Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Причины негативного восприятия внешности другого человека: взгляд врача-косметолога.

Багненко Е.С. (Санкт-Петербург)

 

 

Багненко Елена Сергеевна

–  врач-дерматолог-косметолог Санкт-Петербургского Института красоты на Савушкина, внешний соискатель при кафедре медицинской психологии Санкт-Петербургской медицинской академии последипломного образования.

E-mail: e_bagnenko@mail.ru

 

 

 

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Роль внешности в формировании межличностных коммуникативных отношений как ранее, так и в настоящее время, по нашему мнению, недооценивается. Если спросить любого, что больше всего его привлекает в человеке, то почти каждый скажет: «Его внутренний мир». Так или почти так ответило бы большинство, если бы им пришлось заполнить анкету психолога с подобным вопросом. И ведь мы искренне в этом убеждены. На обыденно-обывательском уровне человек обращает внимание на внешность другого человека, но на теоретическом уровне внешность остается на втором плане и приобретает актуальность лишь как символ и указатель его духовности. По мнению доктора философских наук С.Н. Яременко [6], это обстоятельство остается одним из принципиальных противоречий современной науки о человеке.

Философия учит нас о том, что человек – существо биосоциальное, при этом, возможно, в силу недостатка общебиологических и медицинских знаний, как философами, так и психологами биологическая составляющая нашей сущности явно недооценивается. Место  человека в обществе, его статус определяется совокупностью его связей внутри своей социальной группы и с другими группами, при этом его телесный облик, манера ходить, говорить, приветствовать, сидеть и т.п. отражают его место в социуме. Положение о том, что представление о телесном облике человека не прямо, но отражает иерархическое устройство общества, а социальная роль человека обязывает его приводить свою внешность в необходимое с ней соответствие, убедительно доказал еще Н.Г. Чернышевский в своей диссертации [5].

Однако та же иерархичность, только еще более строгая, существует и в сообществах животных [7], в которых четко различаются вожаки и подчиненные, при этом ведущим фактором лидерства как у самцов, так и у самок является уровень тестостерона в крови, определяющий агрессивность поведения [11]. Стойка, положение хвоста или ушей, оскал зубов и т.п. четко демонстрируют другим животным, кто перед ними и как следует с ним себя вести. Вместе с тем, человек большую часть информации получает из жестов и мимики говорящего, меньшую – из его интонации и модуляций голоса, и меньше всего – из того, что он говорит [3], то есть визуальное восприятие образа другого индивида играет первостепенную роль по отношению к звуковому или вербальному контакту.

Следует признать, что внешний вид другого человека является для нас существенным фактором налаживания отношений на бессознательном, импликативном уровне. О совершенно незнакомом человеке при виде его самого или его фотографии мы говорим о его «привлекательной», «добродушной» или «отталкивающей» внешности, то есть, судим о его внутреннем мире и, возможно, потенциальном отношении к нам по «вывеске». Кстати, следует заметить, что язык очень точно говорит о «впечатлении», то есть о том, что мы не анализируем детали внешности, а «впечатываем» в свое сознание образ, исподволь сравнивая его с уже имеющими там образами, сопряженными с положительными или отрицательными эмоциями.

Практически все психологи [1, 8] едины в своем представлении о формировании этих образов на основе жизненного опыта пребывания человека в разных ситуациях, в том числе конфликтных. Не отрицая значения жизненного опыта, мы убеждены в существовании также безусловно-рефлекторного восприятия облика другого индивида. Чтобы убедиться в этом, достаточно понаблюдать за младенцем: ваша улыбка вызывает у него ответную улыбку, но достаточно посмотреть на него строгим взглядом, как он скуксится и заплачет, не имея, между прочим, никакого опыта встречи с агрессией. Да, он реагирует на мимику, но даже при спокойном, нейтральном выражении одни лица вызывают у нас положительные эмоции, а другие нам не нравятся.

Многие черты лица, особенно морщины, являются, по нашему мнению, эквивалентом тех или иных его выражений и, следовательно, потенциальными сигналами эмоций другого человека. В книге А. Либиной [2] приводится следующий ассоциативный ряд.

«Маска презрения» – уголки губ опущены, нос сморщен, взгляд тяжелый, исподлобья.

«Маска подозрения» – глаза прищурены, на переносице глубокая складка, у внешних уголков глаз веер мелких морщинок.

«Маска озабоченности» – глубокие горизонтальные морщины на лбу.

«Маска осуждения» – сведенные к переносице брови, напряженно поджатые губы.

«Маска скорби» – резко обозначенные морщины, идущие от носа к уголкам рта (глубокая носогубная складка – прим. авт.).

«Маска брезгливости» – уголки губ опущены вниз, мышцы век вяло расслаблены.

«Маска натянутой доброжелательности» – напряженная застывшая улыбка.

«Маска капризности» – сеть расходящихся веером морщин вокруг рта, губы выдвинуты чуть вперед, подбородок напряжен.

«Маска гнева» – уголки рта опущены, нижняя губа выдвинута вперед, две глубокие вертикальные морщины идут от переносицы ко лбу.

Нетрудно заметить, что в формировании большинства этих «масок» ведущую роль играют морщины. Но здесь идет речь о морщинах как о проявлениях мимики человека, вместе с тем, с возрастом в силу различных причин, отнюдь не обязательно связанных с характерологическими особенностями индивида, у людей появляются фиксированные, постоянные морщины, которые мы неосознанно воспринимаем как возможность негативного поведения по отношению к нам. Разумеется, не только морщины, но и другие черты лица могут ассоциироваться в нашем подсознании с угрозой: тонкие губы ассоциируются с поджатыми губами, не обещающими нам ничего хорошего, большие, навыкате глаза – с гневом или испугом (вспомните вашу первую реакцию на внешний вид больной с экзофтальмом, обусловленным тиреотоксикозом). Применение методов косметологии и эстетической хирургии улучшают вид лица именно за счет устранения морщин, провисания век, за счет сглаживания носогубных складок, подъема уголков рта, увеличения объема губ и т.д., делая его более привлекательным как в глазах его обладателя, так и в глазах окружающих.

Существенное значение в восприятии нами внешности другого человека имеют также дефекты кожи лица и откровенные уродства. Несмотря на наше хорошее воспитание и знание о том, что нехорошо откровенно обращать внимание на недостатки внешности другого человека, нам трудно, даже если мы не выражаем этого мимикой, избежать ощущения брезгливости при виде гноящихся угрей на лице. У нас нет (да его и не может быть) опыта заражения таким заболеванием от другого человека, но, тем не менее, психологически (а в ряде случаев и физически) мы дистанцируемся от него. Объяснить эту реакцию можно лишь эволюционно закрепленным врожденным рефлексом: в сообществах животных к спариванию естественный отбор допускает только сильных, здоровых и полноценных животных, что обеспечивает существование данного вида, предотвращая его вырождение [7, 13]. Как это ни жестоко, но больные животные становятся изгоями в стае и в большинстве случаев обречены на гибель. Мы вовсе не рассматриваем другого человека в обязательном порядке как потенциального соперника или полового партнера (или все же рассматриваем, не осознавая этого?), просто «в нашей стае таким не место». И наоборот, успешное лечение той же угревой болезни [4] и даже маскировка угрей с помощью декоративной косметики [10] приводит к существенному улучшению качества жизни пациента, расширяющего свой круг общения и его успешности в деловых и межличностных отношениях [12]. Подтверждением существования эволюционно закрепленного предпочтительного выбора полового партнера с привлекательной внешностью являются результаты самого нового исследования G. G. Gallup и D. A. Frederik (2010): у мужчин с красивыми лицами качество спермы выше, чем у других, а привлекательные женщины обладают более высокими детородными качествами [9].

Наконец, третьей составляющей отталкивающего внешнего вида могут быть рубцы на лице. Можно было бы трактовать их как косвенный признак потенциально агрессивной особи [7], однако мы знаем, что «шрамы украшают мужчину», то есть рубцы в отличие от других дефектов кожи лица отнюдь не всегда вызывают отталкивающее впечатление – это касается только «обезображивающих рубцов». Последние существенно искажают выражение лица, приближая его к перечисленным выше «маскам» агрессивности и другим, несущим отрицательный эмоциональный заряд, что еще раз подтверждает роль подсознания в восприятии облика другого человека.

Выводы.

1.  Визуальное восприятие внешности другого человека, в частности его лица, имеет большее, чем принято считать, значение в формировании его коммуникативных связей.

2.  В основе негативного восприятия внешности другого человека наряду с опытом межличностного общения важную (если не ведущую) роль играет импликативное восприятие, основанное на инстинктах.

3.  Устранение дефектов лица с помощью лечебных мероприятий приводит на подсознательном уровне к более благоприятному восприятию человека другими людьми и повышает уровень социализации.

 

    Литература

  1. Каган М.С. Мир общения. – М., 1988. – 319 с.
  2. Либина А. Психология современной женщины. – М.: Эксмо, 2003. – 816 с.
  3. Повзун С.А. Медицинская диссертация /Руководство – 3-е изд., испр. и доп. – СПб.: ЭРА, 2007. – 232 с.
  4. Смулевич А.Б., Дороженок И.Ю., Белоусова Т.А. Депрессии при дерматологической патологии //Смулевич А.Б. Депрессии при соматических и психических заболеваниях. – М.: Медицинское информационное агентство, 2007. – С. 151-154.
  5. Чернышевский Н.Г. Эстетические отношения искусства и действительности // Чернышевский Н.Г. Избранные эстетические произведения. – М.: Искусство, 1974. – С. 66-173.
  6. Яременко С.Н. Внешность человека в культуре. – Ростов-на-Дону: Б. и., 1997. – 172 с.
  7. Christian J.J. Hormonal control of population growth //Hormonal correlates of behavior. – N.Y.-London: Plenum Press, 1975. – P. 205-273.
  8. Eagly A.H., Ashmore R.D., Makhijani M.G. et al. What is beautiful is good, but…: a meta-analytic review of research on the physical attractiveness stereotype //Psychol. Bull. – 1991. – Vol. 110, № 1. – P. 109-128.
  9. Gallup G.G., Frederick D. The science of sex appeal: an evolutionary perspective // Rev.General Psychol. – 2010. – Vol. 14, № 3. – P. 240-250.
  10. Hayashi N., Imori M., Yanagisawa M. et al. Make-up improves the quality of life of acne patients without aggravating acne eruptions during treatment // Eur. J. Dermatol.– 2005. – Vol. 15. – № 4. – P. 284-287.
  11. Kling A. Testosterone and aggressive behavior in man and non-human primates // Hormonal correlates of behavior. – N.Y. &ndas; London: Plenum Press, 1975. – P. 305-324.
  12. Koo J. The psychological impact of acne: patients’ perceptions //J. Am. Acad. Dermatol. – 1995. – Vol. 32, № 5. – Pt. 3. – S. 26-30.
  13. Salter F. Carrier females and sender males: an evolutionary hypothesis linking female attractiveness, family resemblance, and paternity confidence // Ethol. Sociobiol. – 1996. – Vol. 17, № 4. – P. 211-220.

 

 

Ссылка для цитирования

Багненко Е.С. Причины негативного восприятия внешности другого человека: взгляд врача-косметолога. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 4. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы