Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Спецвыпуск-2011
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

К исследованию психологических механизмов невротических и неврозоподобных расстройств

Е.А. Колотильщикова, И.Н. Бабурин, А.В. Васильева, Т.А. Караваева, Е.Б. Мизинова (Санкт-Петербург)

 

 

Колотильщикова Екатерина Андреевна

–  кандидат психологических наук, старший научный сотрудник отделения неврозов и психотерапии НИПНИ им. В.М. Бехтерева.

E-mail: Kea63@rambler.ru

 

Бабурин Игорь Николаевич

–  кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник отделения неврозов и психотерапии НИПНИ им. В.М. Бехтерева.

E-mail:Ygor_baburin@mail.ru

Васильева Анна Владимировна

–  кандидат медицинских наук, ведущий научный сотрудник отделения неврозов и психотерапии НИПНИ им. В.М. Бехтерева.

E-mail: annavdoc@yahoo.com

Караваева Татьяна Артуровна

–  кандидат медицинских наук, ведущий научный сотрудник, заведующая отделением неврозов и психотерапии НИПНИ им. В.М. Бехтерева.

E-mail: Tania_kar@mail.ru

Мизинова Елена Борисовна

–  кандидат психологических наук, старший научный сотрудник отделения неврозов и психотерапии НИПНИ им. В.М. Бехтерева.

E-mail: Elenamizinova@yandex.ru

 

 

 

 

Аннотация. Целью работы являлось определение наиболее информативных психологических характеристик, позволяющих дифференцировать больных с невротическими и неврозоподобными расстройствами. Больные с невротическими расстройствами отличались от пациентов с неврозоподобными нарушениями значительно более высокой степенью тревожности, психического инфантилизма, они реже прибегали к компенсации с целью снижения психологического дискомфорта.

Ключевые слова: дифференциальная диагностика, невротические расстройства, неврозоподобные расстройства, дискриминантный анализ.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

За последние десятилетия накоплен большой объем данных, полученных с помощью разнообразных экспериментально-психологических методов исследования, используемых в решении дифференциально-диагностических задач при невротических расстройствах. Анализ литературных источников показывает, что насчитывается около 50 методов, которые доказали свою высокую эффективность в способности дифференцировать больных с невротическими расстройствами от здоровых лиц, пациентов с неврозоподобными, психосоматическими, личностными и другими нервно-психическими расстройствами [1; 2; 3; 4]. Однако применение всего этого диагностического инструментария во многих случаях невозможно как по причине значительных временных затрат, так и по причине низкой информативности для клиницистов множества изученных психологических характеристик. В этой связи возникает вопрос о необходимости уточнения экспериментально-психологических методов, позволяющих получить наиболее существенные данные для различения больных, относящихся к разным нозологическим группам. Одним из возможных путей решения этой задачи является использование многомерных методов статистического анализа и в частности дискриминантного, дисперсионного, кластерного и регрессионного. Они позволяют не только структурировать и классифицировать большой объем исследовательской информации, но и вырабатывать так называемые «решающие правила», определять «предсказательный вес» тех или иных переменных (Наследов А. Д., 2008).

С целью определения наиболее информативных психологических методов, позволяющих дифференцировать больных с невротическими и неврозоподобными расстройствами, применялся дискриминантный анализ. Этот статистический метод позволяет интерпретировать различия между исследуемыми группами и ответить на вопросы:

—  насколько хорошо можно отличить одну нозологическую группу от другой, используя данный набор переменных;

—  какие из этих переменных наиболее существенны для различения изучаемых групп больных.

Проведено исследование 268 больных, находившихся на стационарном лечении в отделении неврозов и психотерапии Института им. В.М. Бехтерева. Группа больных с невротическими расстройствами состояла из 196 человек (55 мужчин и 141 женщина), с неврозоподобными нарушениями – 72 человек (36 мужчин и 36 женщин). Средний возраст пациентов составил соответственно 36,7 и 33,3 года (от 17 до 61 года).

Набор использованных переменных включал разнообразные психологические и психопатологические показатели, измеряемые с помощью 16 наиболее часто применяемых в медико-психологических исследованиях экспериментальных методов (табл. 1).

 

Таблица 1

Экспериментально-психологические методы, использованные
в настоящем исследовании

 

 

Анализ различия группы больных с невротическими расстройствами от пациентов с неврозоподобными нарушениями показал, что из 153 дискриминантных переменных наиболее важными и значимыми являются только 12 показателей, представленных в таблице 1.

 

Таблица 2

Дискриминантные переменные, достоверно дифференцирующие больных с
невротическими и неврозоподобными расстройствами

 

 

Стандартизированые коэффициенты отражают вклад каждой переменной в предсказательную способность всего комплекса выделенных психологических характеристик. Этот набор обладает очень высокой дискриминантной способностью – p = 0,000 (табл. 3).

 

Таблица 3

Статистическая значимость различения больных с невротическими и
неврозоподобными расстройствами при помощи использованного набора
дискриминантных переменных

 

 

Чем выше у больного значения уровня тревожной симптоматики, а также общий балл невротичности, тем больше вероятность того, что у него будет диагностировано невротическое расстройство. Несмотря на то, что средние значения большинства шкал опросника выраженности психопатологической симптоматики SCL-90-R достоверно выше у больных с невротическими расстройствами (табл. 4), именно параметр «Тревожность» наиболее точно дифференцирует данную нозологическую группу от пациентов с неврозоподобными нарушениями.

 

Таблица 4

Сравнение показателей опросника выраженности психопатологической
симптоматики (SCL-90-R) у больных с невротическими и неврозоподобными
расстройствами

 

 

У больных с невротическими расстройствами значительно более выражена аффективная компонента тревоги, состоящая из специфических ощущений напряжения и внутреннего беспокойства; когнитивная составляющая, включающая ожидания и мысли о возможных угрожающих обстоятельствах; телесно-перцептивные корреляты тревоги в виде ощущения физиологической активизации, а также тесно связанные с ними приступы панического страха. Пациенты с неврозоподобными расстройствами нередко отмечают у себя симптомы и синдромы идентичные невротическим, однако они не вызывают у этих больных столь выраженного повышения тревоги и страха.

Достаточно неожиданным оказались результаты анализа интеллектуального развития пациентов изучаемых нозологических групп (табл. 5). Так, чем выше у больного показатели субтестов «Осведомленность» и «Словарный запас», относящихся к преморбидным характеристикам интеллекта и имеющих высокий коэффициент корреляции с итоговыми оценками IQ, тем больше вероятность определения у него неврозоподобного расстройства. Оценки субтеста «Кодирование», чувствительного к психомоторной недостаточности, выше у больных с невротическими расстройствами.

 

Таблица 5

Сравнение показателей Шкалы интеллекта для взрослых Векслера (WAIS)
у больных с невротическими и неврозоподобными расстройствами

 

 

В наших исследованиях не получил подтверждения тезис Г. Айзенка о том, что пациенты с невротическими расстройствами имеют уровень интеллекта значительно выше среднего. Согласно полученным данным, итоговые оценки уровня интеллектуального развития у больных с невротическими расстройствами не превышают 110, что соответствует среднему интеллекту, а Общий и Невербальный IQ достоверно выше у пациентов с неврозоподобными нарушениями (табл. 5).

Г. Айзенк, как и многие другие теоретики, полагал, что высокий уровень интеллекта у больных с невротическими расстройствами обеспечивает условия для возникновения и развития внутриличностных конфликтов, являющихся основным звеном этиопатогенеза данной нозологической группы. То есть интрапсихический конфликт возможен только при условии наличия у индивида сложного внутреннего мира, сложно организованных и развитых когнитивной структуры, иерархии потребностей и мотивов, структуры ценностных ориентаций. Однако проведенные исследования показывают, что у пациентов с невротическими расстройствами очень высок вес инфантильной установки и ее влияния на мировосприятие, в результате чего содержание внутриличностного конфликта у них представляет собой не противоречие сложных мотивационных структур, а то, что называют конфликтом-фрустрацией. Именно нарушение стремления к удовлетворению актуализированной потребности представляет собой критическую, конфликтную ситуацию у больных с невротическими расстройствами.

Самые большие различия в степени выраженности внутриличностных конфликтов в двух исследованных группах наблюдается по конфликтам: противоречия между потребностями к независимости и получению помощи, опеки; между нормами и агрессивными тенденциями. Первый из них позволяет наиболее точно дифференцировать невротические расстройства от неврозоподобных. Анализ ситуации, когда индивид, с одной стороны, стремится к самостоятельности, но, с другой стороны, состояние психологического комфорта достижимо только тогда, когда он может рассчитывать на содействие и заботу со стороны окружения, подводит нас к пониманию того, что центральной в этом конфликте является категория ответственности. Больные с невротическими расстройствами частично осознают необходимость принимать самостоятельные решения и нести ответственность за свою жизнь, но в силу ряда причин (боязнь ошибиться, сделать неправильный выбор и многие другие) они постоянно обращаются за помощью и поддержкой к тем людям, которые воспринимаются ими как более зрелые, способные выносить безошибочные суждения. Подобные переживания для больных с неврозоподобными расстройствами не столь характерны.

На высокий вес инфантильной установки в психической деятельности больных с невротическими расстройствами указывают также результаты, полученные с помощью Метода исследования уровня субъективного контроля. Рассматривая локус контроля как особую мировоззренческую установку, феноменологически выраженную приписыванием причин (ответственности) результативности собственных действий внутренним или внешним факторам, можно говорить о том, что больные с невротическими расстройствами по сравнению с пациентами с неврозоподобными нарушениями, склонны недооценивать обусловленность разных жизненных обстоятельств собственными активными действиями. При этом на первый план выходит приписывание причин своих успехов и достижений случаю или помощи других людей, что означает ориентацию на непредсказуемость и невозможность контролировать происходящие события.

Больные с неврозоподобными расстройствами чаще используют защитный механизм «Компенсация», онтологически самый поздний и когнитивно сложный. Компенсация предполагает попытку исправления субъективно ощущаемой неполноценности путем переключения на другой вид деятельности, восполняющий недостаток. Пациенты с невротическими расстройствами значительно реже справляются с ощущением собственного психологического или социального бессилия с помощью данного, достаточно адаптивного механизма психологической защиты.

Проведенный анализ показывает, чем выше значения стадии «Предразмышление» методики URICA, отражающей непонимание характера имеющихся проблем и отсутствие стремления к изменению неадаптивных форм поведения, тем значительнее вероятность попадания пациента в группу неврозоподобных расстройств. Вероятно, это связано с тем, что в данном случае связь развития заболевания с психогенными факторами не столь очевидна, как при невротических расстройствах, и это затрудняет больным понимание того, в чем собственно заключается дисфункциональное поведение, приводящее к обострению состояния.

Значительной предсказательной способностью обладают такие показатели, как удельный вес импунитивных фрустрационных реакций и значения шкал «Деструктивная агрессия» и Деструктивное внутреннее Я–отграничение» Я–структурного теста Аммона (ISTA). Пациенты с невротическими расстройствами в большей степени, чем больные второй группы, склонны отказываться от агрессии, им менее свойственны формы поведения, направленные на разрыв отношений с другими людьми в случае возникновения конфликтной ситуации.

Обобщая все вышесказанное, можно говорить о том, что больные невротическими расстройствами отличаются от пациентов с неврозоподобными нарушениями значительно более высокой степенью тревожности, психического инфантилизма и внешнего конформизма, у них несколько ниже уровень интеллектуального развития, они реже прибегают к компенсации с целью снижения психологического дискомфорта, вызванного переживанием собственного психологического или социального бессилия.

 

    Литература

  1. Вассерман Л. И. Психодиагностическая методика для определения неврозоподобных нарушений (компьютерная версия): пособие для врачей и психологов / Л. И. Вассерман, Б. Д. Карвасарский, В. В. Бочаров и др. – СПб. , 1995. – 45 с.
  2. Гильяшева И. Н. Вопросники как метод исследования личности / И. Н. Гильяшева // Методы психологической диагностики и коррекции в клинике / под ред. М.А. Кабанова, А. Е. Личко, В. М. Смирнова. – Л., 1983. – С. 62-81.
  3. Карвасарский Б. Д. Неврозы / Б. Д. Карвасарский. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Медицина, 1990. – 576 с.
  4. Наследов А. Д. Математические методы психологического исследования. Анализ и интерпретация данных: учеб. пособие / А. Д. Наследов. – 3-е изд., стереотип. – СПб.: Речь, 2008. – 392 с.

 

 

Ссылка для цитирования

Колотильщикова Е. А., Бабурин И. Н., Васильева А. В., Караваева Т. А., Мизинова Е. Б. К исследованию психологических механизмов невротических и неврозоподобных расстройств. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 3. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы