Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Особенности эмоционального и социального интеллекта
среди Интернет-зависимых подростков

Малыгин В. Л., Антоненко А. А., Вовченко Е. И., Искандирова А. Б. (Москва)

 

 

Малыгин Владимир Леонидович

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук профессор, заведующий кафедрой психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии Московского государственного медицинского стоматологического университета (МГМСУ).

E-mail: malyginvl@yandex.ru

Антоненко Анна Анатольевна

–  клинический психолог, аспирант кафедры психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии факультета клинической психологии МГМСУ.

E-mail: anuta4ever@gmail.com

Вовченко Евгения Ивановна

–  клинический психолог, соискатель кафедры психологического консультирования психокоррекции и психотерапии факультета клинической психологии МГМСУ.

Искандирова Арина Байсункаровна

–  кандидат медицинских наук доцент, кафедра психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии факультета клинической психологии МГМСУ.

E-mail: Arisha21@rambler.ru

 

Аннотация. Цель исследования – изучение особенностей эмоционального и социального интеллекта подростков, склонных к интернет-зависимому поведению. Материал исследования: 350 подростков, учащихся 9-11 классов. Средний возраст: 15,5 лет. Результаты: Группа подростков, склонных к интернет-зависимому поведению, демонстрирует меньшее владение языком телодвижений, взглядов и жестов, который раньше осваивается в онтогенезе и вызывает больше доверия, чем вербальный язык. Такие люди часто ошибаются в интерпретации слов собеседника. Эмоциональный интеллект подростка с интернет-зависимым поведением достоверно ниже эмоционального интеллекта подростка, не злоупотребляющего интернетом.

Ключевые слова: Интернет-зависимое поведение, эмоциональный и социальный интеллект, Интернет-зависимость, подростки, аддиктивное поведение.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

В настоящее время актуальность исследования проблемы интернет-зависимости становится все более очевидной в связи с ростом количества интернет-пользователей в России и в мире. В последнее время все активнее обсуждается проблема интернет-зависимости. Но как каждая аддикция, интернет-зависимость имеет свои предпосылки и факторы, способствующие ее формированию. Нами была выдвинута гипотеза, что подростки с интернет-зависимым поведением отличаются сниженным эмоциональным и социальным интеллектом по сравнению с подростками, не злоупотребляющих интернет-ресурсами. Также мы предполагали, что они обладают определенными характерологическими особенностями.

С целью выяснения особенностей эмоционального и социального интеллекта, а так же характерологических особенностей подростков с интернет-зависимым поведением нами было проведено исследование на учениках 9-11 классов нескольких школ г. Москвы, а так же ученики 1-2 курсов Московского пожарно-спасательного технического колледжа № 57. Всего в исследовании приняли участие 350 подростков.

Цель нашего исследования – изучить и описать особенности эмоционального и социального интеллекта, а так же характерологические особенности подростков, склонных к интернет-зависимому поведению.

Для достижения поставленных задач нами были использованы следующие методики:

Тест на Интернет-зависимость К. Янг (адаптация Буровой Л.);

Тест на выявление Интернет зависимости Чен (Шкала CIAS);

Анкета участника;

Тест «Социальный интеллект» Дж. Гилфорд (адаптация Е. С. Михайловой);

Диагностика эмоционального интеллекта MSCEIT (the Mayer-Salovey-Caruso Emotional Intelligence Test) (Mayer, Salovey, & Caruso, 2002) в адаптации Сергиенко Е. А. и Ветровой И. И.

Критерии включения в экспериментальную группу следующие:

–  наличия доступа в интернет в течение последнего года, опыт использования интернета более 1 года;

–  время пребывания в интернете не менее 3 часов в сутки;

–  низкая социальная активность (отсутствие увлечений вне учебной деятельности, недостаток общения с друзьями вне школы);

–  наличие он-лайн игр, азартных он-лайн игр в списке предпочитаемых интернет ресурсов;

–  совокупность высоких баллов по шкале интернет-зависимости Чена (CIAS) – более 67 баллов и тесту К. Янг (более 50 баллов).

Критерии включения в контрольную группу следующие:

–  время, проводимое в Интернете менее 3 часов в сутки;

–  высокая социальная активность (расширенный круг увлечений, удовлетворенность частотой встреч с друзьями);

–  отсутствие в списке предпочитаемых интернет ресурсов он-лайн игр, азартных он-лайн игр;

Совокупность низких баллов по шкале интернет-зависимости Чена (CIAS) (меньше 30) и тесту К. Янг (меньше 35).

По результатам первичной диагностики (первый этап исследования), включающей тест К. Янг, шкалу интернет-зависимости Чена (CIAS) и анкету участника исследования, были сформированы две группы – экспериментальная и контрольная. В экспериментальную группу с зависимым от интернета поведением вошли 38 подростков, средний возраст 15, 456 лет.

В контрольную группу вошли 38 человек, средний возраст 15.644 лет.

Результаты нашего исследования показали, что среди выборки 13% подростков можно отнести к группе склонных к интернет-зависимому поведению, а 87 % подростков характеризуются здоровым использованием интернета.

Второй этап диагностики заключался в исследовании особенностей эмоционального и социального интеллекта, а также характерологических особенностей подростков в экспериментальной и контрольной группах.

Анализ результатов методики «Социальный интеллект» Дж. Гилфорда (адаптация Е. С. Михайловой).

Мы предполагали, что между подростками с интернет-зависимым поведением и подростками контрольной группы есть разница в уровне социального интеллекта, то есть способности, определяющей успешность общения и социальной адаптации, которая объединяет и регулирует познавательные процессы, связанные с отражением социальных объектов. Мы получили достаточно веские различия между показателями контрольной и экспериментальной группы.

Таблица 1.

Средние значения по субтестам методики «Социальный интеллект» Дж. Гилфорда (адаптация Е. С. Михайловой).

 

 

Из вышеприведенных материалов исследования наглядно видно, что в целом уровень социального интеллекта подростков в экспериментальной группе значительно ниже уровня социального интеллекта подростков в группе сравнения.

Статистическая обработка данных показала значимость различий по всем субтестам методики.

Средний и низкий уровень социального интеллекта может в определенной степени компенсироваться другими психологическими характеристиками (например, развитой эмпатией, некоторыми чертами характера, стилем общения, коммуникативными навыками), а также может быть скорректирован в ходе активного социально-психологического обучения.

Лица с высоким социальным интеллектом способны извлечь максимум информации о поведении людей, понимать язык невербального общения, высказывать быстрые и точные суждения о людях, успешно прогнозировать их реакции в заданных обстоятельствах, проявлять дальновидность в отношениях с другими, что способствует их успешной социальной адаптации. Они, как правило, бывают успешными коммуникаторами. Им свойственны контактность, открытость, тактичность, доброжелательность. Лица с более высокими оценками обладают чувствительностью к характеру и оттенкам человеческих взаимоотношений, что помогает им правильно понимать то, что люди говорят друг другу (речевую экспрессию) в контексте определенной ситуации, конкретных взаимоотношений. Такие люди способны находить соответствующий тон общения с разными собеседниками в разных ситуациях и имеют большой репертуар ролевого поведения (проявляют ролевую пластичность).

Лица с низким социальным интеллектом могут испытывать трудности в понимании и прогнозировании поведения людей, что усложняет взаимоотношения и снижает возможности социальной адаптации.

Можно предположить, что более низкий социальный интеллект способствует возникновению интернет-аддикции, так как человек, находящийся он-лайн, может сам выбирать – хочет он виртуального общения или нет. Так как мы получили статистически значимые результаты по уровню развития социального интеллекта, мы можем предположить, что именно неразвитый социальный интеллект как интегральная интеллектуальная способность, определяющая успешность общения и социальной адаптации, которая объединяет и регулирует познавательные процессы, связанные с отражением социальных объектов, является предпосылкой возникновения кибер-аддикции. Общение в сети Интернет имеет некоторые особенности. Первое, что бросается в глаза – отсутствие невербальных процессов, соответственно невозможно прочтение мимики, жестов своего Интернет-собеседника, следовательно затрудняется получение полной информации о содержании и эмоциональной окраске речи собеседника. Смайлики и остальные принятые в Интернет-сообществе обозначения эмоций являются лишь суррогатом общения, которое из-за своей ограниченности не может развиться. Возможно, наши испытуемые благодаря юному возрасту еще не полностью ощутили на себе веяния Интернет-общения, однако настораживает, что никто из испытуемых экспериментальной группы не показал высоких значение по методике ”Социальный интеллект” Дж. Гилфорда.

Если рассматривать различия, то мы видим, что группа испытуемых, склонных к интернет-зависимому поведению, демонстрирует меньшее владение языком телодвижений, взглядов и жестов. В общении такие люди в большей степени ориентируются на вербальное содержание сообщений. Они могут ошибаться в понимании смысла слов собеседника, потому что не учитывают (или неправильно учитывают) сопровождающие их невербальные реакции. Как говорилось ранее, это может быть из-за невозможности невербального общения в сети Интернет, так как оно происходит в основном в виде текстовых сообщений и не передает эмоциональной окраски сообщения. Популярное общение через веб-камеры тоже не может передать полноту оттенков эмоционального общения, из-за несовершенства качества связи.

Так же испытуемые экспериментальной группы продемонстрировали тенденцию к худшему распознаванию различных смыслов, которые могут принимать одни и те же вербальные сообщения в зависимости от характера взаимоотношений людей и контекста ситуации общения, нежели группа сравнения. Такие люди часто ”говорят невпопад” и ошибаются в интерпретации слов собеседника. Однако предстоит выяснить, является это предпосылкой или следствием интернет-зависимого поведения, так как подростки могут как и уходить в виртуальную реальность из-за того, что там проще общаться и правильно понимать своего собеседника, или же это следствие того, что после продолжительного опыта Интернет-общения способность различать оттенки речи перестает развиваться за ненадобностью.

Анализ результатов методики Диагностики эмоционального интеллекта MSCEIT (the Mayer-Salovey-Caruso Emotional Intelligence Test) (Mayer, Salovey, & Caruso, 2002) в адаптации Сергиенко Е. А., Ветровой И. И.

Нами было сделано предположение о различии в уровнях эмоционального интеллекта подростков контрольной группы и подростков, склонных к интернет-зависимому поведению. Для решения данной задачи нами была использована методика диагностики эмоционального интеллекта MSCEIT (the Mayer-Salovey-Caruso Emotional Intelligence Test) (Mayer, Salovey, & Caruso, 2002) в адаптации Сергиенко Е. А., Ветровой И. И. Исследовались такие параметры как: восприятие, оценка и выражение эмоций или же идентификация эмоций; использование эмоций для повышения эффективности мышления и деятельности; понимание и анализ эмоций; сознательное управление эмоциями.

Таблица 2.

Средние значения по шкалам методики диагностика эмоционального интеллекта MSCEIT (the Mayer-Salovey-Caruso Emotional Intelligence Test) (Mayer, Salovey, & Caruso, 2002) в адаптации Сергиенко Е. А., Ветровой И. И.

 

 

Данные нашего исследования показывают значительное снижение уровня эмоционального интеллекта подростков с интрнет-зависимым поведением относительно уровня эмоционального интеллекта подростков, характеризующихся здоровым использованием интернета, причем данная тенденция к снижению видна не только по уровню общего эмоционального интеллекта, но и по его отдельным компонентам.

Если говорить о более конкретных различиях, то мы видим, что подростки, склонные к интернет-зависимому поведению, демонстрируют снижение способности восприятия эмоции по лицу собеседника, способности ассимилировать свой текущий опыт, описать чувства к определенному человеку. Снижение показателей по данным секциям (А, В, F) объясняется неумением испытуемых экспериментальной группы использовать эмоции для повышения эффективности мышления и деятельности, непониманием того, какие именно эмоции способствуют более эффективному выполнению деятельности разного рода. Также у таких подростков возникают затруднения при описании своих эмоций или эмоциональных состояний других людей.

Подросткам со сниженным эмоциональным интеллектом сложнее понять и отследить протекание эмоций во времени – как эмоции следуют одна за другой, сменяют друг друга, им сложнее различать смешанные, сложные чувства.

Невысокие баллы по секциям D и H можно интерпретировать как неумение управлять своими эмоциями и эмоциями других людей. Это пагубно сказывается на эффективном личностном росте и улучшении межличностных отношений.

Подытожив все вышесказанное, можно сделать предположение, что сниженный эмоциональный интеллект в совокупности с определенными характерологическими чертами может создать благодатную почву для развития интернет-зависимого поведения. Однако мы в то же время совершенно не исключаем того, что найденные нами особенности эмоционального интеллекта у подростков с интернет-зависимым поведением не были причиной формирования аддикции, а сформировались в ходе увлечения Интернетом ввиду ряда особенностей интернет-деятельности (например, полное отсутствие невербальной коммуникативной стороны).

Заключение

Так же нами были выявлены статистически значимые различия по уровню социального и эмоционального интеллекта у подростков в группах исследования. Подростки, характеризующиеся здоровым использованием сети Интернет, показывают лучшие результаты в понимании невербальных проявлений общения, адекватной трактовке эмоциональной нагрузки общения.

Проведенное исследование позволяет наглядно продемонстрировать, какие характерологические особенности подростков являются факторами развития патологического использования сети Интернет, и, соответственно, какие подростки имеют риск формирования кибераддикции. Полученные данные можно использовать для формирования профилактической программы риска возникновения интернет-зависимости, с учетом характерологических особенностей подростков, склонных к возникновению интернет-зависимому поведению.

Выводы

По результатам исследования, среди общей группы подростков были выявлены 13% подростков, склонных к злоупотреблению сетью Интернет и 87% подростков, характеризующиеся здоровым использованием Интернета.

Эмоциональный интеллект подростка с интернет-зависимым поведением достоверно ниже эмоционального интеллекта подростка, не злоупотребляющего интернетом.

Социальный интеллект подростка с интернет-зависимым поведением характеризуется значительным общим снижением относительно социального интеллекта условно здорового подростка, а именно способностью к познанию поведения ниже среднего (65% испытуемых экспериментальной группы).

Выявлены отличия характерологических особенностей подростков в экспериментальной и контрольной группе. Исходя из полученных результатов можно утверждать, что в качестве характерных личностных особенностей подростков склонных к интернет-зависимому поведению можно выделить следующие: психическая утомляемость, общая эмоциональная неустойчивость, перепады настроения, сниженная способность к эффективной волевой регуляции поведения, возбудимость, внутренняя напряженность.

Для подростков с интернет-зависимым поведением характерны следующие типы акцентуаций характера: циклоидный, лабильный, астено-невротический, сенситивный, интровертированный, возбудимый, неустойчивый, тревожно-педантический, демонстративный.

Корреляционный анализ результатов исследования по критерию Спирмена отразил несколько видов положительных корреляций характерологических свойств с социальным и эмоциональным интеллектом, а именно: интеллектуальные способности связаны со способностью эффективно управлять эмоциями; интеллектуальные способности положительно коррелируют с понимание ситуативной обусловленности эмоций, понимание смысла ситуации; степень принятия моральных норм коррелирует с пониманием того, какие эмоции способствуют более эффективному выполнению деятельности разного рода; степень самоконтроля с пониманием ситуативной обусловленности эмоций, пониманием смысла ситуации; возбудимость коррелирует с умением правильно оценивать состояния, чувства, намерения людей по их невербальным признакам; степень самоконтроля коррелирует с уровнем социального интеллекта.

Выдвинутая нами гипотеза подтвердилась, подростки с интернет-зависимым поведением характеризуются сниженным эмоциональным и социальным интеллектом, по сравнению с подростками, характеризующимися здоровым использованием интернета.

 

    Литература

  1. Андреев А. С. Интернет-аддикция как форма зависимого поведения / А. С. Андреев, А. В. Анцыборов. – М.: Психосфера, 2004.
  2. Андреева И. Н. Предпосылки развития эмоционального интеллекта / И. Н. Андреева // Вопросы психологии. – 2007. – № 5. – С. 57-65.
  3. Андреева И. Н. Эмоциональный интеллект: исследование феномена / И. Н. Андреева // Вопросы психологии. – 2006. – № 3. – С. 78-86.
  4. Белинская Е. Современные исследования виртуальной коммуникации: проблемы, гипотезы, результаты / Е. Белинская, А. Жичкина. – М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. – 165 с.
  5. Белова С. С. Социальный интеллект: сравнительный анализ методик измерения / С. С. Белова // Социальный интеллект: теория, измерение, исследования / под. ред. Д. В. Люсина, Д. В. Ушакова. – М.: ИП РАН, 2004. – С. 109.
  6. Егоров А. Особенности личности подростков с интернет-зависимостью [Электронный ресурс] / А. Егоров, Н. Кузнецова, Е. Петрова // Вопросы психического здоровья детей и подростков. – 2005. – Т. 5, № 2. – С. 20-27. – Режим доступа: http://www.narcom.ru/publ/info/254
  7. Жичкина А. Социально-психологические аспекты общения в Интернете [Электронный ресурс] / А. Жичкина. – Режим доступа: http://flogiston.ru/projects/articles/refinf.shtml
  8. Интернет-зависимое поведение у подростков. Клиника, диагностика, профилактика: пособие для школьных психологов, родителей, педагогов / под. общ. ред. В. Л. Малыгина. – М.: Арсенал образования, 2010. – 136 с.
  9. Короленко Ц. П. Основные характеристики интернет-зависимости как формы нехимических аддиктивных расстройств / Ц. П. Короленко, В. А. Лоскутова // Игровая зависимость: мифы и реальность: материалы междунар. конференции (21-22 июня 2006 г.) / под ред. Т. Б. Дмитриевой. – М., 2007. – С. 62-71.
  10. Савенков А. И. Концепция социального интеллекта / А. И. Савенков // Одаренный ребенок. – 2006. – № 1. – С. 6-18.
  11. Социальный интеллект: теория, измерение, исследования / под ред. Д. В. Люсина, Д. В. Ушакова. – М.: ИП РАН, 2004. – 174 с.
  12. Wan C. Why are the adolescents addicted to online gaming? An interview study in Taiwan / C. Wan, W. Chiou // Сyberpsychology & Behavior. – 2006. – Vol. 9 – № 6. – P. 762-766.

 

 

Ссылка для цитирования

Малыгин В.Л., Антоненко А.А., Вовченко Е.И., Искандирова А.Б. Особенности эмоционального и социального интеллекта среди Интернет-зависимых подростков. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 5. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы