Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Особенности эмоциональной сферы и образа тела у подростков,
склонных к Интернет-зависимому поведению, и его коррекция.

Искандирова А. Б., Малыгин В. Л., Меркурьева Ю. А. (Москва)

 

 

Искандирова Арина Байсункаровна

–  кандидат медицинских наук доцент, кафедра психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии факультета клинической психологии Московского государственного медицинского стоматологического университета (МГМСУ).

E-mail: Arisha21@rambler.ru

Малыгин Владимир Леонидович

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук профессор, заведующий кафедрой психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии МГМСУ.

E-mail: malyginvl@yandex.ru

Меркурьева Юлия Александровна

–  клинический психолог, соискатель кафедры психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии факультета клинической психологии МГМСУ.

E-mail: teurgia@mail.ru

 

Аннотация. Целью нашего исследования являлось изучение связи особенностей образа тела  и эмоциональной сферы подростков с формированием у них интернет-зависимого поведения, а также проверка эффективности программы коррекции интернет-зависимого поведения у подростков. Нами было обследовано 173 учащихся 10-11 классов школ г. Москвы и Подмосковья в возрасте от 15 до 17 лет. Наличие интерент-зависимого поведения определялось по результатам методик: «Тест на интернет-зависимость К. Янг», «Шкала интернет-зависимости Чена». В экспериментальную группу вошли 40 испытуемых, склонных к интернет-зависимому поведению в возрасте от 15 до 17 лет. Контрольная группа состояла из 40 условно здоровых испытуемых. Данные группы были обследованы следующими методиками: «Опросник выраженности психопатологической симптоматики» (SCL-90-R, L. R. Derogatis, адаптация Н. В. Тарабриной), «Телесный образ я» (M. Feldenkreiz, адаптация И. А. Соловьевой), «Рисунок человека» (K. Маховер), «Цветоуказания на неудовлетворенность собственным телом» (The Color-A-Person body dissatisfaction Test, CAPT, О. Вуле,  С. Ролл); использовалась статистическая обработка результатов при помощи пакета статистических программ «Statistical Package for Social Science for Microsoft Windows, version 14.0». На следующем этапе исследования экспериментальная группа путем рандомизации была поделена на две подгруппы: 1.1 – экспериментальная и 1.2. – группа сравнения. С экспериментальной группой (1.1) была проведена программа коррекции интернет-зависимого поведения, основанная на коррекции искажений образа тела, Я-концепции и развитии самосознания. На следующем этапе обе группы 1.1 и 1.2 были повторно обследованы вышеперечисленными методиками, сразу после проведения коррекционной программы и через две недели после. В результате анализа данных выяснилось, что участие подростков в коррекционной программе (основанной на коррекции искажений образа тела, Я-концепции и развитии самосознания) привело к снижению до уровня нормы степени проявления интернет-зависимого поведения и снижению депрессивной симптоматики, тогда как уровень тревожности в группе наоборот повысился. Оценка эффективности данной программы показала, что программа дает хорошие результаты в отношении коррекции интернет-зависимого поведения и можно говорить о ее высокой эффективности. Таким образом, подытоживая эмпирическое исследование особенностей образа тела, эмоциональной сферы и их коррекции у подростков склонных к интернет-зависимому поведению, опишем основные выводы:

1.  Образ тела подростков, проявляющих паттерн Интернет-зависимого поведения, искажен значимо больше чем у группы здоровых подростков (54,7%). Процент искажений определяется в основном искажениями длины 60% и ширины 20% шеи, длины руки 32%, ширины головы 62%, длины стопы 15% , ширины бедра 30%, высоты до развилки 15%.

2.  Образ тела подростков с интернет-зависимым поведением значимо менее дифференцирован по сравнению с образом тела здоровых подростков.

3.  Особенности искажений образа тела у интернет-зависимых подростков говорят о нарушении контакта эмоций, тела и сознания, проблемах в сфере общения, отсутствии опоры и уверенности, а также нарушении контакта со своими желаниями.

4.  Наличие паттерна интернет-зависимого поведения у подростков связано с высокими показателями депрессивности.

5.  Проведение коррекционной программы с подростками привело к снижению степени проявления интернет-зависимого поведения и уменьшению депрессивной симптоматики

Ключевые слова: интернет-зависимое поведение, образ тела, образ Я, телесность, самосознание, эмоциональные состояния, психопатологическая симптоматика, эмоциональные особенности подростков, коррекция интернет-зависимого поведения, эффективность коррекционной программы.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение.

В данной работе представлены результаты, полученные нами в ходе исследования, проводимого в 2010-2011 годах на школьниках школ ЦАО г. Москвы и Подмосковья. Данные, полученные в ходе исследования, являются важным вкладом в изучение интернет-зависимого поведения среди подростков. Результаты данного исследования и выводы послужили нам основой для построения программы профилактики аддиктивного поведения в среде учащихся старших классов общеобразовательных учреждений.

Как показывают данные мониторинга аудитории пользователей Интернета УИ TNS Web Index на сентябрь 2010 года – исследование проникновения Интернет по возрастным группам – уже 92% всех подростков в России имеют доступ к Интернету. Они становятся более активными пользователями сети, в связи с чем увеличиваются случаи интернет-зависимого поведения среди молодежи. Однако, несмотря на большой интерес, научные исследования интернет-зависимого поведения в нашей стране носят пока несистематизированный характер и сравнительно немногочисленны. В связи с этим, представляет большой интерес изучение психологических, в частности, личностных и эмоциональных особенностей тех, кто стал зависим от Интернета. Особенно важной для исследования нам представляется аудитория подростков, потому как возрастные и социальные изменения в подростковом возрасте являются фактором риска развития зависимого поведения. Признавая вклад уже существующих исследований в развитие этого направления, мы также стремимся изучить и расширить знания в области феноменологии Интернет-аддикции. Практический смысл исследования заключается в том, что конечной целью должны являться точные и научно обоснованные выводы относительно специфики личности, эмоционального состояния лиц, проявляющих данную форму зависимого поведения, а также построение на их основе профилактических и коррекционных программ с высокой эффективностью.

Материалы и методы.

В проведенном нами исследовании в 2010-2011 году на базе одной из школ ЦАО г. Москвы и СОШ № 1 г. Звенигорода мы использовали экспериментально психологический метод исследования, включавший в себя проведение тестовых методик наличия/отсутствия Интернет-зависимого поведения, и психопатологической симптоматики, а также проективных методик, направленных на исследование я-образа и образа тела. Вторым этапом исследования был формирующий эксперимент, заключавшийся в проведении коррекционной программы и анализе ее эффективности. Полученные данные были обработаны статистически, проведен качественный анализ проективного материала. В исследовании приняли участие 173 подростка, на момент проведения являющиеся учащимися 10-11 классов. В ходе данного исследования нами были разработаны специальные критерии включения подростков в экспериментальную (проявляющие Интернет-зависимое поведение) и контрольную (условно здоровые) группы. Первоначально мы обследовали всю группу подростков специально разработанной анкетой (Анкета участника исследования (форма А) разработанная совместно с Феклисовым К. А, Смирновой Е. А), позволяющей оценить характер Интернет деятельности, особенности поведения, уровень социального функционирования подростка. На основе полученных данных нами были выделены 2 группы подростков:

1 – экспериментальная (зависимые), 2 – контрольная (условно здоровые).

Экспериментальная группа состояла из 40 человек, критерии включения в группу следующие:

1.  Наличия доступа в Интернет в течение последнего года, опыт использования Интернета более 1 года.

2.  Наличие минимум двух из ниже следующих показателей: время пребывания в Интернете более 5 часов в сутки, низкая социальная активность (отсутствие увлечений вне учебной деятельности, недостаток общения с друзьями вне школы) наличие он-лайн игр, азартных он-лайн игр в списке предпочитаемых Интернет-ресурсов.

3.  Возрастные границы от 14 до 16 лет, средний возраст составил 15,48 лет.

Контрольная группа состояла из 40 человек, критерии включения следующие:

1.  Время, проводимое в Интернете менее 3 часов в сутки.

2.  Высокая социальная активность (расширенный круг увлечений, удовлетворенность частотой встреч с друзьями).

3.  Отсутствие в списке предпочитаемых Интернет ресурсов он-лайн игр, азартных он-лайн игр.

Возрастные границы от 14 до 16 лет, средний возраст 15,46 лет.

Данные группы были обследованы следующими методиками:

1.  «Опросник выраженности психопатологической симптоматики» (SCL-90-R, L. R. Derogatis, адаптация Н. В. Тарабриной).

2.  «Телесный образ я» (M. Feldenkreiz, адаптация И. А. Соловьевой).

3.  «Рисунок человека» (K. Маховер).

4.  «Цветоуказания на неудовлетворенность собственным телом» (The Color-A-Person body dissatisfaction Test, CAPT, О. Вуле, С. Ролл).

Результаты исследования.

Из таблицы № 1 мы видим, что процент искажений тела в целом по основной группе высокий, наиболее сильными искажениями являются искажения ширины головы, ширины рта, ширины шеи, ширины бедра, длины стопы, длины шеи, длины руки, высоты до развилки. Данные показатели характеризуют не только общее представление о своем теле у подростков, но и позволяют при качественном анализе говорить об особенностях личности подростков.

 

Таблица № 1.

Выраженность общего уровня искажений и искажений конкретных частей тела
в основной группе.
Descriptive Statistics (К. Янг, Чен) Include condition: 1 Include cases: 2

 

Пояснения: mean- среднее, Std. Dev. – стандартное отклонение, красным выделены параметры с наиболее высоким % искажения.

 

Таблица № 2.

Значимость различий между группами № 1 и № 2.
Mann-Whitney U Test (К. Янг, Чен) By variable зав Marked tests are significant at p <,05000

 

Пояснения: p-level – значимость различий между группами по критерию U Манна-Уитни, красным выделены показатели, по которым выявлены значимые различия между подгруппами.

 

Из таблицы № 2 видно, какие показатели искажений конкретных частей тела значимо различаются в контрольной и экспериментальной группах, это показатели ширины головы, ширины шеи, ширины бедер, длины стопы, длины шеи и длины руки.

Данные, полученные по методикам «Телесный образ я» (M. Feldenkreiz, адаптация И. А. Соловьевой) и методике К. Янг были подвергнуты корреляционному анализу.

Из данного анализа видны следующие взаимосвязи между определенными искажениями образа тела и количественных показателей по К. Янг. Повышение количества искажений образа тела, следовательно, снижение его адекватности, связано с большей выраженностью Интерент-зависимого поведения.

Для проведения качественного сравнительного анализа нами был проведен анализ методики « Телесный образ я» (M. Feldenkreiz, адаптация И. А. Соловьевой) и методики Рисунок человека (K. Маховер) с целью установить сходные особенности и интерпретировать их.

Для осуществления сравнения указанных методик нами были высчитаны средние искажения по группе и получено общее для группы изображение образа тела по Фельденкрайзу, соответствующее средним параметрам.

В методике «Телесный образ я» нами были выявлены следующие символические особенности образа тела:

1) уменьшение длины стопы, свидетельствующее о недостаточной устойчивости, потребности в опоре, что говорит об отсутствии как внутренней, так и внешней поддержки, неуверенности, нестабильности;

2) удлинение шеи – тенденция к отделению телесности от сознания, а также блокирование и отделение эмоций от сознания;

3) увеличение ширины и высоты головы – высокая значимость интеллекта в системе ценностей, гиперконтроль над телесными импульсами;

3) уменьшение длины руки – нарушения, проблемы общения, уход от общения или его недостаток, недостаточная коммуникативная компетентность;

4) преуменьшение области от талии до промежности – тревога, относящаяся к сексуальности и гендерной идентичности, вызывает тенденцию контролировать свои сексуальные импульсы и их подавление;

5) увеличение ширины бедер (у девушек) – повышенное внимание к сексуальной сфере, соответствует генитальной фазе психосексуального развития, формирования гендерной идентичности, принятие поло-ролевой позиции.

В методике «Рисунок человека» были отмечены сходные символические особенности образа тела:

1) Проблемы опоры: плотно сдвинутые ступни, отсутствуют или резко преуменьшены, нарисованы штриховыми линиями, стерты, неустойчивая поза. Один из признаков отмечается в 75 % рисунков.

2) Отделение чувств и эмоций от сознания: шея изображена штриховыми линиями, слабым нажимом, не прорисован стык с головой, шея изображена непропорционально тонкой, отделена полосой или воротником. Встречается в 60% рисунков.

3) Нарушение общения: руки нарисованы за спиной, в карманах, кисть – пальцы отсутствуют или сильно укорочены, нарисованы множественными или штриховыми линиями. Встречается в 80 % рисунков.

4) Внимание к сексуальной сфере, подчеркивание женственности/мужественности: подчеркнуты бедра, грудь, талия, узкие плечи в женской фигуре; мускулатура, широкие печи, узкие бедра в мужской. Характерно для 80 % рисунков. В большинстве рисунков сексуально значимые области выполнены с сильным нажимом, что говорит о напряженности в отношении темы сексуальности.

5) Недифферинцированность рисунка, наличие только границ, что говорит о нарушении контакта с телом, отсутствии знаний о нем (30% рисунков).

6) Отсутствие целостности образа тела, отсутствие границ, разрыв границ, рисование отдельных частей тела (15% рисунков).

Нами также было исследовано отношение подростков к собственному телу (принятие-непринятие). Результаты методики приведены в таблице № 3.

 

Таблица  № 3.

Результаты методики «Цветоуказания на неудовлетворенность собственным телом»

 

 

При сравнении экспериментальной и контрольной групп значимых различий по основным трем показателям выявлено не было. Это свидетельствует о том, что степень неудовлетворенности собственным телом у обеих групп не различается значимо, хотя и высока.

Различия были выявлены лишь по показателю дискриминативности. Был проведен качественный анализ данного показателя, который выявил, что в экспериментальной группе процент выделенных или дискриминативных частей тела в образе тела – 40%, остальные части либо окрашены в цвет прилегающих частей тела, либо не закрашены вовсе, тогда как в контрольной группе тот же показатель составляет 70%, то есть выделенные различными цветами области тела составляют основную массу.

Далее нами был проведен анализ различий в выборках по выраженности психопатологической симптоматики, результаты которого приведены в таблице № 4.

 

Таблица № 4.

Выраженность психопатологической симптоматики в группах.

 

Пояснения: Me – среднее; SD – стандартное отклонение; n – количество испытуемых в группе; р(UM-W) – значимость различий между группами по критерию U Манна-Уитни; красным выделены шкалы, по которым выявлены значимые различия между группами.

 

Итак, из таблицы № 4 видно, что по симптоматическим рядам обсессивность-компульсивность, межличностная сензитивность, депрессия, индекс наличия симптоматического дистресса между группами выявлены значимые различия по критерию U Манна-Уитни.

Обнаружено 3 пика симптоматических рядов основной группы: обессивности-компульсивности, межличностной сензитивности и депрессии. Они не только значительно превышают таковые показатели контрольной группы, но и заметно превышают верхнюю границу нормы, установленную по результатам адаптации методики Н. В. Тарабриной.

При этом между группами выявлены значимые различий по критерию U Манна-Уитни общему показателю симптоматического дистресса (PSDI). Это свидетельствует о том, что выявленные симптомы являются скорее транзиторным следствием наличного психического дистресса, нежели признаком устойчивой психопатологической чертой личности. И мы можем говорить о том, что чрезмерное использование Интернета у подростков связано не только с личностными особенностями, но и с дистрессом, неблагополучным эмоциональным состоянием. Следует отметить, что между группами не выявлены значимые различия по симптоматическому ряду тревожности. Мы предполагаем, что это связано с наличием интернет-зависимого поведения, которое снижает тревожность до тех пор, пока подросток имеет доступ к сети. Что же касается депрессивной симптоматики, она выражена у подростков склонных к интернет-зависимому поведению значимо больше, чем у группы условно здоровых.

На основе полученных в ходе исследования данных и анализа литературы [18; 19; 21] нами была разработана коррекционная программа, в которой в качестве мишеней выступали образ-Я, коммуникативная компетентность и эмоциональная компетентность и такие эмоциональные особенности, как тревожность и депрессивность.

Основными целями коррекционной программы являлись:

уменьшение факторов риска злоупотребления Интернет-ресурсами

развитие самосознания, расширение Я-концепции, формирование адекватной самооценки

расширение и дифференциация образа тела и образа-Я

развитие навыков общения

усиление личностных ресурсов

развитие эмоциональной компетентности и коррекция негативных эмоциональных состояний личности.

Нами использовались следующие формы работы:

Групповая работа

Дискуссии

Ролевые игры

Психогимнастика

Элементы психодрамы

Элементы телесно-ориентированной психотерапии

Элементы гештальт-терапии

Элементы танце-двигательной терапии.

Характеристика группы

В группу, с которой проводилась коррекционная программа, вошли 15 подростков в возрасте от 15 до 17 лет, учеников 10-11 классов СОШ № 1 города Звенигорода.

Методика и технология реализации

Программа рассчитана на 12 тренинговых занятия. Каждое занятие проводится 1- 1,5 часа, 1 или 2 раза в неделю. Тренинговая форма работы подразумевает численность участников группы не больше 10-15 человек и не меньше 5.

Каждое тренинговое занятие проводилось по определенной схеме, состоящей из элементов, позволяющих сделать работу наиболее эффективной.

 

 

Структура программы

 

 

Ожидаемые результаты

Уменьшение факторов риска злоупотребления Интернетом.

Развитие самосознания, дифференциация образа тела, формирование более целостного, гармоничного образа-Я.

Развитие коммуникативной и эмоциональной компетентности, развитие способности осознавать и выражать свои эмоции в общении, узнавать эмоции других.

Снижение депрессивной симптоматики.

 

Формы контроля результатов

После программы проведено экспериментально-психологического обследования ее участников по критериям выраженности интернет-зависимого поведения и выраженности негативных эмоциональных состояний личности. Проводится также отсроченное тестирование, спустя 2 недели после проведения программы.

 

Анализ результатов проведения коррекционной программы и анализ эффективности.

После проведения коррекционной программы было проведено повторное тестирование экспериментальной и группы сравнения тестом К. Янг на выявление интернет-зависимости.

 

 

Рисунок № 1. Выраженность интернет-зависимого поведения в группах до, сразу после и через 2 недели после проведения коррекционной программы.

 

Из рисунка № 1 видно, что до проведения коррекционной программы показатели интернет-зависимого поведения в обеих  группах были идентичны и составляли в среднем 85 баллов. Сразу после проведения программы показатели экспериментальной группы значительно снизились (среднее значение 45 баллов), это говорит о снижении проявлений интернет-зависимого поведения. В группе контроля за 3 месяца показатели практически не изменились. И через 2 недели после проведения программы в группе контроля показатели остались прежними, тогда как в экспериментальной группе они незначительно повысились (среднее значение по группе 50 баллов). Таким  образом, мы можем говорить о сохранении результата коррекции. Также было повторно проведено тестирование на наличие депрессивной симптоматики и выраженность тревожности. Из рисунка № 2 видно, что после проведения коррекционной программы показатели депрессивности снизились, тогда, как в группе сравнения они остались прежними. Через две недели после проведения коррекционной программы показатели депрессивности по-прежнему ниже, чем у группы сравнения. Мы также получили неожиданные данные по выраженности тревожности — она повысилась до уровня 1,3 в экспериментальной группе и осталась практически той же в группе сравнения. Возможно, это связано с тем, что интернет-зависимое поведение позволяло подросткам бороться с тревожностью, уходя в виртуальный мир. После проведения коррекционной программы интернет-зависимое поведение стало использоваться меньше, кроме того, изменение поведения, осознавание эмоций   привели к большей тревожности из-за необходимости ассимилировать новый опыт и перестроить модели поведения.

 

 

Рисунок 2. Результаты повторного тестирования на депрессивность и тревожность.

 

Обсуждение результатов

По результатам нашего исследования можно отметить, что подростки склонные к интернет-зависимому поведению имеют следующие эмоциональные особенности: общая эмоциональная неустойчивость, наличие депрессивной симптоматики, сензитивность, обидчивость, при нормальном уровне тревожности. Подростки со склонностью к интернет-зависимости, имеют явные нарушения в эмоциональной сфере, которые выражаются в отсутствии осознавания своих эмоций, в неумении их выражать, в сдержанности, подавлении эмоций. И, как уже упоминалось ранее, депрессивность тесно связана с интернет-зависимым поведением.[4]  Находясь в порочном круге – негативные переживания, снижение мотивации, сниженное настроение, отсутствие энергии – Интеренет, стимуляция, еще большее отделение от своих потребностей, мотивов, от самого себя – при возвращении в реальность происходит повторение цикла. В такой ситуации подросток, учитывая его эмоциональные особенности, все больше вовлекается в интернет-зависимое поведение и ему становится все сложнее адаптироваться в реальной жизни. Следствием влияния таких личностных свойств также является недостаточный уровень развития коммуникативных способностей как способа открыто, активно, без чувства неловкости взаимодействовать с окружающими. Интернет достаточно успешно позволяет влиять на процесс общения, в любой момент (например, в ситуации затруднения) прерывая процесс коммуникации, облегчая задачу общения, позволяя ему протекать под контролем, без страха и волнения. Что помогает подростку ситуативно справляться с его эмоциональными трудностями, тогда как эмоциональная компетентность, необходимая в реальной жизни, не только не развивается, но и снижается.

Исследование образа тела подростков с интернет-зависимым поведением показало, что у них имеется склонность отделять телесность от ментальности, разделять эмоции и интеллект, изолировать собственные переживания, придавать большее значение интеллекту. Телесный аспект Я слабо дифференцирован, представление о теле в связи с половой принадлежностью носит проблемный характер. Тенденция к чрезмерному контролю побуждений проявляется в физической зажатости, скованности. Отмечаются также нарушения общения, возможно, уход и недостаток контактов. Отсутствие опоры, уверенности. Учитывая то, что образ тела является некоторым базисом на основе и в тесной связи с которым формируется образ-Я, Я-концепция и в итоге идентичность, можно говорить и об отсутствии целостности образа-Я, его ригидности и сильном расхождении с реальностью. Что влечет за собой формирование неустойчивой самооценки, возникновению внутриличностных и межличностных конфликтов. И в данной ситуации подросток вновь выбирает привычный способ взаимодействия с данными проблемами – уход от реальности в Интернет. Таким образом, мы видим, что в рамках коррекции интернет-зависимого поведения у подростков, необходимо использование упражнений для восстановления и коррекции эмоциональной и коммуникативной компетентности, образа тела и образа-Я в целом, а также коррекция негативных эмоциональных состояний (особенно депрессивности) и эмоционального напряжения. Для проверки наших предположений о возможностях коррекции интернет-зависимого поведения мы провели проверку эффективности коррекционной программы.

Выводы

Таким образом, подытоживая эмпирическое исследование особенностей образа тела, эмоциональной сферы и их коррекции у подростков склонных к интернет-зависимому поведению, опишем основные выводы:

1.  Образ тела подростков, проявляющих паттерн интернет-зависимого поведения, искажен значимо больше чем у группы здоровых подростков (54,7%). Процент искажений определяется в основном искажениями длины 60% и ширины 20% шеи, длины руки 32%, ширины головы 62%, длины стопы 15% , ширины бедра 30%, высоты до развилки 15%.

2.  Образ тела подростков с интернет-зависимым поведением значимо менее дифференцирован по сравнению с образом тела здоровых подростков.

3.  Особенности искажений образа тела у интернет-зависимых подростков говорят о нарушении контакта эмоций, тела и сознания, проблемах в сфере общения, отсутствии опоры и уверенности, а также нарушении контакта со своими желаниями.

4.  Наличие паттерна интернет-зависимого поведения у подростков связано с высокими показателями депрессивности.

5.  Проведение коррекционной программы с подростками привело к снижению степени проявления интернет-зависимого поведения и уменьшению депрессивной симптоматики.

 

    Литература

  1. Андреев А. С. Интернет-аддикция как форма зависимого поведения / А. С. Андреев, А. В. Анцыборов. – М.: Психосфера, 2004.
  2. Войскунский А. Е. Актуальные проблемы зависимости от интернета / А. Е. Войскунский // Психологический журнал. – 2004. – Т. 25, № 1. – C. 90-100.
  3. Егоров А. Ю. Нехимические аддикции / А. Ю. Егоров. – СПб.: Речь, 2007. – 192 с. – (Современный учебник).
  4. Малыгин В. Л. Интернет-зависимое поведение у подростков. Клиника, диагностика, профилактика / В. Л. Малыгин. – М.: ИМЦ Арсенал образования, 2010. – 136 с. – (Воспитание здорового ребенка в семье и школе).
  5. Менделевич В. Д. Наркозависимость и коморбидные расстройства поведения (психологические и психопатологические аспекты). – М.: МЕДпресс, 2003. – 328 с.
  6. Палларо П. Я и телесное Я: танцевально-двигательная терапия и развитие объектных отношений / П. Палларо // Журнал практич. психологии и психоанализа. – 1993. – № 1.
  7. Соколова Е. Т. Исследования образа тела в зарубежной психологии / Е. Т. Соколова, А. Н. Дорожевец // Вестник МГУ. Сер. 14, Психология. – 1988. – № 4. – С. 39-49.
  8. Соловьева И. А. Психодиагностический потенциал телесного образа «Я» в работе с лицами с нарушениями половой идентичности / И. А. Соловьева, С. Н. Матевосян // Психология телесности. Между душой и телом: сборник статей / ред. В. П. Зинченко, Т. С. Леви. – М.: АСТ, 2005.
  9. Чудова И. В. Особенности образа «Я» жителя интернета / И. В. Чудова // Психологический журнал. – 2002. – Т. 22, № 1. – С. 113-117.
  10. Янг К. С. Диагноз – Интернет-зависимость / К. С. Янг // Мир Интернет. – 2000. – № 2. – С. 24-29.
  11. Chodorow J. Dance Therapy and Depth Psychology. The Moving Imagination / J. Chodorow. – London; New York: Routiedge, 1991. – 204 p.
  12. Dosamantes I. Body-image: Repository for cultural idealizations and denigrations of the self / I. Dosamantes // The Arts in Psychotherapy. – 1992. – Vol. 19 (4). – P. 257-267.
  13. Fisher S. Development and structure of the body image / S. Fisher. – Hillsdale, N.J.: Lawrence Erlbaum Associates, 1986. – Vol. 1-2.
  14. Griffiths M. D. Internet addiction – Time to be taken seriously? / M. D. Griffiths // Addiction Research – 2000. – Vol. 8. – P. 413-418.
  15. Henker FO. Body image conflict following trauma and surgery / FO Henker // Journal Psychosomatics of Research. – 1999. – Vol. 46 (4). – P. 379-383
  16. Internet addiction disorder: an Italian study / G. Ferraro, B. Caci [et al.] // Cyberpsychology & Behavior. – 2007. – Vol. 10. – P. 170-177.
  17. Kimberly Young Web Publishing 1996-1999.
  18. Lo S. K. Physical interpersonal relationships and social anxiety among online game players / S. K. Lo, C. C. Wang, W. Fang // Cyberpsychology & Behavior. – 2005. – Vol. 8. – P. 15-20.
  19. Maressa Hecht Orzack, Ph.D. Web Publishing 1996-1999.
  20. Proposed diagnostic criteria of Internet addiction for adolescents / C. H. Ko, J. Y. Yen [et al.] // Journal of Nervous and Mental Disease. – 2005. – Vol. 193. – P. 728-733.
  21. The association between adult ADHD symptoms and internet addiction among college students: the gender difference / J. Yen, C. Yen [et al.] // Cyberpsychology & Behavior. – 2009. – Vol. 12. – P. 187-191.

 

 

Ссылка для цитирования

Искандирова А.Б., Малыгин В.Л., Меркурьева Ю.А. Особенности эмоциональной сферы и образа тела у подростков, склонных к Интернет-зависимому поведению, и его коррекция. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 5. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы