Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Спецвыпуск-2011
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Личный жизненный опыт как инструмент работы психолога

Соловьева С.Л. (Санкт-Петербург)

 

Соловьева Светлана Леонидовна

–  член редколлегии журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой психологии и педагогики СПбГМА им. И.И. Мечникова.

E-mail: s-solovieva@ya.ru

 

 

 

Аннотация. Статья посвящена анализу внутреннего психологического мира познающего субъекта как основного диагностического инструмента, позволяющего наиболее точно оценить психологическую природу другого человека. Рассматривается собственная жизненная позиция психолога в контексте его профессиональной деятельности, его собственная философия, система ценностей и представлений о важнейших жизненных категориях: о добре и зле, справедливости и наказании, порядке и законе. Излагаются основные жизненные ситуации, переживание которых обеспечивает профессиональную компетентность практического психолога.

Ключевые слова: жизненный опыт, человеческая природа, психическая реальность, переживание, жизненная ситуация, эмоции, жизненная философия.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Человеческая природа, которая находится в центре внимания психолога, по-видимому, наиболее сложный из всех находящихся в поле зрения исследователя объектов. Процесс психологического познания оснащен множеством валидных, надежных, достоверных тестов – инструментов познания, включающих в себя множество шкал, множество заданий и вопросов. Однако профессиональный опыт говорит нам: какими бы совершенными инструментами измерения ни пользовался современный психолог, он не может с их помощью познать всю глубину и сложность уникального психологического мира другого человека. Субъективная, пристрастная, иррациональная человеческая природа с ее сложными взаимоотношениями между более или менее согласованными друг с другом осознаваемыми, частично осознаваемыми, неосознаваемыми формами психической деятельности не может быть квалифицирована даже в многоосевой системе координат. Возможно, единственный адекватный инструмент познания человеческой души – это собственная душа, собственный психологический мир, позволяющий осуществить когнитивную подстройку и эмоциональный резонанс, открывающий доступ к психике другого человека, к психической деятельности клиента.

Познать психическую реальность другого человека означает сопоставить ее с собственной психологической реальностью. По умолчанию предполагается, что каждый психолог более или менее знаком с организацией собственного психологического мира, который является одновременно и самым надежным и самым пристрастным, искаженным эталоном для сравнения. Степень искажения определяется, в частности, аффективной загруженностью, эмоциональной дезорганизацией психической деятельности. Поэтому владение своими чувствами, способность к психической саморегуляции, свобода от чрезмерной аффективной загруженности, и, следовательно, чрезмерной пристрастности, – профессионально значимое качество практического психолога, позволяющее ему сохранять относительную объективность в оценке других людей.

Все психологические феномены и проявляются, и формируются в процессе общения и деятельности, в процессе проживания ряда общих для всех людей жизненных событий: каждому человеку приходится переживать утрату значимых отношений, угрозу своему благополучию, физическое страдание и множество других ситуаций, составляющих содержание жизни. Наличие общего аффективно-когнитивного опыта дает возможность наметить точки соприкосновения в психологических мирах общающихся между собой людей. Глубина рефлексии этих точек соприкосновения также во многом определяет профессионализм психолога, позволяя ему более или менее адекватно квалифицировать психологические качества клиентов и оказывать профессиональное воздействие на эти качества.

Для того, чтобы навести порядок в психологическом мире другого человека, необходимо прежде всего иметь его в собственном психологическом мире. Для психолога – диагноста и консультанта – как ни для кого другого важна собственная жизненная позиция, собственная философия, система ценностей и представлений о важнейших жизненных категориях: о добре и зле, справедливости и наказании, порядке и законе. Жизненная философия психолога неизбежно должна опираться на собственный жизненный опыт, опыт переживания и разрешения самых различных трудных жизненных ситуаций. Конечно, нет необходимости болеть самому неизлечимыми болезнями, чтобы поддержать умирающего от рака пациента; не нужно самому страдать алкоголизмом, наркоманией или гемблингом, чтобы оказывать психологическую помощь аддиктивной личности. Невозможно самому испытать все возможные жизненные неурядицы, конфликты и проблемы.

Однако определенный жизненный опыт психолог все же должен иметь. Собственный жизненный опыт – основной источник и стимул познания и изменения, и наибольшей обучающей ценностью обладают критические, или трудные жизненные ситуации, которые заставляют испытывать страдание и душевную боль. Когда нам хорошо, мы особенно не задумываемся о жизни, мы просто живем, радуемся, не пытаясь понимать и анализировать логику событий. Человеку не важно понимать причины позитивных жизненных перемен; он принимает их как что-то само собой разумеющееся, как данность; он не ищет скрытого смысла, подоплеки или подтекста, он живет «на поверхности» событий.

Мы начинаем задумываться о смысле происходящего тогда, когда нам плохо, когда жизнь заставляет нас страдать. Именно в трудных жизненных ситуациях человек пытается понять, что происходит, анализируя события, устанавливая между ними причинно-следственные связи и пытаясь прогнозировать их дальнейшее развитие. Например, когда близкий человек от нас уходит, мы ищем причины этого, подвергая анализу и собственную личность, и ситуацию, и отношения с этим значимым другим. Таким образом и появляются представления о человеческой природе, о межличностных отношениях, об их формировании и развитии. В этом смысле все жизненные неприятности должны рассматриваться как бесценный жизненный опыт, который заставляет думать, искать информацию, искать поддержку, резервы и ресурсы, активизировать творческий потенциал для преодоления трудностей.

Эффективный психолог-консультант, чтобы понимать своих клиентов, должен обладать опытом переживания в собственной жизни основных наиболее фундаментальных жизненных ситуаций: ситуации потери (смерти, развода, разрыва отношений); ситуации угрозы (конфликта, противостояния, противоборства); ситуации неопределенности с дефицитом информации и невозможностью принять решение. Ситуация потери обучает нас справляться с депрессией, преодолевать печаль и боль утраты; ситуация угрозы – совладать с собственной враждебностью, негодованием, гневом; ситуация неопределенности обучает преодолевать страх. Таким образом, в процессе переживания ситуаций утраты, угрозы и неопределенности человек получает контроль над так называемой «негативной аффективностью», т.е. тремя наиболее негативными эмоциями, которые больше всего мешают нам жить и чувствовать себя комфортно – тревогой, печалью и враждебностью.

В литературе существует множество разнообразных классификаций эмоций; однако при этом практически все авторы в качестве наиболее фундаментальных выделяют четыре: радость, печаль, гнев и страх. Из четырех фундаментальных эмоций одна направлена в будущее – тревога (бессознательное программирование неудачи); одна обслуживает прошлое – депрессия (печаль, скорбь об утраченном объекте); две связаны с настоящим: гнев и радость. Гнев – отрицание настоящего, радость – его принятие. Таким образом, три основные негативные эмоции – печаль, тревога и гнев (враждебность), связанные с прошлым, будущим и настоящим, формируют целостную жизненную перспективу человека. Овладев основными негативными переживаниями, мы научаемся в целом более эффективно справляться с собственной психологической реальностью. Подобный опыт переживания дает возможность более или менее эффективно оказывать психологическую помощь другим людям – нашим клиентам.

Переживание эмоций печали, гнева и страха, совладание с болью утраты, с собственной агрессией и тревогой помогает психологу-консультанту формировать практическую, а не только теоретическую жизненную позицию, философию жизни, в которую вписываются такие события, как смерть, страдание, боль. Выработка жизненной философии служит той психологической опорой, в которой нуждаются страдающие клиенты. Обращаясь за помощью, пациент не просто хочет помощи в решении жизненных трудностей, он бессознательно ждет от консультанта большего: он хочет понять смысл происходящих с ним событий, он хочет научиться правильно жить и быть счастливым.

Выработка жизненной философии предполагает не просто обучение психологическому совладанию с трудностями, но и формирование резервов и ресурсов. Важнейшим психологическим ресурсом, необходимым для психолога, является терпимость, способность принимать природу другого человека целиком, со всеми ее как сильными, так и слабыми сторонами. В обычной жизни со временем мы все постепенно обучаемся умению принимать недостатки другого человека, например, близкого друга, супруга, собственного ребенка. Можно научиться жить рядом с другим, снисходительно относясь к его недостаткам, прощая ему мелкие просчеты и недочеты, не фиксируясь на мелочах, незначительных деталях совместной жизни. Это возможно, если все время помнить о главном – о том, почему в свое время был выбран для совместной жизни именно этот человек, о том, кем конкретно был выбран этот человек («Он был выбран мной, и, поскольку я уважаю себя и собственный выбор, я уважаю и того человека, который был выбран мной»). Однако, обучаясь со временем терпимо относиться к психологической природе других людей, мы часто не проявляем подобной же терпимости в отношении собственной психологической природы. Это становится очевидным, если попросить самого себя ответить на вопрос: «Можешь ли ты позволить себе быть слабым, зависимым, трусливым? Можешь ли ты разрешить себе быть глупым, некомпетентным, непрофессиональным?» И если Вы сами себе на этот вопрос отвечаете: «Нет, я не могу позволить себе быть глупым, слабым, некомпетентным», то у Вас есть счастливая возможность поразмыслить над своими собственными проблемами, прежде чем заниматься психологической диагностикой и психологическим консультированием других людей. Если мы может прощать слабости и недочеты другому человеку, принимая его таким, каков он есть со всеми его достоинствами и недостатками, то почему мы не можем сделать того же самого в отношении самого себя? Почему именно к себе мы предъявляем такие нереалистично высокие требования, которым в принципе никто никогда соответствовать не может?

Если же на поставленный вопрос Вы отвечаете: «Да, могу себе иногда позволить быть слабым, некомпетентным, несовершенным», то Вам удалось преодолеть собственный перфекционизм, обретя правильный, принимающий взгляд как на окружающих людей, так и на самого себя. Если Вы можете принимать недостатки и несовершенства человеческой природы в себе самом, то тогда и только тогда Вы действительно можете принимать их и в других людях тоже. Подобное принятие, или терпимость в основе своей имеет уважение к человеческой природе как в себе самом, так и в других. Как правило, жизненная философия эффективного психолога основана на уважении к человеческой природе в себе и в других людях.

Особенно важны хорошие отношения практического психолога с самим собой: уважение к себе, доверие к себе, к своим взглядам, суждениям, убеждениям, ценностям и целям. Эффективный психолог должен не только доверять себе, уважать себя, но он также должен относиться к себе с симпатией и любовью. Только человек, находящийся в гармонии с собственной природой, может позволить себе вторгаться в интимный психологический мир другого, по отношению к которому он неизбежно является своеобразным эталоном. Да, конечно, профессиональный психолог, психолог-консультант, как и каждый человек, имеет психологические проблемы, но, в отличие от своих клиентов, он их своевременно и эффективно разрешает; его психологические проблемы не препятствуют его личностному развитию и росту, а, напротив, способствуют. Имея опыт решения собственных проблем, консультант более эффективен в помощи решения чужих; опыт решения чужих проблем помогает, в свою очередь, быть более эффективным в решении собственных.

Однако, понимая и принимая человеческую природу в себе и в других, не следует забывать, что эта человеческая природа может продуцировать неправильные суждения («иррациональные идеи»), подлежащие искоренению, неправильные переживания, которые надо лечить, и неправильные поступки, которые надо исправлять.

В частности, подобная правильная жизненная философия, необходимая для психолога-консультанта, проявляется в его повседневной и профессиональной жизни в процедуре применения наказаний и поощрений как элементов межличностного взаимодействия.

Когда мы воспитываем других людей (например, воспитываем собственных или чужих детей, руководим подчиненными), мы применяем два основных метода воздействия: поощрения и наказания. Поощрения могут быть моральными, психологическими, эмоциональными (похвала, комплимент, эмоциональная поддержка) или материальными (награда, подарок). Наказания могут быть физическими или психологическими, среди которых самым эффективным считается «лишение любви». Применяя наказания, важно для их эффективности соблюдать пять основных правил применения наказаний: 1) наказание должно следовать сразу за проступком, или сразу непосредственно за тем, как он обнаружен. Это правило особенно важно при воспитании животных и маленьких детей. Если же мы наказываем ребенка через неделю или через месяц после совершения проступка, то оно воспринимается как агрессия и в ответ неизбежно вызывает также агрессивную реакцию, что приводит в дальнейшем к нарушениям поведения и социальной адаптации. 2) «норма возмездия», которая определяет соответствие тяжести проступка и тяжести наказания. Норма возмездия определяется правовыми нормами, закрепленными в уголовном праве, морально-этическими нормами, зафиксированными в общественном мнении, и внутригрупповыми нормами, характерными для данной малой социальной группы (правилами поведения в конкретной семье, студенческой группе, рабочем коллективе). 3) наказание должно быть однократным; нельзя постоянно наказывать за один и тот же проступок, например, нельзя ребенку говорить: «Ты разбил чашку. А вчера, помнишь, ты расколотил любимую бабушкину вазочку. А в прошлом месяце ты разбил мою тарелку. Сколько же так будет продолжаться?» Осуществляя подобное психологическое воздействие, мы проводит своеобразной «негативное программирование», закладывая в ребенка бессознательную идею о том, что он – человек, который всегда разбивал, разбивает, и, следовательно… будет разбивать посуду. Ошибка, когда женщина говорит мужу: «Ты сегодня опять поздно пришел домой!» Ошибка заключается в слове «опять». Тем самым жена непроизвольно осуществляет негативное программирование, внушая мужу : «Ты всегда приходил поздно, ты приходишь поздно, и, следовательно, будешь поздно приходить домой». Вследствие такого воздействия муж постоянно будет опаздывать. 4) наказанию подлежит поступок, но не личность. Нельзя, например, говорить ребенку «Ты лжец!», надо сказать «Ты солгал!»; нельзя говорить «Ты вор!»; надо сказать «Ты украл». Недопустимо, когда жена говорит мужу: «Ты не мужчина!»; правильно было бы сказать: «Ты поступил не как мужчина!» Нельзя зачеркивать личность, отсекая пути к исправлению. Нельзя ставить клеймо на всю жизнь, закрывая возможности развития и роста. Важно дать наказываему надежду, что неправильное поведение – явление временное, преходящее, и, возможно, вообще случайное, не свойственное его природе в целом. 5) наказание не должно носить характера личной мести, но лишь характер возмездия за несоблюдение социального контракта. Важно, чтобы каждый человек понимал: вступая в социальные взаимоотношения, он в неявной форме заключает с обществом своеобразный контракт, договариваясь платить долги, выполнять обещания, правильно умножать два на два и переходить дорогу на зеленый свет. За выполнение контракта общество его поддерживает и поощряет; за несоблюдение контракта – наказывает и осуждает. Поэтому мы наказываем спокойно, чрезмерно эмоционально не вовлекаясь, но лишь применяя соответствующие заранее установленные и оговоренные меры воздействия (лишаем возможности разговаривать по телефону, не даем выходить в Интернет, не платим за мобильный телефон и т.п.).

Если при оказании психолого-педагогического воздействия на другого человека соблюдать последовательно и неуклонно все пять приведенных правил, то тогда наказание, которое само по себе является актом агрессии, тем не менее не будет вызывать ответной агрессии в другом человеке, но, напротив, будет способствовать его социализации и успешной адаптации в обществе.

Другим важным элементом жизненной философии эффективного психолога-консультанта является так называемое позитивное мышление, наполненное ожиданиями и установками на то, что события будут развиваться в благоприятном направлении.

Как известно, существуют два основных мотива поведения людей: мотив достижения успеха и мотив избегания неудач. Наиболее конструктивной считается мотивация достижения успеха. Человек, ориентированный на достижение успеха, стремящийся к нему, имеет больше шансов добиться желаемого. Тот же, кто в жизни стремится лишь не потерпеть неудачи, к успеху не стремится и, следовательно, имеет гораздо меньше шансов на победу.

Мотивация достижения успеха, характеризующая более зрелую и более эффективную личность, сочетается с позитивными ожиданиями, с установками на благополучный исход событий. Поскольку человек ведет себя в соответствии со своими ожиданиями и установками, он «притягивает к себе» именно те события, на которые настроен. Стремление к успеху, установка на успех, ожидание удачного исхода и формируют позитивное мышление. Теоретически рассуждая, мы можем придти к выводу, что позитивное мышление в значительной степени искажает реальность (события могут развиваться различным образом), и, следовательно, является мифом. Однако тот, кто живет и действует в соответствии с этим мифом, в реальности более успешен. На практике важно не то, насколько картина мира точно и объективно отражает реальность, а то, насколько она помогает выживать и быть успешным.

Если же субъект трезво оценивает реальность, справедливо полагая, что в значительной части случаев он может потерпеть неудачу, то именно это с ним и происходит («самореализующееся пророчество»). Не случайно способность трезво и реалистично видеть реальность сочетается с высоким интеллектом и повышенным уровнем депрессии. Феномен «депрессивного реализма» известен, в частности, в кросс-культурной психологии, посвященной изучению российского менталитета.

Другим «продуктивным мифом» в жизненной философии эффективного психолога-консультанта является иллюзия контроля за происходящими событиями. Американские психологи считают, что потребность во власти и контроле свойственна каждому человеку: мы все стремимся контролировать окружающий нас мир: машины, детей, животных, супругов, подчиненных, друзей, родственников и просто знакомых. Разумеется, на практике человек, как правило, в незначительной степени может контролировать окружающий его мир, однако тот, кто живет в соответствии с иллюзией о том, что все вокруг находится под его контролем, предсказуемо, прогнозируемо, в жизни более эффективен.

Важным элементом философии психолога-консультанта следует, по-видимому, считать его умение воспринимать и интерпретировать вещи с разных точек зрения, с разных позиций, умение в каждом человеке и в каждом событии найти и хорошее и плохое. Понимание относительности всех вещей, относительной ценности всех людей и всех отношений придает психологу гибкости, пластичности, необходимой для обращения со сложной человеческой природой. Такой философский взгляд на вещи предполагает некоторую отстраненность, дистанцированность, способность смотреть на происходящее с разных точек зрения, перемещая их, манипулируя ими в соответствии со стратегическими и сиюминутными целями и задачами психологического воздействия.

И, наконец, имеет значение и такая черта психолога, как открытость новому опыту, новым людям, отсутствие страха и готовность к экспериментам. Философия профессионального психолога предполагает понимание необходимости постоянной работы над собой, собственного личностного развития и роста. Погружаясь в психологические проблемы другого человека, приходится сталкиваться с самыми разными событиями, правильная оценка которых требует определенного образования, широты взглядов, знаний, умений, навыков. В ряде случаев приходится ориентироваться в текущих политических событиях, в экономике и социальных отношениях, во всех крупных происшествиях, явлениях, как в социальной жизни страны, так и той социальной группы, к которой принадлежит клиент. Эффективный психолог умеет гибко вписываться в динамичный процесс жизни, требующий постоянных изменений. Жизнь как велосипед: надо крутить педали, или упадешь.

 

 

Ссылка для цитирования

Соловьева С.Л. Личный жизненный опыт как инструмент работы психолога. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 3. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы