Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Особенности системы ролей беременной женщины, ожидающей первого ребенка

Василенко Т. Д., Ившина М. Е. (Курск)

 

 

Василенко Татьяна Дмитриевна

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  декан факультетов клинической психологии и социальной работы Курского государственного медицинского университета, доцент, кандидат психологических наук.

E-mail: tvasilenko@yandex.ru

 

Ившина Марина Евгеньевна

–  очный аспирант кафедры общей и клинической психологии.

E-mail: marina-ivshina@yandex.ru

 

 

 

 

Аннотация. Исследования в области материнства подчеркивают, что материнство как психосоциальный феномен рассматривается с двух основных позиций: как обеспечение условий для развития ребенка и как изменения личностной сферы. Мы предполагаем, что группе женщин следует уделять внимание, так как изменения в этот период могли повлечь за собой изменение не только в эмоциональной и смысловой сфере, но и в структуре самих социальных ролей. Мы считаем актуальным выявление структуры социальных ролей женщины во время беременности.

Ключевые слова: эмоциональная сфера, смысловая сфера, индивидуальные особенности социальных ролей женщины.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Проблема материнства в клинической психологии.

Проблеме материнства посвящено множество теоретических и прикладных исследований (Филиппова Г.Г., Брутман В.И., Хамитова И.Ю., Мещерякова С.Ю., Минюрова С.А., Абрамченко В.В., Баженова О.В., Баз Л.Л., Копыл О.А., Погудина Е.В., Братусь И.В., Васильева О.С., Могилевская Е.В., Копыл О.А., Кочанова Л.В., Хамитова И.В., Русалов В.М.). В этих исследованиях используются такие понятия, как «материнская роль», «принятие роли», «материнское ролевое поведение», однако они не дают полного представления о ролевой динамике женщины в ее взаимодействии с окружением, о влиянии на них ситуационных переменных в период беременности и после рождения ребенка. Мы считаем актуальным выявление закономерностей динамики системы ролей будущей матери через смысловые, эмоциональные и ценностные компоненты идентичности.

В.И. Брутман понимает материнство, как «процесс выстраивания смысловых границ между матерью и ребёнком. Основным новообразованием материнства является изменение смысловой сферы женщины, изменение структуры социальных ролей, которая определяет переживание материнства, как динамического процесса, реализующегося в системе материнско-детского взаимодействия. Мы рассматриваем тип переживания беременности, как критерий принятия роли матери. Ожидание и рождение ребёнка является для женщины не просто новой социальной ситуацией, требующей реализации специфических поведенческих актов, но и запускает процесс переживания», который требует переструктурирования социальных ролей [7]. Г.Г. Филиппова рассматривает смысловое переживание материнства, как психологическое новообразование в сфере самосознания женщины, принявшей на себя эту роль. С ее точки зрения, по мере формирования образа ребёнка в самосознании происходят изменения не только в эмоциональной сфере, физиологической, смысловой, но и в социальной сфере [19].

Э. Бибринг полагает, что беременность можно рассматривать, как стадию развития новой социальной роли, роли матери. Мы придерживаемся этой точки зрения и точки зрения тех исследователей, которые считают, что беременность, роды и материнство – это определенные этапы формирования зрелой женской идентичности и успешного освоения новой материнской роли. По нашему мнению, эти этапы связаны между собой. Как полно женщина проживет и переживает предыдущий этап, зависит успешность прохождения следующего.

Личность человека является носителем определенных всеобщих качеств и типологических особенностей, а это означает, что конкретную личность также можно соотнести с некоторой общностью или причислить к определенной общей категории. (Сарджвеладзе Н.И., 1989 г.)

Сарджвеладзе Н.И. говорит, что сущность личности заключается "в совокупности всех общественных отношений". Социальная обусловленность личности заключается именно в том, что модус ее существования – это модус связи, соотношение с социумом в широком смысле.

С.Л. Рубинштейн рассматривал личность в свете социальной обусловленности ее природы. Это выражается в том, что личность человека выступает как единица в системе общественных отношений, как реальный носитель этих отношений. Человек есть личность в силу того, что он сознательно определяет свое отношение к окружающему. Человек есть в максимальной мере личность, когда в нем минимум нейтральности, безразличия, равнодушия, максимум отношения ко всему общественно значимому. Поэтому для человека как личности такое фундаментальное значение имеет сознание не только как знание, но и как отношение. Таким образом, можно выделить два аспекта отношений, которые рассматриваются С.Л. Рубинштейном в связи с определением сущности личности: первое это то, что личность является единицей и реальным носителем общественных отношений, а второе то, что личность не только сознательно отражает мир, но и определенным образом к нему относится. Человек, с одной стороны, может быть включен в производственно-экономические, профессиональные, семейные, формально-межличностные и неформально-межличностные отношения и иметь в системе этих отношений определенный статус. С другой стороны, человек может иметь познавательные, эмоционально-оценочные, действенные отношения к вещам, другим людям и самому себе (Сарджвеладзе Н.И. 1989 г).

Ожидание и рождение ребёнка является для женщины не просто новой социальной ситуацией, требующей реализации специфических поведенческих актов, но и запускает процесс переживания, динамики социальных ролей в её жизненном пространстве. Возникновение нового жизненного отношения (с образом будущего ребёнка) ведет к усложнению взаимосвязи женщины с окружающими людьми, что расширяет круг её взаимодействий с миром и способствует возникновению новых отношений с окружающими, развитие новых социальных ролей.

Брутман В.И., Филиппова Г.Г. выделяют этапы развития материнства от планирования до реализации, а также этапы беременности и рассматривают её связь с развитием личности (Филиппова Г.Г., 2002 г). Индивидуальный онтогенез материнства проходит несколько этапов, в процессе которых происходит естественная адаптация женщины к материнской роли. А.И. Захаров выделяет семь сенситивных периодов в развитии «материнского инстинкта», придавая большое значение отношению девочки с родителями, игровому поведению, стадиям половой идентичности. В исследовании Г.Г. Филипповой материнство рассматривается как потребностно-мотивационная сфера принятия ребенка, дается описание её составляющих и филогенетических и онтогенетических этапов развития.

Одним из важнейших этапов становления материнства является период беременности. Его содержание определяется изменениями самосознания женщины, направленными на принятие новой социальной роли, перестроение социальных ролей и формирование раннего контакта, привязанности к ребенку, установление контакта с ним. По характеру преобладающего переживания многие исследователи делят период беременности на три этапа: принятия женщиной решения о сохранении или прерывании беременности, начало движения плода, подготовка к родам и появлению ребенка в доме (Хамитова И.В., 2002 г).

В принятии роли матери первостепенную роль играет не само по себе состояние беременности, не те изменения, которые происходят с женщиной. А тот смысл, то значение, которые они представляют для беременной женщины, то значение, которое имеет для женщины роль матери (Филиппова Г.Г., 2002 г). Переживание беременности мы рассматриваем с точки зрения принятия или непринятия социальной роли матери.

Г.Г. Филиппова описывает шесть вариантов типов переживания беременности: адекватный, тревожный, эйфорический, игнорирующий, амбивалентный, отвергающий (Филиппова Г.Г., 2002 г).

Каждый из типов переживания беременности мы также связываем с наличием или отсутствием противоречий и кризисов в освоении новой роли матери, выполнении и фиксации роли матери, перестроение социальных ролей. Результаты исследований свидетельствуют о преемственности переживания беременности и материнского отношения к ребёнку. [7]

Мы используем выделенные Г.Г. Филипповой варианты типов переживания беременности. Адекватный тип переживания беременности, сложившийся к её концу, устойчиво взаимосвязан с ценностью ребёнка и с адекватностью материнского отношения к нему, присвоения социальной роли матери как значимой и ценной. Эмоционально-отстранённый тип переживания беременности устойчиво сочетается с низкой ценностью ребёнка и эмоционально-отстранённым, регулирующим стилем материнского отношения. Тревожно-амбивалентный тип переживания беременности взаимосвязан с пониженной или неадекватно завышенной ценностью ребёнка. При этом женщины с адекватным типом переживания беременности наиболее подвержены динамике в процессе беременности, динамике перестроения социальных ролей. Игнорирующий тип переживания беременности соответствует непринятию социальной роли матери, изменений в системе социальных ролей не происходит (Земзюлина И.Н., 2009 г).

Динамика социальных ролей у женщин возможна только в период переосмысления, расширение смысловых связей и наполненности смысловых процессов. Уникальная личностная композиция эмоционального и смыслового, ценностного компонентов принятия роли матери определяет тип переживания беременности (адекватный, тревожный или игнорирующий).

Наиболее значимым является третий триместр беременности, который характеризуется ожиданием родов ребёнка, готовностью стать матерью.

 

Эмпирическое исследование беременных женщин, имеющий разный тип принятия роли матери.

В нашем исследовании мы ставим задачу выяснить, каким образом первая беременность влияет на формирование новой социальной роли матери и динамику, изменения иерархии тех социальных ролей, которые были прежде.

Возрастной период 22–27 лет является оптимальным для вынашивания и рождения ребёнка. Для женщины этот период является критическим, так как знаменует окончание независимости и сформированности женской идентичности (Хамитова И.Ю.).

Нами представлены материалы эмпирического исследования, проведенного в 2007–2011 годах на базе родильного отделения Территориального Медицинского Объединения № 4 г. Курска, Областного перинатального центра г. Курска, Городской клинический родильный дом г. Курска. В исследовании приняли участие 212 беременных женщин, в возрасте 22–27 лет, состоящих в браке, на третьем триместре беременности и ожидающих первого ребенка.

В исследовании были использованы следующие методы:

1.   Структурированное интервью.

2.   Архивный метод (работа с медицинскими картами).

3.   Психодиагностическая методика: Тест «Смысложизненные ориентации» Леонтьева Д.А. (СЖО).

4.  Проективные методики: тест «Фигуры» Филипповой Г.Г.

Вся выборка испытуемых была разделена на 3 группы, основанием деления выступил стиль принятия роли матери.

Первую группу составляли женщины с адекватным типом переживания беременности (n=98).

Вторую группу составляли женщины с тревожным типом переживания берменности (n=60).

Третью группу составляли женщины с игнорирующим типом переживания беременности (n=57).

В процессе обработки результатов производилось попарное сравнение этих групп.

В нашем исследовании представлены результаты частотного распределения типов переживания беременности у беременных женщин, ожидающих первого ребенка, находящихся на третьем триместре беременности (рис. 1).

 

Рис. 1. Частота распределения типов переживания беременности у беременных женщин, ожидающих первого ребенка в возрасте 22–27 лет. Методика «Фигуры» Г.Г. Филипповой.

 

Среди обследованных женщин выявлены следующие показатели типов переживания беременности. У 25,3% беременных женщин в возрасте 22–27 лет отмечается игнорирующий стиль готовности к материнству, что ведет к непринятию социальной роли матери. Эти женщины характеризуются непринятием состояния беременности, отсутствием желания создавать условия для развития будущего ребенка. У 28,3% женщин отмечается тревожный тип переживания беременности, что ведет к амбивалетно-тревожному принятию роли матери. Эти женщины находятся в амбивалетном состоянии принятия и непринятия социальной роли матери, для них присуще напряжение и беспокойство, которое связано с первым шевелением, сопровождается сомнениями, тревогой, испугом. И 46,4% женщин с адекватным типом переживания беременности. Эти женщины воспринимают свою беременность эмоционально положительно, что свидетельствует об адекватном принятии социальной роли матери.

 

Рис. 2. Частота встречаемости положительно оцениваемых событий у женщин с разными типами переживания беременности.

 

Таким образом, осознание женщиной состояния беременности, процессы осмысления её новой роли и осуществление новых функций происходит при адекватном стиле принятия роли матери у женщин в возрасте 22–27лет.

В социальном компоненте принятия роли матери, мы можем говорить о том, что у женщин с адекватным стилем готовности к материнству, наблюдается положительно–окрашенные события – переживание беременности, рождение ребенка, встреча спутника жизни, замужество, профессиональная деятельность, семья. Что может свидетельствовать о том, что принятие роли матери у неё проходит в событиях ценных для неё и положительно окрашенных. Принятие социальной роли матери происходит гармонично.

 

Рис. 3. Частота встречаемости отрицательно оцениваемых событий у женщин с разными типами переживания беременности

 

В отрицательных же событиях мы видим, что женщины нагружены болезнями и потерей родственников, но при большом объеме положительных событий, что является ценностным компонентом переживания и принятия новой роли матери, они справляются с данными переживаниями, что свидетельствует о том, что они принимают роль матери. У женщин с тревожным стилем готовности к материнству поле осознания сужается, наиболее значимое событие в их жизни приобретает само переживание беременности, принятие социальной роли матери. Такие женщины задаются вопросом: «Смогу ли я в дальнейшем жить с этим ребенком и удовлетворять его потребностям?» К отрицательным же событиям у женщин с тревожным типом готовности к материнству относятся перенесенные болезни, а также конфликты. У тревожного типа значимость приобретают семейные отношения. О чем может свидетельствовать тот факт, что эти женщины тяжело переживают конфликты между родителями, и, создавая свою семью, делают все для того, чтобы в ней был благоприятный психологический климат для развития ребенка. Женщин с игнорирующим стилем готовности к материнству большое значение приобретают материальные ценности, и поле осознания значительно сужено, а сам факт беременности приобретает негативный характер переживания, а также наблюдается большое количество психологических травм, которые женщина несет в себе на этапе подготовки принятия роли матери.

Женщины с адекватным стилем готовности к материнству вспоминают и воспризводят больше положительных событий, что является поддерживающим условием для развития готовности к материнству, для принятия новой социальной роли, роли матери. Наибольшее значение принимает сам факт беременности, ожидание ребенка, а так же у женщин данного стиля готовности к материнству отмечается расширение смыслового поля, включающий в себя ряд положительно окрашенных и ресурсных событий. У женщин с тревожным стилем готовности к материнству смысловое поле сужено. Данное состояние препятствует принятию роли матери, а также наибольшее значение приобретает сам факт беременности, семейные ценности, роль супруги. У женщин с адекватным стилем готовности к материнству наибольшее значение приобретает переживание беременности, рождение ребенка, детство самой будущей мамы, что является благоприятным условием для принятия роли матери. Остальные социальные роли: роль дочери, роль супруги и роль профессионала распределены равномерно, что свидетельствует о гармоничном развитии личности. У игнорирующего стиля готовности к материнству наибольшее значение принимает сфера материального благополучия, социальная роль профессионала, что неблагопрятно сказывается на принятии роли матери, эта роль отвергается и не принимается женщинами с данным стилем готовности к материнству. При сравнивании отрицательных событий в жизни женщин с адекватным стилем готовности к материнству и игнорирующим стилем, можно сделать вывод о том, что женщины с игнорирующим стилем готовности к материнству перегружены событиями, связанными с утратой. А также в методике «Линия жизни» отмечается повторные браки, в которых женщины не удовлетворены семейными отношениями. Сам факт беременности принимается как негативное событие, и роды воспринимаются негативно, что также препятствует естественному принятию роли матери. У адекватного стиля готовности к материнству наибольшее значение приобретает болезни близких людей. Узость отрицательных событий в жизни женщины способствуют принятию роли матери.

 

Рис. 4. Распределение положительно окрашенных социальных ролей среди беременных женщин, ожидающих первого ребенка.

 

Рис. 5. Распределение отрицательно окрашенных социальных ролей среди беременных женщин, ожидающих первого ребенка.

 

Смысловой компонент принятия роли матери непосредственно связано с овсвоением новой социальнеой роли «матери». И каждое жизненное событие, которое отмечала женщина на линии жизни, можно соотнести с освоением социальных ролей. Такие жизненные события, как работа, профессиональная деятельность, материальное благополучие связано с социальной ролью профессионального работника. Семья, замужество, встреча супруга связано с освоение социальной ролью супруги. Отношения с мамой, сепарация от родительской семьи, помощь мамы после рождения ребенка связано с освоением социальной роли дочери. События, связанные с ожиданием ребенка, мысли о возможном имени ребенка, мысли о родах и переживание этого события свидетельствует о присвоении социальной роли матери.

В адекватном стиле готовности к материнству мы видим равномерное распределение социальных ролей, профессиональная роль занимает меньшее значение в связи с тем, что на момент обследования женщины находились на третьем триместре и роль матери занимает ведущее и центральное место в переживании данного периода. У тревожного стиля готовности к материнству ведущее и центральное место занимает роль матери, женщины центрированы на данной роли, что приводит к возрастанию тревоги, роль дочери же значительно подавлена У игнорирующего стиля готовности к материнству преобладает профессиональная роль, роль материнства приобретает негативно–окрашенный характер.

 

Выводы:

Обобщая вышесказанное можно сделать вывод о том, что женщины с адекватным стилем готовности к материнству имеют гармоничное распределение социальных ролей, и роль матери приобретает значимый и ценный характер, смысловой компонент переживания данного состояния наполнен положительными событиями такими, как беременность, семья, замужество, что свидетельствует о принятии социальной роли матери. У беременных женщин тревожного стиля готовности к материнству роль матери приобретает большую ценность, что способствует появлению тревоги и неуверенности в себе. Их поле осознания сужается, наиболее значимое событие в их жизни приобретает само переживание беременности, принятие социальной роли матери. Что сказывется на невозможности оценки себя, как супруги, как дочери. У тревожного стиля значимость приобретают семейные отношения. У игнорирующего стиля готовности к материнству роль матери приобретает негативно окрашенный характер, что препятствует присвоению социальной роли матери. У женщин с игнорирующим стилем готовности к материнству большое значение приобретают материальные ценности. А сам факт беременности приобретает негативный характер переживания, а также наблюдается большое количество психологических травм, которые женщина несет в себе на этапе подготовки принятия роли матери.

Женщины с адекватным стилем готовности к материнству осмысленно и ценностно подходят к рождению ребенка, отвечают своим потребностям и потребностям ребенка. Новая роль матери принимается ими с легкостью. У них широкое поле осознания своей деятельности. К значимым событиям жизни относятся следующие этапы жизни: переживание беременности, появление ребенка, встреча спутника жизни. Значимы личные взаимоотношения. У женщины с тревожным стилем готовности к материнству преобладает убеждение в том, что она самостоятельна, может контролировать свою жизнь и решения стать матерью принимает свободно и самостоятельно, воплощая это желание в свою жизнь, новая роль матери в её жизни связана с множеством тревог и опасениями. У неё поле осознания сужается, наиболее значимое событие в жизни женщины приобретает само переживание беременности. У женщин с игнорирующим стилем готовности к материнству большое значение приобретают материальные ценности, и поле осознания значительно сужено. А сам факт беременности приобретает негативный характер переживания, а также наблюдается большое количество психологических травм, которые женщина несет в себе на этапе подготовки принятия роли матери.

 

    Литература

  1. Айвазян Е. Б. Телесный и эмоциональный опыт в структуре внутренней картины беременности, осложненной акушерской и экстрагенитальной патологией / Е. Б. Айвазян, Г. А. Арина,  В. В. Николаева  // Вестн.  Моск.  Ун-та. Сер. 14,  Психология. – 2002. – № 3. – С. 3-13.
  2. Анохин А. А. Психопрофилактическая подготовка беременных к родам / А. А. Анохин // Мед. помощь. – 1996. – № 5. – С. 26-28.
  3. Асмолов А. Г. Психология личности / А. Г. Асмолов. – М.: Изд-во МГУ, 1990. – 336 с.
  4. Батуев А. С. Психофизиологическая природа доминанты материнства / А. С. Батуев // Психология сегодня: ежегодник Рос. психол. общества. – 1996. – Т. 2, вып. 4. – С. 69-70.
  5. Бергум В. Моральный опыт беременности и материнства / В. Бергум // Человек. – 2000. – № 2. – С. 16-27.
  6. Блох М. Е. Использование психотерапии у женщин с невынашиванием беременности / М. Е. Блох // Журн. практич. психолога. – 2003. – № 4-5. – С. 199-207.
  7. Боровикова Н. В. Психологические аспекты трансформации Я- концепции беременной женщины / Н. В. Боровикова // Перинатальная психология и нервно-психическое развитие детей: материалы конференции по перинатальной психологии, (март 1998 г.). – СПб., 1998.
  8. Братусь Б. С. Аномалии личности / Б. С. Братусь. – М.: Мысль, 1988. – 304 с.
  9. Братусь Б. С.  К изучению смысловой сферы личности / Б. С. Братусь  //  Вестн.  Моск. Ун-та. Сер. 14, Психология. – 1981. – № 2. – С. 46-56.
  10. Братусь И. В. Дифференциация мотивационных основ материнского и полового поведения в подростковом возрасте / И. В. Братусь // Тез. к докл. на III Всерос. конференции по психотерапии, (1-3 дек. 2010 г.). – М., 2010.
  11. Братусь И. В. Отношение беременной к шевелению ребенка: прогностические возможности / И. В. Братусь // Тез.  к  докл. на  III  Всерос.  конференции  по  психотерапии,  (1-3 дек. 2010 г.). – М., 2010.
  12. Братусь И. В. Эмоциональное сопровождение матерью процесса взаимодействия с  ребенком  / И. В. Братусь // Тез.  к  докл. на  III  Всерос. конференции  по психотерапии, (1-3 дек. 2010). – М., 2010.
  13. Брутман В. И. Влияние семейных факторов на формирование  девиантного поведения матери / В. И. Брутман, А. Я. Варга, И. Ю. Хамитова // Психол. журнал. – 2000. – Т. 21,  № 2. – С. 79-87.
  14. Брутман В. И. Нежеланная беременность у жертв сексуального насилия (психолого-психиатрические аспекты проблемы) / В. И. Брутман, С. Н. Ениколопов, М. С. Радионова // Вопр. психологии. – 1995. – № 1. – С. 33-40.
  15. Брутман В. И. Некоторые результаты социологического и психологического обследования женщин, отказывающихся от своих новорожденных детей / В. И. Брутман, С. Н. Ениколопов, М. Г. Панкратова // Вопр. психологии. – 1994. – № 5. – С. 31-36.
  16. Брутман В. И. Состояние материнской сферы у больных шизофренией / В. И. Брутман, К. В. Морозова // Журн. практич. психолога. – 2003. – № 4-5. – С. 158-169.
  17. Брутман В. И. Формирование привязанности матери к ребенку в период беременности / В. И. Брутман, М. С. Радионова // Вопр. психологии. – 1997. – № 6. – С. 38-47.
  18. Брутман В. И. Динамика психологического состояния женщин во время беременности и после родов / В. И. Брутман, Г. Г. Филиппова, И. Ю. Хамитова // Вопр. психологии. – 2002. – № 1. – С. 59-68.
  19. Брутман В. И. Методики изучения психологического состояния женщин во время беременности и после родов / В. И. Брутман, Г. Г. Филиппова, И. Ю. Хамитова //  Вопр. психологии. – 2002. – № 3. – С. 110-118.
  20. Бубнова С. С. Ценностные ориентации личности как многомерная  нелинейная система / С. С. Бубнова // Психологический журн. – 1999. – Т. 20. – С. 38-44.
  21. Васильева Т. Н. Самочувствие на разных сроках беременности / Т. Н. Васильева // Проблемы  социальной  гигиены,  здравоохранения  и  истории  медицины. – 1999. – № 1. – С. 20-22.
  22. Васильева О. С. Групповая работа с беременными женщинами: социально-психологический аспект / О. С. Васильева, Г. В. Могилевская // Психологический журн. – 2001. – Т. 22, № 1. – С. 32-39.
  23. Василюк Ф. Е. Психология переживания / Ф. Е. Василюк. – М.: Изд-во МГУ, 1984. – 120 с.
  24. Додонов Б. И. Потребность, отношения и направленность личности / Б. И. Додонов // Вопр. психологии. – 1973. – № 5. – С. 18-29.
  25. Ефремова О. В. Исследование семантической организации интроцептивных отношений / О. В. Ефремова, А. Ш. Тхостов // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14, Психология. – 1990. – № 3. – С. 55-62.
  26. Захаров А. И. Неврозы у детей и психотерапия / А. И. Захаров. – СПб.: Союз, 1998. – 336 с.
  27. Захарова Е. И. Личностные изменения,  связанные с появлением ребенка / Е. И. Захарова // Журн. практич. психол. – 2003. – № 4-5. – С. 38-45.
  28. Исенина Е. И.  О некоторых понятиях онтогенеза базовых качеств матери / Е. И. Исенина // Журн. практич. психол. – 2003. – № 4-5. – С. 49-63.
  29. Исследование психологических особенностей  переживания беременности у женщин с патологией беременности / Г. Г. Филиппова, И. Н. Черткова [и др.] // Журн. практич. психол. – 2003. – № 4-5. – С. 64-82.
  30. Колпакова М. Ю. Роль диалога в выявлении и разрешении нравственного конфликта у матерей, отказывающихся от новорожденного / М. Ю. Колпакова // Психол. журн. – 1996. – Т. 20,  № 6. – С. 81-88.
  31. Копыл О. А. Готовность к материнству: выделение факторов, условий психологического риска для будущего развития ребенка / О. А. Копыл, Л. Л. Баз, О. В. Баженова // Синапс. – 1993. – № 4. – С. 35-42.
  32. Кроник А. А. Life line и другие новые методы психологии жизненного пути / А. А. Кроник. – М.: Прогресс, 1983. – 230 с.
  33. Ланцбург М. Е. О применении экзистенциального гуманистического подхода в психологическом консультировании беременных женщин и молодых родителей / М. Е. Ланцбург // Журн. практич. психол. – 2003. – № 4-5. – С. 22-37.
  34. Леонтьев Д. А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности / Д. А. Леонтьев. – М.: Смысл, 2003. – 487 с.
  35. Мещерякова С. Ю. Психологическая готовность к материнству / С. Ю. Мещерякова // Вопр. психологии. – 2000. – № 5. – С. 18-27.
  36. Минюрова С. А. Диалогический подход к анализу смыслового переживания материнства / С. А. Минюрова // Вопр. психологии. – 2003. – № 4. – С. 63-74.
  37. Позиция пятого цвета у беременных женщин / Г. И. Брехман, Н. П. Лапочкина [и др.] // Журн. практич. психолога. – 2003. – № 4-5. – С. 250-260.
  38. Психолог в здравоохранении: вопросы диагностики, коррекции и супервизии. – Самара: Изд-во СамГПУ, 1999. – 189 с.
  39. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии / С. Л. Рубинштейн. – СПб.: Питер, 1999. – 720 с.
  40. Сарджвеладзе Н. И. Личность и ее взаимодействие с социальной средой / Сарджвеладзе Н. И. – Тбилиси: Мецниереба, 1989. – 204 с.
  41. Смирнова Е. О. Опыт исследования структуры и динамики родительского отношения / Е. О. Смирнова, М. В. Быкова // Вопр. психологии. – 2000. – № 3. – С. 3-14.
  42. Смирнова Е. О. Теория привязанности и эксперимент / Е. О. Смирнова // Вопр. психологии. – 1995. – № 3. – С. 139-151
  43. Скобло Г. В. Система "мать-дитя" в раннем возрасте как объект психопрофилактики / Г. В. Скобло, О. Ю. Дубовик // Социальная и клинич. психиатрия. – 1992. – № 2. – С. 75-78.
  44. Столин В. В. Самосознание личности / В. В. Столин. – М.: Изд-во МГУ, 1983. – 284 с.
  45. Столин В. В. Личностный смысл: строение и форма существования сознания. / В. В. Столин, М. Кальвиньо //  Вестн.  Моск.  ун-та.  Сер. 14,  Психология. – 1982. – № 3. – С. 38-47.
  46. Тхостов А. Ш. Психология телесности / А. Ш. Тхостов. – М.: Смысл, 2002. – 287 с.
  47. Филиппова Г. Г. Материнство и основные аспекты его исследования в психологии / Г. Г. Филиппова // Вопр. психологии. – 2001. – № 2. – С. 22-37.
  48. Филиппова Г. Г.  Психология  материнства:  учеб. пособие / Г. Г. Филиппова. –  М.: Изд-во Ин-та психотерапии, 2002. – 240 с.
  49. Филиппова Г. Г. Материнство: сравнительно психологический подход / Г. Г. Филиппова // Психол. журн. – 1999. – Т. 20,  № 5. – С. 81-88.
  50. Филиппова Г. Г. Перинатальная психология и психология  родительства – новая область  исследования  в  психологии / Г. Г. Филиппова // Журн. практич. психол. – 2003. – № 4-5. – С. 3-21.
  51. Филиппова Г. Г. Современное состояние и задачи психологической помощи родителям в период ожидания и раннего развития ребенка / Г. Г. Филиппова // Журн. практич. психол. – 2003. – № 4-5. – С. 222-249.
  52. Филиппова Г. Г. Нарушение репродуктивной функции и их связь с нарушениями в формировании материнской сферы / Г. Г. Филиппова // Журнал практич. психол. – 2003. – № 4-5. – С. 83-107.
  53. Фролова О. Г. Физическая и психологическая подготовка к родам: метод. рекомендации / О. Г. Фролова. – М.: Прогресс, 1990. – 448 с.
  54. Шмурак Ю. И. Пренатальная общность / Ю. И. Шмурак // Человек. – 1993. – № 6. – С. 21.
  55. Шмурак Ю. И. Пренатальная общность / Ю. И. Шмурак // Человек. – 1994. –  № 3. – С. 16.
  56. Яншин П. В. Психосемантика цвета / П. В. Яньшин. – СПб.: Речь, 2006. – 368  с.

 

 

Ссылка для цитирования

Василенко Т.Д., Ившина М.Е. Особенности системы ролей беременной женщины, ожидающей первого ребенка. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 5. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы