Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Отношение разных групп населения
к электросудорожной терапии

А. В. Голенков (Чебоксары)

 

 

Голенков Андрей Васильевич

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии Чувашского государственного университета имени И.Н. Ульянова (г. Чебоксары).

E-mail: golenkovav@inbox.ru

 

 

 

Аннотация. В статье обобщаются результаты длительного широкомасштабного исследования отношения к электросудорожной терапии (ЭСТ) врачей, медсестер, студентов-медиков, психически больных и их родственников, населения в целом, охватывающего около 6000 респондентов Чувашии. Осведомленность об этом методе лечения, за исключением медиков, чрезвычайно низкая (от 21,2 до 33,3%), оценки крайне негативные и тенденциозные (63,3%). Главными источниками информации об ЭСТ для большинства опрошенных явились зарубежные художественные фильмы и средства массовой информации; для медиков – учебники, руководства и курсы повышения квалификации. Посещение (проведение у больных) сеанса ЭСТ и беседа (микролекция) с получением релевантной информации способны кардинально изменить отношение респондентов к этому эффективному методу лечения. На ин-формированность населения об ЭСТ среди прочих факторов существенную роль играют пол, возраст и уровень образования.

Ключевые слова: ЭСТ, отношение (установка), население, врачи, медсестры, студенты-медики, психически больные, родственники больных, кинематограф, обучение.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Актуальность исследования. ЭСТ один из самых спорных методов терапии психических расстройств (ПР), который редко используется в России. Согласно данным национального исследования, методика доступна лишь для 22,4% населения страны [46].

ЭСТ в Чувашии используется с 1964 г. На начальных этапах ЭСТ проводилась крайне нерегулярно в различных лечебно-профилактических учреждениях республики. В течение последних 14 лет в Республиканской психиатрической больнице Чебоксар функционирует специально оборудованный кабинет для проведения ЭСТ, в котором работают врачи-анестезиологи и специально обученные медицинские сестры. Ежегодно ЭСТ получает около 100 стационарных больных, или 3,0%, из них с диагнозом шизофрения – 90,3%, депрессивными состояниями – 6,8%, прочими ПР – 2,9%. Частота использования ЭСТ выросла за последние годы с 4,25 до 8–9 на 100 000 населения [16]. Улучшение после проведения такого лечения отмечается у 60% больных. Это связано с использованием ЭСТ главным образом у больных шизофренией, резистентных к проводимой психофармакотерапии [17].

Известно предвзятое отношение населения к ПР и методам их лечения. А. И. Нельсон в своем руководстве описывает наиболее распространенные мифы: «ЭСТ вызывает органическое повреждение мозга», «Вследствие ЭСТ у пациентов развивается эпилепсия или слабоумие», «ЭСТ является запрещенным методом», «Врачи не применяют ЭСТ себе и своим родственникам», «ЭСТ служит для наказания людей и является репрессивным методом, дающим психиатрам изуверское орудие для борьбы с инакомыслящими» [20]. На распространение мифов влияют средства массовой информации (СМИ), общественное мнение, кинематограф, художественная литература, слухи и пр. [31; 42; 43]. Не случайно, что оценки в отношении ЭСТ существенно различаются не только между представителями разных культур [21; 25], но даже между жителями одной страны [30; 40; 52]. Не лишены предрассудков и люди, имеющие или получающие медицинское образование [28; 44; 56], специализирующиеся и работающие в психиатрии [32; 33; 37]. Однако причины их суеверных взглядов до конца не изучены. Поэтому представляют интерес исследования осведомленности об ЭСТ и отношения к данному виду лечения среди разных групп населения, включая больных с ПР и их родственников [25; 39; 41; 45; 49; 50; 51; 55].

Настоящее статья обобщает цикл наших работ по использованию ЭСТ в Чувашии.

Характеристика респондентов и методы исследования. Опрошено 5971 человек (мужчин – 2457, женщин – 3514) в возрасте от 16 до 89 лет (средний возраст – 34,9 ± 14,8 года). Медицинских работников было 636 (врачей – 394, медицинских сестер – 242), студентов-медиков Чувашского госуниверситета – 1103 (младшие курсы – 281, старшие – 861), психически больных, находящихся на лечении в Республиканской психиатрической больнице г. Чебоксары – 460, родственников больных – 193, прочее население – 3579 чел.

В исследовании использовали следующие методики: оригинальную анкету с 6 вопросами: 3 вопроса были закрытыми, предполагали ответы (да, нет; да, нет, не знаю) и 3 вопроса – открытыми (прил. 1); а также опросник G. Gazdag et al. [34; 35].

Математико-статистическая обработка осуществлялась с помощью описательной статистики (расчет среднего значения и стандартного отклонения), χ2-распределения и корреляционного анализа.

Результаты исследования

Осведомленность и отношение населения к ЭСТ. Знали что-то об ЭСТ 1414 чел. (35,2%) из 4015 [6]. Самые высокие показатели имели лица в возрасте 19-50 лет, существенно ниже в группах 51-60, 16-18, 61-70, а самые низкие – респонденты старше 70 лет. Как видно из табл. 1, различия между группами меньше 21 года, 21-60, старше 60 лет высоко достоверны (p<0,01). Естественно, медики показали значительно лучшую осведомленность об ЭСТ, чем остальное население (p<0,001). Различий в информированности между врачами и медсестрами (85,7 и 81%; p>0,05) обнаружено не было.

Среди тех, кто не знал об ЭСТ, было больше мужчин (p=0,04), респондентов с более низким уровнем образования (p<0,001) и людей старших возрастных групп (p<0,001).

 

Таблица 1

Показатели информированности об ЭСТ в группах обследованных [6]

 

Указали какие-либо ПР, требующие применения ЭСТ, 363 чел. (25,7%) из 1414. Шизофрению назвали 47,9%, депрессию – 11,8%, эпилепсию – 9,4%, психозы – 8,8%, пограничные ПР (невротические, личностные) – 8,2%, умственную отсталость и расстройства зависимости – по 6,1%, суицидальное поведение – 1,7%. Намного чаще это делали респонденты с медицинским образованием (p<0,01). По их мнению, показаниями для ЭСТ были шизофрения (p<0,01), психозы (p<0,01), депрессивные состояния (p<0,01). Респонденты без медицинского образования чаще называли расстройства зависимости от психоактивных веществ (p<0,04).

Главным источником информации об ЭСТ явились зарубежные художественные фильмы для 33,6% респондентов, СМИ – 20,2%, от знакомых и других людей узнали – 18,6%, книги – 15,3%, учеба – 4,5%, Интернет – 4%, не помнили источник – 3,8%; назвали несколько источников – 9,9%. Упоминались названия около 20 фильмов, из зарубежных (американских) чаще всего – «Реквием по мечте», «Полет над гнездом кукушки», из отечественных – сериал «Клетка». На учебу в медицинском колледже (училище) в качестве источника знаний указали 2,4% респондентов, университете – 2,1%.

На негативные оценки и эмоции по поводу ЭСТ указали 63,3%, нейтральные – 15,8%, позитивные – 11,7%, вызвало удивление – 4%, противоречивые чувства – 2,1%; без эмоций – 3,1%. Резко отрицательные высказывания встретились в 17,1% (153 из 895): «ужас, жестоко, шок, жутко, возмущаюсь, негодую, пытка, мучение, издевательство, насилие, кошмар, антигуманно». Однако лишь в единичных ответах выражалось мнение о запрете применение ЭСТ. Положительные оценки были куда менее разнообразными: «хороший метод; одобряю его применение; нужная, полезная процедура; помогает; радуюсь, что есть (появился) эффективный способ лечения ПР».

Считали ЭСТ эффективным методом лечения ПР – 40,7%, неэффективным – 15,6%; не смогли определить эффективность – 43,7%. У ряда респондентов улучшение было связано с использованием ЭСТ «для подавления агрессии, возбуждения, буйства, неуравновешенности, неуправляемости» (3,6% ответов), при «тяжелом, длительном течении, крайней стадии ПР» (1,8%).

Дали бы согласие на проведение ЭСТ в случае болезни своего родственника 21,9%, отказались бы – 46,1%, затруднились ответить – 32%. При положительном ответе респондентами делались оговорки: «соглашусь, если поможет, врачи будут гарантировать улучшение»; «только в крайнем случае, как средство последней надежды» и др.

Сравнение мужчин и женщин показало, что для первых источником информации об ЭСТ были художественные фильмы (p<0,01). Женщины намного чаще выражали отрицательные оценки (p<0,01), а мужчины – нейтральные эмоции (p<0,04). Показаниями для ЭСТ, по мнению женщин, чаще указывались психозы (p<0,01) и эпилепсия (p<0,01).

Люди в возрасте черпали сведения об ЭСТ из книг (p<0,001) и во время учебы (p<0,01). Они считали метод эффективным (p<0,01) и чаще давали согласие на ее проведение своим родственникам (p<0,001). Пожилые люди чаще склонялись к применению ЭСТ больным с зависимостью от психоактивных веществ (p<0,001).

Респонденты с более высоким образованием чаще указывали, что ЭСТ применяется при депрессиях (p<0,02) и психозах (p<0,04). Они чаще оценивали ЭСТ позитивно (p<0,05), считали ее эффективным методом (p<0,001), согласились с проведением ЭСТ в случае надобности своим родственникам (p<0,01).

Художественные фильмы как источник информации чаще встречался в ответах лиц с низким образованием (p<0,001). Эти люди чаще отвечали «не знаю» при оценке эффективности метода (p<0,001) и отказались от его назначения больным родственникам (p<0,02).

Медики отличались от населения более позитивным отношением к ЭСТ (p<0,001), высокими оценками эффективности (p<0,001) и согласием на проведение ее своим родственникам (p<0,001). Источниками информации об ЭСТ чаще выступали книги (p<0,01) и учеба (p<0,01). Они чаще верно указывали на проведение ЭСТ у больных с депрессиями (p<0,01), шизофренией (p<0,01) и психозами (p<0,01). Респонденты без медицинского образования информацию об ЭСТ чаще получали из СМИ (p<0,001) и художественных фильмов (p<0,001). Отнеслись к процедуре негативно (p<0,05), затруднились определить эффективность ЭСТ (p<0,001), чаще называли показаниями к ЭСТ расстройства зависимости (p<0,05).

Врачи по сравнению с медсестрами чаще считали ЭСТ эффективным методом лечения ПР (p<0,01). Сведения об ЭСТ чаще получали из книг (p<0,01). Медсестры намного чаще врачей отвечали «не знаю» (p<0,001), информацию о методе получали из Интернета (p<0,02).

Положительное отношение к ЭСТ имели респонденты, получившие сведения о методе из книг (p<0,001), считающие ее эффективной процедурой (p<0,001) и согласившиеся на ее проведение своим родственникам (p<0,001). Негативные и неопределенные оценки имели респонденты, почерпнувшие сведения об ЭСТ из художественных фильмов (p<0,001), затрудняющиеся определить ее эффективность (p<0,001) и не дававшие согласие или сомневающиеся в ее проведении своим родственникам (p<0,001).

Согласие на проведение ЭСТ своим родственникам дали респонденты, имеющие лучшую психиатрическую грамотность (чаще указывали психозы, p<0,001 и шизофрению, p<0,04 в качестве показаний к ЭСТ). Подавляющее большинство (83,9%) считали его эффективным методом лечения ПР (p<0,001). Информацию об ЭСТ они получили преимуществен-но из книг (p<0,001) [6].

Отношение к ЭСТ врачей и медсестер. Видели процедуру ЭСТ 66% врачей-психиатров (назначали сами своим больным – 34%), 57% медсестер психиатрических учреждений и 48% студентов. Все респонденты знали, что ЭСТ – это метод лечения ПР, применяемый и в настоящее время [4].

Как видно из табл. 2, больше половины (54,3%) всех опрошенных считали ЭСТ опасной процедурой, чреватой смертельным исходом, вызывающей повреждение мозга (50%), поэтому были склонны использовать ее в крайних случаях (53%); не применять ЭСТ несовершеннолетним и пациентам старше 65 лет. Только около половины (49,7%) согласились на проведение ЭСТ родственнику, страдающему тяжелой (психотической) депрессией.

Сравнение ответов в трех группах респондентов показало достоверные различия по большинству задаваемых вопросов анкеты. Врачи чаще других считали ЭСТ процедурой, вызывающей повреждение мозга (p<0,05), при этом они и чаще соглашались на ее применение своим родственникам с ПР (p<0,001). Студенты-медики относили ЭСТ к устаревшему методу лечения (p<0,0001), которым нередко злоупотребляют (p<0,0001), проводят нелегально (p<0,0001) и для наказания непослушных больных (p<0,01); допускали проведение ЭСТ без миорелаксантов (p<0,001). Медсестры чаще считали ЭСТ мучительной процедурой (p<0,05), используемой для контроля за агрессивными больными (p<0,001) и как средство последней надежды (p<0,001) [5].

Внутри группы врачей на оценки влияли стаж работы (возраст), место работы (стационарное или амбулаторное звено службы), непосредственное знакомство с ЭСТ и назначение ее пациентам. Врачи-психиатры старшей возрастной группы и соответственно с большим стажем работы считали данный метод лечения устаревшим (p<0,001), опасной процедурой (p<0,01). Молодые врачи склонялись ко мнению, что ЭСТ часто злоупотребляют (p<0,05). Такую же оценку чаще высказывали врачи амбулаторного звена, многие из которых даже не видели процедуры и не имели собственного опыта использования ЭСТ в лечении ПР (p<0,05). Они, кроме того, считали, что ЭСТ используют для наказания непослушных больных (p<0,02). Врачи, которые не видели процедуру ЭСТ, чаще преувеличивали опасность ее проведения (p<0,01) и болезненность (p<0,01), повреждающее действие на мозг (p<0,05), но считали возможной ее использование для наказания непослушных больных (p<0,01). Те, кто видел, чаще допускали проведение ЭСТ без миорелаксантов (p<0,05).

Таблица 2

Утвердительные ответы в группах обследованных, % [4]

Жирным шрифтом выделено максимальное значение в случае достоверного различия результатов в трех группах обследованных (объяснения в тексте).

 

Врачи, назначавшие ЭСТ своим пациентам, полностью отрицали использование процедуры в качестве наказания больных (p<0,05), проведение ее без миорелаксантов (p<0,001). Реже считали ее устаревшим методом (p<0,002), «средством отчаяния» (p<0,002), мучительной процедурой (p<0,0001), вызывающей повреждение мозга (p<0,0001) и могущей привести к смерти (p<0,05).

Студенты, присутствовавшие на сеансе ЭСТ, имели существенно лучшее представление о данном лечении, чем те, кто получал информацию из учебника психиатрии. Они были лучше осведомлены о методике проведения (достоверно чаще указывали на проведение ЭСТ с анестезией – p<0,001; реже преувеличивали опасность метода – p<0,001; ее болезненность – p<0,0001; повреждение мозга – p<0,02). Как следствие, эти студенты чаще давали согласие на проведение ЭСТ своим родственникам с ПР (p<0,01). У студентов, ознакомившихся с описанием ЭСТ в учебнике, отмечались более негативные оценки, касающиеся злоупотребления процедурой (p<0,001), ее нелегального проведения (p<0,05), использования для контроля за агрессивными (p<0,0001) и наказания непослушных больных (p<0,05). Студенты мужского пола чаще считали возможным проведение ЭСТ без анестезии (p<0,001) и нелегально (p<0,05) [4].

Осведомленность и отношение студентов-медиков к ЭСТ. Опрос репрезентативной группы студентов показал, что знакомы с ЭСТ 326 чел. из 563 (57,9%). Информированность учащихся младших курсов оказалась ниже, чем у старшекурсников. Так, показатели осведомленности колебались от 34,7% у студентов II курса педиатрического факультета до 90,5% у пятикурсников. Главным источником информации выступали художественные фильмы в 43,6% случаев, преимущественно американские. Упоминались названия 20 фильмов (47 повторов), чаще всего «Реквием по мечте» (16 раз) и «Полет над гнездом кукушки» (7). Пять раз ошибочно назывался фильм «Игры разума», в котором демонстрировался сеанс инсулинокоматозной терапии, а не ЭСТ. Среди других источников следовали СМИ (28,2%), книги (11,7%), знакомые и друзья (6,6%), учеба (4,6%), Интернет (4,3%); не помнили, откуда узнали о методе 1,1%. 8% назвали несколько источников информации. Присутствовали на процедуре ЭСТ во время учебы в колледже 1,5%.

Конкретные ПР для назначения ЭСТ назвали всего 77 чел. (23,6%). Самыми частыми показаниями были названы: шизофрения (42,9%), возбуждение, опасность для окружающих (23,4%) и хронические (тяжелые) нарушения психики (10,4%), психозы (7,8%). Другие виды патологии назывались крайне редко, например, депрессия в 3,9% случаев.

У подавляющего большинства (90,9%) знакомство с методом (чаще всего после просмотров эпизодов художественных фильмов) вызвало резко отрицательные эмоции, а 2,5% выступили даже за запрещение ЭСТ, считая ее «пыткой, издевательством, садизмом». Значительно реже в ответах отмечались: удивление, интерес (5,5%), нейтральное отношение (1,5%), положительные эмоции, включая эйфорию, восторг (2,1%).

На эффективность терапии указали 18,7%, сомневались или не знали что ответить – 65,3% и дали отрицательный ответ – 16%. Согласились бы на проведение ЭСТ своему родственнику, страдающему психотической депрессией только 11,3%, затруднились ответить 33,1% и возражали бы 55,6% [8].

Стигматизированные представления об ЭСТ как о морально устаревшем методе лечения имели около половины (47,5%) опрошенных, считая ее мучительной (42,5%) и опасной процедурой, чреватой летальным исходом (55,5%). Другие ответы студентов представлены в табл. 3.

Таблица 3

Отношение к ЭСТ студентов-медиков, % [12]

Жирным шрифтом выделены достоверные различия результатов.

 

Имелись достоверные различия в ответах респондентов с учетом их пола, социально-демографических показателей (место рождения и жительства), факультета, выбора будущей профессии, информированности (видели или нет процедуру). Мужчины чаще допускали проведение немодифицированной ЭСТ (без анестезии и миорелаксантов), в том числе своим родственникам в случае болезни. Женщины считали ЭСТ брутальным методом, вызывающим повреждение головного мозга, поэтому выбирали модифицированный вариант процедуры, чаще не соглашались на ее проведение своим родным и близким.

Корреляционный анализ1 показал, что уроженцы города чаще считали ЭСТ средством последней надежды (p<0,01), которое должно применяться для контроля за агрессивными больными (p<0,05). Жители сельской местности чаще соглашались на проведение ЭСТ несовершеннолетним (p<0,01) и лицам старше 65 лет (p<0,05). Студенты педиатрического факультета считали ЭСТ болезненной процедурой (p<0,01), вызывающей повреждение головного мозга (p<0,05), могущей привести к смерти (p<0,01). При этом допускали ее исползование для контроля за агрессивными больными (p<0,01). Будущие стоматологи показали самую лучшую информированность об ЭСТ (p<0,01): реже считали ее устаревшей процедурой, мучительным методом лечения; чаще признавали, что ЭСТ злоупотребляют, используют для контроля за агрессивными больными и наказания непослушных. Среди представителей других медицинских специальностей выделялись студенты (p<0,05), пожелавшие стать психиатрами или невропатологами (считали ЭСТ устаревшим методом лечения, вызывающим повреждение головного мозга); хирургами (считали, что ЭСТ может проводиться нелегально); акушерами-гинекологами (согласны, что ЭСТ нужно проводить как можно чаще несовершеннолетним и людям из группы социального риска); терапевтами (чаще по сравнению с другими были против проводить ЭСТ людям из группы социального риска; p<0,01) [12]. Негативное отношение будущих психоневрологов, по-видимому, можно объяснить результатами одного зарубежного исследования, в котором студенты, считающие себя глубоко разбирающимися в психиатрии и ЭСТ, дали наиболее предвзятые ответы [28]. Оценки других респондентов могли зависеть от показателей эмпатии. По данным нашего предыдущего исследования, будущие хирурги и акушеры-гинекологи имели низкие и заниженные показатели эмпатии, а будущие терапевты (семейные врачи) – нормальные [3].

У большинства студентов сеанс ЭСТ, проведенный с анестезией и миорелаксантами, не вызвал никаких особых реакций. Многие отмечали, что ожидали более сильных впечатлений и серьезных последствий. Некоторые студенты, ранее обучавшиеся в медицинских училищах, видели ЭСТ без анестезии и миорелаксантов. Тот сеанс выглядел довольно брутальной процедурой, сопровождался выраженными судорогами у больных. На фоне анестезии и миорелаксантов, по их мнению, ЭСТ – обычный, ничем не примечательный метод лечения. По-этому, видимо, не случайно, что многие оценки после увиденного существенно изменились (табл. 4). Так, резко уменьшилось число респондентов, считающих ЭСТ морально устаревшим методом лечения (p<0,001), используемым как средство последней надежды (p<0,05), вызывающим повреждение мозга (p<0,001) и проводящийся без анестезии (p<0,001). Были пересмотрены оценки в отношении ЭСТ как мучительной (p<0,0001) и опасной процедуры (p<0,01). Как следствие произошло увеличение числа респондентов, допускающих ее проведение у пациентов старше 65 лет (p<0,01) и родственников при наличии тяжелой (психотической) депрессии (p<0,05).

Таблица 4

Отношение к ЭСТ студентов-медиков до и после процедуры, % [13]

Жирным шрифтом выделены достоверные различия результатов.

 

Корреляционный анализ показал достоверные связи между двумя опросами по большинства задаваемых вопросов. Особенно сильными (r>0,5) они были в отношении утверждений: «ЭСТ может проводиться нелегально; ЭСТ используется для наказания непослушных больных; ЭСТ вызывает повреждение мозга». Отсутствовали корреляции на вопросы «ЭСТ может проводиться без миорелаксантов; ЭСТ должны использоваться как можно чаще у несовершеннолетних».

Осведомленность и оценки ЭСТ родственников больных. Опрос 193 родственников (мужчин – 53, женщин – 140) в возрасте от 18 до 82 лет (средний возраст – 47,5 ± 13,9 года) показал, что знакомы с ЭСТ лишь 41 чел. (21,2%). Таковых из города (р=0,04) и мужчин (р=0,007) было больше, а уровень образования не коррелировал с осведомленностью об ЭСТ.

Почти половина (48,8%) информацию о методе узнали от врачей, остальные из СМИ, художественных фильмов (34,1%) либо от других людей (17,1%). Как видно из табл. 5, отчетливо преобладают ответы «Не знаю» на большинство ответов анкеты.

Таблица 5

Ответы родственников больных, %

 

При этом для 26,8% метод являлся опасным, хуже лекарств (22%) и мучительной процедурой (19,5%). Согласился бы на проведение ЭСТ своему родственнику лишь один из пяти опрошенных респондентов (19,5%).

С помощью корреляционного анализа удалось выяснить, что информация из СМИ и фильмов формирует убеждения о злоупотреблении ЭСТ. В то же самое время сведения, полученные от врачей, снижают опасения об использовании у родственников и мнения о частоте побочных эффектов.

Осведомленность и оценки ЭСТ больных. Одномоментный опрос больных, находящихся на стационарном лечении в Республиканской психиатрической больнице г. Чебоксары показал, что знакомы с ЭСТ 90 чел. (33,3%) из 270. Получили информацию об ЭСТ от врачей 33,9% респондентов, от других психически больных – 39,3, из СМИ и книг – 16,1; художественных фильмов – 8,9, Интернета – 1,8; точно не помнили источник информации – 37,8%. Оказалось, что мужчины почти в два раза чаще, чем женщины слышали об ЭСТ (42 против 21,1%; p<0,001). Лучше осведомленными были больные, проживающие в городе (p=0,02), находящиеся на принудительном лечении или на стационарной судебно-психиатрической экспертизе (p<0,001). Существенно хуже были показатели пациентов клинического отделения («первого психотического эпизода») и дневного стационара (p<0,001).

Когда-либо проводилась ЭСТ 19 больным (21,1% из 90). Они намного чаще получали информацию об этом методе лечения от врачей (p<0,001). Улучшение в психическом состоянии после ЭСТ отметили 42,1% больных, сомневались в оценках – 47,4, отрицали изменения в состоянии – 10,5%.

Считали ЭСТ опасным методом лечения 28,9% и затруднились ответить на этот вопрос 46,7%, хуже, чем психотропные средства – 33,3 и 24,4% соответственно. 47,8% полагали, что ЭСТ может проводиться нелегально, 28,9% сомневались (чаще так считали больные, которым не проводились сеансы ЭСТ; p<0,05). Во многом схожими оказались ответы о том, что ЭСТ используют для наказания непослушных больных и часто злоупотребляют (согласились по 12,2% и сомневались – 32,2 и 22,2% респондентов). Отрицательные ответы были характерны для больных, которым проводилась ЭСТ (p<0,05). Мучительной (болезненной) процедурой считали 43,3%, сомневались – 14,4%, «средством последней надежды» – 45,6 и 13,3% (различий не выявлено). Дали бы согласие на проведение (повторение) ЭСТ в будущем в случае ухудшения психического состояния 26,7% респондентов; затруднились ответить 4,4% (намного чаще соглашались больные, получающие ЭСТ; 73,4 против 14,1%; p<0,001).

Негативное отношение больных к ЭСТ связано в первую очередь с недостаточной информацией об этом методе лечения. Определенное влияние на оценки могли оказывать пациенты, считающие ее не лечением, а методом злоупотребления и наказания. Нельзя исключать недостаточную подготовленность ряда больных к процедуре, объяснение на доступном им уровне, в чем состоит суть процедуры, и для чего она будет проводиться [15].

Схожие оценки были получены нами и в другом исследовании [14], в котором опрошено 90 психически больных (66 мужчин и 24 женщины) в возрасте от 18 до 62 лет; с шизофренией было 84 чел., депрессивными расстройствами – 6. ЭСТ проводили 44 больным (1-я группа), знали, что такое ЭСТ, но никогда ее не получали – 46 (2-я группа). Улучшение в психическом состоянии после ЭСТ отметили 50% больных, могущей способствовать выздоровлению – 56,8%. Кто так считал, чаще допускал проведение (повторение) процедуры в будущем (p<0,01). Существенно негативнее были оценки у респондентов, получивших информацию от других больных (p<0,01).

20% полагали, что ЭСТ можно проводить без наркоза, еще 27,8% не знали ответа на этот вопрос. 51,1% опрошенных считали ЭСТ опасным методом лечения ПР (в 1-й группе – 40,9%, во 2-й – 60,9%; p<0,02). Они, как правило, не знали об обязательном проведении наркоза (анестезии) перед процедурой (p<0,001).

Допускали проведение ЭСТ нелегально 11,1%, затруднялись с ответом на этот вопрос – 18,9%. О злоупотреблении в использовании метода говорили 18,9% опрошенных, существенно чаще больные из 2-й группы (26,1 против 11,4%, кто получал ЭСТ; p<0,05). Согласились, что ЭСТ используют для наказания непослушных больных 33,3% (18,9% – сомневались, 48,2% – отрицали); чаще так считали те, кто не получал ЭСТ (41,3 против 25%; p<0,05) и больные более возрастной группы (p<0,05). Корреляции обнаружены с положительным ответом о том, что «ЭСТ – опасный метод лечения» (p<0,01).

Мучительной и болезненной процедуру ЭСТ назвали 36,7% респондентов (7,8% сомневались); кто сам получал такое лечение, так считал в 22,7% случаях (во 2-й группе – 45,7%; p<0,05). Положительные корреляции обнаружены с ответом о том, что ЭСТ опасный метод лечения (p<0,01).

ЭСТ как «средство последней надежды» оценили 37,8% больных (24,4% не знали ответа); чаще так ответили больные из 2-й группы (47,8 против 27,3%; p<0,05). Дали бы согласие на проведение (повторение) ЭСТ в будущем в случае ухудшения психического состояния 45,6%; в 1-й группе – 52,3%, во 2-й – 37% (p<0,05). Отрицательные корреляции обнаружены с ответами, что ЭСТ опасный метод лечения (p<0,01) и мучительная (болезненная) процедура (p<0,01).

Не было различий между группами больных в получении информации об ЭСТ из СМИ и книг, эффективен ли данный метод лечения ПР, можно ли использовать его без наркоза, проводится ли он нелегально. Схожим оказалась доля ответов «Не знаю» по всем вопросам, за исключением частого злоупотребления ЭСТ (в 1-й группе сомневающихся было достоверно больше; p<0,02).

Кинематографический образ ЭСТ и его влияние на зрителей. Анализ 35 кинематографических сюжетов 1948-2008 гг. (27 фильмов, 5 сериалов и 2 мультфильма кинокомпаний США, Франции, России, Германии и Южной Корее; прил. 2) показал, что ЭСТ применялась без наркоза и миорелаксантов в 22 случаях (пациенты находились в сознании, во время процедуры были конвульсии); в 13 – ЭСТ представлялась как болезненная процедура (об этом судили по отзывам пациентов и косвенно: во время сеанса ЭСТ пациенты находились в сознании, пытались вырваться, кричали). В семи случаях ЭСТ применялась для наказания агрессивных и непослушных больных; в пяти – вызывала повреждения мозга (сеанс приводил к кататонии, амнезии, слабоумию, припадкам). В четырех сюжетах ЭСТ проводилась вне специального кабинета (в подвале, тюрьме, домашних условиях); в трех – ЭСТ использовалась для убийства. Только в двух случаях перед процедурой с пациентом оформлялось информированное согласие на такое лечение.

Целью применения ЭСТ было лечение ПР (галлюцинаций, МДП, шизофрении, асоциального поведения и прочей патологии) в 19 случаях. Однако лишь в двух сюжетах было показано, что ЭСТ предпочтительней психофармакотерапии (лечебный эффект наступал быстрее). Метод использовался для наказания непослушных и агрессивных больных (после драки с персоналом больницы, к пациентам, нарушающим больничный распорядок) в 10 фильмах, для стирания памяти – в трех и для убийства – в трех.

Самыми известными фильмами, демонстрирующими ЭСТ, являются «Пролетая над гнездом кукушки» (США, 1975) и «Реквием по мечте» (США, 2000). Оба фильма – обладатели премии «Оскар». Единственным сюжетом, снятым в России, был сериал «Клетка» (2003). В нем ЭСТ применяется в качестве наказания непослушной больной, проводится без наркоза и миорелаксантов, выглядит как очень болезненная процедура. В мультсериале «Симпсоны» (США, с 1989), признанным журналом «Time» в 1998 г. лучшим телесериалом ХХ века, ЭСТ используется для лечения галлюцинаций.

С 1948 по 2008 гг. образ ЭСТ был представлен положительным только в пяти (14,3%) случаях (после лечения состояние пациентов улучшилось), в девяти (25,7%) – неопределенным, т.к. невозможно составить однозначное мнение, и в 21 (60%) случаях – отрицательным (ЭСТ использовалась для наказания, вызывала повреждение мозга, была болезненной, опасной и смертельной процедурой) [11].

Оценки ЭСТ в фильмах и после посещение сеанса терапии. Изучали осведомленность студентов-медиков об ЭСТ, влияния художественных фильмов (в т.ч. и демонстрации его положительного образа), различных модификаций (с миорелаксантами и без них) проведения процедуру на восприятие данного метода лечения.

Оценки ЭСТ после показа фрагментов фильмов приведены в табл. 6. Видно, что после посещения сеанса отношение к ЭСТ достоверно улучшилось по 10 показателям из 15. ЭСТ с миорелаксантами видели 67,2% студентов, но только 23,2% отметили улучшение от введения данной группы препаратов. Большинство особой разницы не увидели, а один студент даже указал на ухудшение в состоянии больного.

Таблица 6

Утвердительные ответы студентов после просмотра
сеанса ЭСТ в фильмах и наяву, % [10]

НД – недостоверно

 

Показ двух фрагментов фильмов с информированным согласием пациента («Доктор Хаус») и эффектом от проводимой терапии («Чехол» или «Пиджак») достоверно улучшили число положительных оценок у студентов. Однако многие респонденты ссылались на то, что сцены, показанные в фильмах, далеки от реальности. Некоторые открыто возмущались, почему процедуру проводят ребенку и в домашних условиях. Ряд студентов высказывали сомнение в отношении значительного улучшения после одной процедуры.

В реальной жизни процедура не такая страшная, как в фильме «Пролетая над гнездом кукушки» («жестокий, агрессивный метод, весьма болезненный, проводимый без анестезии и миорелаксантов, для наказания больных»).

Посещение сеанса ЭСТ превосходит по эффективности показ процедуры в фильмах. В результате улучшаются оценки восприятия, большее число респондентов соглашается на применение данного метода для лечения больных. Применение миорелаксантов (модифицированная процедура) не оказало существенного влияния на более позитивное восприятие ЭСТ у студентов [10].

Описание ЭСТ в отечественных учебниках психиатрии. Для уточнения влияния вузовского образования на формирования представлений об ЭСТ у врачей проведен критический анализ 15 учебников 8 авторских коллективов, изданных в нашей стране с 1949 по 2006 гг. Учитывалась вся представленная в книге информация о методе.

Сразу отметим, что практически во всех учебниках материала об ЭСТ чрезвычайно мало, отношение к методу в целом скептически настороженное. Диссонансом выступает описания М. О. Гуревича (1949). Он утверждал, что не только врачи, но и население признает ЭСТ «вследствие своей эффективности», метод «приобрел популярность» и «родственники просят врачей применять» его при лечении (С. 146). Для интенсификации лечения больных шизофренией автор выступал за удлинение курса терапии до 30 шоков. При МДП ЭСТ «показано лишь в тяжелых и особенно длительных случаях, когда действительно следует купировать приступ».

Описание ЭСТ в учебнике 1958 г. (Кербиков О. В. и др.) занимает весьма скромное место. Метод считался наиболее эффективным только при инволюционной меланхолии. Сеансы рекомендовалось проводить два раза в неделю и ограничиться 10 процедурами. В 1968 г. (второе издание) среди показаний добавляется шизофрения, приводятся фото с тремя фазами судорожного припадка после пропускания электрического тока через голову больного. В. Банщиков, Т. А. Невзорова (1969) указывают на редкое использование ЭСТ, но подчеркивают необходимость его использования у больных шизофренией, резистентных к психофармакотерапии и инсулинокоматозной терапии. При этом авторы относят ЭСТ к методам патогенетической терапии эндогенных психозов вместе с другими лечебными вмешательствами.

В учебнике А. А. Портнова, Д. Д. Федотова (1960) появляется резко негативно-критическая информация: «… метод сопряжен с грубым вмешательством в организм и приводит к точечным кровоизлияниям в мозговой ткани. После проведения судорожной терапии у больных обнаруживается выпадение памяти типа ретро- и антероградной амнезии, являющееся клиническим выражением органических нарушений, которые происходят в мозгу под воздействием электрошока…. Варианты появившееся в последнее время, не оправдывают применение данного метода, в использовании которого теперь нет необходимости» (С. 281). Показания ограничиваются случаями шизофрении. Учебник этих авторов переиздавался еще два раза (1965, 1971), общим тиражом 100 тыс. экземпляров.

Г. К. Ушаков (1973) в учебнике по детской психиатрии утверждал, что ЭСТ «не дает оснований говорить о стойком ее эффекте». Выступал категорически против ее использования у детей, подростков и юношей, в связи с повышенной судорожной готовностью детского организма. Допускал применение ЭСТ у больных с пресенильными психозами и шизофренией с медленным (ползущим) или быстрым (катастрофическим) течением.

В 1989 г. в учебниках Н. М. Жарикова и др. и А. А. Кирпиченко появляется информация о применении ЭСТ при МДП (депрессивных состояниях), резистентных ко всем видам лечения, угрентных, угрожающим жизни состояниях. В последующие годы учебники разных авторов (Жариков Н. М., Тюльпин Ю. Г., 2002; Коркина М. В. и др., 1995, 2002, 2006; Иванец Н. Н. и др., 2006) в целом повторяют описанную выше информацию, констатируют редкое использование ЭСТ и наличие жизненных показаний, часто негативное к ней отношение больных и их родственников.

Предубеждение против ЭСТ у опрошенных врачей-психиатров вполне могли сформироваться из материалов последних 50 лет, однотипно представленных в отечественных учебниках [7].

Обсуждение. Результаты нашего исследования свидетельствуют о довольно низкой информированности об ЭСТ во всех группах населения кроме респондентов, имеющих отношение к медицине (табл. 7). Для сравнения: 60% респондентов в Австралии что-то знали об ЭСТ [52], в Швейцарии – более половины [40].

Полученные данные среди медиков существенно отличаются от результатов идентичных исследований, проведенных за рубежом [34]. Врачи Чувашии чаще считали ЭСТ устаревшим методом, вызывающим повреждение мозга, болезненной процедурой. Допускали его использование без анестезии и релаксантов, для контроля за агрессивными больными и более частое его применение у людей из группы социального риска. Достоверная разница также наблюдалась по большинству (8 из 14) вопросов при сравнении наших данных с результатами у студентов из Венгрии [35].

Таблица 7

Показатели информированности об ЭСТ и оценки в группах обследованных, %

 

Медсестры показали низкую осведомленность (качественные оценки) об ЭСТ, но она оказалась сопоставимой с исследованием, проведенным в Ирландии [26]. Обучение среднего и младшего медицинского персонала способствует повышению удовлетворенности больных от сеансов ЭСТ, их позитивному настрою на лечение [23; 56].

Результаты проведенного исследования показывают, что большое число студентов-медиков знает об ЭСТ, чем население республики. Они к тому же намного лучше относятся к данному методу лечения, не преувеличивает, как население, побочные эффекты и потенциальные риски процедуры [44]. Однако студенты оказались менее осведомленными, нежели медицинские сестры (81%) и врачи (85,7%) [8; 12].

В другом сравнительном исследовании студентов-медиков двух арабских стран (Ирак и Египет) и Великобритании были показаны существенные различия в вопросах клинических показаний, побочных эффектов ЭСТ, особенностях назначений и проведения ЭСТ больным с депрессией. Все показатели оказались существенно лучше у студентов из Великобритании: не один из респондентов не указал на злоупотребление психиатров ЭСТ, только 5% отказались от применения ЭСТ себе и своим родственникам (Ирак – 23%, Египет – 37%); всего три студента из 79 допускали проведение ЭСТ без анестезии. Позитивное отношение в группе студентов из Великобритании связано с посещением 79,5% из них процедуры ЭСТ и лучшей теоретической подготовкой по психиатрии. В арабской популяции негативный образ формировался главным образом на основании художественных фильмов, особенно у студентов из Египта [21]. В другой работе было доказано, что после просмотра художественных фильмов со сценами ЭСТ в качестве наказания недисциплинированных больных увеличилось с 10 до 25% число лиц, отговаривающих своих родственников и друзей от такого лечения, а ⅓ ухудшила отношение к ЭСТ [53]. Посещение сеанса ЭСТ превосходит по эффективности показ процедуры в фильмах. В результате улучшаются оценки восприятия, большее число респондентов соглашается на применение данного метода для лечения больных [10].

Данные опроса студентов совпадают с результатами других исследований, в которых фильмы являются главным источником информации об ЭСТ [21; 42; 44]. Образ ЭСТ в кинематографе далек от реальности, т.к. данная процедура чаще всего используется не в медицинских целях. Перед курсом проведением ЭСТ больной не знакомится в доступной форме с особенностями такого лечения, не оформляется информированное согласие. Процедура проводится без анестезии и миорелаксантов, вне специализированного кабинета (отделения) и необученным персоналом, представляется мучительной и болезненной. Кинематографисты, как правило, не заботятся о правдоподобности и последствиях такого показа для зрителей [11]. За 60 лет прогрессивно увеличилась демонстрация ЭСТ как негативного, жестокого, вредного и карательного метода лечения, применяемого без эффекта, вызывающего одни отвратительные чувства [43].

Позитивное отношение студентов после посещения ЭСТ отмечено и в других работах [21; 27; 35; 38; 44]. Особо эффективны дифференцированные образовательные программы и специальные тренинги с образовательным видео показом [12; 24; 47; 53; 54]. До лекции 50,3% студентов имело позитивное отношение к ЭСТ, после – 78,1% [48].

Мнение о том, что ЭСТ – морально устаревшая процедура, складывается под влиянием даты ее открытия (1938), когда она была «основным методом лечения ПР», с одной стороны, и внешне брутальной процедурой, сопровождающейся выраженными судорогами, потерей сознания и остановкой дыхания у больных, – с другой [18]. ЭСТ в национальном руководстве отводится целая глава, метод описывается как актуальный и альтернативный психофармакотерапии. Согласно международным стандартам, ЭСТ рассматривается как вариант неотложной помощи при угрожающих жизни состояниях (терапия первого выбора), средство преодоления терапевтической резистентности (терапия второго и третьего выбора), вариант поддерживающей терапии психически больных [19]. По многочисленным исследованиям, ЭСТ и в настоящее время остается довольно распространенным методом лечения разнообразных ПР, неврологических и соматических заболеваний во многих странах мира [20]. Часто встречающиеся не совсем верные представления об ЭСТ у опрошенных могли сформироваться из материалов, представленных в отечественной психиатрической литературе. Многие опрошенные врачи с большим стажем работы получали информацию главным образом из известного руководства Г. Я. Авруцкого, А. А. Недувы [1], методических указаний по ЭСТ (1979, 1989), бесед с коллегами и на курсах повышения квалификации. Информация, содержащаяся в этих изданиях, определенно могла способствовать формированию убеждений об ЭСТ как «методе терапии отчаяния», применяемом редко, имеющем многочисленные противопоказания и последствия для организма, головного мозга, совершенно неприемлемо для несовершеннолетних пациентов. При этом допускалось применение ЭСТ без миорелаксантов и наркоза (анестезии). Многие врачи подчеркивали, что на курсах повышения квалификации в 70-90-х гг. XX в. им демонстрировали сеанс немодифицированной ЭСТ. Тенденциозное освещение применения ЭСТ в СМИ, демонстрация в художественных фильмах давали основания для суждения о нелегальном использовании метода, которым часто злоупотребляют, наказывают агрессивных и непослушных больных. Все вышеперечисленное нашло отражение в ответах анкеты, привело к предубеждению против ЭСТ, отказу от применения [4].

В учебниках психиатрии также допускается использование различных модификаций ЭСТ («с премедикацией, миорелаксантами») как прием борьбы с терапевтической резистентностью, когда не помогает психофармакотерапия («средство последней надежды») [7]. Описываемые возможные осложнения (длительные задержки дыхания после припадка, выраженная ретро- и антероградная амнезия, вывихи и переломы; тщательное соматическое обследование), необходимость аппарата искусственного дыхания могли способствовать представлениям о том, что ЭСТ вызывает повреждение мозга и что мучительная процедура, могущая привести к смерти, не должна проводиться несовершеннолетним и пациентам старше 65 лет [18].

Многочисленные публикации убедительно опровергают эти умозрительные представления. В исследованиях, проведенных с помощью компьютерной и магнитно-резонансной томографии, современных биохимических (С-реактивный белок, внутриклеточные энзимы: алкалинфосфотаза, лактатдегидрогеназа, аланин- и аспартатаминотрансфераза, креатинкиназа и др.) исследований [22; 36], не подтверждается связь между ЭСТ и повреждением мозга [2; 29]. ЭСТ довольно часто используется для людей старше 65 лет, нередко – несовершеннолетних, а частота осложнений (0,3-0,5%) и смертельных исходов (0,00125-0,01%) достоверно уступает психофармакотерапии [20].

Устойчивые антипсихиатрические настроения в обществе выражаются в ответах респондентов о проведении ЭСТ нелегально, для контроля и/или наказания агрессивных, непослушных больных, людей из группы социального риска, других злоупотреблениях. Под влиянием вышеприведенных аргументов формируется боязнь, страх, сильные предубеждения об ЭСТ и, как следствие, отказ от проведения данного лечения у родственника, страдающего тяжелым ПР. Негативное отношение больных к ЭСТ связано в первую очередь с недостаточной информацией об этом методе лечения, существующими в населении мифами. Определенное влияние на оценки могут оказывать врачи-психиатры и медицинские сестры, считающие его не эффективным и устаревшим методом лечения, вызывающим органическое поражение головного мозга. Нельзя исключать недостаточную подготовленность ряда больных к процедуре, объяснение на доступном им уровне, в чем состоит суть процедуры, и для чего она будет проводиться. Негативные оценки высказывали больные, имеющие побочные эффекты от процедуры (чаще всего амнестические нарушения, головная боль), и не получавшие по их мнению адекватной медицинской помощи в связи с этим. Иногда имели место неоправданные ожидания от процедуры [14; 15].

В исследовании B. Kalayam, M. Steinhart [39] отмечаются в целом благоприятные оценки использования ЭСТ, несмотря на наличие достоверных различий среди профессионалов, па-циентов и популяции в целом. Лучшее отношение наблюдается, как правило, у пациентов с хорошими результатами лечения и их родственников [41; 45; 49; 50; 51].

Исследование подтвердило низкую информированность населения Чувашии об ЭСТ и в целом негативное его отношение к данному методу лечения. На оценки влияли возраст, пол, уровень образования, источник получения информации, наличие медицинского образования. Посещение лечебной процедуры респондентами (студентами, врачами) и получением релевантной информации значительно увеличивает число лиц позитивно и терпимо настроенных к внешне непрезентабельному, но эффективному методу лечения ПР. Изменение отношения к ЭСТ и другим методам лечения ПР должно стать частью программы по повышению уровня психиатрической грамотности населения, психообразования больных и членов их семей. Следует усовершенствовать подготовку к такому виду лечения, более тщательно подходить к процедуре получения информированного согласия на проведение ЭСТ [9]. Оптимизации требует уход и наблюдение за такими пациентами. Взгляды многих врачей и медиков нуждаются в корректировке и расширении, что потребует большой просветительской работы с учетом богатого международного опыта, основанного на практике доказательной медицины.

 

_______________________

1 R=0,15-0,18; p<0,05; R=0,19 и выше; p<0,01 при n=200.

 

    Литература

  1. Авруцкий Г. Я. Судорожная терапия / Г. Я. Авруцкий, А. А. Недува // Лечение психически больных: руководство для врачей. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Медицина, 1988. – С. 145-154.
  2. Блумингдэил К. Л. (Bloomingdale K. L.) Электросудорожная терапия / К. Л. Блумингдэил // Секреты психиатрии / Д. Л. Джекобсон, А. М. Джекобсон; пер. с англ. под общ. ред. П. И. Сидорова. – М.: МЕДпресс-информ, 2005. – Гл. 54. – С. 349-356.
  3. Голенков А. В. Уровень эмпатии у студентов-медиков: статика и динамика в процессе учебы / А. В. Голенков // Личность в современных исследованиях: материалы науч.-практич. конф. – Рязань, 2007. – С. 188-190.
  4. Голенков А. В. Отношение врачей, медицинских сестер и студентов к электросудорожной терапии / А. В. Голенков // Психическое здоровье. –  2009.  – № 9.  – С. 39-43.
  5. Голенков А. В. Что должны знать об электросудорожной терапии медицинские сестры психиатрических учреждений? / А. В. Голенков // Сестринское дело. – 2009. – № 7. – С. 38-41.
  6. Голенков А. В. Отношение населения Чувашии к электросудорожной терапии / А. В. Голенков // Психическое здоровье. – 2010. – № 12. – С. 46-50.
  7. Голенков А. В. Описание ЭСТ в отечественных учебниках по психиатрии для студентов медицинских вузов / А. В. Голенков // Материалы IV съезда психиатров, наркологов, психотерапевтов, медицинских психологов Чувашии, (28-30 июня 2010 г.). – Чебоксары, 2010. – С. 273-275.
  8. Голенков А. В. Осведомленность студентов-медиков об электросудорожной терапии / А. В. Голенков // Материалы IV съезда психиатров, наркологов, психотерапевтов, медицинских психологов Чувашии, (28-30 июня 2010 г.). – Чебоксары, 2010. – С. 269-270.
  9. Голенков А. В. Пути преодоления негативного отношения к электросудорожной терапии / А. В. Голенков // Правовые и этические проблемы психиатрической помощи: материалы науч.-практич. конф., (30 нояб. 2009 г.) / под ред. В. С. Ястребова. – Чебоксары, 2009. – С. 49-51.
  10. Голенков А. В. Оценки студентов электросудорожной терапии: в фильмах и наяву / А. В. Голенков // Вестн. психиатрии и психологии Чувашии. – 2011. – № 7. – (в печати).
  11. Голенков А. В. Влияние образа ЭСТ в кинематографе на восприятие его населением / А. В. Голенков, Д. Р. Биктагирова, Т. В. Попова // Тюменский медицинский журнал. – 2010. – № 1. – С. 54-55.
  12. Голенков А. В. Электросудорожная терапия: результаты опроса студентов-медиков / А. В. Голенков, Д. Н. Крылов // Вестн. психиатрии и психологии Чувашии. – 2009. – № 5.  – С. 51-58.
  13. Голенков А. В. Отношение студентов к электросудорожной терапии: до и после посещения сеанса / А. В. Голенков, Д. Н. Крылов, В. Н. Иванов // Актуальные медико-биологические и психосоциальные проблемы охраны психического здоровья: сб. науч. трудов. – Ижевск, 2008. – С. 57-61.
  14. Иванов В. Н. Десятилетний опыт использования электросудорожной терапии в лечении психических расстройств / В. Н. Иванов, А. В. Голенков // Материалы IV съезда психиатров, наркологов, психотерапевтов, медицинских психологов Чувашии, (28-30 июня 2010 г.). – Чебоксары, 2010. – С. 310-312.
  15. Информированность психически больных об электросудорожной терапии / А. В. Голенков, Д. Н. Крылов [и др.] // Материалы IV съезда психиатров, наркологов, психотерапевтов, медицинских психологов Чувашии, (28-30 июня 2010 г.). – Чебоксары, 2010. – С. 130-131.
  16. Незнанов Н. Г. Электросудорожная терапия / Н. Г. Незнанов, Н. М. Залуцкая // Психиатрия: национальное руководство / под ред. Т. Б. Дмитриевой, В. Н. Краснова [и др.]. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2009. – С. 872-882.
  17. Нельсон А. И. Электросудорожная терапия в психиатрии, наркологии и неврологии / А. И. Нельсон. – М.: БИНОМ, 2005. – 368 с.
  18. Отношение психически больных к электросудорожной терапии / А. В. Голенков, Д. Н. Крылов [и др.] // Психология и современное общество: материалы III съезда психиатров и наркологов Республики Беларусь, (3-4 дек. 2009 г.). – Мн. – 2009. – С. 23-24.
  19. Психиатрия: учебник для вузов / М. В. Коркина, Н. Д. Лакосина [и др.]. – 3-е изд. – М.: Медицина, 2006. – 576 с.
  20. Электросудорожная терапия в Чувашии / В. Н. Иванов, В. Н. Алексеев [и др.] // Материалы XIV съезда психиатров России, (15-18 нояб. 2005 г.). – М., 2005. – С. 55.
  21. A survey of psychiatrists’ attitudes toward electroconvulsive therapy / J. M. Finch, P. B. Sobin [et al.] // Psychiatry Serv. – 1999. – Vol. 50, № 2. – P. 264-265.
  22. A survey of the attitudes of Greek medical students toward electroconvulsive therapy / V. Papakosta, L. Zervas [et al.] // JECT. – 2005. – Vol. 21, № 3. – P. 162-164.
  23. Abbas M. Knowledge of and attitudes toward electroconvulsive therapy of medical students in the United Kingdom, Egypt, and Iraq: A transcultural perspective / M. Abbas, N. Mashrai, M. Mohanna // JECT. – 2007. – Vol. 23, № 4. – P. 260-264.
  24. Are patients’ attitudes towards and knowledge of electroconvulsive therapy transcultural? A multi-national study / J. Bustin, M. Rapoport [et al.] // Int. J. Geriatr. Psychiatry. – 2008. – Vol. 23, № 5. – P. 497-503.
  25. Arkan B / Examination of the effect of education about electroconvulsive therapy on nursing practice and patient satisfaction / B. Arkan, B. Ustun // JECT. – 2008. – Vol. 24, № 4. – P. 254-259.
  26. Attitudes towards electroconvulsive therapy among hungarian psychiatrists / G. Gazdag, N. Kocsis-Ficzere [et al.] // JECT. – 2004. – Vol. 20, № 4. – P. 204-207.
  27. Battersby M. Electroconvulsive therapy: a study of attitudes and attitude change after seeing an educational video / M. Battersby, D. Ben-Tovim, J. Eden // Aust. NZ. J. Psychiatry. – 1993. – Vol. 27, № 4. – P. 613-619.
  28. Byrne P. Knowledge and attitudes towards electroconvulsive therapy among health care professionals and students / P. Byrne, B. Cassidy, P. Higgins // JECT. – 2006. – Vol. 22,  № 2.  – P. 133-138.
  29. Can a seizure help? The public’s attitude toward electroconvulsive therapy / C. Lauber, C. Nordt [et al.] // Psychiatry Res. – 2005. – Vol. 134. – P. 205-209.
  30. Chanpattana W. ECT knowledge in psychiatrists, psychiatry residents, and medical students: effect of training / W. Chanpattana // J. Med. Assoc. Thai. – 1999. – Vol. 82, № 8. – P. 819-823.
  31. Characteristics of psychiatrists who perform ECT / R. C. Hermann, S. L. Ettner [et al.] // Am. J. Psychiatry. – 1998. – Vol. 155, № 7. – P. 889-894.
  32. Clothier J. Medical student attitudes and knowledge about ECT / J. Clothier, T. Freeman, L. Snow // JECT. – 2001. – Vol. 17, № 2. – P. 99-101.
  33. Does ECT alter brain structure? / D. P. Devanand, A. J. Dwork [et al.] // Am. J. Psychiatry. – 1995. – Vol. 152, № 9. – P. 1403.
  34. Dowman J. Electroconvulsive therapy: attitudes and misconceptions / J. Dowman, A. Patel, K. Rajput // JECT. – 2005. – Vol. 21, № 2. – P. 84-87.
  35. Effects of an education training program on attitudes to electroconvulsive therapy / K. Oldewening, R. Lange [et al.] // JECT. – 2007. – Vol. 23, № 2. – P. 82-88.
  36. Euba R. The depiction of electroconvulsive therapy in the British press / R. Euba, M. Crugtn // JECT. – 2009. – Vol. 25, № 4. – P. 265-269.
  37. Gazdag G. Hungarian medical students’ knowledge about and attitudes toward electrocon-vulsive therapy / G. Gazdag, N. Kocsis-Ficzere, J. Tolna // JECT. – 2005. – Vol. 21, № 2. – P. 96-99.
  38. Giltay E. J. Serum markers of brain-cell damage and C-reactive protein are unaffected by electroconvulsive therapy / E. J. Giltay, K. H. Kho, B. A. Blansjaar // World J. Biol. Psychiatry. – 2008. – Vol. 9, № 3. – P. 231-235.
  39. Golenkov A. ECT practice and psychiatrists attitudes towards ECT in the Chuvash Repub-lic of the Russian Federation / A. Golenkov, G. Ungvari, G. Gazdag // Eur. Psychiatry. – 2010. – Vol. 25, № 2. – P. 126-128.
  40. James B. O. Nigerian medical students attitudes to unmodified electroconvulsive therapy / B. O. James, J. O. Omoaregba, O. S. Olotu // JECT. – 2009. – Vol. 25, № 3. – P. 186-189.
  41. Kalayam B. A survey of attitudes on the use of electroconvulsive therapy / B. Kalayam, M. Steinhart // Hops. Comm. Psychiatry. – 1981. – Vol. 32, № 3. – P. 185-188.
  42. Knowledge of attitude toward experience and satisfaction with electroconvulsive therapy in a sample of Iranian patients / A. Malekian, Z. Amini [et al.] // JECT. – 2009. – Vol. 25, № 2. – P. 106-112.
  43. McDonald A. The portrayal of ECT in American movies / A. McDonald, G. Walter // JECT. – 2001. – Vol. 17, № 4. – P. 264-274.
  44. McDonald A. Hollywood and ECT / A. McDonald, G. Walter // Int. Rev. Psychiatry. – 2009. – Vol. 21, № 3. – P. 200-206.
  45. McFarquhar T. Knowledge and attitudes regarding electroconvulsive therapy among medical students  and general  public / T. McFarquhar, J. Thompson //  JECT. – 2008. –  Vol. 24,  № 4. –  P. 244-253.
  46. Medical students knowledge and attitudes regarding ECT prior to and after viewing ECT scenes from movies / G. Walter, A. VcDonald [et al.] // JECT. – 2002. – Vol. 18, № 1. – P. 43-46.
  47. Myers D. A questionnaire study of patients’ experience of electroconvulsive therapy / D. Myers // JECT. – 2007. – Vol. 23, № 3. – P. 169-174.
  48. Nelson A. I. A national survey of electroconvulsive therapy use in the Russian Federation / A. Nelson // JECT. – 2005. – Vol. 21, № 3. – P. 151-157.
  49. Patient knowledge about electroconvulsive therapy: effect of an informational video / L. Westreich, S. Levine [et al.] // Convuls. Ther. – 1995. – Vol. 11, № 1. – P. 32-37.
  50. Patient satisfaction after electroconvulsive therapy / P. Sienaert, T. Becker [et al.] // JECT. – 2005. – Vol. 21, № 4. – P. 227-231.
  51. Patients’ perspectives on electroconvulsive therapy: systematic review / D. Rose, T. Wykes [et al.] // BMJ. – 2003. – Vol. 326, № 21. – brr.com 2003; 326:1363.
  52. Rajkumar A. Voices of people who have received ECT / A. Rajkumar, B. Saravanan, K. Jacob // Ind. J. Med. Ethics. – 2007. – Vol. IV, № 4. – P. 157-164.
  53. Relation between electroconvulsive therapy, cognitive side effects, neuron specific enolase, and protein S-100 / M. W. Agelink, J. Andrich [et al.] // J. Neurol. Neurosurg. Psychiatry. – 2001. – Vol. 71. – P. 394-396.
  54. Teaching electroconvulsive therapy to medical students: effects of instructional method on knowledge and attitudes / R. L. Warnell, A. D. Duk [et al.] // Acad. Psychiatry. – 2005. –  Vol. 29.  – P. 433-436.
  55. Teh S. Western Australian survey on public attitudes toward and knowledge of electroconvulsive therapy /  S. Teh,  E. Helmes, D. A. Drake  // Int.  J. Soc.  Psychiatry. – 2007. – Vol. 53,  №  3. – P. 247-273.
  56. Wood J. H. Nurses’ knowledge of and attitude to electroconvulsive therapy / J. H. Wood, M. Chambers, S. J. White // JECT. – 2007. – Vol. 23, №4. – P. 251-254.

Автор выражает сердечную благодарность сотрудникам кафедры психиатрии и медицинской психологии Чувашского госуниверситета, врачам психиатрам, медицинским сестрам и больным Республиканской психиатрической больницы (г. Чебоксары), клиническим ординаторам, членам студенческого научного кружка по психиатрии, главному врачу Алатырской психиатрической больницы С. А. Сафронову и его сотрудникам за участие и помощь в проведении настоящего исследования.

 

 

Ссылка для цитирования

Голенков А.В. Отношение разных групп населения к электросудорожной терапии. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 5. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

 

ПРИЛОЖЕНИЯ

1. Анкета для изучения осведомленности об ЭСТ [6]

 

2. ЭСТ в кинематографе2

 

_______________________

2 Таблица подготовлена клиническим ординатором кафедры Д.Р. Биктагировой.

 

В начало страницы В начало страницы