Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Психология созависимости: поиски новых направлений
психологической помощи

Стоянова И. Я., Мазурова Л. В., Бохан Н. А. (Томск)

 

 

Стоянова Ирина Яковлевна

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор психологических наук, руководитель группы медицинской психологии в НИИ психического здоровья СО РАМН, профессор кафедры психологического консультирования и психотерапии на факультете психологии Томского государственного университета.

E-mail: Fiale@yandex.ru           redo@mail.tomsknet.ru

Мазурова Лариса Васильевна

–  кандидат психологических наук, клинический психолог отделения аддиктивных состояний НИИ психического здоровья РАМН.

E-mail: redo@tomsknet.ru

Бохан Николай Александрович

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ, заместитель директора по научной работе НИИ психического здоровья СО РАМН, руководитель отделения аддиктивных состояний, профессор кафедры психотерапии и психологического консультирования Томского государственного университета.

E-mail: bokhan909@sibmail.com

 

Аннотация. Статья посвящена рассмотрению адаптивно-защитных свойств у женщин с семейной созависимостью, обусловленной алкогольной зависимостью супруга. Психологическое содержание созависимости свидетельствует об ином типе нарушений здоровья и личностного функционирования по сравнению зависимостью от психоактивных веществ. Это обуславливает поиски подходов, на основе которых возможно создание комплексных медико-психологических превентивных, психотерапевтических и консультативных программ. Установлено, что у большинства женщин с проблемами созависимости адаптивно-защитный комплекс характеризуется неустойчивостью с переменным преобладанием невротических и психопатических форм реагирования. Нам представляется актуальной и практически значимой проделанная работа в связи с возрастающим числом людей, обратившихся за помощью с проблемами созависимости.

Ключевые слова: семейная созависимость, адаптация к семейным условиям, психологическая защита, стратегии совладания, адаптивно-защитная система.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Изучение личностных характеристик супруг больных алкоголизмом показало, что алкогольная зависимость мужа воспринимаются ими как психическая травма, которая угрожает семейным устоям, формируя проявления созависимости (Бохан Н. А., Стоянова И. Я., Мазурова Л. В., 2011). Мы рассматриваем созависимость как состояние, определяющее нарушения психического здоровья и личностного развития, сформированное у представителей семьи, где проживает зависимый от алкоголя, в результате длительной подверженности стрессу и сконцентрированности на его поведении и проблемах.

В предыдущих исследованиях установлено, что изменение состояния одного из членов семьи неизбежно отражается на самочувствии других. Алкогольная зависимость близкого человека является сильным стрессорным фактором для всей семьи. В результате у членов семьи происходят системные нарушения здоровья в эмоциональной, поведенческой и социальной сфере (Москаленко В. Д., 1991, Коробкина З. В., 2000, Ананьева Г. А., 2001).

Выделяя проявления созависимости, исследователи делают вывод о том, что алкогольные проблемы мужа влияют как на личностные особенности жены, так и на ее взаимоотношения с окружением, но особенно они дисфункциональны в семейных взаимоотношениях. Деструктивность личностных и поведенческих реакций созависимой женщины усугубляет алкогольные проблемы мужа, ухудшает собственное психическое состояние, нарушает семейные взаимоотношения и разрушает личность детей.

Исследователи подчеркивают значимость длительно действующего стресса на супругу, вызванного злоупотреблением психоактивными веществами ее мужа (Кулаков С. А., 1987; Перре М., Абабков В. А., 1997; Луговкина Г. Н. 2000). В результате этого формируется «семейный стресс», приводящий к высокой частоте пограничных психических нарушений у представителей семьи больного.

Обобщая краткий анализ научной литературы, можно отметить, что «алкогольная» семья рассматривается в качестве дисфункциональной группы. Химическая зависимость одного из супругов становится стержневым симптомом, определяющим поведение и деятельность всей семьи как фактора, формирующего семейную созависимость.

При изучении литературных источников отмечается недостаточность информации, включающей изучение защитно-адаптивных стилей при семейной созависимости. Отсутствуют данные о системном изучении комплекса психологической защиты и стратегий совладания как приспособительных факторов существования членов семью зависимых пациентов в условиях стресса. Психологическое содержание адаптации к социально-средовым условиям включает способы приспособления и взаимодействия человека с семьей и обществом, нарушение которых может приводить к дезадаптивным состояниям, проявлениям предболезненных и болезненных расстройств.

Концепция настоящего исследования заключается в рассмотрении психологической защиты и стратегий совладания при созависимости в качестве уровней, содержащих деструктивные проявления по сравнению с нормой (Стоянова И. Я., 2007).

Базируясь на данных положениях, мы рассматриваем особенности психологической защиты и стратегий совладания в качестве системных образований, представляющих уровни адаптивно-защитного комплекса. Стилевые характеристики каждого из уровней определяют функциональность и эффективность адаптивной системы в целом. Изучая внутрисистемные взаимодействия между уровнями, можно определить эффективность каждого в аспекте следования логике самоорганизации. В основе формирования поведенческих реакций и семейных взаимоотношений у женщин с проявлениями созависимости находится специфическая система защитно-совладающего комплекса, порожденная большей закрытостью, ригидностью, способствующая нарушению социально-психологических взаимодействий и формирующая неэффективные адаптивные стили по сравнению с людьми без нарушений психического здоровья.

Психологическая защита – система адаптивно ориентированных неосознаваемых психических процессов, направленных на минимизацию внутреннего дискомфорта и тревоги, обусловленных внутренними и внешними конфликтами, а также на сохранение целостности «Я». Рассматривается в качестве одного из уровней адаптивно-защитного комплекса.

Стратегии совладания (копинг-стратегии) – система адаптивно ориентированных осознаваемых психических процессов, направленных на активное разрешение проблемной ситуации. Рассматривается в качестве базового уровня адаптивно-защитной системы.

Адаптивная система – комплекс устойчивых защитно-совладающих характеристик, включая психологическую защиту и стратегии совладания.

Защитно-совладающий стиль – совокупность применяемых способов защиты и совладания.

С позиций данной концепции, созависимость – это особый вид социально-психологических дисфункций, которые проявляются в нарушении адаптации в новых условиях и обусловлены неконструктивной психологической защитой и стратегиями совладания.

Повышение эффективности защитно-совладающей системы у женщин с проблемами созависимости способствует успешности жизнедеятельности и сохранению психического здоровья.

В качестве методов изучения адаптивно-защитной системы использовались стандартизованные опросники: «Индекс жизненного стиля» (Вассерман Л. И., Клубова Е. Б., 1998), «Исследование копинг-стратегий» (Хайм Э., 1997), методика выявления уровня невротизации-психопатизации (УНП, Кабанов М. М. и др., 1985), а также опросник Международного института здоровья  для выявления созависимости (САЛЮС, 1998).

Методы математической статистики включают определение значимых различий с помощью t-критерия Стьюдента, а также установление корреляционных взаимосвязей с помощью критерия Пирсона. Статистический анализ данных осуществлялся в компьютерной системе «STATISTICA 6.0».

Обследуемая выборка включала лиц: женского пола в возрасте 25-55 лет. Всего обследовано 107 чел. с диагнозом «невротическое расстройство» (F 48.9., МКБ-10). Средний возраст 37±3,17. Женщины состояли в браке (5±1,3 лет) с мужчинами, которые страдают алкогольной зависимостью. Давность заболевания супруга – 5±0,7 лет.

В контрольную группу включены женщины, 49 чел., средний возраст 35±2,67 лет, не имеющие нарушений психического здоровья и алкогольных проблем в семье.

При проведении анализа групповых показателей защитного комплекса у пациенток с проблемами созависимости выявлены следующие особенности (табл. 1).

Таблица 1.

Особенности психологической защиты  у женщин при созависимости и в норме

Примечание: Звездочкой * отмечены достоверные различия p<0,045 при t=2,02

 

На уровне статистической достоверности по сравнению с нормой выявлено преобладание таких защит, как реактивное образование, регрессия, компенсация, замещение, вытеснение, проекция. В меньшей степени представлены различия в проявлениях интеллектуализации и отрицания.

Целью защитного механизма «реактивное образование» является управление поведением. Высокие значения этого способа ПЗ свидетельствуют о нарастании проявлений черствости, жестокости или апатии, безразличия.

При выраженности регрессии наблюдается снижение самоконтроля, «детские» формы поведения. ПЗ данного типа дает возможность использования облегченных способов снятия эмоционального перенапряжения. При этом созависимая личность стремится к получению избыточных стимулов из внешней среды, чтобы нейтрализовать внутренний эмоциональный «паралич» и чувство оцепенения с помощью возвращению к «детскому Я». При этой форме ПЗ созависимая личность, подвергающаяся действию постоянных фрустрирующих факторов, заменяет решение субъективно сложных задач на более простые и доступные. Вербальный образ данного способа психологической защиты проявляется в следующем: «У меня нет проблем, в нашей семье нет проблем; как только муж перестанет пить, все будет хорошо».

Высокая напряженность ПЗ «компенсация» связано со стремлением исправить или восполнить воображаемую неполноценность. Преобладающая эмоция в рамках этой психологической защиты – печаль по поводу реального или мнимого изъяна. Высокий уровень компенсации отражает низкую или неустойчивую самооценку. МПЗ по типу «компенсация» является одной из форм преодоления этого комплекса неполноценности. Данные компенсаторные механизмы у созависимых женщин являются способом доказать окружающим, «что я не хуже других». Высокая напряженность этого защитного механизма способствует тому, что проблема алкоголизма в семье долго игнорируется и препятствует преодолению анозогнозии у зависимого супруга, формирует хроническое течение заболевания.

Замещение – психологическая защита, служащая для управления гневом, агрессией. Действие этого механизма проявляется в разрядке подавленных эмоций, которые направляются на объекты, представляющие меньшую опасность, чем те, которые действительно вызывают гнев. Женщины с проявлениями созависимости склонны переносить свои негативные эмоции с пьющего супруга на его окружение или неблагоприятные обстоятельства, обвиняя друзей, сотрудников, недостаточность материального обеспечения и т.п. Очень часто объектом агрессии у созависимых супруг становятся сотрудники медицинских учреждений. Поведенческие реакции, проявляющиеся при использовании данного защитного механизма, препятствуют осознанию личностных проблем, которые лежат в основе созависимости, а также связанных с алкогольной болезнью зависимого члена семьи.

Высокие значения по сравнению с нормой ПЗ «проекция» позволяют созависимой личности проецировать собственные переживания на окружающих, чтобы оправдать свою несостоятельность, агрессивность или недоброжелательность.

Повышение показателей вытеснения у пациенток обусловлены склонностью к поведенческим стереотипам и приверженностью конвенциальным нормам.

Таким образом, у пациенток с проявлениями созависимости защитный комплекс характеризуется избыточным использованием по сравнению с нормой вышеперечисленных способов психологической защиты.

В дальнейшем установлено, что длительные стрессовые состояния, стремление контролировать семейный хаос у женщин с проблемами созависимости способствуют формированию разнонаправленных блоков ПЗ. Данные защитные стили реализуются по следующей схеме: психологическая защита по типу регрессии вызывает ослабление эмоционального и волевого контроля, что, в свою очередь, обуславливает избыточность ПЗ по типу проекции и замещения. При этом проявления проекции у созависимой личности связаны с восприятием мира как носителя постоянной угрозы, на который проецируются подавленные негативные переживания.

Следующий защитный механизм – замещение, при котором происходит перевод аффекта с объекта недоступного на более доступный. Этот способ ПЗ позволяет снижать эмоциональное напряжение с помощью выплескивания агрессивных импульсов на ближайшее окружение. При этом наличие в этом блоке вытеснения позволяет созависимой личности игнорировать свои неблаговидные поступки, включая раздражительность, немотивированные перепады настроения, агрессивность, что свидетельствует о психопатических проявлениях созависимой личности.

Второй блок защит включает следующий комплекс: реактивное образование, отрицание, компенсация, интеллектуализация. Действие этого блока ПЗ осуществляется чаще всего на макросоциальном уровне. Этот защитный комплекс обуславливает проявления невротизации.

Представляется, что при созависимости стереотипные защитные стили второго блока не способствуют разрешению проблемы, что приводит к увеличению защитной напряженности, которое, в свою очередь, приводит к нарастанию психического истощения. В данном блоке ключевая защита – реактивное образование, которая меняет знак аффекта (например, агрессию на чрезмерный контроль над поведением близкого окружения – пьющего мужа или детей). При этом основная семейная проблема остается неразрешенной: алкогольная зависимость мужа продолжает создавать внутреннее напряжение, психологическая защита становится дисфункциональной. Когда защитный способ по типу реактивного образования снижает свою эффективность, включаются отрицание и компенсация. При нарастании этих способов ПЗ в ситуации неразрешенного аффекта увеличиваются показатели психопатизации. С другой стороны, проявляется интеллектуализация в качестве способа отстранения от аффекта с помощью выдвижения псевдоразумного оправдания со ссылкой на внешние обстоятельства. Такой защитный стиль позволяет оправдать и рационально объяснить собственное дезадаптивное поведение, неблаговидные поступки (обидчивость, раздражительность, агрессивность).

Реализуясь в разных ролевых системах с помощью полярных защитных стилей, созависимая личность имеет возможность снижать эмоциональное напряжение в социальных взаимодействиях. При этом собственное поведение оценивается как относительно адаптивное, что создает иллюзию относительного благополучия и не позволяет осознавать деструктивность собственного образа жизни.

Корреляционные взаимосвязи между психологическим защитным стилем и уровнем невротизации-психопатизации представлены на рисунке 1.

 

 

Рисунок 1. Корреляционные взаимосвязи между психологическими защитами и показателями психопатизации и невротизации при созависимости

Таким образом, установлено, что защитный комплекс женщин с проблемами семейной созависимости характеризуется неустойчивостью с попеременным преобладанием психологических защитных стилей «невротического» и «психопатического» типов.

При рассмотрении стилей совладания при созависимости и в норме установлено, что в поведенческой сфере у женщин основной группы выражено предпочтение стратегий «обращение» (65,4%), «сотрудничество»  (53,9%), которые относятся к адаптивному рангу, а также «отвлечение» (44,2%) – относительно адаптивная стратегия. При этом в поведенческой сфере отвергались относительно адаптивные стратегии «конструктивная активность» (69,1%) и «компенсация» (48,1%).

При сравнении копинг-стратегий в поведенческой сфере выявлены достоверные различия между группой созависимых и нормой, включая большинство стратегий совладания (р < 0,01, t = 4,47). Этот показатель свидетельствует о снижении компенсаторных возможностей у лиц с проблемами семейной созависимости. Кроме того, низкие показатели стратегии «альтруизм» у женщин с проблемами созависимости по сравнению с нормой могут свидетельствовать о повышении эго-направленности, фиксации на самосохранении. При этом стратегия совладания приобретает характеристики психологической защиты и соответствует ее критериям. Подобный копинг не реализует свое функциональное предназначение в качестве осознанного способа разрешения проблемной ситуации. Неконструктивные проявления поведенческих стратегий в сочетании с высокими показателями ПЗ «реактивное образование» обуславливает формирование таких стилей личностного реагирования, как черствость, бездушие, отстраненность, «замороженность» эмоциональных проявлений.

Анализ стратегий совладания в когнитивной сфере выявил следующие особенности. В когнитивной сфере созависимые пациентки предпочитали адаптивную стратегию «проблемный анализ» (44,28 %) и неадаптивную стратегию «смирение» (42,3 %). Женщины из нормативной группы в большинстве случаев также предпочли проблемный анализ (55,1 %).

Отвергаемые стратегии распределились следующим образом: созависимые пациентки отвергали неадаптивную стратегию «растерянность» (46,2%) и адаптивную стратегию «придание смысла» (46,2%).

Анализ стратегий совладания в эмоциональной сфере выявил следующие особенности копинг-поведения. При созависимости предпочтение отдавалось неадаптивной стратегии подавление эмоций (67,3%) и двум адаптивным стратегиям: оптимизм (55,8%) и протест (46,25). В группе без нарушений психического здоровья предпочиталась адаптивная стратегия оптимизм (59,2%) и относительно адаптивная стратегия эмоциональная разгрузка (46,%).

Стратегия «подавление эмоций» достоверно чаще проявлялась у женщин с проблемами созависимости по сравнению с нормой. Эти особенности свидетельствуют о выраженности деструктивных проявлений в эмоциональной сфере.

Отмечаются достоверные различия между группой с проявлениями созависимости и нормативной группой в использовании неадаптивной капинг-стратегии «самообвинение» с допустимой ошибкой меньшей или равной 0,001, т = 4,00, а также в использовании неадаптивной стратегии «самообвинение» с вероятностью допустимой ошибки меньшей или равной 0,01, т = 2,85.

Достоверные различия у созависимых по сравнению с нормой выявлены в отношении стратегии «игнорирование». Выраженность данной стратегии в нозологической группе свидетельствует о стремлении «загнать проблему в подсознание», не использовать поисковую активность для ее разрешения. По сути, избыточное применение данной стратегии означает ее трансформацию на уровень психологической защиты. Это положение касается также стратегии «отступление», которая трансформируется в психологическую защиту «избегание», что свидетельствует о дисфункциональности копинг-стратегий при созависимости.

Таким образом, при рассмотрении стилей совладания установлено, что у созависимых пациенток в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах стратегии совладания отличаются меньшей адаптивностью по сравнению с нормой. В большинстве случаев стратегии совладания утрачивают свою функциональную направленность и трансформируются в способы психологической защиты. При этом уровень совладания, включенный в адаптивную систему, утрачивает свое предназначение и становится дубликатом психологической защиты, что значительно снижает эффективность адаптивного комплекса. В целом адаптивно-защитный комплекс отличается меньшей эффективностью по сравнению с нормой.

На основании изучения психологической защиты и стратегий совладания у женщин с проблемами созависимости определены психокоррекционные мишени, воздействие на которые может привести к осознанию внутриличностных проблем, снижению деструктивных проявлений и усилению компенсаторных возможностей.

Во-первых, это дезинтегрированный образ «Я», который опосредованно проявляется в особенностях защитных стилей и копинг-стратегиях. Психологическое содержание сформировавшегося адаптивно-защитного комплекса можно определить как «жертва-преследователь». Это «хождение по кругу» без разрешения личностных и межличностных, в первую очередь, семейных проблем. Поэтому психологическая работа направлена на формирование доверительного взаимодействия, осознанности выбора, отказ от манипулятивного поведения. Данный вид психологической помощи позволит сформировать конструктивные способы разрешения проблем, возможность получать и принимать социальную поддержку, уменьшить деструктивные стратегии совладания, которые трансформировались в психологические защиты.

В групповой работе осуществлялись поиски личностных ресурсов, связанных с формированием нового опыта применения эффективных стратегий совладания и адаптивных способов психологической защиты. Формирование творческих подходов в жизнедеятельности, уверенного поведения – базовое направление психокоррекционной работы, которое способствует формированию личностной идентичности. В рамках психокоррекционной работы основное внимание уделялось осознанию деструктивных стилей адаптивно-защитного комплекса. На первых занятиях проводилась работа, направленная на осознание применяемой психологической защиты. В последующем расширялся опыт использования эффективных адаптивно-защитных стилей. Так, в рамках групповых дискуссий обсуждались следующие темы: «Психологическая защита: способ или барьер реализации жизненных планов», «Цели и средства преодоления жизненных трудностей», «Мои способы разрешения сложных ситуаций», «Избегание как средство разрешения проблем», «Способы совладания с семейной проблематикой».

В дальнейшем психологическая работа при семейной созависимости будет направлена на изучение эффективности психокоррекционных программ и способов превенции, развивающих конструктивный спектр защитно-совладающих приемов социального взаимодействия.

 

    Литература

  1. Ананьева Г. А. Семья: химическая зависимость и созависимость. Работа с созависимостью [Электронный ресурс] / Г. А. Ананьева. – М.: Медицина, 2001. – 201 с. – Режим доступа: http://www.adic.org.ua/mater-2/codependence/content.htm
  2. Бохан Н. А. Психология зависимости и созависимости у женщин из аддиктивных семей / Н. А. Бохан, И. Я. Стоянова, Л. В. Мазурова. – СПб.: Изд-во Иван Федоров, 2011. – 152 с.
  3. Клубова Е. Б. Методы медицинской психологии в диагностике психологических защитных механизмов / Е. Б. Клубова // Теория и практика медицинской психологии и психотерапии: сб. науч. трудов / под общ. ред. М. М. Кабанова. – СПб.: НИПНИ им. В. М. Бехтерева, 1994. – Т. 133. – С. 77-81.
  4. Коробкина З. В. Созависимость – зеркальное отражение зависимости [Электронный ресурс] / З. В. Коробкина. – Режим доступа: http://vppa.nm.ru/conf/tesis/004.htm#korobkina.
  5. Мазурова Л. В. Особенности адаптивно-защитного стиля у женщин с семейной созависимостью и алкогольной зависимостью / Л. В. Мазурова, И. Я. Стоянова, Н. А. Бохан // Сибирский психологический журнал. – 2009. – № 31. – С. 33-36.
  6. Москаленко В. Д. Созависимость: характеристики, практика преодоления [Электронный ресурс] / В. Д. Москаленко. – Режим доступа: http://win-www.narcom.ru/cabinet/online/27.htm/#8.
  7. Стоянова И. Я. Психологические особенности системно-уровневой модели адаптации у больных с расстройствами непсихотического спектра / И. Я. Стоянова // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. – Томск, 2006. – № 3. – С. 87-98.

 

 

Ссылка для цитирования

Стоянова И.Я., Мазурова Л.В., Бохан Н.А. Психология созависимости: поиски новых направлений психологической помощи. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 5. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы