Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Общение с ребенком как индикатор психической адаптированности ВИЧ-инфицированных матерей

Алехин А.Н., Афанасьева Е.Д. (Санкт-Петербург)

 

 

Алёхин Анатолий Николаевич

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой клинической психологии (сайт кафедры: clinicpsy.ucoz.ru) Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена.

E-mail: termez59@mail.ru

 

Афанасьева Елена Дмитриевна

–  Российский Государственный Педагогический Университет им. А.И. Герцена. Аспирант кафедры клинической психологии.

E-mail: afel@bk.ru

 

 

 

 

Аннотация. В статье описываются особенности общения с ребенком у ВИЧ-положительных женщин. Оценивались эмоциональные нарушения (ИТТ, шкала депрессии Бека), качество жизни (опросник SF-36), значимые отношения (незаконченные предложения, ТОБОЛ), родительские установки (PARI) и особенности взаимодействия с ребенком (наблюдение, психодиагностическое интервью). Показано, что ВИЧ-инфицированные женщины чаще обнаруживают признаки психической дизадаптации в условиях материнства. Асинтонность ВИЧ-инфицированных матерей представлена в комплексе других проявлений неэффективного материнского поведения.

Ключевые слова: ВИЧ/СПИД, материнство, младенческий и ранний возраст, взаимодействие матери с ребенком.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

В настоящее время ВИЧ/СПИД является одной из актуальных социальных проблем из-за высокой распространенности, низкой излечимости заболевания, социальных последствий и рисков, связанных с инфицированием. По данным Федерального центра по профилактике и борьбе со СПИДом, к концу 2009 г. в РФ официально зарегистрировано 474,6 тысяч случаев ВИЧ-инфекции [8]. Отмечаются эпидемиологический рост заболеваемости среди женщин и при преимущественно половом пути передачи ВИЧ [4; 8]. В то же время, использование антиретровирусной (АРВ) терапии позволило существенно увеличить продолжительность и повысить качество жизни ВИЧ-инфицированных лиц [4; 13]. Современные методы профилактики ВИЧ-инфекции снизили риск заражения ребенка до 1–2 % [2; 13]. Отмечается, что женщины, инфицированные ВИЧ, в последние годы всё чаще планируют беременность и рожают детей [2; 20].

Поскольку период младенческого и раннего возраста ребенка является особенно значимым в становлении материнского отношения [14], а мать играет определяющую роль в формировании условий развития ребенка [9; 11 и др.], проблема психической адаптации ВИЧ-инфицированных женщин к рождению ребёнка приобретает особую актуальность и практическую значимость.

В большинстве известных исследований констатируется пониженное качество жизни этих женщин, повышенный риск психиатрической коморбидности, социальной фрустрированности, психического дистресса в связи с материнством [5; 7; 16; 17; 18; 19; 20]. Однако специфика исполнения этими женщинами материнских функций исследуется недостаточно. Анализ особенностей взаимодействия ВИЧ-инфицированных матерей с детьми, влияния актуального эмоционального состояния, личностных особенностей и болезни на поведение ВИЧ-инфицированных матерей, определяет необходимые условия  организации адекватной психологической помощи ВИЧ-инфицированным женщинам и их детям.

Целью данного исследования был анализ поведения ВИЧ-инфицированных женщин при взаимодействии с ребёнком в различные сроки послеродового периода.

Выборка и методы исследования

В рамках комплексного медико-психологического исследования было обследовано 135 матерей в возрасте от 18 до 36 лет. 1-ю группу составили 93 ВИЧ-инфицированные матери, воспитывающие детей в возрасте до 2 лет, состоящие на амбулаторном наблюдении в СПб ГУЗ «Центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями». 2-ю (контрольную) группу составили 42 условно здоровые женщины, воспитывающие детей в возрасте до 2 лет; дети наблюдаются в детской поликлинике.

Исследование проводилось с информированного согласия матерей, индивидуально. Применяли клинико-психологический метод (психодиагностическую беседу, наблюдение за взаимодействием матери и ребенка в ситуациях отношений с ребенком во время прогулки, кормления и других видов совместной деятельности, изучение медицинских карт ВИЧ-инфицированных матерей) и психодиагностические методики:

-  «Интегративный тест тревожности» (ИТТ) [3]; шкала депрессии А. Бека [1], для оценки выраженности эмоциональных нарушений;

-  модифицированная проективная методика «Незаконченные предложения»; «Методика для исследования типа отношения к болезни» (ТОБОЛ) для изучения особенностей системы отношений личности [12];

-  опросник PARI Schaefer E.S. (адаптирована Т.В. Нещерет) для оценки родительских установок [15];

-  опросник SF-36 для исследования качества жизни [6].

 

Поведение женщины во взаимодействии с ребёнком как индикатор психической
адаптированности к материнству

 

В результате проводимых наблюдений в качестве наиболее информативного поведенческого признака во взаимодействии женщины  с ребёнком была принята реакция на плач ребенка. Плач выражает потребности ребенка, являясь сигналом о неблагополучии [14]. Дифференциация интонаций плача возможна при условии эмоциональной связи между матерью и ребенком [10].

Характер поведенческой реакции матери на плач ребёнка оценивался в процессе наблюдения и уточнялся в ходе беседы.

По этому признаку были выделены следующие подгруппы матерей:

•  А – Синтонные (сензитивные и отзывчивые) матери (36,9 %): женщины чутко реагируют на любые признаки неблагополучия ребёнка, считают, что ребенок без причины не плачет, обычно легко распознают причину плача и стараются её устранить.

•  Б – Асинтонные (63,1 %) матери признаются, что затрудняются понять, почему плачет ребенок, не различают интонации плача. Поведение таких женщин на плач ребенка можно условно различать как:

-  поисковое – берут ребенка на руки, стараются успокоить его и устранить дискомфорт, пытаются выяснить причину плача;

-  подавляющее – раздражаются на плач ребёнка, начинают кричать или интенсивно качать ребенка, признаются, что не понимают, почему ребенок плачет;

-  избегающее – не берут на руки ребенка, так как считают, что этим избалуют его, считают, что ребенок часто плачет «назло», «капризничает», стараются не реагировать или уйти в другую комнату.

В табл. 1 представлены результаты распределения матерей с разным поведением на плач ребёнка.

Таблица 1

Распределение обследованных женщин по отношению
к потребностям ребенка, %

 

Как следует из табл. 1, чувствительность матери к дискомфорту, дифференцирование интонации плача и удовлетворение потребностей ребенка отмечается у ВИЧ-инфицированных женщин (1-ая группа) достоверно реже, чем у условно здоровых (2-ая группа) (р = 0,01).

Кроме того, по данным проективной методики «Незаконченные предложения» ВИЧ-инфицированные женщины чаще используют такие выражения, как: «орет», «скулит», «хнычет», что означает плач ребёнка.

 

Поведение и отношение к материнству у ВИЧ-инфицированных матерей

 

Анализ результатов клинико-психологического обследования ВИЧ-инфицированных матерей, с разным типом поведения во взаимодействии с ребёнком представлен в табл. 2.

 

Таблица 2

Отношение к ребенку и материнству у ВИЧ-инфицированных матерей

 

Обобщая полученные данные, можно заключить, что синтонные матери (n = 27), отличаются позитивным отношением к себе в период беременности («гордилась собой», «берегла себя»). Эти женщины отмечают неудовлетворительные материальные условия как препятствие к более эффективному материнству. Для них не характерна внутренняя конфликтность по отношению к материнству, наиболее распространенными высказываниями в связи с исполнением роли матери являются: «Материнство – это … счастье», «Если бы я только захотела…, сделала бы своих детей счастливыми и здоровыми», «Если бы я не была матерью, то…стала бы ей», «Думаю, что я как мать… состоялась». У женщин выявлена наибольшая удовлетворенность собственной позицией в семье. Женщины этой группы отмечают отсутствие сложностей в общении с ребенком, воспитательные стратегии чаще применяются осознанно и систематично. Женщины планируют ближайшее будущее детей, в их родительских установках нет доминирования по отношению к ребенку. Типичные высказывания: «Дети – это…радость», «Я и мой ребенок… – одно целое», «Меня беспокоит в моём ребёнке… нет такого, когда как», «Мне трудно оставаться спокойной, когда мой ребенок… болеет».

При взаимодействии с ребенком матери этой группы сразу реагируют на поведение ребенка, не испытывают раздражения при признаках дискомфорта ребёнка. Общаясь с ребёнком, они интонируют речь, комментируют состояние и действие ребенка в обучающем стиле. Женщины этой группы подбирают игрушки, соответствующие возрасту ребенка, и поощряют независимое исследование им окружающей среды.

Асинтонные матери (n = 66) в большинстве случаев отмечают, что отношение к себе в период беременности не изменилось, а в некоторых случаях ухудшилось («чувствовала себя виноватой», «не нравилась себе»). В качестве препятствий успешному материнству они ссылаются на особенности характера («Надо научиться… быть спокойнее, терпеливее», «Хорошая мать… не должна пить»). У таких женщин чаще выявляется противоречивое отношение к роли матери. Типичны высказывания: «Думаю, что материнство – это… чувствовать большую ответственность», «Если бы как мать я только захотела… я бы ничего не смогла», «Если бы я не была матерью, я бы… закончила плохо», «Думаю, что я как мать… очень неспокойная». Они переживают неудовлетворенность занимаемой ролью в семье.

В половине случаев женщины отмечают сложности в общении и взаимодействии с ребенком. Их воспитательные стратегии отличаются неопределенным содержанием («все будет не как у меня», «будет всегда чем-то занят»). Женщины не планируют ближайшее будущее ребенка, чаще говорят о далеких перспективах («высшее образование», «хорошая работа»). Противоречиво переживаются и материнские обязанности, наиболее распространенными высказываниями являются: «Дети – это… много забот», «Я и мой ребенок… постоянно вместе», «Меня беспокоит в моём ребёнке… повышенная активность», «Мне трудно оставаться спокойной, когда мой ребенок… истерит». Нередко приходится наблюдать выраженные проявления раздражения по отношению к ребенку. При общении с ребенком матери редко специально интонируют речь, почти не комментируют состояние и действия ребенка для него самого. Матери данной группы редко используют игрушки, не вовлекаются сами во взаимодействие с ребенком, редко поощряют независимое исследование окружающей среды ребенком, дают ему как положительные, так и негативные оценки, в большинстве случаев стараются доминировать в процессе взаимодействия.

В группе условно здоровых матерей различия между синтонными и асинтонными матерями лежат преимущественно в сфере ожиданий, оценки собственной успешности в роли матери, а также приоритетов в уходе за ребенком. Анализ результатов клинико-психологического обследования этой группы женщин представлен в табл. 3.  Несмотря на критическое отношение к своей способности исполнять материнские функции, асинтонные женщины, недостаточно этой группы, не проявляют нарушения взаимодействия с ним и негативных родительских установок, как это для ВИЧ-инфицированных женщин.

Таким образом, реакция на плач как отражение степени синтонности матери к ребенку наиболее четко дифференцировала подгруппы с разным качеством адаптации к материнству именно среди ВИЧ-инфицированных матерей.

Таблица 3

Отношение к ребенку и материнству у здоровых матерей, %

 

Различия между выделенными подгруппами ВИЧ-инфицированных матерей касаются эмоционального статуса: асинтонные женщины эмоционально напряжены, у них отмечается сниженный фон настроения. Женщины отмечают снижение жизненного тонуса, трудности социального функционирования и эмоциональную неустойчивость, нередко жалуются на различные боли. В отношении к основному заболеванию у этих женщин выявляется нерациональная оценка как актуального состояния, так и прогноза, отсутствует стремление содействовать успеху лечения. При оценивании влияния заболевания на собственную жизнь, большинство женщин отметили отрицательный характер изменений, который выражается в нарушении отношений с семейным окружением, с мужчинами, влиянием стигматизации со стороны общества и отсутствием интереса к жизни. Синтонные женщины, оценивая влияние заболевания на собственную жизнь, отмечали как негативные, так и позитивные изменения, обусловленные динамикой отношения к себе, к здоровью, к жизни. Результаты отражены в табл. 4.

 

Таблица 4

Клинико-психологические характеристики ВИЧ-инфицированных матерей

 

У здоровых матерей (см. табл. 5) выявляется гораздо меньше различий в оценках качества жизни. Асинтонные женщины испытывают более выраженные ограничения жизнедеятельности в связи с плохим самочувствием, ниже оценивают состояние своего здоровья и более эмоционально лабильны (имеют более высокие показатели эмоционального дискомфорта в структуре личностной тревожности).

 

Таблица 5

Эмоциональный статус и качество жизни здоровых женщин, балл

 

Социальные и клинические факторы поведения в отношении к ребёнку
у ВИЧ-инфицированных женщин

 

В анамнезе ВИЧ-инфицированных женщин, характеризующихся недостаточной синтонностью в отношениях с ребёнком, выявлены частые случаи прерывания беременности, среди них чаще встречаются женщины, имеющие опыт употребления наркотиков, сопутствующие инфекционные заболевания. Хотя в целом процент женщин с отягощенным анамнезом высок и в группе синтонных матерей (см. табл. 4).

 

Обсуждение

Анализ результатов исследования установил, что ВИЧ-инфицированные женщины в целом испытывают большие затруднения при адаптации к роли матери, нежели здоровые женщины. Среди них чаще встречаются асинтонные матери, неадекватно реагирующие на поведение ребёнка. Однако фактор основного заболевания не определяет качества адаптированности этих женщин к материнству. И в этой группе встречались женщины, способные, несмотря на болезнь, эффективно заботиться о ребенке, проявляя эмоциональную отзывчивость, чувствительность к сигналам дискомфорта младенца.

Изучение социальных и клинико-психологических характеристик ВИЧ-инфицированных женщин с разным уровнем адаптированности, показало, что асинтонность сопряжена с признаками, отражающими психический статус женщин. В целом эти признаки свидетельствуют о преморбидных эмоциональных и поведенческих расстройствах, способствующих риску заражения (рискованное репродуктивное поведение, употребление ПАВ). В условиях материнства и освоения адекватного поведения в отношении ребенка, эти преморбидные особенности служат «почвой», обусловливающей психотравмирующий характер переживания материнства. Сниженный эмоциональный фон, аффективная напряженность, разнообразные проявления эмоционального и физического дискомфорта, пониженное качество жизни (по самоотчетам) в данном случае следует рассматривать как признаки психической дизадаптированности таких женщин. Личностный смысл материнства для этих женщин носит преимущественно конфликтный характер: попытки положительного осмысления ситуации материнства сочетаются с переживанием фрустрированности и беспомощности в роли матери, отношение к ребенку отягощается ощущением непреодолимого препятствия. Поглощенность женщин собственными переживаниями на фоне общей эмоциональной нестабильности приводит к невозможности сосредоточиться на потребностях ребенка, восприятию его естественного поведения как неоправданных претензий на внимание.

Примечательно, что синтонность матери в общении с ребенком оказалась независимой от социального статуса, а ведущую роль играют особенности личности. Важно, что клиническая характеристика заболевания, стадия течения ВИЧ-инфекции, прием лекарственной терапии не связаны со способностью женщины эффективно откликаться на потребности ребенка.

У условно здоровых женщин асинтонность в общении с ребенком связана в большей степени с субъективным переживанием недостаточной компетентности в роли матери, но не с противоречивым отношением к материнству

Решение проблемы формирования навыков эффективного общения с ребенком, таким образом, становится частью общей проблемы психологической профилактики дезадаптации ВИЧ-инфицированных женщин. С учётом значения адекватного общения в диаде мать-дитя для психического развития ребёнка усилия специалистов помогающего профиля должны быть сосредоточены на преодолении устойчивых стереотипов поведения, препятствующих формированию адекватных новым условиям отношений личности.

 

Выводы

Полученные результаты позволяют сделать следующие выводы:

1.   Сензитивность и отзывчивость (синтонность) матери к сигналам ребенка, является надёжным индикатором адаптированности женщин к материнству.

2.   ВИЧ-инфицированные женщины чаще обнаруживают признаки психической дизадаптации в условиях материнства.

3.   Сниженная сензитивность к поведению ребёнка у ВИЧ-инфицированных женщин представлена в комплексе других проявлений неэффективного материнского поведения.

4.   Трудности психической адаптации в условиях материнства у ВИЧ-инфицированных женщин обусловлены в большей степени преморбидными формами нарушений психической и социальной адаптации.

 

    Литература

  1. Бек А. Когнитивная терапия депрессии / А. Бек, А. Раш, Б. Шо, Г. Эмери. – СПб. [и др.]: Питер, 2003. – 304 с.
  2. Беляева В. В. Профилактика передачи ВИЧ-инфекции от матери к ребенку [Электронный ресурс] / В. В. Беляева, Н. В. Козырина, В.  И. Шахгильдян. – Электрон. дан. – М., 2009. – URL: http://www.hivrussia.ru/pub/2009/index.shtml (дата обращения: 15.03.2011 г.).
  3. Бизюк А. П. Применение интегративного теста тревожности (ИТТ): метод. рекомендации / А. П. Бизюк, Л. И. Вассерман, Б. В. Иовлев. – СПб.: Изд-во Психоневрол. ин-та им. В. М. Бехтерева, 2003. – 16 с.
  4. Вирус иммунодефицита человека – медицина / под ред. Н. А. Белякова, А. Г. Рахмановой. – СПб.: Балт. мед. образоват. центр, 2010. – 752 с.
  5. Докучаева С. Е. Эпидемиологическое значение социальных и психоэмоциональных факторов в вертикальной передачи ВИЧ-инфекции: автореф. дис. ... канд. мед. наук: 14.00.30 / С. Е. Докучаева; [Рос. науч.-исслед. противочум. ин-т «Микроб»]. – Саратов, 2005. – 24 c.
  6. Евдокимов В. И. Качество жизни: оценка и системный анализ / В. И. Евдокимов, И. Э. Есауленко, О. И. Губина. – Воронеж: Истоки, 2007. – 242 с.
  7. Жданова Т. Н. Особенности эмоционально-личностной сферы наркозависимых и ВИЧ-инфицированных женщин в период беременности: автореф. дис. ... канд. психол. наук: 19.00.04 / Т. Н. Жданова; [С.-Петерб. гос. ун-т.]. – СПб., 2004. – 19 с.
  8. Количество людей, живущих с установленным диагнозом ВИЧ-инфекция и количество новых случаев ВИЧ-инфекции в регионах РФ на 100 000 населения на 31.12.2009 г. [Электронный ресурс] / [Федеральный научно-методический Центр по профилактике и борьбе со СПИДом]. – Электрон. дан. – ULR http://www.hivrussia.ru/
  9. Лисина М. И. Формирование личности ребенка в общении / М. И. Лисина. – СПб. [и др.]: Питер, 2009. – 320 с.
  10. Микиртумов Б. Е. Клиническая психиатрия раннего детского возраста / Б. Е. Микиртумов, А. Г. Кощавцев, С. В. Гречаный. – СПб. [и др.]: Питер, 2002. – 256 с.
  11. Мухамедрахимов Р. Ж. Мать и младенец: психологическое взаимодействие / Р. Ж. Мухамедрахимов. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2001. – 288 с.
  12. Психологическая диагностика отношения к болезни: пособие для врачей / Л. И. Вассерман, Б. В. Иовлев, Э. Б. Карпова, А. Я. Вукс. – СПб.:  Изд-во  Психоневрол.  ин-та им. В. М. Бехтерева, 2005. – 31 с.
  13. Сухих Г. Т. Репродуктивное здоровье и ВИЧ-инфекция / Г. Т. Сухих, И. И. Баранов. – М.: Триада, 2009. – 206 с.
  14. Филиппова Г. Г. Психология материнства / Г. Г. Филиппова. – М.: Изд-во Ин-та психотерапии, 2002. – 240 с.
  15. Эйдемиллер Э. Г. Семейный диагноз и семейная психотерапия / Э. Г. Эйдемиллер, И. В. Добряков, И. М. Никольская. – СПб.: Речь, 2003. – 336 с.
  16. Desclauxa A. Women, Mothers and HIV Care in Resource Poor Settings / A. Desclauxa, P. Msellatib, S. Walentowitzd // Social Science & Medicine. – 2009. – Vol. 69. – P. 803-806.
  17. Determinants of depression and HIV-related worry among HIV-positive women who have recently given birth / A. Bennettsa, C. Manopaiboona, P. Chaiyakulc [et al.] // Social Science & Medicine. – 1999. – Vol. 49.– P. 737-749.
  18. Murphy A. HIV Disease Impact on Mothers: What They Miss During Their Children’s Developmental Years / A. Murphy, K. Roberts, D. Herbeck // J of Child and Family Studies. – 2010. – Vol. 1. – P. 191-202.
  19. Psychological distress, substance use, and adjustment among parents living with HIV / R. Goldstein, M. Johnson, M. Rotheram-Borus [et al.] // J Am Board Fam Pract. – 2005. – Vol. 18. – P. 363-373.
  20. Understanding High Fertility Desires and Intentions Among a Sample of Urban Women Living with HIV in the United States / S. Finocchario-Kessler, M. Sweat, J. Dariotis [et al.] // AIDS Behav. – 2010. – Vol. 14. – P. 1106-1114.

 

 

Ссылка для цитирования

Алехин А.Н., Афанасьева Е.Д. Общение с ребенком как индикатор психической адаптированности ВИЧ-инфицированных матерей. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 4. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы