Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Восприятие лицевой экспрессии и социальная адаптивность больных депрессией

Машонская О.В., Щелкова О.Ю. (Санкт-Петербург)

 

 

Машонская Ольга Викторовна

–  психолог, выпускница психологического факультета СПбГУ, кафедры медицинской психологии и психофизиологии; психолог Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних Фрунзенского района Санкт-Петербурга.

E-mail: olga_psycho@mail.ru

 

Щелкова Ольга Юрьевна

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор психологических наук, заведующая кафедрой медицинской психологии и психофизиологии Санкт-Петербургского государственного университета.

E-mail: olga.psy.pu@mail.ru

 

 

 

Аннотация. Статья посвящена изучению особенностей восприятия лицевой экспрессии больными депрессией и взаимосвязи этих особенностей с характеристиками познавательной деятельности и социального функционирования больных. Показано, что в группе больных депрессией снижение социальной адаптивности связано со склонностью воспринимать отрицательные эмоции (страх, печаль и пренебрежение) окружающих людей как более выраженные, а положительные - как менее выраженные, и чаще выделять из фона, распознавать отрицательные эмоции, чем положительные. В отличие от психически здоровых лиц, больные депрессией хуже всего распознают эмоцию гнева. При сравнении больных депрессией в рамках различных нозологических форм выявлено, что наибольшей деформации подвергается способность распознавать эмоции при шизофрении.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

В настоящее время психологические исследования при депрессиях становятся все более актуальными в связи с широким распространением депрессивных расстройств и их клиническим патоморфозом, приводящим к резкому увеличению матовых, стертых форм, трудно поддающихся распознаванию и дифференциации с астеническими, апатическими и другими сходными по клиническим проявлениям болезненными состояниями (Смулевич А.Б., 2001; Беспалько И.Г., 2004). В этих условиях клиническая психодиагностика стремится к обогащению и расширению арсенала методов и предметов психологического исследования, релевантных задаче ранней диагностики депрессий. Поэтому наряду с традиционными клинико-психологическими исследованиями депрессивных расстройств, такими, например, как всестороннее изучение самооценки больных (Лукина И.С., 1993), изучение отношения больных к временной перспективе (Вассерман Л.И. с соавт., 2003, 2005), выявление дисфункциональных когнитивных тенденций (когнитивных искажений) (Бек А. с соавт., 2003), актуальным становится использование методов, направленных на изучение психологических конструктов, ранее не изучавшихся при депрессии, но имеющих очевидную взаимосвязь с эмоциональным состоянием, особенностями когнитивной сферы, а также социализацией (социальной компетентностью) больных. К таким психологическим конструктам относится восприятие лицевой экспрессии (Изард К., 1980; Sloan D. M., Bradley M. M., 2002; Jong P. J., Martens S., 2006).

В связи с этим целью настоящего исследование явилось изучение особенностей восприятия лицевой экспрессии и их взаимосвязи с другими особенностями когнитивной организации (характеристиками активного внимания) и социального взаимодействия больных депрессиями различного генеза. Конкретными задачами исследования были: 1)  изучение особенностей восприятия лицевой экспрессии больных депрессией различного генеза; 2)  изучение эмоционального состояния больных депрессиями; 3)  изучение особенностей когнитивных процессов больных депрессиями; 4)  изучение особенностей социальной компетентности больных депрессией; 5)  изучение взаимосвязи особенностей восприятия лицевой перцепции с особенностями эмоционального состояния, когнитивной сферы и межличностного функционирования больных депрессиями в рамках аффективной патологии и шизофрении.

В соответствии с задачами использовался следующий комплекс психодиагностических методов.

1.  «Определение эмоциональной экспрессии»; суть метода, предложенного P. Ekman (1975, 2006), состоит в предъявлении испытуемому 32 фотографий лиц, выражающих семь основных эмоций (по четыре фотографии на каждую эмоцию): радость, печаль, страх, удивление, пренебрежение, отвращение и гнев; также в стимульный материал включены четыре фотографии лиц с нейтральным выражением. Испытуемому предлагается выбрать из списка эмоцию, соответствующую той, которую изображает (испытывает) лицо на фотографии, а также оценить степень выраженности этой эмоции по пятибалльной шкале.

2.  Симптоматические тест-опросники (стандартизованные самоотчеты) «Опросник депрессивности»   А.  Бека  (Тарабрина  Н. В.,   2007)  и   «Интегративный  тест   тревожности»
(Бизюк А. П. с соавт., 2001) были использованы для оценки структуры и степени выраженности нарушений эмоционального состояния.

3.  «Тест последовательных соединений» (ТМТ), адаптированный М.В. Зотовым (1998), использовался для изучения психомоторного темпа, концентрации и переключаемости активного внимания, характеризующего функциональное состояние познавательной деятельности в целом.

4.  Адаптированный тест-опросник «Диагностика социально-психологической адаптации» (Райгородский Д.Я., 2006) применялся изучения особенностей социальной компетентности и адаптации больных депрессиями. Тест позволяет в количественной форме оценить такие параметры социального функционирования, как общий уровень социальной адаптации, принятие себя как личности, принятие других, интернальный-экстернальный локус контроля, эмоциональный комфорт, стремление к доминированию, а также эскапизм (стремление к уходу от проблем).

Материалом исследования послужили данные психологического исследования 34 пациентов с депрессивным синдромом, находившихся на лечении в психиатрической больнице № 3 и в клинике Научно-исследовательского психоневрологического института им. В. М. Бехтерева (Санкт-Петербург). В качестве контрольной группы исследовано 25 здоровых лиц (средний возраст – 40,3 года). При анализе результатов клиническая группа была разделена на две подгруппы: 1)  больные с депрессивным/тревожно-депрессивным синдромом в рамках аффективных расстройств (биполярное аффективное расстройство F 31 и биполярное аффективное расстройство F 31) – 19 человек, средний возраст – 38,2 года, средняя продолжительность болезни – 5,5 лет, среднее количество госпитализаций – 2,5; 2)  группа: больные с депрессивным/тревожно-депрессивным синдромом в рамках шизофрении  (шизоаффективные расстройства F 25) – 15 человек, средний возраст – 46,5 лет, средняя продолжительность болезни – 18,2 года, среднее количество госпитализаций – 6.

Результаты исследования

В соответствии с задачами на первом этапе исследования  были проанализированы особенности восприятия (распознавания) эмоциональной экспрессии больными депрессиями в рамках различных нозологических форм (аффективные расстройства и шизофрения) в сопоставлении со здоровыми испытуемыми. Результаты исследования представлены в таблице 1. (В таблицы 1-5 включены показатели методик, для которых получены статистически значимые различия между двумя группами больных с депрессивным синдромом и группой здоровых лиц).

Таблица 1.

Результаты исследования восприятия эмоциональной экспрессии больными депрессией и здоровыми лицами

 

 

При анализе способности к распознаванию эмоциональных выражений выявлено, что наибольшей деформации эта способность подвергается при шизофрении. Также для этих больных характерно оценивать эмоцию пренебрежения как более выраженную, чем это делают здоровые люди и больные с аффективной патологией. Очевидно, что эти особенности больных шизофренией связаны с характерным для них нарушением социального взаимодействия и снижением чувства удовлетворения, получаемого от него.

Обе группы больных (с аффективной патологией и шизофренией) в целом реже идентифицировали эмоцию гнева, чем это делали здоровые испытуемые, что может отражать особое отношение к агрессии больных с депрессивной симптоматикой.

На следующем этапе исследования были изучены особенности (нарушения) эмоционального состояния больных, относящихся к двум нозологическим формам – аффективные расстройства и шизофрения. Результаты, полученные с помощью методики «Опросник депрессивности» А. Бека, представлены в таблице 2.

Таблица 2.

Результаты исследования уровня депрессии

 

 

Как видно из таблицы 2., у исследованных больных с аффективной патологией и шизофренией выявляется умеренно выраженная депрессивная симптоматика. Между обеими группами больных и группой здоровых найдены различия на очень высоком уровне статистической значимости.

При изучении с помощью «Интегративного теста тревожности» актуального эмоционального актуального состояния (уровня и структуры ситуационной тревожности), а также тревожности как устойчивой личностной черты были получены результаты, представленные в таблице 3.

Таблица 3.

Результаты исследования уровня и структуры тревожности

 

 

У больных с депрессивным синдромом, относящимся к обеим нозологическим группам, выявлен средний уровень ситуативной тревожности, у здоровых испытуемых – низкий уровень ситуативной тревожности. У обеих групп больных отмечается повышенный уровень личностной тревожности. Самые высокие показатели по всем субшкалам наблюдаются в группе больных с аффективной патологией. В группе больных с аффективной патологией и группе здоровых лиц показатель «Общей тревожности» для личностной и ситуативной тревожности отличаются на высоком уровне значимости.

Особенности когнитивного функционирования больных депрессиями были проанализированы с помощью методики «ТМТ-тест». Результаты представлены в таблице 4.

 

Таблица 4.

Результаты исследования активного внимания

 

 

Основное изменение в когнитивном функционировании для больных шизофренией выражается в затруднении переключаемости активного внимания, инертности познавательных процессов, в то время как основное изменение в когнитивном функционировании больных с аффективной патологией выражается скорее в общем замедлении темпа психической деятельности, затруднении концентрации и удержания внимания, при относительной сохранности переключаемости внимания.

На следующем этапе были проанализированы особенности социально-психологической адаптации, полученные с помощью методики «Диагностика социально-психологической адаптации». Результаты представлены в таблице 5.

Таблица 5.

Результаты исследования социально-психологической адаптации

 

 

Из таблицы 5 видно, что у больных с депрессивным синдромом в рамках аффективной патологии показатели всех шкал, кроме шкалы «эскапизма» (бегства) статистически значимо снижены по сравнению с нормативной выборкой. Для больных шизофренией с депрессивным синдромом такие различия получены по шкалам «адаптация», «принятие себя» и «стремление к доминированию».

Если анализировать профиль социально-психологической адаптации в целом, то можно видеть, что больные с аффективной патологией на момент исследования характеризуются более негативной эмоциональностью, по сравнению с нормой, что находит свое выражение и в большем эмоциональном дискомфорте (повышенная тревожность, неуверенность в себе), и в недостаточном самопринятии, и в  сниженном принятии других, что выражается в повышенных требованиях и ожиданиях, предъявляемых к окружающим, и в целом – в отсутствии удовлетворения от социального взаимодействия. Также больных с аффективной патологией по сравнению с нормой характеризуются снижением тенденций доминирования, проявляя повышенную ведомость, управляемость, в целом зависимый тип поведения.

Можно предположить, что такой тип поведения связан с общей недооценкой своих способностей, неуверенностью в себе, тревожностью и пессимизмом данной категории больных. Этому соответствуют результаты проведенного клинико-психологическому интервью, согласно которым больные испытывают ощущение неспособности контролировать проявления заболевания, несмотря на осознанные попытки и комплайентное поведение. Также у больных с аффективной патологией снижена интернальность: они уверены, что от их усилий мало, что зависит и предпочитают перекладывать инициативу и ответственность на других людей или надеяться на спонтанный благоприятный исход, зависящий от удачного стечения обстоятельств, а не от их воли и активности. Свое заболевание они оценивают как независящее от них, мало контролируемое, но одновременно оказывающее существенное влияние на их жизнь. Таким больным, изученным больным с аффективной патологией свойственен пассивный тип адаптации.

Профиль социально-психологической адаптации больных шизофренией больше приближен по ряду показателей к профилю здоровых, по сравнению c группой больных с аффективной патологией, что отражает, по-видимому, не столько реальное положение дел, сколько снижение критичности, характерное для больных шизофренией. Также у этих больных еще больше, чем у лиц с аффективной патологией, снижено стремление к доминированию и повышена, зависимость, что, очевидно, обусловлено эмоционально-волевым снижением.

На следующем этапе исследования с помощью корреляционного анализа были изучены взаимосвязи особенностей восприятия лицевой экспрессии с характеристиками эмоционального состояния, когнитивного функционирования и социально-психологической адаптации в группах больных депрессиями различного генеза (в объединенной выборке) и психически здоровых лиц. Результаты корреляционного анализа представлены в таблице 6.

 

Таблица 6.

Результаты изучения взаимосвязи особенностей восприятия лицевой экспрессии с другими психологическими характеристиками больных депрессиями

 

 

Результаты корреляционного анализа свидетельствуют о том, что с различными экспериментально-психологическими показателями оказались скорее связаны количественные, а не качественные особенности детекции эмоциональных выражений (например, выраженность эмоций, а не их модальность – радость, печаль, удивление и др.). Выявлена общая закономерность: повышенная выраженность отрицательных эмоций положительно коррелирует с параметрами, фиксирующими некоторое снижение адаптивности и отрицательно – с факторами, связанными с хорошей адаптивностью. Это наблюдается в группе больных депрессией, так и в группе здоровых. То же самое характерно и для встречаемости: частота встречаемости отрицательных эмоций положительно коррелирует с параметрами, фиксирующими некоторое снижение адаптивности, и отрицательно – с факторами, связанными с хорошей адаптивностью. Это также отмечается как у больных депрессией, так и у здоровых. Противоположная картина наблюдается для эмоции, которую можно назвать положительной – для удивления.

Таким образом, результаты корреляционного анализа позволяют предположить, что наличие депрессивной симптоматики, повышенной тревожности (особенно если это устойчивая черта личности), сниженной социальной адаптивности связано со склонностью воспринимать отрицательные эмоции окружающих людей как более выраженные, а положительные – как менее выраженные, и чаще видеть (выделять из фона, распознавать) отрицательные эмоции, чем положительные. Для группы пациентов с депрессивным синдромом наиболее связанными с измеренными психологическими показателями (уровень депрессивности, тревожности, показатели социально-психологической адаптации) оказались эмоции страха, печали и пренебрежения; для группы здоровых – это эмоции гнева, пренебрежения и удивления. Обобщая, можно сказать, что наиболее насыщенными корреляционными связями в группе депрессивных больных оказались пассивно-оборонительные эмоции (страх и печаль), а в группе здоровых лиц – стеничная эмоция гнева.

Результаты проведенного исследования, в целом, свидетельствуют о том, что изменения детекции эмоциональных выражений связаны с наличием патологического процесса (шизофрения, аффективное расстройство), особенностями эмоционального состояния (депрессивность, тревожность) и различными характеристиками социально-психологической адаптации. Выявленные изменения у пациентов двух клинических групп по-разному отражаются на качестве межличностного взаимодействия, и это влияние является скорее негативным, чем позитивным.

Обсуждение результатов исследования

При любом виде социального взаимодействия важной является способность правильно определять, что чувствуют и в каком эмоциональном состоянии находятся партнеры по взаимодействию. От этого зависит способность эмпатийно реагировать и конгруэнтно вести себя в определенных ситуациях, то есть выстраивать удовлетворительный и качественный контакт с социальным окружением. К настоящему времени накоплено много данных о том, что в результате различных патологических процессов может изменяться способность распознавать мимику окружающих людей. Интересным является то, как именно изменяется эта способность в зависимости от конкретного заболевания. В данной работе были получены следующие результаты изучения детекции эмоций в группах больных аффективными расстройствами и шизофренией с депрессивным синдромом.

При сравнении данных трех групп (двух клинических и одной контрольной) видно, что наибольшей деформации подвергается способность  распознавать эмоции при шизофрении. Достаточно известным последствием развития шизофренического процесса является снижение социального функционирования вплоть до полного отсутствия социальных взаимоотношений. Эта тенденция связывается, как правило, с нарастанием негативной симптоматики, в основе которой лежит эмоционально-волевое снижение или амотивационный синдром (Блейхер В.М., 2006). Однако в последнее время появились данные (Вид В.Д., 2008) о том, что больные шизофренией не склонны вступать в социальное взаимодействие вследствие большого количества негативных эмоций, которые эти больные испытывают в процессе социального взаимодействия. Такая специфика их опыта может быть связана с нарушением способности правильно распознавать мимику окружающих людей.

Результаты проведенного исследования позволяют предположить также, что к увеличению негативных эмоций, получаемых от взаимодействия, может приводить выявленная склонность больных шизофренией оценивать эмоцию пренебрежения как более выраженную, чем ее оценивают больные с аффективной патологией и здоровые лица. Ожидание негативного отношения к себе может быть обусловлено у больных шизофренией, как общей паранойяльной настроенностью, так и отражением в сознании социальной маркировки, приводящей к пренебрежительному отношению окружающих к людям, страдающим шизофренией. В любом случае такая тенденция, сформировавшись, будет затруднять социальное функционирование больных шизофренией, что нашло отражение в результатах исследования.

Как показало исследование, больные депрессией обеих групп (в рамках аффективных расстройств и шизофренией) в целом реже называли эмоцию гнева в ответах, чем это делали здоровые испытуемые. Это может определяться особыми отношениями между депрессивной симптоматикой и агрессией, описанными в литературе (Ялом И., 2006). Можно предположить, что эмоция гнева реже идентифицировалась больными депрессиями по сравнению со здоровыми, вследствие того, что депрессивным больным свойственна неуверенность в себе и связанная с ней неспособность проявлять агрессию во вне из-за страха неодобрения или наказания.

Можно предположить также, что плохая способность идентифицировать агрессивные эмоциональные выражения у больных депрессиями связана с неосознаваемым страхом, нежеланием и неспособностью (непереносимостью) взаимодействия с негативно окрашенными объектами. В любом случае неправильная или недостаточная идентификация эмоционального выражения лица человека затрудняет его социальное функционирование.

 

    Литература

  1. Бек А., Раш А., Б. Шо, Эмери Г. Когнитивная терапия депрессий: пер. с англ. – СПб., 2003.
  2. Бизюк А.П. Применение интегративного теста тревожности (ИТТ): Метод. рекоменд. – СПб.: НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 2001.
  3. Беспалько И.Г. Шкала для экспресс-психологической диагностики слабоструктурированных депрессивных расстройств: Пособие для психологов и врачей. – СПб.: НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 2004.
  4. Блейхер В.М. Клиническая патопсихология: Руководство для врачей и клинических психологов / В.М. Блейхер, И.В. Крук, С.Н. Боков – 2-е изд., испр. и доп. – М., 2006.
  5. Вассерман Л.И., Щелкова О.Ю. Медицинская психодиагностика: Теория, практика и обучение. – СПб., М., 2003.
  6. Вассерман Л.И. и др. Семантический дифференциал времени как метод психологической диагностики личности при депрессивных расстройствах: Пособие для психологов и врачей. – СПб.: НИПНИ  им. В.М. Бехтерева, 2005.
  7. Вид В.Д. Психотерапия шизофрении. – 3-е изд. перераб. и доп. – СПб., 2008.
  8. Зотов М.В. Когнитивные нарушения и возможности их компенсации у больных шизофренией с различной степенью выраженности дефекта: Дисс. ... канд. психол. Наук: 19.00.04. – СПб.: Санкт-Петербургский государственный университет, 1998.
  9. Изард К. Эмоции человека: Пер. с англ. – М., 1980.
  10. Лукина И.С. Самооценка больных эндогенными депрессиями и ее коррекция в процессе реабилитации: Метод. рекомен. – СПб.: НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 1993. – 22 с.
  11. Райгородский Д.Я. Практическая психодиагностика. – Самара, 2006.
  12. Смулевич А.Б. Депрессии в общей медицине. – М., 2001.
  13. Тарабрина Н.В. и др. Практическое руководство по психологии посттравматичес-кого стресса. – Ч. 1. – Теория и методы. – М., 2007.
  14. Ялом И. Групповая психотерапия. – М., 2006.
  15. Ekman Р., Friesen W. Unmasking the Face: F guide to recognize emotions from facial clues. – Prentice-Hall, Inc., 1975.
  16. Ekman Р. Emotions. Revealed. – New York. – 2006.
  17. Jong P.J., Martens S. Detection of emotional expressions in rapidly changing facial displays in high- and low-socially anxious women // Behavior research and therapy, 2006.
  18. Sloan D.M., Bradley M.M. Looking at facial expressions  // Biological psychology. – May, 2002.

 

 

Ссылка для цитирования

Машонская О.В., Щелкова О.Ю. Восприятие лицевой экспрессии и социальная адаптивность больных депрессией. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 4. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы