач и пациент говорят быстро и невыразительно или на разных языках и диалектах, имеют дефекты речи и дикции.

Семантический (смысловой) барьер связан с проблемой жаргонов, свойственных людям определенных возрастных групп, профессий или социального положения (например, язык подростков, наркоманов, моряков, хакеров, жителей удаленных местностей и т.д.). Снятие такого барьера – актуальная проблема для представителей медицинской профессии, поскольку от его преодоления зависит успешность терапевтического контакта. Поэтому у врача должны быть навыки усвоения чужих семантических систем. Особенно важно это для врача скорой медицинской помощи. Специфика работы в службе экстренной помощи обязывает врача владеть в полной мере всеми приемами психологии общения и уметь быстро ориентироваться и налаживать контакт с пациентами, а также с родственниками, очевидцами происшествий, работниками милиции и т.д. В экстренных ситуациях правильно собранный анамнез, быстрый контакт с пациентом часто стоит человеку жизни. С другой стороны, бывает, что медработник сам провоцирует возникновение смыслового барьера у пациента, без надобности используя профессиональные термины. В дальнейшем это может привести к развитию патологических реакций вследствие неблагоприятного воздействия на психику пациента.

Возникновение стилистического барьера возможно при несоответствии речи врача ситуации общения, например, при его фамильярном поведении, когда он всех пациентов старше определенного возраста называет «бабуля» и «дедуля», не учитывает психологических особенностей людей и их психологического состояния (изменение сознания вследствие заболевания или приема лекарственных препаратов).

Когда врач проводит психопрофилактические беседы с пациентами перед всевозможными вмешательствами, обучает их навыкам приема лекарственных препаратов, использованию аппаратуры, знакомит с различными методиками здорового образа жизни, может возникнуть барьер логического непонимания, т.е. логика рассуждений врача может быть либо слишком сложна для пациента, либо казаться ему неверной или неубедительной. Логика доказательств пациента также может быть ошибочной с точки зрения врача. Пути выхода из этих неравнозначных ситуаций, естественно, различны, о чем пойдет речь ниже.

Причиной возникновения социально-культурных барьеров может выступать восприятие пациента как лица определенной профессии, определенной национальности, пола, возраста, социального статуса. Врач должен быть готов к возникновению этого барьера, к тому, что для определенной части больных его авторитет недостаточен; особенно это актуально для молодых врачей.

В процессе общения врача и пациента могут возникать и барьеры отношений. Речь идет об отрицательных эмоциях, которые вызывает человек (причем, причину этого часто трудно осознать), о формировании к нему отрицательного отношения, которое распространяется и на передаваемую им информацию («Зачем вы слушаете эту Марию Ивановну? Разве она может что-нибудь путное сказать?»).

Рассматривая сущность психологического барьера, нельзя не заметить, что любой из них – это, прежде всего защита, которую выстраивает пациент на пути предлагаемой ему информации. Например, представим себе заядлого курильщика, почувствовавшего себя плохо и обратившегося за советом к своему другу, профессиональному медику. Друг, оценив состояние его здоровья, заявляет о необходимости бросить курить, приводя следующий аргумент: «У тебя становится жестким дыхание, и сердце пошаливает».

Если человек не хочет затрачивать усилия и расставаться с устойчивой привычкой, как он может защититься от столь неприятной и травмирующей информации? Есть несколько психологических барьеров, которые используются с этой целью. Первый путь – искажение такой информации, повышенное внимание ко всем противоречащим ей фактам: «Сегодня я чувствую себя значительно лучше, сердце спокойно – это было временное явление» или: «В этой заметке говорится о том, что курение помогает справиться со стрессом». Второй путь – снижение авторитетности источника информации: «Конечно, он врач, но уже много лет как занимается гастроэнтерологией. Много он понимает в сердечных болезнях!». Наконец, третья возможность – защита через непонимание; «Знал бы он, что такое действительно плохое дыхание! Вот у моего соседа, например! И ничего, курит».

Так каким же образом врач может стремиться к достижению взаимопонимания в беседе с пациентом? В частности, исследования Susan E. Brennan показывают, что лексический консенсус, или lexical entrainment (понятие предложено S. Brennan) достигается, если говорящий использует в беседе те паттерны, применение которых во время предыдущих встреч помогало найти общий язык, даже если в данном случае можно было выразить свою мысль гораздо проще и яснее.

В данном контексте особое значение приобретает первая встреча врача с пациентом, результат которой зависит от ее установки на достижение взаимопонимания. Именно принятый врачом при первой встрече стиль общения в дальнейшем определит конструктивность общения в целом.

Также причинами плохой коммуникации могут быть:

•   стереотипы – упрощенные мнения относительно отдельных лиц или ситуации, в результате нет объективного анализа и понимания людей, ситуаций, проблем;

•   «предвзятые представления» – склонность отвергать все, что противоречит собственным взглядам, что ново, необычно («Мы верим тому, чему хотим верить»). Мы редко осознаем, что толкование событий другим человеком столь же законно, как и наше собственное;

•   плохие отношения между людьми, поскольку если отношение человека враждебное, то его трудно убедить в справедливости вашего взгляда;

•   отсутствие внимания и интереса собеседника, а интерес возникает, когда человек осознает значение информации для себя;

•   пренебрежение фактами, т.е. привычка делать выводы-заключения при отсутствии достаточного количества доказательств;

•   ошибки в построении высказываний: неправильный выбор слов, сложность сообщения, слабая убедительность, нелогичность и т.п.

•   неверный выбор стратегии и тактики общения.

Типы коммуникативного воздействия. Любая поступающая к «слушающему» информация несет в себе тот или иной элемент воздействия на его поведение, мнения, установки с целью их частичного или полного изменения. Анализируя формы и условия коммуникативного воздействия, М.Р. Битянова выделяет два типа коммуникативного воздействия, существенно различающихся как по задачам, так и по средствам влияния коммуникатора на реципиента, – авторитарную и диалогическую коммуникацию. Их рассмотрение автор проводит в форме сравнения по ряду важнейших параметров. Краткие результаты такого сравнительного анализа приведены в таблице 1.

1.  Прежде всего, эти два типа коммуникации различаются характером психологической установки, возникающей у коммуникатора («говорящего») по отношению к реципиенту («слушающему»). Эта установка в преобладающем большинстве случаев не осознается автором сообщения, однако определяет стиль его коммуникативного воздействия. В случае авторитарного воздействия, это установка «сверху – вниз», в случае диалогического – равноправия, «рядом». Как врач, так и пациент могут занимать в диалоге позиции «сверху», «рядом», «снизу» – это зависит от типа лечебного учреждения, взаимоотношений медицинского персонала между собой, индивидуальных особенностей общающихся.

 

Таблица 1.

Сравнительная характеристика авторитарной и диалогической коммуникации

 

 

Установка «сверху – вниз» предполагает не только подчиненное положение реципиента, но и восприятие его коммуникатором как пассивного объекта воздействия, без учета его особенностей: коммуникатор вещает, слушатель внимает и некритически впитывает информацию. Например, врач в данном случае полагает, что пациент должен внимать и некритически впитывать информацию, что у пациента нет устойчивого мнения по определенному вопросу, а если и есть, он может изменить его в нужном врачу направлении.

В случае равноправной установки оба партнера воспринимаются как активные участники коммуникативного процесса, имеющие право отстаивать или формировать в процессе общения собственное мнение.

Соответственно различаются и позиции реципиентов в коммуникативных актах авторитарного и диалогического типа. В первом слушатель выступает в качестве пассивного созерцателя, во втором – вынужден заниматься активным внутренним поиском собственной позиции по обсуждаемому вопросу.

2.  Такая разница в позиции реципиента во многом обусловлена не только установкой коммуникатора, но и характером самого текста, построением высказываний.

Так, в случае авторитарной коммуникации текст часто носит безличный, «общий» характер («считается», «есть мнение», «известно что»…), проблема преподносится однобоко, в аксиоматичной форме, взгляд автора является единственно верным. Не текст ориентируется на слушателя, а слушатель ставится в зависимость от текста и его содержания.

Диалогическая коммуникация предполагает отказ от безличного текста, активную персонификацию его, вещание от своего имени. Коммуникатор не скрывает своих истинных чувств, возникающих у него по поводу того или иного содержания сообщения. Слушатель ставиться в известность, что коммуникатор высказывает свою личную точку зрения, пытаясь ее убедительно обосновать. Сообщение преподносится не как аксиома и догма, а как определенная проблема, имеющая различные варианты решения, в том числе, подход автора. То, есть содержание текста носит дискуссионный характер. Текст ориентирован на слушателей, у которых формируется так называемая «Вы-установка»: «Как вы знаете»..., «Вам будет интересно узнать»..., «Давайте рассмотрим»... и т.д.

3.  Коммуникативное пространство. Авторитарный акт коммуникации строится по принципу монофонии (одно мнение – один голос). Слушателям предписано молчать. Диалогическая коммуникация изначально предполагает возможность участия слушателей в обсуждении проблемы.

4.  Существенные различия обнаруживаются также при рассмотрении типичных способов организации пространства. В авторитарной коммуникации предполагается, что все участники могут видеть только лектора (см. рис. 1).

 

 

Рис. 1. Схема организации пространства при авторитарной коммуникации

 

В диалогической коммуникации предпочтительна такая организация пространства, при которой все участники видят и коммуникатора, и друг друга, наиболее распространенный вариант подобного расположения участников диалогической коммуникации представлен на рис. 2.

 

 

Рис. 2. Схема организации пространства при диалогической коммуникации

 

5. Существенные различия обнаруживаются в позах и жестах, используемых коммуникатором.

В авторитарной позиции – это закрытые позы и жесты, занятие такой физической позиции, которая обеспечивала бы давление и статусное воздействие на реципиентов (вещание с кафедры, стоя, использование трибун и микрофонов).

Диалогическая позиция противоположна – открытая жестикуляция, свободные позы, разговор «сидя», на одном пространственном уровне.

Каждый из двух типов коммуникативного воздействия обладает определенными достоинствами и ограничениями.

Так, авторитарная коммуникация, эффективно работает в тех случаях, когда требуется немедленное объединение индивидуальных усилий для решения чрезвычайных задач, в экстремальных или военных условиях, кризисных ситуациях, требующих срочной квалифицированной помощи. Обусловлено это тем, что авторитарное воздействие может обладать сильным, но непродолжительным эффектом, как правило, не оказывает значительного влияния на принципиальные установки и мнения людей.

В свою очередь, диалогическое воздействие, не будучи значительным непосредственно после коммуникации, обладает большим эффектом последствия, способно оказать сильное влияние на личностные структуры слушателей.

Позиции участников коммуникативного процесса

Следует отметить, что данные позиции рассматриваются и в качестве стратегий общения.

•   Открытая позиция – желание и умение выразить полно свою точку зрения и готовность учесть позиции других. Открытые коммуникации эффективны, если есть сопоставимость, но не тождественность предметных позиций (обмен мнениями, замыслами).

•   Закрытая позиция характеризуется нежеланием либо неумением выразить понятно свою точку зрения, свое отношение, имеющуюся информацию. Использование закрытых коммуникаций оправдано в следующих случаях:

а)  если есть значительная разница в степени предметной компетентности и бессмысленно тратить время и силы на поднятие компетентности «низкой стороны»;

б)  в конфликтных ситуациях открытие своих чувств, планов противнику, как правило, нецелесообразно.

•   Отстраненная – коммуникатор держится подчеркнуто нейтрально, сопоставляет две противоположные точки зрения. Открыто свою точку зрения не высказывает, но ориентируется на одну из них.

Типы информации

Сама по себе информация, исходящая от коммуникатора, может быть двух типов: побудительная и констатирующая.

Побудительная информация выражается в приказе, совете, просьбе. Она рассчитана на то, чтобы стимулировать какое-то действие. Стимуляция в свою очередь может быть различной, существует три формы:

а)  активизация, т.е. побуждение к действию в заданном направлении (совет);

б)  интердикция, т.е. побуждение, не допускающее, наоборот, определенных действий, запрет нежелательных видов деятельности;

в)  дестабилизация – рассогласование или нарушение некоторых автономных форм поведения или деятельности.

Констатирующая информация выступает в форме сообщения, она имеет место в различных образовательных системах и не предполагает непосредственного изменения поведения, хотя косвенно способствует этому. Сам характер сообщения может быть различным: мера объективности может варьировать от нарочито «безразличного» тона изложения до включения в текст сообщения достаточно явных элементов убеждения. Вариант сообщения задается коммуникатором, т.е. тем лицом, от которого исходит информация.

Передача любой информации возможна лишь посредством знаков, точнее знаковых систем. Существует несколько знаковых систем, которые используются в коммуникативном процессе. При грубом делении различают вербальную и невербальную коммуникации, использующие различные знаковые системы. Соответственно, выделяют вербальные и невербальные средства коммуникации.

ВЕРБАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ

Вербальная коммуникация использует в качестве знаковой системы человеческую речь, естественный звуковой язык, т.е. систему фонетических знаков, включающую два принципа: лексический и синтаксический.

Речь является самым универсальным средством коммуникации, поскольку при передаче информации при помощи речи менее всего теряется смысл сообщения. При помощи речи осуществляются кодирование и декодирование информации: коммуникатор в процессе говорения кодирует, а реципиент в процессе слушания декодирует эту информацию.

При использовании речи из 100% задуманного коммуникатор выражает около 80%. В случае, если при передаче сообщения нет никаких помех, реципиент принимает около 60%, исходя из особенностей своего внимания. Восприятие смысла сказанного составляет около 50% и усваивается только 40% речевой информации. Это обстоятельство требует интенсивного использования в вербальной коммуникации механизма обратной связи.

Главное назначение ВК – установление, поддержание, развитие осмысленного информационного контакта.

Виды вербальной коммуникации:

•   Письменная: определенность источника; постоянство информации; возможность адекватного донесения.

•   Устная: возможно невербальное подкрепление; можно отредактировать и уточнить. Информация может быть предметной (в зависимости от предмета) и модальной (показывает является ли то, о чем говорится, существенным, желательным, необходимым, возможным).

Способом подачи информации в обоих видах вербальной коммуникации является текст. С точки зрения отношения к тексту выделяют два процесса: «говорение» и «слушание». Эти два термина были введены И.А. Зимней как обозначение психологических компонентов вербальной коммуникации.

Процесс говорения. Умению говорить, или ораторскому искусству, обучали еще в античности. Оно предполагает умение точно формулировать свои мысли, излагать их доступным для собеседника языком, ориентироваться в общении на реакцию собеседника. Для успешного общения жизненно необходимо овладеть основами культуры речи.

Виды говорения: монологическиое и диалогическое.

Речь в общении, как правило, и особенно в деловом общении, направлена на то, чтобы убе-дить собеседника в своей точке зрения и склонить к сотрудничеству. Убедительность определяется как психологическими факторами, самой атмосферой беседы, которая может быть благоприятной или неблагоприятной, доброжелательной или недоброжелательной, так и культурой речи.

Культура речевого общения включает в себя, прежде всего, свободное владение языком. Любой естественный язык имеет сложную структуру, составными частями которой являются:

•   литературный язык, в котором выражена языковая норма;

•   просторечие;

•   профессиональная лексика;

•   ненормативная лексика.

Речевая культура в общении выражается в оценке уровня мышления собеседника, его жизненного опыта и в обращении к собеседнику на понятном для него языке. При разговоре нужно употреблять простые, ясные и точные слова, грамотно формулировать свою мысль. Недаром существует выражение «режет слух». Это неправильное ударение в словах «начать», «договор», «каталог», «мышление», «менеджмент», «маркетинг», «обеспечение», «диалог», употребление несу-ществующего в русском языке глагола в повелительном наклонении «лежите».

В. Зигерт и Л. Ланг выделяют типичные ошибки, связанные с «ориентацией на себя», которые не позволяют донести свою мысль до собеседника. Если в общении человек ориентирован на себя, а не на собеседника, то он:

•   не организует свои мысли перед тем, как их высказывает, а говорит спонтанно, надеясь, точнее требуя, чтобы другие «поспели» за ним;

•   из-за небрежности или неуверенности не выражает свои мысли точно, поэтому они приобретают двусмысленность;

•   говорит слишком длинно, так что слушатель к концу его высказывания уже не помнит, что было в начале;

•   продолжает говорить, даже не замечая, реагирует слушатель или нет.

Высказывания без ориентации на собеседника носят форму монолога и, соответственно, относятся они к монологическому виду говорения. Сумма потерь информации при монологическом говорении может достигать 50%, а в некоторых случаях – и 80% объема исходной информации, в связи с чем, особенно важно овладеть искусством диалогического общения, ресурсы которого чрезвычайно широки и многообразны. Диалог выступает, прежде всего, методом познания другого человека и предполагает некоторое самоотречение, занимание одной из позиции, находящихся в партнере по общению. Особенно важно умение вести диалог для специалиста помогающей профессии, к которой относится и профессия врача.

 

Диалогическое общение предполагает умение задавать вопросы, они способствуют максимальному сближению партнеров по общению. Вопросы позволяют активизировать участников беседы и направить процесс общения в необходимое русло. Выделяют различные виды вопросов, помогающих получить необходимую информацию.

 

1.  Закрытые вопросы. Это вопросы, на которые ожидается ответ «да» или «нет». Они спо-собствуют созданию напряженной атмосферы в беседе, поэтому такие вопросы нужно применять со строго определенной целью. При постановке подобных вопросов у собеседника складывается впечатление, будто его допрашивают. Следовательно, закрытые вопросы нужно задавать не тогда, когда нужно получить информацию, а в тех случаях, когда необходимо быстрее получить согласие или подтверждение ранее достигнутой договоренности или для завершения беседы.

2.  Открытые вопросы. Это вопросы, на которые нельзя ответить «да» или «нет», они требуют какого-то пояснения, свободного, развернутого ответа. Это так называемые вопросы «что?», «кто?», «как?», «сколько?», «почему?». Данные вопросы задаются с целью получения дополнительных сведений, выяснения мотивов и позиций собеседников. Основанием для таких вопросов является позитивная (открытая) или, как минимум, нейтральная позиция партнера по общению. В этой ситуации существует определенная возможность потери инициативы, а также последовательности развития темы, так как беседа может повернуть в русло интересов и проблем собеседника. Задавая только открытые вопросы можно также потерять контроль за ходом беседы.

В таблице 2 представлены примеры закрытых и открытых вопросов.

 

Таблица 2.

Примеры закрытых и открытых вопросов

 

 

3.  Информационные вопросы. Эти вопросы относятся к вопросам открытого типа и их цель – активизировать информацию, способную заинтересовать и сгруппировать вокруг себя различные мнения. Следует учесть, что если вопрос рассчитан на «да» или «нет», он закрывает диалог и его нельзя считать информационным.

Например, вопрос типа «Какие меры вы приняли, чтобы улучшить состояние своего здоровья?» относится к информационным, а вопрос «Вы действительно думаете, что приняли все меры?» к таковым не относится.

4.  Риторические вопросы. Эти вопросы не предполагают прямого ответа, так как их цель – вызвать новые вопросы и указать на нерешенные проблемы. Задавая риторический вопрос, говорящий надеется «включить» мышление собеседника и направить его в нужное русло.

Г.В. Бороздина в своей книге «Психология делового общения» приводит весьма удачный пример риторического вопроса, который задал выдающийся русский адвокат Ф.Н. Плевако: «Однажды он защищал нищую старуху, которая обвинялась в краже французской булочки. Она была дворянского происхождения и поэтому подлежала юрисдикции суда присяжных. Выступавший перед Плевако прокурор произнес часовую обвинительную речь, смысл которой сводился к тому, что хотя преступление, которое совершила старуха, и невелико, но осуждена она должна быть по всей строгости закона, так как закон есть закон и любое, даже незначительное, его нарушение подрывает его основы, основы самодержавия, и, в конечном счете, наносит непоправимый вред Российской Империи. Речь прокурора была эмоциональной и произвела большое впечатление на публику. Речь адвоката состояла из нескольких фраз, и основная смысловая нагрузка легла именно на риторический вопрос. Сказал он следующее: «Уважаемые господа присяжные! Не мне напоминать вам о том, сколько испытаний выпало на долю нашего государства, и в скольких из них Россия вышла победительницей. Устои Российской Империи не смогли подорвать ни татаро-монгольское нашествие, ни нашествия турок, шведов, французов. Как вы думаете, вынесет ли Российская Империя потерю одной французской булочки?» Подзащитная была оправдана».

5.  Переломные вопросы. Они удерживают беседу в строго установленном направлении или же поднимают целый комплекс новых проблем. Подобные вопросы задаются в тех случаях, когда уже получено достаточно информации по одной проблеме и есть необходимость «переключиться» на другую. Опасность в этих ситуациях заключается в нарушении равновесия между партнерами по общению.

6.  Вопросы для обдумывания. Они вынуждают собеседника размышлять, тщательно обдумывать и комментировать то, что было сказано. Цель этих вопросов – создать атмосферу взаимопонимания.

7.  Зеркальные вопросы. Данные вопросы позволяют обеспечить непрерывность открытого диалога. Технически такой вопрос состоит в повторении с вопросительной интонацией части утверждения, только что произнесенной собеседником для того, чтобы заставить его увидеть свое утверждение как бы со стороны. Например:

— Я никогда не буду принимать этот препарат!

— Никогда?

— Сейчас у меня нет для этого средств!

— Нет средств?

Зеркальный вопрос позволяет, не противореча собеседнику и не опровергая его утверждений, создавать в беседе моменты, придающие диалогу новый смысл. Он дает значительно лучшие результаты, чем круговорот вопросов: «Почему?», которые обычно вызывают защитные реакции, отговорки, поиски причинности и могут привести к конфликту.

8.  Эстафетные вопросы призваны динамизировать диалог. С их помощи стремятся опережать высказывания партнера, не перебивая, а помогая ему. Эстафетный вопрос требует способности слушать и схватывать налету реплики партнера и провоцировать его сказать еще больше, сказать по-другому и сверх того, что сказано.

Процесс слушания.

Два уха и один язык нам даны для того,
чтобы больше слушать и меньше говорить.
Зенон из Китиона (Стоик), греческий философ.

Успех общения во многом зависит не только от умения говорить, но и от умения слушать собеседника. Все понимают, что слушать можно по-разному. Представление о том, что «слушать» и «слышать» – это не одно и то же, зафиксировано в русском языке самим фактом наличия разных слов для обозначения эффективного и неэффективного слушания.

Неумение слушать – основная причина неэффективного общения, именно оно приводит к недоразумениям, ошибкам и проблемам. При кажущейся простоте (некоторые думают, что слушать – значит просто помалкивать), слушание – сложный процесс, требующий значительных психологических энергозатрат, определенных навыков и общей коммуникативной культуры.

Слушание – это активный процесс в силу целого ряда причин.

Во-первых, слушание предполагает желание услышать собеседника. Довольно часто слушающий воспринимает информацию вполуха, без энтузиазма, такое бывает, когда человек устал, чем-то занят или когда речь говорящего ему не интересна. А потом оказывается, что он почти ничего не услышал из того, что ему говорилось, поскольку на самом деле он не слушал, и в основном потому, что не хотел.

Во-вторых, слушание требует внимания к собеседнику. Слушая, человек «отдает» свое внимание, свою заинтересованность и усилия, с тем, чтобы получить взамен информацию, понимание, а возможно, и комфорт или развлечение. Как таковое, слушание становится возможным вследствие различия скорости устной речи и умственной деятельности слушающего. Обычно люди говорят со скоростью 125 слов в минуту, хотя человек может воспринимать речь, произносимую со скоростью в три-четыре раза выше обычной, т.е. до 400 слов в минуту. Различие между скоростью речи и умственной деятельностью может стать причиной невнимания, особенно в случаях, когда говорят медленно или неинтересно. Партнер по общению может быстро поймать себя на невнимании, поскольку слушание, конечно, активный процесс, но процесс внутренний. Более того, внимание слушающего помогает говорящему; оно означает, что, слушая, собеседник продолжает общение. Экспериментальные исследования публичных выступлений и частных бесед показывают, что если слушатели от сознательного игнорирования говорящего переходят к активному вниманию, то тот начинает говорить быстрее, чаще использовать жесты, иными словами, «входит в роль», и таким образом устанавливается общение.

В-третьих, слушание предполагает взаимную ответственность партнеров по общению за общение. Весьма часто слушающий не проявляет достаточной активности и внимания, чтобы правильно понять говорящего.

В-четвертых, слушание требует определенных навыков. Слушание – это умение, которому нужно учиться и которое необходимо тренировать. Каждый человек может научиться слушать более эффективно. Одним из наиболее эффективных приемов слушания является умение слушать «всем телом».

Когда человек горит особым желанием услышать что-нибудь интересное, он говорит: «Я весь – внимание». Бессознательно он принимает соответствующую позу: поворачивается лицом к говорящему, устанавливает с ним визуальный контакт, иными словами, внимает собеседнику. Такое слушание «всем телом» не только выражает готовность слушать, физическое внимание, но и помогает процессу слушания и восприятия. Эта поза принимается человеком безотчетно, как уже отмечалось, бессознательно. Однако этим приемом следует пользоваться сознательно, поскольку осознанное умение быть внимательным – эффективное средство повышения восприятия речи собеседника. Слушать и воспринимать означает не отвлекаться, поддерживать постоянное внимание, устойчивый визуальный контакт и использовать позу как средство общения.

Выделяют различные виды слушания, которые представлены на рис. 2: плохое (-1), отсутствие слушания (0), нерефлексивное (+1), рефлексивное (+2), эмпатическое (+3).

 

 

Плохое слушание (-1) – это не просто отсутствие слушания, а такое слушание, при котором говорящему создаются определенные помехи, затрудняется процесс говорения.

Т. Гордон выделил ряд ответных суждений слушающего, которые создают трудности говорящему и назвал их «барьерами общения»:

•   приказ, указание, команда: «Повторите еще раз!», «Говорите медленнее», «Не говорите со мной подобным образом!»;

•   предупреждение, угроза, обещание: «Еще раз повторится – и с Вами все кончено», «Успокойтесь, и я Вас охотно выслушаю», «Вы пожалеете, если сделаете это»;

•   поучение, указание на целесообразность: «Вам следует пойти первым», «Это неправильно», «Вам не следует так поступать»;

•   совет, рекомендация или решение: «Почему бы Вам не сказать так?», «Я бы предложил Вам обжаловать это!», «Попробуйте поступить так»;

•   нравоучения, логическая аргументация: «Посмотрите на это иначе», «Вам это поручено, значит – это Ваша проблема», «В Вашем возрасте я и такого не имел»;

•   осуждение, критика, несогласие, обвинение: «То, что Вы сделали, глупо», «Теперь Вы на верном пути», «Я больше не могу спорить с Вами», «Я ведь предупреждал Вас, что это случится»;

•   похвала, согласие: «Я считаю, что Вы правы», «Это было замечательно», «Мы гордимся Вами»;

•   брань, необоснованные обобщения, унижение: «Ну, хорошо, господин Всезнайка!», «Все женщины одинаковы»;

•   интерпретация, анализ, диагностика: «Вы действительно в это не верите, не так ли?», «Вы говорите это, чтобы только расстроить меня», «Теперь мне понятно, почему Вы это сделали»;

•   успокаивание, сочувствие, утешение, поддержка: «В следующий раз Вы будете чувствовать себя лучше», «Я тоже испытывал такое чувство», «Все делают ошибки», «Мы все поддерживаем Вас»;

•   выяснение, допрос: «Кто Вас надоумил?», «Что же Вы сделаете в следующий раз?»;

•   увод от проблемы, отвлечение внимания, шутка: «Почему бы Вам не выбросить это из головы?», «Давайте поговорим о чем-нибудь другом», «А что если каждый раз, когда что-либо не получается, бросать заниматься этим?» [9].

Эти виды реакций слушающего оказывают разрушительное воздействие на общение. Они, как правило, мешают собеседнику и нарушают ход его мыслей. Большинство из них означает желание изменить ход мыслей собеседника или переделать его самого. Эти помехи неизменно заставляют собеседника прибегать к защите, вызывая раздражение и возмущение. В результате он начинает отстаивать свою точку зрения или стремится скрыть свои мысли и чувства, вместо того чтобы раскрыть их перед партнером по общению. Ирония заключается в том, что эти помехи люди чаще всего создают в силу привычки, а не сознательно. Однако эффект один и тот же: люди не слышат то, что им говорят, то есть плохо слушают.

Отсутствие слушания (0). Существует множество причин, по которым люди не слушают говорящего. Многие из них довольно просты: человек не слушает, когда устал, когда чем-либо расстроен или когда поступающая информация ему не интересна, иногда слушать просто лень. Однако тому, что человек не может слушать, есть ряд причин, которые не всегда очевидны.

Во-первых, человек не слушает тогда, когда чрезмерно занят собственной речью. Именно по этой причине бессмысленно пытаться перекричать в ссоре или споре своего оппонента, целесообразно, выслушав его, представить свои аргументы.

Во-вторых, в качестве причины отсутствия слушания можно выделить ошибочное представление, что слушать – значит просто не говорить. Следует вновь отметить, что слушание – это активный процесс, требующий постоянных усилий, значительного внимания и сосредоточения на предмете беседы.

В-третьих, слушание отсутствует тогда, когда человек поглощен самим собой, своими переживаниями, заботами или проблемами. И особенно люди не слушают как раз в критические моменты жизни, когда им очень надо было бы прислушаться.

В-четвертых, люди не слушают просто потому, что не хотят. Как уже отмечалось, слушание всегда предполагает желание слушать. В отдельные моменты, конечно, каждый может отвлекаться от разговора. Внимательное слушание вряд ли возможно в возбужденном состоянии или когда у слушающего уже сложилось определенное мнение по обсуждаемому вопросу. Кроме того, в состоянии волнения или неуверенности у человека может возникнуть боязнь услышать то, о чем он меньше всего хотел бы узнать. Едва ли будет внимательно слушать и тот, кто считает себя специалистом обсуждаемой темы и имеет готовые ответы на все вопросы.

В-пятых, люди не слушают также и потому, что просто не умеют слушать. Это нисколько не удивительно, если вспомнить, что человек приобретает любые навыки, в том числе и умение слушать, следуя примеру или подражая другим в период формирования личности. Те, кто воспитывается в семье с низкой культурой общения, склонны копировать дурные привычки, как, например, стремление переговорить или перебивать собеседника, истолковать молчание другого как слушание, высказать скоропалительные выводы. Многие начинают учиться слушать только тогда, когда это становится необходимо или когда они понимают, что это в их интересах.

В-шестых, люди не слушают еще и потому, что судят. Одной из главных причин неэффективного слушания является склонность людей к суждениям, оценкам, одобрению и неодобрению заявлений других. Другими словами, первая реакция человека – это суждение о явлениях со своих личных позиций. Очень часто, однако, реакция, основанная на личных убеждениях, является серь-езной помехой эффективного слушания.

Нерефлексивное слушание (+1) – внимательное молчание, когда не вмешиваются в речь говорящего с замечаниями.

При нерефлексивном слушании может быть выражено понимание с помощью различных невербальных проявлений. Если в процессе нерефлексивного слушания возникают определенные замечания к речи говорящего, выражать их следует очень кратко и, по возможности, нейтрально. Так или иначе, ответы при нерефлексивном слушании должны быть сведены к минимуму типа: «Да!», «Ну-и-ну!», «Продолжайте», «Интересно» и т.д.

Можно выделить ряд ситуаций, в которых целесообразно применить нерефлексивное слушание как более полезное и эффективное:

•   на этапах постановки проблемы, когда она только формируется говорящим;

•   когда собеседник проявляет такие чувства, как гнев или горе;

•   когда собеседник проявляет большую мотивацию высказаться, горит желанием высказать свою точку зрения;

•   когда собеседник собирается (хочет) обсуждать наболевшие вопросы.

•   когда говорящий возбужден, с трудом выражает свои мысли или испытывает трудности в выражении своих проблем;

•   при общении с застенчивыми людьми;

•   при разговоре с человеком более высокого статуса;

•   при проведении интервью, при приеме на работу.

Соответственно, следует иметь в виду, что есть и ситуации, в которых нерефлексивного слушания не достаточно, они представлены в характеристике рефлексивного слушания.

Основные приемы нерефлексивного слушания приведены в табл. 3.

Следует отметить, что просто молчание (так называемое «глухое молчание») может быть истолковано как нежелание беседовать, как несогласие; как незаинтересованность.

Таблица 3.

Приемы нерефлексивного слушания

 

 

Рефлексивное слушание (+2) представляет собой процесс расшифровки смысла сообщений и предполагает объективную обратную связь. Применяется для подтверждения понимания сообщения говорящего. Рефлексивное слушание увеличивает точность понимания, обеспечивает благоприятные условия для беседы, помогает уточнить значение многозначных слов, иными словами, помогает «раскодировать» человека, как бы попробовать воду, в которую мы собираемся войти.

Ситуации, в которых эффективно рефлексивное слушание:

•   у собеседника нет желания говорить или оно небольшое;

•   когда говорящий стремится получить большую поддержку, в том числе, эмоциональную;

•   когда человек нуждается в помощи при решении определенных проблем;

•   если говорение одного противоречит интересам другого.

Основные приемы рефлексивного слушания приведены в табл. 4.

Эмпатическое слушание (+3) отличается от рефлексивного, прежде всего, установкой. Цель рефлексивного слушания – как можно точнее осознать и передать чувства говорящего, а эмпатического слушания – уловить эмоциональную окраску идей и их значение для другого человека, проникнуть в систему его внутренних ценностей и понять, что истинно означает это для другого человека и какие чувства он при этом испытывает. Это довольно интимный вид общения с высоким эмоциональным напряжением.

Эмпатическое слушание обеспечивает лучшее понимание других людей, помогает нейтрализовать общую склонность к суждению, помогает избежать поляризации типа «я – они», которая, препятствует эффективному общению. Эмпатическое слушание позволяет переживать те же чувства, которые переживает собеседник, отражать эти чувства, понимать эмоциональное состояние собеседника и разделять его. Эмпатия – буквально означает «со–чувствую», то есть «чувствую то же, что и Вы». Одно дело – понимать, что партнер радуется и совсем другое – радоваться вместе с ним.

 

Таблица 4.

Приемы рефлексивного слушания

 

 

Эмпатическое слушание создает благоприятный климат для открытого выражения другими своих мыслей и чувств. Приемы рефлексивного и эмпатического слушания позволяют узнать, что партнер говорит на самом деле, понять истинный смысл того, что скрывается за его словами. И уж конечно, когда люди видят, что их слушают, они не только принимают по отношению к собеседнику благоприятную установку, но также станут в свою очередь слушать и его.

Правила эмпатического слушания.

1.  Необходимо настроиться на слушание: на время забыть о своих проблемах, освободиться от собственных переживаний и постараться отстраниться от готовых установок и предубеждений относительно партнера по общению, только в этом случае становится возможным понимание того, что чувствует собеседник и какие эмоции он испытывает.

2.  В своей реакции на слова партнера необходимо в точности отразить переживание, чувство, эмоции, стоящие за его высказыванием, но сделать это так, чтобы продемонстрировать собеседнику, что его чувство не только понято правильно, но и принято.

3.  Необходимо держать паузу. В ходе беседы партнеру по общению часто бывает нужно помолчать, обдумать услышанное или продумать свой ответ, возникает пауза, которая целиком принадлежит ему. Не стоит в это время высказывать какие-либо дополнительные соображения, разъяснения, уточнения или комментарии, пауза необходима собеседнику для того, чтобы разобраться в своем переживании.

4.  Необходимо помнить, что эмпатическое слушание не является интерпретацией скрытых от собеседника тайных мотивов его поведения. Надо только отразить чувство партнера, но не объяснять ему причину возникновения у него этого чувства. Замечания типа: «Так это у Вас от того, что Вы просто завидуете своему другу» или «На самом деле Вам хотелось бы, чтобы на Вас все время обращали внимание» – не могут вызывать ничего, кроме отторжения и защиты.

5.  В тех случаях, когда партнер возбужден, когда беседа складывается таким образом, что партнер безудержно продолжает говорить, рассказывать, а беседа уже носит доверительный характер, целесообразно перейти с эмпатического слушания на нерефлексивное.

6.  Методику эмпатического слушания имеет смысл применять только в том случае, когда человек сам хочет поделиться какими-то переживаниями.

Итак, слушание не только способствует взаимному обмену информацией и идеями, пониманию чувств, но и является основой плодотворного общения. Следует помнить о том, что не только ситуация определяет необходимость применения того или иного вида слушания, даже в ходе одной беседы могут сочетаться различные его виды.

Существуют некоторые сигналы, которые говорят о том, что мы слушаем неправильно:

•   партнер не продвигается в рассказе о себе (когда он «ходит кругами», чересчур вдается в мелкие и незначительные детали);

•   еще раз повторяет одно и то же, возвращаясь к сказанному.

•   невербальные проявления (партнер по общению невербально показывает это с помощью мимики, пантомимики, жестов, позы тела, а также с помощью пространственного расположения, например, отодвигается от собеседника).

Также выделяют следующие типичные ошибки слушания.

1.  Принятие молчания за внимание. Если собеседник молчит, то это еще не означает, что он слушает. Он может быть погружен в собственные мысли. Встречаются и такие, которые могут одновременно пространно излагать, обрабатывать информацию и отлично слушать. В идеале нужно уметь переходить от высказывания к слушанию легко и естественно.

2.  Притворство, что слушают. Делать это бесполезно: как бы человек ни притворялся, отсутствие интереса и скука неминуемо проявятся в выражении его лица или в жестах. Притворство обычно воспринимается как оскорбление и может обидеть партнера по общению.

3.  Перебивание собеседника во время его сообщения. Не надо перебивать собеседника без особой надобности. Большинство людей перебивают друг друга неосознанно, руководитель чаще перебивает подчиненных, а мужчины – женщин. При перебивании нужно постараться тут же восстановить прерванный ход мыслей собеседника.

4.  Поспешные выводы, как правило, заставляют партнера по общению занять оборонительную позицию, что сразу же возводит преграду для конструктивного содержательного общения.

5.  Поспешные возражения (или желание вступить в спор) часто возникают при несогласии с высказываниями говорящего. Зачастую человек не слушает, а мысленно формулирует возражение и ждет очереди высказаться. Затем увлекается обоснованием своей точки зрения и не замечает, что собеседник пытался сказать то же самое.

6.  Большое количество вопросов. Не стоит задавать слишком много вопросов. Полезно задать вопрос для уточнения сказанного. Закрытые вопросы, требующие конкретного, определенного ответа, необходимо сводить до минимума. Однако и открытыми вопросами, которые поощряют говорящего подробно высказать свои мысли, следует пользоваться осторожно. Чрезмерно большое количество вопросов в известной степени подавляет собеседника, отнимает у него инициати-ву и ставит в оборонительную позицию.

7.  Заявление собеседнику, что его чувства очень понятны. Например, фраза: «Я очень хорошо Вас понимаю». Зачастую такое заявление служит больше для оправдания собственных (как правило, безуспешных) попыток реципиента убедить собеседника в том, что он слушает. В действительности узнать, что и как именно чувствует собеседник, очень трудно. К тому же такое общение может поставить под сомнение доверие к нему, и беседа, скорее всего, вообще прекратится. В таком случае целесообразно задать эмпатический вопрос типа: «Вы чем-то разочарованы?» или «Я чувствую, что Вас кто-то обидел», или прокомментировать это любым другим замечанием, соответствующим обстановке, дав собеседнику, тем самым, понять, что он понят.

8.  Излишняя чувствительность к эмоциям партнера. Слушая сильно взволнованного собеседника, надо быть осторожным и не поддаваться воздействию его чувств, иначе можно пропустить смысл сообщения. Необходимо быть настороже к эмоционально заряженным словам и выражениям, слушая только их смысл. Собственные чувства могут заблокировать понимание того, что действительно необходимо узнать.

9.  Непрошенные советы обычно дают люди, не способные оказать реальную помощь. Прежде всего, с помощью приемов рефлексивного слушания нужно установить, что хочет собеседник: совместно поразмышлять, получить какую-либо информацию или конкретную помощь. Если речь идет о получении информации, то тем более важно узнать какую именно, чтобы не попасть впросак. Наиболее яркий пример – разговор матери с маленьким сыном, который ей задал вопрос: «Откуда я появился?». Мама в ответ прочитала ребенку познавательную лекцию о воспроизводстве человеческого рода, чтобы в конце услышать: «А Ванька сказал, что он из Краснодара. Я хотел узнать, откуда появились мы». Если речь идет о желании партнера получить конкретную помощь, необходимо помочь ему мобилизовать собственные ресурсы на решение его проблемы.

10.  Прикрытие слушанием как убежищем. Пассивные, неуверенные в себе люди иногда используют слушание как возможность избежать общения и самовыражения. Они не только не говорят, но на самом деле и не слушают. Они воздерживаются от высказывания своих мнений и чувств из-за боязни неодобрения или критики («молчи, за умного сойдешь»). Как ни парадоксально, но молчание тем самым мешает эффективному общению.

Как уже не раз отмечалось ранее, формирование коммуникативных качеств и навыков, в частности умения слушать, требует и времени, и терпения. Следует отметить, что формированию таких умений будет способствовать как учет представленных типичных ошибок слушания (знание этих ошибок поможет их не совершать), так и знание приемов правильного слушания, которые применимы к любому виду общения, независимо от его цели.

1.  Нужно выяснить свои привычки слушать, определить сильные и слабые стороны, ошибки (например, поспешное суждение, поспешные выводы, привычка перебивать собеседника). Лучшее знание своих привычек слушать является первым этапом в их изменении.

2.  Важно не уходить от ответственности за общение. Нужно помнить, что в общении участвуют два человека: один – говорит, другой – слушает, причем в роли слушающего каждый должен выступать попеременно. Когда бы это ни случилось, но, если не ясно, о чем говорит собеседник, необходимо дать ему это понять (например, с помощью уточняющих вопросов, смыслового парафраза или иным путем).

3.  Необходимо быть физически внимательным. Для этого надо повернуться лицом к говорящему, поддерживать с ним визуальный контакт, расположиться на таком расстоянии от собеседника, которое обеспечивает удобное общение обоим.

4.  Нужно сосредоточиться на том, что говорит собеседник. Поскольку сосредоточенным внимание может быть недолго (менее одной минуты), слушание требует сознательной концентрации внимания. Конечно, необходимо стремиться свести к минимуму ситуационные помехи, например, телевизор или телефон. Также концентрации внимания способствуют физическое внимание и речевая активность. Нужно помнить, что слушание – активный процесс, требующий значительных усилий.

5.  Необходимо особое внимание уделять не только словам говорящего, но и чувствам и эмоциям, которые он испытывает и проявляет. Следует учитывать, что, как правило, люди передают свои мысли и чувства «закодированными» – в соответствии с социально принятыми нормами. Например, врач, который говорит: «Я закончил заполнять истории болезней», передает иную мысль, чем врач, который говорит: «Слава богу, наконец-то я покончил с этими историями болезни!» Хотя содержание этих сообщений одинаковое, последнее сообщение в отличие от первого выражает еще и чувства. Внимательное отношение к передаваемым чувствам и эмоциям собеседника позволит значительно увеличить эффективность общения.

6.  Очень важно наблюдать за невербальными сигналами говорящего.

7.  Нужно придерживаться одобрительной установки по отношению к собеседнику. Это создает благоприятную атмосферу для общения. Чем больше говорящий чувствует одобрение, тем точнее он выразит то, что хочет сказать. Любая отрицательная установка со стороны слушающего вызывает защитную реакцию, чувство неуверенности и настороженность в общении.

8.  В ходе слушания надо стараться выразить понимание говорящему. Здесь не заменимы приемы рефлексивного и эмпатическое слушания.

9.  Необходимо прислушиваться к самому себе. Слушать самого себя особенно важно для выработки умения слушать других. Когда человек озабочен или эмоционально возбужден, то меньше всего способен слушать то, что говорят другие. Если же чье-то сообщение затронет его чувства, их выражение партнеру по общению прояснит ситуацию и поможет ему слушать других лучше.

10.  Необходимо отвечать на просьбы соответствующими действиями. Часто цель собеседника – получить что-либо реально ощутимое, например информацию, или изменить мнение, или заставить сделать что-либо. В этом случае адекватное действие – лучший ответ собеседнику.

НЕВЕРБАЛЬНАЯ КОММУНИКАЦИЯ

В системе межличностного общения очень важна невербальная коммуникация, которая связана с психическими состояниями человека и служит средством их выражения. В процессе общения невербальное поведение выступает объектом истолкования не само по себе, а как показатель скрытых для непосредственного наблюдения индивидуально-психологических и социально-психологических характеристик личности. На основе невербального поведения раскрывается внутренний мир личности, осуществляется формирование психического содержания общения и совместной деятельности. Невербальное общение спонтанно, бессознательно и невербальный язык показывает отношение к партнеру по общению, то, что человек думает и чувствует на самом деле, в отличие от вербальной коммуникации, представляющей чистую, фактическую информацию.

Невербальному сопровождению речи уделяется больше половины внимания. Исследования А. Мейерабиана показали, что в ежедневном акте коммуникации человека слова составляют 7%, звуки и интонации 38%, неречевое взаимодействие 55%.

Невербальное поведение личности полифункционально:

•   создает образ партнера по общению;

•   выражает взаимоотношения партнеров по общению, формирует эти отношения;

•   является индикатором актуальных психических состояний личности;

•   дополняет речь, замещает речь, репрезентирует эмоциональные состояния партнеров по коммуникативному процессу;

•   выступает в роли уточнения, изменения понимания вербального сообщения, усиливает эмоциональную насыщенность сказанного;

•   поддерживает оптимальный уровень психологической близости между собеседниками;

•   выступает в качестве показателя статусно-ролевых отношений.

Реализуясь и проявляясь без участия сознания, невербальные средства обладают самостоятельностью и могут, как соответствовать поступающей вербальной информации, так и расходиться с ней и даже противоречить. В первом случае говорят о конгруэнтности, во втором, соответственно, о неконгруэнтности, под которой понимают несовпадение, расхождение поступающей вербальной и невербальной информации. При конгруэнтности речевые высказывания и невербальные проявления должны совпадать. Противоречие между жестами и смыслом высказываний является сигналом лжи. Например, человек, который говорит о том, что он очень рад видеть N и при этом принимает закрытую позу, касается руками рта или носа, неконгруэнтен, поскольку данные невербальные проявления свидетельствуют о том, что его радость, скорее всего, не искренна.

Исследования по невербальной коммуникации доказывают, что невербальные сигналы несут в 5 раз больше информации, чем вербальные, и в случае, если сигналы неконгруэнтны, люди полагаются на невербальную информацию, предпочитая ее словесной.

 

Существует различные классификации невербальных средств общения. СХЕМА

1. классификация

1. Визуальные средства общения – это:

•   кинесика (жестикуляция) – движения рук, ног, головы, туловища;

•   направление взгляда и визуальный контакт;

•   выражение глаз;

•   выражение лица (мимика);

•   поза (пантомимика), в частности, локализация, смены поз относительно словесного текста;

•   кожные реакции (покраснение, появление пота);

•   дистанция (расстояние до собеседника, угол поворота к нему, персональное пространство);

•   вспомогательные средства общения, в том числе особенности телосложения (половые, возрастные) и средства их преобразования (одежда, косметика, очки, украшения, татуировка, усы, борода, сигарета и т.п.).

2. Акустические (звуковые) средства общения – это:

•   паралингвистические, т.е. связанные с речью (интонация, громкость, тембр, тон, ритм, высота звука, речевые паузы и их локализация в тексте);

•   экстралингвистические, т.е. не связанные с речью (смех, плач, кашель, вздохи, скрежет зубов, шмыганье носом и т.п.).

3. Тактильно-кинестезические (связанные с прикосновением) средства общения – это:

•   физическое воздействие (ведение слепого за руку и др.);

•   такесика (пожатие руки, хлопанье по плечу).

4. Ольфакторные средства общения – это:

•   приятные и неприятные запахи окружающей среды;

•   естественный и искусственный запахи человека и др.

Ситуация, когда умение «читать» невербальное сообщение собеседника может рассматриваться как профессионально значимое качество врача и позволяет осуществлять более точную диагностику – поведение диссимуляции, при котором пациент сознательно скрывает симптомы своего заболевания. Анализ невербального поведения позволяет выделить характерные мимические реакции на боль, сдержанные жесты, статичные позы – признаки, свидетельствующие о наличии «охранительного» стиля поведения: минимальное количество движений позволяет ограничивать воздействие болевых раздражителей.

Умение ориентироваться в невербальных реакциях партнера по общению может быть важным, когда пациентом является больной с мутизмом (отсутствием речи). Мутизм встречается при различных заболеваниях, например, при истерии (F44), при шизофрении. Врач общей практики сталкивается с этим симптомом чаще всего при стихийных бедствиях – землетрясении, наводнении, пожаре, у пациентов в состоянии шока, у лиц в ситуации угрозы для жизни, ставших свидетелями гибели родных и близких. Вступая в контакт с такими пациентами, врач оценивает тяжесть поражений, степень срочности оказания медицинской помощи, ориентируясь лишь на видимые признаки повреждений, а также на невербальные характеристики поведения больных.

Наличие невербальных коммуникативных навыков врачу необходимо при «языковом барьере», когда врач и пациент, говоря на разных языках, не понимают друг друга. В этой ситуации они дополняют вербальную коммуникацию невербальной с помощью жестов, мимических реакций, интонаций голоса.

Развитие коммуникативных навыков требует и ситуация экспресс-диагностики, когда за небольшой промежуток времени врач должен обследовать большое количество пациентов. Подобная ситуация складывается во время стихийных бедствий и социальных катаклизмов (война, революция, массовая миграция беженцев). Врач должен быстро оценить наличие и тяжесть поражений, очередность оказания медицинской помощи, и с этой целью использует не только вербальную коммуникацию (расспрос больного), но и невербальную, обращая внимание на мимические реакции, жесты, позы, возможные ограничения в движениях, связанные с травмой или с поражением внутренних органов.

 

 

Навыки невербального взаимодействия могут быть полезны и при профессиональном взаимодействии врача с маленькими детьми. Ребенок, не обладая развитыми навыками интроспекции, часто испытывает затруднения при описании характера боли, не может определить ее («колющая», «режущая», «давящая», «распирающая»).

Маленькие дети часто затрудняются в установлении причинно-следственной связи между событиями: им трудно определить, связана ли боль с приемом пищи, с физическими или эмоциональными нагрузками и т.д. Наблюдение за поведением ребенка может помочь врачу получить необходимую дополнительную информацию.

 

Невербальное поведение оцениваться по следующим основным параметрам: собственно невербальное поведение (межличностная дистанция, взаимное расположение собеседников, позы, жесты, мимика и взгляд) и паралингвистические компоненты общения (вздохи, стоны, зевота, по-кашливание) – все звуки, которые произносит человек, но не речь, а также такие характеристики речи, как громкость голоса, ее темп и ритм, паузы.

У каждого человека существует свое собственное «жизненное пространство» – зона, которую он охраняет от вторжения окружающих. В процессе общения собеседники регулируют эту межличностную дистанцию. Размеры «жизненного пространства» определяются тремя факторами: особенностями личности субъекта, характеристиками его актуального психического состояния, а также плотностью населения в той местности, где он воспитывался. Люди, детство которых проходило в большом столичном городе с высокой плотностью населения, привыкают находиться в условиях скученности, в толпе, не чувствуя при этом особого дискомфорта. Их «жизненное пространство» меньше, чем у жителей маленьких провинциальных городов с низкой плотностью населения, которые привыкли располагаться на большом расстоянии друг от друга. Переезжая жить в столицу, житель маленького городка первое время испытывает острый дискомфорт, связанный с нарушением привычных для него границ. Исследования физиологов показали, что близкое присутствие рядом другого человека повышает уровень катехоламинов, и это субъективно отражается в сознании в виде беспредметной тревоги или психического напряжения. «Жизненное пространство», или то «психологическое поле», в котором человек чувствует себя комфортно, определяется также особенностями его личности и состояния. При выраженной интроверсии размеры «жизненного пространства» больше. Наибольшее «жизненное пространство» у самых выраженных интровертов – больных шизофренией (F20-F29), наименьшее – у больных в маниакальном состоянии (F30), расторможенных, бесцеремонно нарушающих чужие «границы». Психическое состояние также влияет на межличностную дистанцию, человек с высоким жизненным тонусом, повышенным настроением сокращает дистанцию с другими людьми, а в состоянии уныния, печали или в астении межличностная дистанция увеличивается. При межличностном взаимодействии двух собеседников расстояние между ними определяется размерами «жизненного пространства» каждого из них. Для межличностной дистанции характерны две психологические закономерности. Первая указывает на связь психологической, эмоциональной и физической близости: чем более близкие, теплые, эмоциональные отношения между людьми, тем расстояние между ними меньше. Сокращение психологической дистанции, установление эмоциональной близости между партнерами по общению сопровождается сокращением физического расстояния между ними, то есть чем более холодные, формальные, официальные отношения между людьми, тем расстояние между ними больше. Вторая закономерность, определяющая межличностную дистанцию, подчеркивает различие в социальном статусе общающихся лиц: чем выше социальный статус собеседника, тем расстояние больше. Мы держимся дальше от людей, занимающих высокое положение в обществе, создавая для них большее «жизненное пространство».

Выделяют 4 межличностные дистанции.

1.  От 0 до 45 см – «интимная», встречается во взаимоотношениях близких людей: мужа и жены, матери и ребенка, близких друзей и родственников. Вторжение чужого человека в интимную зону (как это нередко бывает с близорукими людьми) вызывает раздражение и чувство протеста. Тот, чье «жизненное пространство» нарушено, отодвигается, увеличивая интимную зону. Присутствие в интимной зоне близкого нам лица не только возможно, но и желательно, особенно в ситуациях опасных или потенциально конфликтных. Во взаимоотношениях «врач-больной» пациент обычно в интимную зону не допускается. Отношения с больным – это отношения официальные, регламентированные социальными нормами и распределением ролей. Исключение может быть сделано лишь в тех случаях, когда возникает угроза жизни пациента: к ним относится общение с умирающим больным, с онкологическим больным при сообщении ему диагноза и прогноза заболевания, с депрессивным пациентом, имеющим суицидальные тенденции. Интимная дистанция может быть использована и в том случае, когда решается вопрос об операции, особенно, если существует вероятность летального исхода.

2.  Дистанция от 45 см до 120 см называется «личной дистанцией». Она характеризует так называемое «партнерское общение», то есть общение людей равного социального статуса, связанных общей деятельностью. Личная дистанция может использоваться при проведении психотерапии.

3.  Расстояние от 120 см до 400 см – социальная дистанция – это расстояние, на котором осуществляется официальное, формальное взаимодействие двух лиц. В специальных исследованиях было показано, что если пациенту дать возможность самому выбирать дистанцию общения во время первой встречи с врачом, то он расположится на расстоянии 200 см. Именно на этой дистанции больной чувствует себя комфортно во взаимоотношениях с врачом, с которым нет психологического контакта и доверительных профессиональных отношений. Впоследствии, по мере установления контакта, формирования и развития взаимоотношений, эта дистанция может сокращаться. Скорость, с которой она сокращается, свидетельствует об определенных психологических особенностях пациента, а также о профессиональном умении врача устанавливать психологиче-ский контакт и вызывать доверие больного. Пациенты, которые слишком быстро сокращают дистанцию, становясь назойливыми, бестактными, бесцеремонными, вторгаясь постоянно в «жизненное пространство» врача, часто отличаются инфантилизмом, повышенной зависимостью от окружающих, потребностью в эмоциональной поддержке. Обычно они имеют психологические трудности, сложные взаимоотношения и переживания, в которые стремятся вовлечь врача, чтобы переложить на него ответственность за решение своих жизненных проблем.

В профессиональном общении для врача важно осознание и поддержание границ своей компетентности, поэтому он не должен активно вторгаться в жизнь своих больных. Степень его участия определяется необходимостью оказания профессиональной помощи. При этом врач учитывает психологические особенности пациентов, их индивидуальные реакции на терапию, возможные страхи при осложнениях – все то, что связано с лечебно-диагностическим процессом, за который врач несет юридическую ответственность.

4.  Расстояние от 4 м до 7,5 м называется «публичной дистанцией» и характеризует формальные взаимоотношения одновременно нескольких людей. Например, на таком расстоянии проводятся собрания, совещания. При этом мимические реакции сглаживаются, мелкие движения становятся менее заметны, повышается громкость голоса, слова подбираются и тщательно выговариваются.

Взаимное расположение собеседников. В ходе взаимодействия партнеры по общению могут различным образом располагаются по отношению друг к другу. Взаимное расположение – то, как собеседники стоят или сидят, – также помогает «прочитать» психологический подтекст их взаимоотношений. Выделяют несколько основных позиций.

1.  Позиция «лицом к лицу», напротив друг друга. Эта позиция содержит в себе элемент конфронтации; она встречается при конфликтах, в ситуации обострения отношений. Например, при знакомстве с новым, неизвестным лицом, к нему разворачиваются всем телом, лицом к лицу встречая потенциальную опасность, которую несет в себе каждый незнакомый человек. В терапевтической ситуации эту позицию следует избегать.

2.  Позиция «рядом», «бок о бок» – позиция сотрудничества, при отсутствии напряжения, враждебности между партнерами, которых связывает взаимное доверие. Эта позиция характеризует партнерское общение, предполагает наличие психологического контакта, отношения сотрудничества, связанного с достижением общих целей.

3.  Общение «через стол» – практически всегда означает отношения власти; отношения «руководитель–подчиненный», с ролевым распределением, с выполнением нормативных запретов и предписаний, регламентирующих общение, его структуру и время взаимодействия. Подобные взаимоотношения практически исключают доверительность и затрудняют психологический контакт. Поэтому в кабинете, где врач ведет прием, стул для больного ставится не напротив, через стол, а сбоку от стола, что с самого начала создает более эффективные условия для взаимодействия.

При поддержании вербального контакта с больным следует учитывать следующую закономерность: когда врач в процессе разговора откидывается назад, сидя в кресле или на стуле, то у пациента может возникнуть представление о том, что собеседнику стало скучно, либо он не согласен, не верит тому, что говорит больной. Если же, напротив, врач слушает, чуть-чуть наклонившись в сторону пациента, склонив голову к правому плечу и изредка, в такт его словам, кивает головой – больной будет убежден в заинтересованности и соучастии врача в переживаниях, которые раскрывает ему пациент.

 

 

Поза. Важное значение в оценке состояния собеседника, партнера по взаимодействию имеет поза – то, как он стоит, сидит.

Существуют несколько классификаций поз, принятых в современной литературе. Позы делятся на естественные и неестественные.

 

 

Естественная поза – свободная, непринужденная – характеризует психологический комфорт, отсутствие напряжения и располагает к общению. Напротив, поза неестественная – необычная, странная, нелепая – к общению не располагает, она свидетельствует о напряжении, психологическом дискомфорте. Неестественные, вычурные, напряженные позы характерны для больных шизофренией (F20-F29), это обращает на себя внимание окружающих, которые их стараются избегать.

Позы бывают симметричные и асимметричные. Симметричная поза нивелирует индивидуальные различия, так же, как униформа, делая людей несколько похожими друг на друга. Симметричная поза – элемент формального общения, она предполагает официальное, регламентированное взаимодействие. Ее предпочитают люди замкнутые, скрытные, сдержанные, с высоким контролем, отличающиеся осторожностью во взаимоотношениях, недоверчивостью, подозрительностью, не предполагающей близости и сотрудничества, и поэтому доверия не вызывают. Поза асимметричная, напротив, свидетельствует об индивидуальных особенностях, открытости для общения, готовности к сотрудничеству.

Позы бывают также закрытыми и открытыми. Закрытая поза указывает на нежелание общаться, избегание взаимоотношений с окружающими. К отличительным особенностям закрытой позы относятся такие ее характеристики, как скрещенные на груди руки («поза Наполеона»), скрещенные ноги (нога на ногу); кисти рук в карманах, спрятанные за спину; корпус тела и голова, развернутые в сторону от партнера; взгляд, направленный в пол, в окно, в историю болезни – куда угодно, только не в глаза собеседнику. Закрытая поза не располагает к общению. Открытая поза свидетельствует о готовности к контактам, к межличностному взаимодействию. Открытая поза характеризуется противоположными отличительными признаками: корпус тела и голова повернуты в сторону собеседника, прямой взгляд в лицо и др. Врачу в ситуации его профессионального общения с больными лучше всего использовать естественные, асимметричные, открытые позы, располагающие к общению, не вызывающие напряжения или недоверия, создающие лучшие условия для взаимодействия. Особенно важным это бывает в самом начале общения, при установлении психологического контакта с пациентом.

Жесты. Жестом называется движение руки, в котором обычно участвуют также плечи и голова. Все разнообразные жесты условно делятся на две группы: коммуникативные и экспрессивные.

Коммуникативные жесты имеют определенное содержание, понятное окружающим. Они используются в речи вместе со словами, а иногда вместо слов, помогая общению. Мы пожимаем плечами в ответ на вопрос; «Как дела?», вопросительно поднимаем брови, не расслышав слов собеседника, согласно киваем головой вместо того, чтобы сказать «Да». Существуют жесты, принятые в определенных профессиональных группах, например, у спортсменов или у автомобилистов. Помимо жестов корпоративных, профессиональных, выделяются также жесты национальные и интернациональные. К национальным относятся жесты, принятые в какой-либо одной стране («о'кей» в американской культуре), к интернациональным – понятные в разных странах (прощальный взмах рукой, рукопожатие при встрече). Одни и те же жесты являются неоднозначными при употреблении в различных национальных культурах. Всем известны недоразумения, которые возникают иногда при общении русского и болгарина, если пускается в ход утвердительный или от-рицательный кивок головой, так как воспринимаемое русским движение головы сверху вниз интерпретируется как согласие, в то время как для болгарской «речи» это отрицание, и наоборот. Так, в нашей стране поднятый вверх большой палец символизирует наивысшую оценку, а в Греции означает «заткнись». «ОК»: во Франции – ноль, ничего, в Японии – деньги. «V» – победа или оскорбительный жест.

К экспрессивным относятся жесты, не имеющие определенного, понятного для всех содержания. Они выражают состояние человека, очень индивидуальны, рано формируются в онтогенезе и относительно неизменны в течение всей жизни. Яркость, выразительность экспрессивной жестикуляции определяется особенностями темперамента, актуальным состоянием, а также уровнем образования. Образованные люди с широким словарным запасом, точно зная значение используемых ими слов, не нуждаются в том, чтобы подкреплять их невербально. Лица с невысоким уровнем образования, ограниченным словарным запасом, испытывающие трудности при подборе слов с определенным значением, часто помогают себе в этом, сопровождая речь жестами. Активная, чрезмерно интенсивная жестикуляция у больных встречается преимущественно в состоянии тревоги, а также при маниакальном возбуждении (F30) и вызывает ответную реакцию беспокойства. Депрессивное состояние (F32) связано с преобладанием статичных однообразных поз, скупых жестов, с мимикой скорби и печали.

Мимика. Это координированные движения мышц лица, которые отражают эмоции, настроения, чувства. Наиболее информативной, передающей те или иные переживания в характерных мимических комплексах является мимика нижней части лица: линия рта, крылья носа, носогубная складка от крыльев носа к уголкам губ, подбородок. Самая информативная деталь в лице человека – линия рта. При хорошем самочувствии и высоком жизненном тонусе линия рта прямая. Опущенные вниз уголки губ – признак, характеризующий состояние печали, депрессии, либо усталости. Чрезмерная улыбчивость с постоянно приподнятыми уголками губ, как правило, означает повышенную зависимость от окружающих со стремлением снискать их одобрение и поддержку, в основе которой лежит неуверенность в себе. Еще одна выразительная деталь в нижней части лица – носогубная складка или, как ее ещё называют, «складка интенсивности», выраженность которой указывает на интенсивность переживаемых эмоций. О людях с выраженной носогубной складкой говорят: «страстный человек». В верхней части лица обращает на себя внимание лобная мышца, на лбу могут появиться горизонтальные, вертикальные и диагональные морщины. Горизонтальные линии выражают мимику удивления. Мимический комплекс эмоции удивления в целом, помимо горизонтальных морщин лба, включает в себя приподнятые брови, широко раскрытые глаза и полуоткрытый рот (лицо дебила или маленького ребенка). Вертикальные линии лба отражают обычно такие эмоции, как гнев, злость. Мимический комплекс эмоции гнева в целом включает в себя вертикальные морщинки лба, нахмуренные (насупленные) брови, прищуренные глаза с обозначенными в уголках глаз веером морщин, сжатая линия рта. Экман считает, что по преобладанию определенных комплексов в мимике лица можно определить принадлежность к «поведенческому типу А», предрасполагающему к заболеваниям сердечнососудистой системы (гипертонической болезни (I10), ишемической болезни сердца (I20-I25)). Тип «А», по его мнению, отличается постоянно нахмуренным лицом, напряжением лицевых мышц, сжатой линией рта, обилием гримас.

Взгляд (контакт глазами). Важный элемент невербального общения.

 

 

Именно взгляд в глаза позволяет почувствовать психологический контакт с собеседником. Некоторые люди избегают смотреть в глаза окружающим, не фиксируют взглядом лицо собеседника. «Бегающий взгляд», как правило, является признаком дискомфорта в ситуации общения, свидетельствует об амбивалентной установке в отношении окружающих. Оптимальная продолжительность взгляда – 3 с. Обычно этого бывает достаточно, чтобы почувствовать психологический контакт с партнером, не вызывая у него раздражения. Взгляд, который длится от 3 до 10 с, называется пристальным и вызывает у собеседника напряжение и дискомфорт. Взгляд, продолжительностью более 10 с, выражает либо конфронтацию и агрессивный вызов, либо сексуальную провокацию во взаимоотношениях мужчины и женщины. Частота взглядов также различается в зависимости от психологического состояния и особенностей личности. Люди спокойные, с высокой самооценкой, удовлетворенные собой и своей жизненной ситуацией, при межличностном взаимодействии смотрят в глаза собеседнику чаще, чем неуверенные в себе, эмоционально неустойчивые, неудовлетворенные. В целом в ситуации группового взаимодействия индивид чаще смотрит на того, с кем у него близкие отношения, кем он восхищается. В группе чаще всего смотрят на лидера. В процессе вербального контакта говорящий чаще смотрит на слушающего, чем слушающий на говорящего. Существует связь между частотой взглядов и частотой наказаний. Родители чаще наказывают детей, избегающих смотреть им в глаза, и реже – детей, которые часто и подолгу смотрят им в глаза. Руководитель склонен чаще наказывать подчиненных, избегающих его взгляда, и реже – тех, кто постоянно ловит его взгляд. Частота взглядов связана с ощущением контроля, возникающего у руководителей и старших.

Паралингвистические компоненты общения. Вербальная коммуникация сочетается с использованием таких паралингвистических явлений, как покашливание, стоны, вздохи, зевота и др. Разнообразные звуки, издаваемые человеком в процессе общения, не являются речью, но несут определенную смысловую нагрузку, выражая состояние, настроение собеседника, его отношение к передаваемому сообщению. Среди параметров паралингвистической коммуникации выделяют 4 значимых признака: громкость речи, ее темп, ритм, пауза. Громкость речи сама по себе не является способом психологического воздействия. Но легче говорить громко, если при этом мы одновременно повышаем частоту речи. Сочетание громкости и частоты речи воспринимается как признак конфликтных взаимоотношений и вызывает ответную агрессивную реакцию. Сказанное на фоне громкой речи еще более громким голосом также вызывает в ответ агрессию. То, что на фоне громкой речи сказано более тихим голосом, вызывает ответную реакцию в виде внимания. Имеет значение и эмоциональная значимость раздражителя: молодая кормящая мать может крепко спать под звуки громкой музыки, но она просыпается от малейших звуков, издаваемых ее ребенком. Если же плачет не ее ребенок, то, скорее всего, она не проснется. В зависимости от психического состояния речь может быть быстрой или медленной. Ускоренная речь встречается обычно в трех случаях: человек говорит быстро, если он встревожен и взволнован; если он говорит о личных трудностях; если он пытается уговорить или убедить собеседника. В клинике ускоренная речь – чаще всего признак тревоги, но может встречаться и при маниакальном возбуждении (F30), больной так быстро произносит отдельные фразы, что «проглатывает» окончания, не успевая закончить фразу. Замедленная речь может свидетельствовать об усталости, унынии и печали. Наблюдается она и у лиц с чертами высокомерия и снобизма, навязывающих окружающим неудобный для них медленный темп речи. Медленная речь характерна для депрессивных (F32) и астенизированных (R53) пациентов. Когда человек говорит на трудную для себя тему, он начинает заикаться, запинаться, неправильно строит предложения, в речи появляются лишние слова «вот», «значит», «так сказать», «стало быть», «как говорится» и т.п. Чем больше в речи запинок, подобных слов, тем меньше степень доверия к полученной информации и менее компетентным кажется говорящий. Напротив, чем правильнее, организованнее речь, тем больше степень доверия к полученной информации и более компетентным кажется говорящий. Паузы часто используются в речи, когда хотят подчеркнуть значение сказанных слов. Пауза придает большую весомость произнесенным фразам. Однако слишком долгая пауза вызывает напряжение, и чем дольше она продолжается, тем уровень напряжения выше. Паузы сознательно используют психотерапевты при работе с группой больных. Они помогают не только повышать групповое напряжение, но и провоцировать эмоциональную «разрядку» с отреагированием и последующей релаксацией.

 

    Литература

  1. Андреева Г.М. Социальная психология: Учебник для высших заведений. – М.: Аспект Пресс, 2006. – 363 с.
  2. Арбузова Е.Н., Анисимов А.И., Шатровой О.В. Практикум по психологии общения. – СПб.: Речь, 2008. – 272 с.
  3. Атватер И. Я вас слушаю… – М., 1988.
  4. Берн Э. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. – М.: Эксмо, 2007. – 576 с. – (Психология общения).
  5. Добрович А.Б. Воспитателю о психологии и психогигиене общения. – М., 1987.
  6. Ильин Е.П. Психология общения и межличностных отношений. – СПб.: Питер, 2009. – 576 с.: ил. – (Серия «Мастера психологии»).
  7. Козлов Н.И. Как относиться к себе и людям, или Практическая психология на каждый день. М., 1993.
  8. Кузнецов И.Н. Деловое общение. Учебное пособие. Издательство: Дашков и Ко, 2007. – 528 с.
  9. Куницына В.Н. Межличностное общение: Учебник для вузов / В.Н. Куницына, Н.В. Казаринова, В.М. Погольша. – СПб., 2006. – 544 с.
  10. Масюкевич Н.В. Психология эффективного общения / Н.В. Масюкевич, Л.С., Кожуховская. – Минск: Соврем. шк., 2007. – 384 с.
  11. Наварро Д., Карлинс М. Я вижу, о чём вы думаете / Д. Наварро, М. Карлинс; пер. с англ. О.Г. Белошеев. – Минск: «Попурри», 2009. – 336 с.

_______________________

*   Мини-курс лекций « Общение врача» включает в себя четыре базовые темы:
Общение врача: введение в психологию профессионального общения. (Лекция 1). – 2011 № 1(6).
Общение врача: вербальная и невербальная коммуникация. (Лекция 2). – 2011 № 2(7).
Общение врача: особенности профессионального взаимодействия. (Лекция 3). – 2011 № 3(8).
Общение врача: создание положительных взаимоотношений и взаимопонимания с пациентом.
(Лекция 4). – 2011 № 4(9).

 

 

Ссылка для цитирования

Болучевская В.В., Павлюкова А.И. Общение врача: вербальная и невербальная коммуникация. (Лекция 2) [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 2. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы