Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Спецвыпуск-2011
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)
Гогберашвили Т.Ю. "Синдромы нарушения высших психических функций у детей с парциальными формами эпилепсии"

На правах рукописи

 

 

 

 

 

 

Гогберашвили Тинатин Юзовна

 

 

 

СИНДРОМЫ НАРУШЕНИЯ ВЫСШИХ ПСИХИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ

У ДЕТЕЙ С ПАРЦИАЛЬНЫМИ ФОРМАМИ ЭПИЛЕПСИИ

 

 

Специальность 19.00.04 - Медицинская психология

(психологические науки)

 

 

 

 

Автореферат 

диссертации на соискание ученой степени

кандидата психологических наук

 

 

 

 

 

Москва – 2009

 

 

 

Работа выполнена на кафедре нейро- и патопсихологии факультета психологии

Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова

 

Научный руководитель:                                                                      

доктор психологических наук, профессор Микадзе Юрий Владимирович

 

Официальные оппоненты:             

 

доктор медицинских наук, доцент

Воронкова Кира Владимировна

 

 

кандидат психологических наук,

старший научный сотрудник

Зверева Наталья Владимировна

 

 

Ведущая организация:                   

 

Психологический институт

Российской академии образования.

Защита состоится_________________2009 года в____часов на заседании диссертационного совета  Д 501.001.15 в МГУ им. М. В. Ломоносова по адресу: 125009, Москва, ул. Моховая, дом 11, строение 9, аудитория______.

 

 

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова

 

 

Автореферат разослан________________________2009 г.

 

 

Ученый секретарь

диссертационного совета

 

Е.Ю. Балашова

 

 

 

 

Общая характеристика работы

 

Актуальность исследования. Эпилепсия, в подавляющем большинстве случаев возникающая в детском возрасте, является одним из наиболее распространенных нервно-психических заболеваний. Важность клинико-психологических исследований в этой области отмечается рядом авторов, подчеркивающих, что различные проблемы, связанные с эпилепсией, относятся не только к сфере здравоохранения, но и к обществу в целом (Громов, 1993; Гехт , 1999; Карлов ,1999; Cramer, 1996; Baker, 1997; Gilliam, 2002; и др.).

При эпилепсии возникает широкий спектр нарушений высших психических функций (ВПФ) и эмоционально-личностной сферы. Как следствие, у детей наблюдаются трудности, связанные с учебной деятельностью и социальной адаптацией. Для их преодоления, полноценной реабилитации, а также для прогноза психического развития этих детей необходимо исследование закономерностей тех изменений, которые возникают в психической сфере при разных формах эпилепсии. Актуальность проблемы в клинико-психологическом аспекте связана с необходимостью решения вопросов о мозговых механизмах симптомообразования, о структуре нарушений познавательных и эмоционально-личностных процессов, имеющих место в непароксизмальных (вне приступа) условиях, о соотношении первичного дефекта и его вторичной компенсации при разных формах эпилепсии. Междисциплинарный аспект этой проблемы связан с решением вопроса об адаптации больных эпилепсией детей в обществе. Ее значимость усиливается также высокой распространенностью эпилепсии в детской популяции, которая приводит к необходимости дополнительного включения в работу с такими детьми не только врачей, но и педагогов, клинических психологов. По мнению ряда авторов, важная роль в решении этой междисциплинарной проблемы принадлежит нейропсихологии (Вассерман, 1989; Петрухин, 2000; Зенков, 2007; Perrine, 1995; Jambaque, 2001; и др.).

Валидность и эффективность нейропсихологических методов в клинике эпилепсии была продемонстрирована в ряде исследований, где нейропсихологическому анализу были подвергнуты нарушении ВПФ у взрослого контингента больных (Вассерман, 1989; Хазанова, 1988,1989; Ткаченко, 1986, 1989; Вассерман, Гильяшева, 1989). Полученные результаты свидетельствовали о наличии специфических изменений ВПФ при разных формах эпилепсии. Особый интерес для нейропсихологического анализа нарушений ВПФ представляют фокальные эпилепсии, обусловленные наличием патологического очага в ограниченном участке головного мозга (так называемые парциальные формы). Современные техники исследования (ЭЭГ, МРТ, ПЭТ и др.) позволяют дифференцировать эпилептический очаг, что дает возможность соотносить нейропсихологическую картину нарушения с определенной зоной мозга, верифицировать закономерности формирования нейропсихологических синдромов при эпилепсии.

Преимущественная манифестация эпилепсии в детском возрасте связывается с повышенной судорожной готовностью незрелого головного мозга. Поэтому важное значение приобретает ранняя квалификация нарушений познавательной деятельности и личности больного ребенка для решения диагностических и коррекционных задач, социально-психологической реабилитации.

Анализ современной литературы показал, что вопрос о синдромах нарушения ВПФ, возникающих при той или иной форме эпилепсии, их структуре (факторном составе) у детей является мало изученным (Петрухин, 2000; Зенков, 2007; Троицкая, 2007; и др.). Следует указать на сложность нейропсихологической картины нарушений ВПФ в детском возрасте; она представлена сочетанием симптомов, обусловленных первичным дефектом, а также вторичными нарушениями ВПФ и действием компенсаторных механизмов, имеющих свою возрастную специфику. Это положение было подтверждено в нейропсихологических исследованиях нарушений высших психических функций у детей при очаговой мозговой патологии (травматического или опухолевого генеза) (Симерницкая, 1978). К сожалению, эти исследования охватывают ограниченную этиологическую и нозологическую группу. Следует отметить, что представляется не вполне правомерным и прямой перенос полученных при исследовании взрослых больных результатов в клинику детской эпилепсии.

Объект исследования – состояние высших психических функций у детей, больных эпилепсией.

Предметом исследования являлись расстройства высших психических функций и нейропсихологические синдромы, возникающие у детей с парциальными формами эпилепсии.

Цель исследования состояла в описании нейропсихологических синдромов нарушения ВПФ, их специфики и закономерностей формирования в зависимости от локализации патологического очага и других факторов у детей с парциальными формами эпилепсии.

Гипотезы исследования:

1. Нарушения ВПФ, возникающие при парциальных формах эпилепсии, могут быть описаны в виде сочетания различных синдромов, отражающих дефицитарность в работе целого ряда мозговых структур и нарушение интегративной работы мозга в целом. Такие синдромы могут соотноситься с дефицитом в работе всех функциональных блоков мозга.

2. При парциальных формах эпилепсии могут быть выделены закономерные сочетания синдромов нарушения ВПФ – метасиндромы (Микадзе, 2005, 2008), структура которых определяется рядом условий: локализацией эпилептического очага, возрастом манифестации заболевания, степенью выраженности симптоматики.

3. В зависимости от возраста манифестации заболевания можно выделить два основных варианта метасиндромов – специфические (в которых имеет место ведущий по степени выраженности синдром) и неспецифические (включающие целый ряд сходных по степени выраженности синдромов).

4. В зависимости от локализации эпилептического очага и степени выраженности тех или иных симптомов можно выделить конкретные виды метасиндромов, различающиеся по своей структуре.

 

Задачи исследования:

1. Провести нейропсихологическое обследование детей с парциальными формами эпилепсии; на основе анализа полученных данных вычленить нейропсихологические синдромы нарушения ВПФ при разных локализациях эпилептического очага.

2. Сопоставить синдромы нарушения ВПФ, выявленные при разных по локализации формах парциальной эпилепсии, по степени их выраженности.

3. Проанализировать зависимости проявления синдромов и симптомов нарушения ВПФ от таких условий, как: возраст детей, возраст манифестации заболевания, локализация эпилептического очага, характер приступов, этиология заболевания.

Методологической и теоретической основами настоящего исследования являются теория системной динамической локализации высших психических функций; представления о закономерном, поэтапном и гетерохронном характере формирования функциональных систем психики и становления их мозговой организации в онтогенезе, о взаимосвязи между морфогенезом мозга и формированием психики (Выготский, 1956; Анохин, 1963; Лурия, 1969; Гальперин и др., 1978; Леонтьев, 1981).

Исходными положениями работы выступают представления о высших психических функциях как функциональных системах (многозвенных и иерархически организованных), социальных по своему происхождению, опосредствованных по строению, произвольных по способу протекания, психофизиологической основой которых являются функциональные системы головного мозга (Выготский, 1956; Лурия, 1969).

Исследование также базируется на разработанной А.Р. Лурия концепции о трех функциональных блоках мозга (Лурия, 1973). При эпилепсии, когда поражения мозга не носят строго локального характера, представлялось интересным соотнести наблюдаемые изменения не только с работой конкретных участков мозга, но и оценить их с точки зрения вклада каждого структурно-функционального блока.

Непосредственной методической основой работы является созданный в отечественной нейропсихологии метод нейропсихологического синдромного анализа высших психических функций (Лурия, 1969, 1973).

Достоверность полученных результатов обеспечивалась применением апробированных в работах А.Р. Лурия и его последователей научно обоснованных методов исследования, основанных на принципах нейропсихологического синдромного анализа, системного подхода к изучению психической деятельности, учета возрастного этапа развития ребенка (Лурия, 1963,1970; Симерницкая,1978; Хомская, 2002; и др.). Достоверность результатов диссертационного исследования также связана с достаточным объемом выборки больных и с использованием корректных статистических методов обработки эмпирических данных (критериев: U-Манна-Уитни, H-Крускала-Уоллиса, Т-Вилкоксона, Ф*-углового преобразования Фишера) (Сидоренко, 2001).

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Разные формы парциальной эпилепсии в детском возрасте сопровождаются нарушениями психических функций. При каждой форме парциальной эпилепсии обнаруживается целый ряд закономерно сочетающихся нейропсихологических синдромов. Они могут быть описаны в виде метасиндромов.

2. Синдромы, входящие в выявленные метасиндромы, соотносятся со всеми структурно-функциональными блоками мозга и с разными нейропсихологическими факторами, что свидетельствует о нарушениях интегративной работы мозга в целом.

3. В зависимости от ряда условий (таких, как локализация эпилептического очага, возраст манифестации заболевания, степень выраженности симптомов) можно описать разные варианты и виды метасиндромов, выявить специфические черты нарушений ВПФ и разный факторный состав метасиндромов при парциальных формах эпилепсии.

Научная новизна работы. Впервые описаны основные варианты и виды метасиндромов, характеризующих состояние психических функций при парциальных формах эпилепсии у детей.

Выявлены и описаны основные условия, влияющие на структуру метасиндромов. К ним относятся: локализация очага (передние – лобные, или задние – височные, теменные, затылочные области больших полушарий головного мозга), латерализация эпилептического очага (унилатеральный или билатеральный), возраст манифестации заболевания.

Выделены два основных варианта метасиндромов, характеризующих нарушения ВПФ при парциальных формах эпилепсии – специфические (с ведущим, более выраженным по степени тяжести нейропсихологическим синдромом эпилептического очага) и неспецифические (без ведущего нейропсихологического синдрома, с равной степенью выраженности всех выявленных синдромов).

Описаны разные виды специфических метасиндромов, для структуры которых характерно наличие в качестве ведущего синдрома эпилептического очага.

Определены возрастные особенности и динамика нарушения ВПФ при парциальных формах эпилепсии.

Теоретическое значение работы. Результаты проведенного исследования вносят вклад в развитие детской нейропсихологии, в проблему изучения нейропсихологических синдромов, возникающих при диффузной патологии мозга, а также в изучение вопросов аномального развития детей (в частности, детей с задержками психического развития церебрально-органического генеза). Они дают более глубокое понимание патогенеза симптомов при эпилепсии. Описание метасиндромов помогает уточнению закономерностей интегративной работы мозга, ее роли в протекании психической деятельности при разных формах эпилепсии.

Практическое значение работы. Данные о нарушении ВПФ при парциальных формах эпилепсии дают возможность более точно оценивать и квалифицировать симптомы на ранних этапах заболевания, строить прогноз психического развития детей, разрабатывать адекватные методы психологической коррекции с учетом сильных и слабых звеньев разных функциональных систем психики, обосновывать рекомендации по адаптации детей с эпилепсией в повседневной жизни.

Внедрение результатов исследования. Результаты исследования используются в образовательном процессе на факультете психологии МГУ имени М.В. Ломоносова в спецкурсе «Нейропсихология детского возраста», на факультете клинической психологии ГОУ ВПО РГМУ РОСЗДРАВА, а также в практической деятельности врачей и психологов психоневрологического отделения Российской детской клинической больницы.

Апробация работы. Работа апробирована на заседании кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ 17 декабря 2008г. (протокол №590). Основные результаты диссертации были доложены на Второй международной конференции памяти А.Р. Лурия (Москва, 2002), а также на конференции «Актуальные вопросы детской неврологии» (Москва, 2003). По материалам диссертации опубликовано 4 печатные работы, одна из которых в журнале, рекомендованном ВАК Министерства образования и науки РФ.

Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав, выводов, заключения, списка литературы (включает 186 наименований, из них – 77 иностранных авторов) и приложений. Основная часть работы изложена на 128 страницах. Работа содержит 15 таблиц, иллюстрирована 21 диаграммой и 4 рисунками.

Основное содержание работы

 

Во введении обосновывается актуальность изучаемой проблемы, формулируются цель и задачи исследования, раскрывается новизна полученных данных, их теоретическое и практическое значение, излагаются положения, выносимые на защиту.

Первый раздел диссертации посвящен нарушениям высших психических функций (ВПФ) при эпилепсии у детей. Он состоит из трех глав, в которых анализируются вопросы, связанные с клинической характеристикой эпилепсии, рассмотрены клинико-психологические аспекты нарушения психической деятельности у детей с разными формами парциальной эпилепсии. Кратко изложены особенности нарушения ВПФ при локальных поражениях головного мозга в детском возрасте, а также картина нарушений ВПФ при эпилепсии по результатам нейропсихологического исследования.

В первой главе рассматриваются современные представления о нейрофизиологических механизмах эпилепсии, принципы классификации ее форм, основные факторы, влияющие на ее возникновение, а также вопросы эпидемиологии эпилепсии.

На современном этапе развития медицины эпилепсия чаще определяется как «…хроническое заболевание головного мозга, характеризующееся повторными непровоцируемыми приступами нарушений двигательных, чувствительных, вегетативных, мыслительных или психических функций, возникающих вследствие чрезмерных нейронных разрядов» (Петрухин, 2000). Ряд авторов считает, что одним из ключевых признаков при этом является наличие повторных приступов (Бадалян,1984; Петрухин, 2002). По мнению других исследователей, сущность заболевания не отражается только фактом наличия повторных приступов, поскольку наряду с пароксизмальными состояниями большое место в этом заболевании занимают психические нарушения (Сухарева, 1998). Также идет дискуссия о возможности и таких форм эпилепсии, которые могут развиваться без приступов (Карлов, 2002).

Предполагается, что в основе парциальных судорожных состояний лежат расстройства функций определенных групп нейронов головного мозга. Согласно литературным данным, при наличии эпилептических приступов нарушается нормальное осуществление нейрофизиологической основы психических функций (Карлов,1992; Петрухин,1999; и др.). Формирование патологической эпилептической системы изменяет характер взаимодействия между различными структурами мозга, оказывая влияние на состояние и продуктивность работы функциональных систем, лежащих в основе разнообразных психических функций. Это позволяет предположить, что разные формы эпилепсии, с учетом ряда условий, сопутствующих этому заболеванию, будут сопровождаться разными изменениями или нарушениями в протекании психических функций.

В популяции эпилепсия встречается у 0,3-1,2% людей и имеет тенденцию к увеличению. Отмечено, что наиболее высокий риск заболевания эпилепсией отмечается у детей (особенно на первом году жизни) и у людей пожилого возраста (старше 60 лет). В 75% случаев первые приступы возникают до 16 лет. Частота начала эпилепсии в детском возрасте объясняется тем, что незрелый головной мозг отличается повышенной судорожной готовностью.

Высокая частота дебюта эпилепсии в детском возрасте определяет актуальность нейропсихологического исследования возникающих нарушений ВПФ с целью изучения влияния болезни как на текущее состояние ВПФ, так и на перспективы дальнейшего психического развития.

Во второй главе дается обзор клинико-психологических исследований нарушений психической деятельности при эпилепсии у детей: приведены основные характеристики нарушения психических функций при эпилепсии; влияние локализации эпилептического очага, времени манифестации заболевания на изменение психики.

Наряду с пароксизмальными (протекающими в форме приступов) проявлениями в клинике эпилепсии, большое место занимают психические нарушения, типичные для данной болезни. Исследование психических изменений у детей и взрослых при эпилепсии открыло новый этап изучения связи заболевания и нарушения когнитивных функций. Одними из первых исследователей в этом направлении были W.Lennox (1942),W. Penfield (1950). В настоящее время активно продолжается изучение нарушений когнитивных функций у больных эпилепсией (Карлов,1992; Вассерман,1997; Болдырев, 1998; Петрухин, 2000; Воронкова, 2002; Зенков, 2007; Троицкая, 2007; и др.).

Несмотря на противоречивость мнений о наличии специфических нарушений ВПФ при эпилепсии, многие авторы указывают на изменения психики – мнестические, интеллектуальные, эмоционально-личностные, поведенческие расстройства. По данным ряда авторов, у больных эпилепсией наблюдаются нарушения восприятия, снижение концентрации внимания, объема кратковременной и оперативной памяти, зрительно-моторной координации, конструктивного мышления. Чаще встречается парциальное снижение интеллекта, основными признаками которого является нарушение памяти, симптомы амнестической афазии, затрудненность в образовании ассоциаций, подборе слов. Преобладает тугоподвижность, медлительность, ригидность психических процессов (Карлов и др.,1992; Сухарева,1998; Казаковцев, 1999; Болдырев, 2000; Петрухин, 2002; и др.).

В исследованиях была установлена зависимость между особенностями изменения психики и локализацией эпилептического очага, его внутри- и межполушарным размещением, а также от возраста манифестации, длительности заболевания. Диапазон интеллектуальных способностей при эпилепсии описывается чрезвычайно широко: от гениальности, до слабоумия (Карлов и др.,1992; Болдырев, 2000).

Важную роль в развитии нарушений ВПФ при эпилепсии может играть система связей (внутри- и межполушарных) между различными отделами мозга, которые вовлекаются в эпилептический круг. Это может проявляться при нейропсихологическом обследовании в наличии как симптомов патологического очага, так и симптомов, связанных с зонами мозга, расположенными на расстоянии от очага поражения. В этом случае возникает вопрос о закономерности вовлечения определенных зон мозга в такую систему при разных формах эпилепсии, и его изучение представляет особый интерес для нейропсихологии.

Литературные данные подтверждают предположение о наличии специфических проявлений в нарушениях ВПФ при разных формах эпилепсии. Это ставит вопрос о конкретном вкладе разных структур, вовлеченных в эпилептический круг, в обеспечение психической деятельности; вопрос о факторном составе тех синдромов, которые характерны для разных по локализации форм эпилепсии.

По мнению ряда авторов, возраст манифестации заболевания играет важную роль в изменении психики ребенка. Согласно литературным данным, чем раньше манифестирует заболевание у пациентов с парциальными формами эпилепсии, тем более выражены нарушения в когнитивной сфере (Петрухин, 2000; Зенков, 2007; Lennox, 1942; Aicardi, 1994; Keith, 1995; и др.). В то же время было показано, что более поздний дебют заболевания (например, дебют височной эпилепсии в возрасте 12-16 лет) также может приводить к выраженным психическим нарушениям (Карлов и др.,1988).

Вопрос зависимости степени выраженности нарушений ВПФ при эпилепсии от возраста дебюта остается открытым. Его решение играет важную роль для понимания того, насколько только складывающаяся (ранний возраст) или уже приближающаяся к завершению (подростковый возраст) система связей, обеспечивающая интегративную работу всего мозга, способствует или препятствует выраженности наблюдаемых при эпилепсии нарушений.

В третьей главе описаны результаты нейропсихологических исследований нарушений высших психических функций у детей, анализируются особенности нарушения ВПФ при локальных поражениях головного мозга в детском возрасте.

В основе нейропсихологической диагностики нарушений высших психических функции в детском возрасте лежит разработанный А.Р. Лурия метод качественного синдромного анализа. В ряде работ, выполненных в русле нейропсихологического подхода к диагностике высших психических функций у детей, в качестве модели «факторного обеспечения» функции (модели того, какие нейропсихологические факторы включены в реализацию данной функции) и топической отнесенности этих факторов у детей используется модель мозговой организации и операциональной структуры психических функций у взрослых (Симерницкая, 1985; Цветкова, 1997; Ахутина и др.,1998, 2003; Корсакова и др., 2001; Микадзе, 1996, 1999, 2002, 2003, 2006; Глозман, 2006).

Следует учитывать сложность нейропсихологической картины нарушений высших психических функций в детском возрасте, которая имеет свою возрастную специфику. Это связано с пластичностью детского мозга, со степенью сформированности психических функций на разных этапах онтогенеза.

Как известно, в ходе онтогенетического развития мозг ребенка созревает неравномерно. Усложнение уровней функциональной организации мозга протекает в определенной хронологической последовательности, подчиняющейся закону гетерохронии. Согласно этому закону, структуры мозга и соответствующие им функции формируются не одновременно (Северцев, 1945; Анохин,1968).

Как известно, у детей, так же как и у взрослых, поражения различных мозговых структур проявляются качественно различным характером нарушений психических процессов. При общем совпадении факторного состава мозговой организации психических функций у детей и взрослых, наблюдаются отличия в проявлении работы разных нервных механизмов, обусловленные степенью их функциональной зрелости и их ролью в интегративной работе мозга на разных этапах онтогенеза. В отечественной литературе имеются систематизированные описания синдромов нарушения ВПФ у детей при локальных поражениях мозга (Симерницкая, 1985; Челышева , 2005). Также ряд работ посвящен анализу нейропсихологических синдромов у детей при неверифицированных поражениях головного мозга. Описываются нарушения, возникающие при минимальных мозговых дисфункциях, задержках психического развития различного генеза, нейропсихологические синдромы отклоняющегося развития (Лебединский и др., 1982; Семенович и др., 1997, 1998; Корсакова, Микадзе, Балашова, 2001; Манелис, 2001; Микадзе, 2008; и др.).

Картина нарушения ВПФ при диффузной патологии мозга, в частности при эпилепсии, отличается от той, которая характерна для синдромов, описанных при локальных поражениях. Системный характер эпилепсии обусловливает неоднородную картину нарушений ВПФ, кроме симптомов очага выявляются симптомы от других, неповрежденных зон мозга.

Таким образом, у детей, в отличие от взрослых, нейропсихологическая картина нарушений психических функций разнообразна, что объясняется особенностями психологической структуры и мозговой организации психических процессов в детском возрасте. Синдромы нарушения ВПФ в детском возрасте имеют сложную структуру (кроме симптомов очага наблюдаются симптомы дисфункции других зон мозга), характер которых меняется в зависимости от возраста, времени поражения мозга и этиологии заболевания (опухоли, травмы, эпилепсия и т.д.). Вместе с тем, топическая характеристика симптомов нарушения психических функций и соответствующих нейропсихологических факторов может быть сопоставлена с аналогичной у взрослых.

Исследователи выделяют ряд условий, которые могут влиять на когнитивные и поведенческие проблемы у детей при эпилепсии. К ним относятся: локализация и распространенность эпилептического очага, возраст начала и продолжительность заболевания, характер и частота припадков, специфика патологии (наследственной или приобретенной) головного мозга, особенности повреждения мозга вследствие самого заболевания, влияние на психическую сферу детей лекарственных препаратов и социальных факторов (Маслова и др., 2000; Scott, 1984; Deonna, Roulet-Perez, 2005). Указанные факторы могут вызывать как грубые интеллектуально-мнестические расстройства, приводящие к слабоумию и эпилептической деменции при злокачественных эпилептических энцефалопатиях раннего детского возраста или при грубых поражениях головного мозга в перинатальный период, так и изолированные нарушения ВПФ без грубых интеллектуальных расстройств.

В большинстве исследований, в качестве ведущих, отмечаются нарушения разных видов памяти, а также нарушения произвольного внимания, программирования и контроля, трудности в перцептивно-пространственной и речевой сфере (Мельничук и др., 1990; Аскоченская,1990; Троицкая, 2007; Matthews, Klove, 1967; Loiseau,1988; Schouten et al., 2002; и др.). Предпринимались попытки описания синдромов нарушения ВПФ, характеризующих разные формы эпилепсии у детей (при расположении эпилептического очага в лобных, теменно-затылочных, затылочных отделах мозга) (Троицкая, 2007). Также описана коморбидность разных форм эпилепсии с отдельными синдромами и симптомами нарушения ВПФ у детей: с синдромом Герстмана (акалькулия, пальцевая агнозия, расстройство право-левой ориентации); синдромом Клювери-Бьюси (гиперсексуальность, потеря чувства стыдливости и страха, элементы агнозии на лица); лобными синдромами (дурашливость, потеря чувства дистанции, эйфория); анозогнозией и аутотопагнозией; аграфией, дизлексией; зрительными агнозиями; нарушениями выполнения произвольных движений, пароксизмами дереализации (феномены «уже виденного», «никогда не виденного», сноподобные состояния) (Петрухин и др., 1999, 2000).

Таким образом, эпилепсия является сложным, системным заболеванием головного мозга. В патологический процесс вовлекаются разные структуры мозга, что обусловливает сложную картину нарушения ВПФ.

Перспективной задачей нейропсихологического исследования эпилепсии у детей является выявление и описание комплексов синдромов, их факторного состава, специфичности в сочетаниях этих синдромов при разных формах эпилепсии. Необходим системный подход к анализу этих сочетаний в зависимости от разных форм эпилепсии и разных условий, сопутствующих этому заболеванию.

Выявление специфики нарушения ВПФ, описание нейропсихологических синдромов в разные возрастные периоды при разной локализации эпилептического очага является актуальным для изучения особенностей нарушения ВПФ при диффузной патологии мозга, определения перспективы дальнейшего психического развития ребенка, проведения соответствующей коррекционной работы.

Второй раздел, состоящий из двух глав, посвящен эмпирическому исследованию состояния высших психических функций при парциальных формах эпилепсии у детей.

В четвертой главе дается общая характеристика больных и описание методического обеспечения обследования.

В обследовании участвовали 82 человека – дети в возрасте от 6 до 16 лет с парциальными формами эпилепсии (38 девочек, 44 мальчика). У 34 детей диагностировалась парциальная лобная эпилепсия, у 28 детей парциальная височная эпилепсия, у 20 детей – парциальная затылочная и теменно-затылочная эпилепсия. У 44 детей, по данным ЭЭГ, эпилептический очаг был четко локализован в одном из полушарий головного мозга, а у 38 детей очаг был билатеральным. В связи с особенностями клинической группы детей, в исследовании не участвовали дети с подкорковыми эпилептическими очагами.

Симптоматическая парциальная эпилепсия (эпилептические синдромы с установленной этиологией, в нашем исследовании: 61% – патология беременности и родов, 23% – дегенеративные заболевания нервной системы, 16% – нейроинфекции) имела место у 56 человек; криптогенная парциальная эпилепсия (эпилептические синдромы с неустановленной причиной) – у 19 человек; идиопатическая доброкачественная парциальная эпилепсия с центрально-височными пиками (Роландическая эпилепсия, при которой отсутствует органическое повреждение мозга, эпилепсия выступает как самостоятельное заболевание, и известна генетическая детерминированность данной формы эпилепсии) – у 7 человек. Все дети правши.

Простые парциальные приступы (судорожный разряд, распространяющийся локально и ограничивающийся одной областью, при этом сознание не нарушается) фиксировались у 27 человек; сложные парциальные приступы (судорожный разряд, распространяющийся локально и ограничивающийся одной областью, сознание при этом нарушается частично или полностью) – у 16 человек; парциальные приступы с вторичной генерализацией (судорожный разряд, распространяющийся локально, а так же к центрально сгруппированным нервным клеткам, которые передают разряд на обширное пространство мозга, сознание нарушается полностью) – у 39 человек.

По времени манифестации заболевания дети распределились следующим образом: 35 человек с ранней, до 3 лет, манифестацией заболевания; 28 человек – с манифестацией заболевания в возрасте от 3 до 6 лет; 19 человек – с манифестацией заболевания в возрасте от 7 до 10 лет.

В отношении части детей было проведено повторное обследование примерно через год (10 человек) с целью оценки динамики изменения симптоматики.

Парциальные формы эпилепсии определялись по наличию и характеру парциальных припадков и типичной картине на ЭЭГ, а этиология устанавливалась на основании клинических данных и результатов МРТ исследований головного мозга. Обследование проводилось на базе Российской детской клинической больницы госквы (отделение психоневрологии №1, главный врач – Ваганов Н.Н., заведующий отделением - Пилия С.В.).

В зависимости от расположения эпилептического очага в передней или задней зоне мозга клиническая группа была разделена на 4 подгруппы.

Подгруппы детей младшего возраста с эпилептическим очагом в структурах второго и третьего функциональных блоков мозга:

1 подгруппа – дети 6-9 лет с парциальными височными, теменными и затылочными формами эпилепсии (количество детей в подгруппе 23 человека);

2 подгруппа – дети 6-9 лет с парциальными лобными формами эпилепсии  (количество детей в подгруппе 16 человек).

Подгруппы детей старшего возраста с эпилептическим очагом в структурах второго и третьего функциональных блоков мозга:

3 подгруппа – дети 10-16 лет с парциальными височными, теменными и затылочными формами эпилепсии  (количество детей в подгруппе 25 человек);

4 подгруппа – дети 10-16 лет с парциальными лобными формами эпилепсии (количество детей в подгруппе 18 человек).

В работе использовался комплекс методик общего нейропсихологического исследования, разработанный А.Р. Лурия и его последователями.

Общее нейропсихологическое обследование включало: беседу, исследование двигательных функций, гнозиса, речевых функций, памяти и интеллекта.

Анализ полученных результатов осуществлялся с учетом возрастных нормативов выполнения отдельных проб (по данным литературы) (Максименко, Ковязина, 1998; Фотекова, Ахутина, 1998, 2003; Полонская, 1997, 2003; Глозман, 1999, 2006; Челышева, 2005).

Выраженность выявляемых нарушений оценивалась по следующей балльной системе: 0 баллов ставилось при отсутствии нарушений; 1 балл – при легких нарушениях и возможности самостоятельной коррекции ошибок (это примерно до 30% ошибок); 2 балла – при средней степени выраженности дефекта, возможности коррекции и выполнении задания при подсказках экспериментатора (это от 30 до 70% ошибок); 3 балла – при наличии выраженного дефекта (это от 70 до 100% ошибок).

В пятой главе представлены результаты экспериментального нейропсихологического исследования детей с парциальной эпилепсией и их обсуждение.

Было установлено, что при парциальных формах эпилепсии у детей нейропсихологическая симптоматика не укладывается в четко очерченный синдром, типичный для поражения локального участка мозга, соотносящегося с эпилептическим очагом: наблюдаются сочетания синдромов, различающихся по составу и степени выраженности входящих в них симптомов.

Сложная картина нарушений ВПФ при эпилепсии в детском возрасте была описана в терминах так называемых метасиндромов, т.е. закономерных сочетаний нейропсихологических синдромов, каждый из которых соотносится с определенным нейропсихологическим фактором. Понятие «метасиндром» было предложено для нейропсихологического описания тех новообразований, которые характеризуют состояние ВПФ на разных этапах возрастного развития, а также при нарушениях ВПФ в случаях  множественной патологии мозга (Микадзе, 2006, 2008).

Метасиндромный анализ оказался полезным при исследовании закономерностей нарушений психических процессов при парциальной эпилепсии, поскольку наличие этих нарушений обусловлено не только эпилептическим очагом, имеет место еще и симптоматика, идущая от других зон мозга, образующих патологический круг структур, вовлеченных в широко распространяющуюся от эпилептического очага судорожную активность. Можно было предположить, что в зависимости от локализации эпилептического очага, круг структур, имеющих ту или иную степень дефицитарности, будет закономерно различаться.

В работе исследовались синдромы, характеризующие нарушение психических функций при локализации эпилептического очага в 4-х зонах мозга: лобных, височных, теменно-затылочных, затылочных областях.

В общем нейропсихологическом обследовании было выявлено, что разные виды парциальных эпилепсий приводят к появлению целого ряда синдромов, которые связаны как с эпилептическим очагом, так и с другими (внеочаговыми) отделами мозга. Эти синдромы были объединены в метасиндромы, характеризующие состояние психических функций при разных формах парциальных эпилепсии и в разные возрастные периоды.

Независимо от расположения очага и возраста детей были выделены два основных варианта метасиндрома. Эти два варианта различались по степени выраженности синдрома, относящегося к эпилептическому очагу, и степени выраженности других выявленных синдромов.

Первый вариант, который был определен как специфический вариант метасиндрома, включал в свой состав ведущий (по степени выраженности) синдром, относящийся к эпилептическому очагу и ряд других синдромов, имевших меньшую степень выраженности. При этом создавалась сложная картина сочетания сопутствующих синдромов, относящихся к разным отделам мозга, не связанных с эпилептическим очагом. Такой вариант метасиндрома развивается при манифестации заболевания после трехлетнего возраста и при любой локализации очага (левоcторонней, правосторонней, билатеральной).

Типичный пример первого варианта сочетания синдромов:

Диаграмма 1. Выраженность нейропсихологических синдромов у больного с парциальной височной эпилепсией. (По оси ОY– штрафные баллы, OXпередне- и заднелобный (Пл и Зл), височный (В), височно-теменно-затылочный (ТПО), затылочно-теменной (ЗТ), глубинный синдромы (Г)).

Больная: Оксана Ш. 12 лет.

Диагноз: парциальная височная эпилепсия (очаг расположен в левом полушарии мозга)

 

 

Во втором, неспецифическом варианте метасиндрома не было ведущего синдрома, все включенные в метасиндром синдромы, или большая часть из них, имели примерно равную степень выраженности. Синдром, характеризующий поражение зоны эпилептического очага, не выделялся среди других, то есть в патологический процесс почти в равной степени выраженности были вовлечены разные отделы мозга. Этот вариант метасиндрома развивается при начале заболевания до трехлетнего возраста и наблюдается в большей степени при наличии билатерального очага.

Типичный пример второго варианта сочетания синдромов:

Диаграмма 2. Выраженность нейропсихологических синдромов у больного с парциальной  лобной эпилепсией. По оси ОY- штрафные баллы, OX- передне- и заднелобный (Пл и Зл), височный (В), височно-теменно-затылочный (ТПО), затылочно-теменной (ЗТ), глубинный синдромы (Г)).

Больной: Максим Б. 11 лет.

Диагноз: парциальная лобная эпилепсия (очаг расположен билатерально)

 

 

В каждой подгруппе детей со сходной локализацией эпилептического очага имели место как специфические, так и неспецифические метасиндромы.

Также оказалось, что в рамках как специфического, так и неспецифического метасиндрома, для каждого вида парциальной эпилепсии формируются определенные сочетания синдромов, которые зависят от локализации эпилептического очага, времени манифестации заболевания, видов приступа и этиологии заболевания.

В работе описана структура специфических и неспецифических метасиндромов. При парциальных височных, теменно-затылочных и затылочных формах эпилепсии в специфический метасиндром, наряду с ведущим синдромом (зависящим от локализации эпилептического очага), входят синдромы, характеризующие нарушения в работе других зон второго функционального блока мозга (височных, теменно-затылочно-височных, затылочных) и, выраженные в меньшей степени, синдромы третьего и первого функциональных блоков мозга (переднелобные, заднелобные, глубинные).

При парциальной лобной эпилепсии, в специфическом метасиндроме, наряду с синдромом патологического очага, всегда отчетливо проявляются височные синдромы (второй блок мозга), затем, с меньшей степенью выраженности, теменно-височно-затылочные, затылочно-теменные и глубинные синдромы (второй и первый блоки мозга).

Было выявлено конкретное сочетание определенных синдромов, с учетом степени их выраженности, у большинства детей при каждой форме парциальной эпилепсии. При разных формах парциальной эпилепсии эти сочетания носят разный характер. Это позволяет предположить, что существует определенная закономерность в их возникновении, обусловленная тем, по каким связям распространяется патологическая активность и какие зоны мозга в силу этого вовлекаются в патологический круг, инициируемый эпилептическим очагом.

Для того, чтобы описать эти возможные взаимосвязи между выделенными синдромами, они были объединены в метасиндромы (как закономерные сочетания синдромов) и рассмотрены с точки зрения их факторного состава и распределенной локализации (включающей пораженную зону мозга и зоны, испытывающие функциональную недостаточность).

На основании данных исследования были выделены следующие специфические метасиндромы (с ведущим нейропсихологическим синдромом), указывающие на дефицитарность ряда мозговых зон.

1 а. Специфический метасиндром парциальной височной эпилепсии (с локализацией эпилептического очага в левой височной области):

для младшей возрастной группы детей - височные (фактор объема вербально-акустического восприятия и слухоречевой памяти) теменно-височно-затылочные (фактор пространственного и квазипространственного восприятия)передне- и заднелобные (факторы программирования, регуляции и контроля, кинетический) → затылочно-теменные (зрительно-пространственный фактор) глубинные (фактор активации-инактивации) отделы мозга. (Здесь и далее отделы мозга расположены в порядке убывания степени их функциональной дефицитарности, определяемой по степени выраженности соответствующих синдромов).

Для старшей возрастной группы детей - височные (фактор объема акустического восприятия) затылочно-теменные (зрительно-пространственный фактор) → теменно-височно-затылочные (фактор пространственного и квазипространственного восприятия)передне- и заднелобные (факторы программирования, регуляции и контроля, кинетический) отделы мозга.

1 б. Специфический метасиндром  парциальной височной эпилепсии (с локализацией эпилептического очага в правой височной области) для обеих возрастных групп детей:

височные (фактор объема акустического восприятия) = теменно-височно-затылочные (фактор пространственного и квазипространственного восприятия) → затылочно-теменные (зрительно-пространственный фактор) передне- и заднелобные (факторы программирования, регуляции и контроля, кинетический) глубинные (фактор активации-инактивации) отделы мозга.

2. Специфический метасиндром парциальной затылочной эпилепсии (с локализацией эпилептического очага в затылочной области):

затылочно-теменные (зрительно-пространственный фактор) → теменно-височно-затылочные, височные (факторы пространственного и квазипространственного восприятия, объема вербально-акустического восприятия и слухоречевой памяти) передне- и заднелобные (факторы программирования, регуляции и контроля, кинетический), глубинные (фактор активации-инактивации) отделы мозга.

3. Специфический метасиндром парциальной теменно-затылочной эпилепсии (с локализацией эпилептического очага в теменно-затылочной области):

теменно-височно-затылочные = затылочно-теменные (факторы пространственного и квазипространственного восприятия, зрительно-пространственный) височные (фактор объема вербально-акустического восприятия и слухоречевой памяти) передне- и заднелобные, глубинные (факторы программирования, регуляции и контроля, кинетический, активации-инактивации).

4. Специфический метасиндром парциальной лобной эпилепсии (с локализацией эпилептического очага в лобной области):

передне- и заднелобные = височные (факторы программирования, регуляции и контроля, кинетический, объема вербально-акустического восприятия и слухоречевой памяти) затылочно-теменные теменно-височно-затылочные (факторы пространственного и квазипространственного восприятия, зрительно-пространственный) глубинные (фактор активации-инактивации) отделы мозга.

 

Таким образом, для каждой формы парциальной эпилепсии (височной, затылочной, теменно-затылочной, лобной) характерен определенный тип сочетания синдромов. При каждой форме парциальной эпилепсии проявляется разное влияние зоны эпилептического очага на другие отделы мозга. При височных, затылочных, теменно-затылочных формах парциальной эпилепсии наиболее отчетливо проявляется связь зоны очага с близлежащими отделами мозга. При парциальной лобной эпилепсии наблюдается более выраженная картина нарушений ВПФ, чем при височной, затылочной, теменно-затылочных формах, наряду с синдромами патологического очага, отчетливо выражены синдромы второго блока мозга, в частности, височных отделов.

Картина нарушений ВПФ, характерная для неспецифических метасиндромов, также носит разный характер и зависит от локализации эпилептического очага.

Наиболее грубая картина нарушений наблюдаются при парциальной височной и лобной эпилепсии. В этих случаях, наряду с синдромами эпилептического очага, почти в равной степени представлены все описанные выше синдромы.

На основании данных исследования была определена распределенная локализация следующих неспецифических метасиндромов (с одинаковой степенью выраженности ряда входящих в него синдромов).

1. Неспецифический метасиндром парциальной височной эпилепсии (с локализацией эпилептического очага в левой височной области):

височные = теменно-височно-затылочные  = затылочно-теменные отделы = передне- и заднелобные  = глубинные отделы мозга. (Здесь и далее отделы мозга перечислены в порядке убывания степени их функциональной дефицитарности).

2. Неспецифический метасиндром парциальной лобной эпилепсии (с локализацией эпилептического очага в лобной области):

переднелобные и заднелобные = височные = затылочно-теменные = теменно-височно-затылочные  глубинные отделы мозга.

3. При парциальных теменно-затылочных формах эпилепсии, в неспецифическом метасиндроме, в меньшей степени выражены заднелобные и глубинные синдромы, остальные синдромы представлены наравне с очаговыми синдромами.

Распределенная локализация неспецифического метасиндрома парциальной теменно-затылочной эпилепсии (с локализацией эпилептического очага в теменно-затылочной области):

затылочно-теменные = теменно-височно-затылочные = височные = переднелобные заднелобные и глубинные отделы мозга.

4. При парциальной затылочной эпилепсии, в неспецифическом метасиндроме, картина нарушений ВПФ, в отличие от других форм эпилепсии, выражена в меньшей степени. Наряду с синдромом эпилептического очага в равной степени выражены височные, теменно-затылочно-височные синдромы. Передне-, заднелобные и глубинные синдромы представлены в меньшей степени.

Распределенная локализация неспецифического метасиндрома парциальной затылочной эпилепсии (с локализацией эпилептического очага в затылочной области): затылочно-теменные = теменно-височно-затылочные = височные передне- и заднелобные, глубинные отделы мозга.

 

Следует отметить тот факт, что структура неспецифических и специфических метасиндромов, их факторный состав имеют сходство. В первую очередь в неспецифических метасиндромах представлены синдромы, относящиеся к поражению или дефицитарности различных зон коры, в меньшей степени выраженности представлены синдромы, относящиеся к подкорковым структурам. Отличием от специфических метасиндромов является отсутствие ведущего синдрома, связанного с эпилептическим очагом. Синдромы, входящие в неспецифический метасиндром образуют ту же конфигурацию, что и в соответствующих специфических метасиндромах, но их различия между собой по степени выраженности оказываются минимальными.

Описанные метасиндромы имеют многофакторный состав. В то же время в специфических метасиндромах, в отличие от неспецифических, можно выделить ведущий, системообразующий нейропсихологический фактор, который связан с эпилептогенной зоной мозга. Конфигурация наиболее активно вовлекаемых мозговых структур в круг патологической активности определяется, в первую очередь, их близостью к очагу поражения, как правило, в пределах того же блока мозга. Вместе с тем, обнаруживается меньшая функциональная дефицитарность мозговых структур, относящихся к другим блокам мозга.

При сопоставлении результатов нейропсихологического обследования детей в двух возрастных подгруппах было показано, что возраст ребенка оказывает влияние на наличие и выраженность тех или иных симптомов нарушения ВПФ, возникающих при парциальных формах эпилепсии. Это приводит, в свою очередь, к тому, что в синдромах, характеризующих состояние разных психических функций и дефицитарность разных мозговых структур, с возрастом происходят определенные изменения.

- Уменьшается выраженность симптоматики, входящей в имеющиеся синдромы, особенно сильно снижается удельный вес симптоматики, относящейся к первому блоку мозга.

- Независимо от расположения эпилептического очага с возрастом не снижается симптоматика, связанная с вербально-акустическим и зрительно-пространственным восприятием и характеризующая дефицитарность височных и теменно-затылочных отделов.

- В рамках каждого синдрома отдельные симптомы уменьшаются неравномерно. Более грубая картина нарушения ВПФ сохраняется при парциальной лобной эпилепсии.

- Симптомы, характеризующие нарушения слухоречевой и зрительной памяти, сохраняются независимо от формы эпилепсии.

Отмеченные изменения приводят к снижению степени выраженности отдельных компонентов выделенных выше метасиндромов, но не меняют их структуру.

Одним из временных факторов, оказывающих влияние на изменения когнитивной сферы, является возраст манифестации заболевания. В работе было показано, что во всех клинических подгруппах более выраженные нарушения ВПФ наблюдались у детей с ранней манифестацией заболевания (от нуля до трех лет и от трех до шести лет). Эта закономерность прослеживалась при сопоставлении симптомов, характеризующих дефицитарность в работе всех трех блоков мозга. В подгруппе детей с более поздней манифестацией заболевания (от семи до десяти лет) симптомы имели меньшую степень выраженности. Также во всех возрастных подгруппах, независимо от времени манифестации заболевания, при очаге во втором и третьем блоках мозга, симптомы нарушений связаны в большей степени с очагом поражения. В младшей возрастной подгруппе, в отличие от старшей, более выражены симптомы, относящиеся к первому блоку мозга. Ранняя манифестация заболевания приводит к сохраняющейся дисфункции глубинных структур.

Анализ влияния латерализации очага на степень и характер выраженности нарушения ВПФ проводился посредством сопоставления результатов обследования детей с височной формой эпилепсии.

Было показано, что во всех возрастных подгруппах наиболее выражены симптомы поражения зоны эпилептического очага (левой или правой височной области).

В то же время, кроме височной, наблюдалась симптоматика, относящаяся к дисфункции других отделов как левого, так и правого полушарий мозга. Так, в ходе обследования были выявлены симптомы, указывающие на дисфункцию теменно-височно-затылочных, затылочно-теменных, лобных и глубинных отделов мозга левого и правого полушарий. Однако, в целом, левополушарные симптомы были выражены в большей степени (им соответствуют более высокие штрафные баллы).

Анализ возможного влияния типа приступа на изменения в ВПФ проводился посредством сопоставления результатов нейропсихологического обследования детей, у которых имели место простые и вторично-генерализованные приступы.

В каждой возрастной подгруппе, выраженность количественных показателей симптомов, специфических для поражения второго и третьего блоков мозга, при вторично-генерализованных приступах незначительно превышала, или совпадала с показателями симптомов, сопровождающих простые приступы. Симптомы поражения первого блока мозга у включенной в анализ детей отсутствовали.

Во всех возрастных подгруппах, у детей как с парциальными височными, теменно-затылочными и затылочными формами эпилепсии, так и с парциальными лобными формами, не удалось выявить наличие связи между типами приступа и характером, степенью выраженности нарушений ВПФ. Возрастные параметры не оказывали влияния на общую характеристику распределения симптоматики: для разных типов приступов всегда проявлялась более высокая степень выраженности симптомов эпилептического очага и меньшая степень выраженности симптомов, характеризующих дисфункцию других блоков мозга.

Таким образом, можно предположить, что типы приступов (простые и вторично-генерализованные приступы) в детском возрасте существенно не меняют общую картину нарушения ВПФ.

Для анализа роли причины заболевания в изменениях ВПФ в работе сопоставлялись результаты нейропсихологического обследования у детей с разной этиологией заболевания. Сравнивались результаты нейропсихологического исследования детей с парциальными симптоматическими височными и идиопатическими с центрально-височными пиками формами эпилепсии.

По результатам исследования, в обеих возрастных группах выраженность симптомов, специфичных для поражения второго и третьего блоков мозга, при симптоматических формах эпилепсии оказалась выше, чем при идиопатических формах эпилепсии (средние показатели выраженности симптомов при симптоматической эпилепсии почти в два раза превышают аналогичные показатели при идиопатической форме эпилепсии). Симптомы, характерные для поражения первого блока мозга, в отобранной группе детей отсутствовали.

Таким образом, было показано, что этиология заболевания может оказывать влияние на степень и характер нарушений ВПФ. При наличии сходной по своей структуре симптоматики, было показано, что в обеих возрастных группах при идиопатической парциальной эпилепсии картина нарушений ВПФ выражена в меньшей степени (меньшее количество представленных симптомов в каждом синдроме и более низкие штрафные баллы). Можно предположить, что нарушения, возникающие при симптоматических формах эпилепсии, в отличие от идиопатических, в меньшей степени компенсируются в ходе развития.

С целью выявления динамики изменений в выявляемой симптоматике проводилось повторное нейропсихологическое обследование некоторых детей (примерно через год).

Общий анализ результатов показал, что, независимо от возрастной группы детей и расположения эпилептического очага, отмечается незначительная положительная динамика по всем блокам мозга (средние показатели симптомов, специфичных для дисфункции первого, второго и третьего блоков мозга в целом, при первичном и вторичном обследовании примерно одинаковы или снижаются незначительно). Основной закономерностью, при этом, становится то, что в большей степени снижается выраженность симптомов, связанных с внеочаговыми зонами мозга. Положительная динамика в изменении выраженности симптомов, связанных с очагом, при этом остается незначительной.

В заключении приводятся основные положения, представленные в тексте диссертации, и выводы.

 

Выводы:

1. Нарушения ВПФ у детей при парциальных формах эпилепсии, возникающих при поражении коры головного мозга, могут быть описаны в виде сочетания целого ряда нейропсихологических синдромов (синдромокомплексов). Эти синдромы имеют разную степень выраженности, соотносятся со всеми функциональными блоками мозга, отражают дефицитарность в работе многих мозговых структур и расстройство интегративной работы мозга в целом. В этих сочетаниях были выявлены определенные закономерности, позволившие объединить их в метасиндромы.

2. В исследовании выделены и охарактеризованы два основных варианта метасиндромов как закономерных сочетаний нейропсихологических синдромов, имеющих место независимо от формы парциальных эпилепсий и от локализации эпилептического очага.

Первый вариант – специфический метасиндром, характеризующийся наличием в его структуре ведущего по степени выраженности синдрома, связанного с определенным очагом. Такой вариант метасиндрома развивается при манифестации заболевания после трехлетнего возраста.

Второй вариант - неспецифический метасиндром, характеризующийся отсутствием в его структуре ведущего синдрома и наличием целого ряда сходных по степени выраженности синдромов. Этот вариант метасиндрома развивается при начале заболевания до трехлетнего возраста.

3.  В исследовании выделены и описаны конкретные виды специфических и неспецифических метасиндромов, различающихся по структуре (составу и степени выраженности входящих в них синдромов), которая определяется тем, какие зоны мозга закономерно вовлекаются в патологический круг наряду с зоной очага.

4. Описаны специфические и неспецифические метасиндромы парциальной височной, затылочной, теменно-затылочной и лобной эпилепсии, особенности их структуры, нейропсихологический факторный состав и распределенная локализация, указывающая на характер вовлечения различных зон мозга в патологический круг. В метасиндромах наибольшую выраженность имеют синдромы зоны эпилептического очага и близлежащих зон того же блока мозга; меньшую выраженность – синдромы, связанные с другими блоками мозга.

5. Показано, что степень выраженности синдромов, входящих в метасиндромы, зависит от возраста, латерализации эпилептического очага, этиологии заболевания.

-    Наиболее выраженные нарушения ВПФ, независимо от возраста детей и формы эпилепсии, отмечаются при  манифестации заболевания до  шести лет, а также при левосторонних эпилептических очагах.

- С увеличением возраста детей, независимо от локализации эпилептического очага и времени начала заболевания, в рамках каждого синдрома происходит неравномерное снижение выраженности симптомов нарушения ВПФ. Минимальное снижение наблюдается при парциальной лобной эпилепсии.

- При парциальной симптоматической эпилепсии наблюдается, вне зависимости от возраста, более грубая картина нарушении ВПФ, чем при парциальной идиопатической эпилепсии.

6. Обследование детей в динамике (в течение года) показало, что изменения в картине нарушения ВПФ при парциальных формах эпилепсии, независимо от расположения эпилептического очага и возраста, незначительны.

 

 

 

Список работ, опубликованных по теме диссертации (общий объем – 0,75 п.л., авторский вклад – 0,55п.л.).

 

Статьи в журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации для публикации основных результатов диссертационных исследований:

 

1.                  Гогберашвили, Т.Ю. Нарушение ВПФ у детей с парциальными формами эпилепсии / Т.Ю. Гогберашвили, Ю.В. Микадзе // Вестник Московского университета. Серия 14, Психология. – 2008. - № 3. - С. 80-90. – 0,57 п.л./0,40 п.л.

Публикации в других изданиях

2.                  Гогберашвили, Т.Ю. Структура и механизмы нарушения памяти у детей с парциальными формами эпилепсии / Т.Ю. Гогберашвили, Ю.В. Микадзе // Вторая международная конференция памяти А.Р.Лурия. Тезисы докладов. Под ред. Т.В. Ахутиной, Ж.М. Глозман, Д. Таппера – Москва, 2002. - С. 35 – 0,05 п.л./0,02п.л.

3.                  Гогберашвили, Т.Ю. Нарушение высших психических функций у детей с парциальными формами эпилепсии» / Т.Ю. Гогберашвили // Сборник материалов Межвузовской научно-практической конференции, посвященной 25-летию Камского государственного политехнического института «Вузовская наука – России». Часть 3. Под ред. Д.К. Мухамадеевой, Л.С. Морозкиной. - Набережные челны, 2005. - С. 25-26. – 0,05 п.л.

4.                  Гогберашвили, Т.Ю. Влияние латерализации очага на изменения ВПФ у детей с парциальными формами эпилепсии / Т.Ю. Гогберашвили // Материалы III Международного конгресса «Молодое поколение XXI века: Актуальные проблемы социально-психологического здоровья»» Под ред. А.А.Северного, Ю.С.Шевченко - Казань, 2006. - С. 264. – 0,08 п.л.

 

 

 

В начало страницы В начало страницы