Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

М.М. Коченов – медицинский и юридический психолог

Сафуанов Ф.С. (Москва)

 

 

Сафуанов Фарит Суфиянович

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор психологических наук, профессор, руководитель лаборатории судебной психологии Государственного научного центра социальной и судебной психологии им. В.П. Сербского, заведующий кафедрой клинической и судебной психологии факультета юридической психологии Московского городского психолого-педагогического университета.

E-mail: safuanovf@rambler.ru

 

Аннотация. В статье анализируется вклад М.М. Коченова (1935-1999) в теорию и практику медицинской и юридической психологии. Показано теоретическое и прикладное значение исследования смыслообразования и мотивации при шизофрении. Подробно разбираются теоретические, методологические, организационно-правовые основы судебно-психологической и комплексной судебной психолого-психиатрической экспертиз, разработанные М.М. Коченовым и предопределившие развитие применения психологических знаний в следственной деятельности и судопроизводстве.

Ключевые слова: медицинская психология, клиническая психология, юридическая психология, патопсихология, шизофрения, мотивация, смыслообразование, судебно-психологическая экспертиза, комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза.

 

 

1980 год. Факультет психологии МГУ (на Моховой). Пятьдесят первая, самая большая, аудитория набита студентами 4 курса. По проходу между столами, за которыми сидят студенты, энергично ходит высокий красивый человек и хорошо поставленным голосом, четко артикулируя (я еще подумал, что так говорят только дикторы на телевидении), рассказывает нам, казалось бы, как и все другие преподаватели, о психологии, но создается впечатление, что не только о психологии, а больше о реальной жизни, которая нас окружает. Конечно же, мы все знали историю психологии, разнообразные теории, блестящие лабораторные эксперименты. Те, кто учился на кафедре нейро- и патопсихологии, уже умели диагностировать нарушения познавательной и эмоционально-волевой сферы у лиц с психическими расстройствами. Тем не менее, у нас, еще молодых людей, оставалось субъективное представление, что наука психология – это одно, а жизнь, окружающая нас – что-то другое. Здесь же возникало новое ощущение: вот он, мостик между наукой и практикой, между нашими знаниями о деятельности, мотивации, личности и объяснением реального поведения. Кроме того, мы воспринимали психологию преимущественно как разнородную науку: не так-то просто было увязать в единое целое социальную психологию и психофизиологию, медицинскую психологию и психологию инженерную и т.п. На этих же занятиях психология представала как единое целое, и в анализе конкретных случаев легко увязывались знания из различных областей.

Это был спецкурс по судебно-психологической экспертизе. Так я впервые увидел замечательного ученого, клинического и юридического психолога Михаила Михайловича Коченова.

 

М.М. Коченов – студент МГПИ. На летней практике в пионерском лагере.

 

М.М. Коченов (1935-1999) пришел в психологию не сразу. Окончив Московский городской педагогический институт в 1959 г., он несколько лет проработал в школе учителем русского языка и литературы. В 1966 г. он поступил в аспирантуру факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова. Под научным руководством Блюмы Вульфовны Зейгарник защитил кандидатскую диссертацию на тему «Нарушения смыслообразования при шизофрении» (1970). С 1968 г. начал работать во Всесоюзном институте по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности при Генеральной прокуратуре СССР (ныне – Академия Генеральной прокуратуры РФ), куда его лично пригласил директор академик В.Н. Кудрявцев. Основной темой научных исследований М.М. Коченова стали теоретические, методологические и прикладные проблемы юридической психологии. В 1991 г. была защищена докторская диссертация «Теоретические основы судебно-психологической экспертизы». С 1992  по 1997 г. М.М. Коченов возглавлял Отдел правовой психологии Института при генпрокуратуре, параллельно занимался большой общественной работой – в частности, с 1992 г. активно работал в качестве члена Комиссии по помилованию при Президенте РФ. В 1995 г. ему было присвоено звание старшего советника юстиции.

М.М. Коченов начинал как общий и клинический психолог, но в дальнейшем своем научном творчестве создал высокоинтегративную область судебно-экспертной психологической деятельности, во-первых, объединяющую достижения отдельных областей психологии – клинической, социальной, возрастной и т.п., а во-вторых, являющуюся источником новых теоретических знаний в общей психологии и ее основных разделах.

 

Коллектив Отдела правовой психологии Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности при Генеральной прокуратуре СССР. М.М. Коченов – третий справа во втором ряду.
Третий слева в первом ряду – А.Р. Ратинов.

 

М.М. Коченов – медицинский психолог

Михаил Михайлович проявил себя как блестящий медицинский психолог по крайней мере в двух ипостасях: при патопсихологическом исследовании мотивации при шизофрении и при обосновании производства комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, в настоящее время – превалирующем виде использования специальных психологических знаний в форме судебной экспертизы.

Результаты диссертационного исследования нарушений смыслообразования при шизофрении обобщены в монографии «Мотивация при шизофрении» (1978), написанной в соавторстве с верной спутницей жизни – Валентиной Васильевной Николаевой.

Это исследование можно назвать классической патопсихологической работой по многим причинам. В ней явственно прослеживается влияние как Московской психологической школы, теории деятельности (М.М. Коченов являлся последовательным учеником А.Н. Леонтьева, А.Р. Лурии и других замечательных ученых – представителей Московского государственного университета), так и школы Курта Левина. Не случайно непосредственным учителем М.М. Коченова была Б.В. Зейгарник, основатель отечественной патопсихологии, вобравшая в себя лучшее из этих двух школ.

Эта работа является классической и в методологическом плане. К сожалению, во многих современных исследованиях в области клинической психологии преобладает позитивистский подход: применение различных опросников с последующей статистической обработкой. В исследовании же М.М. Коченова мы видим гармоничное сочетание метаанализа клинико-психологической беседы, экспериментального и герменевтического (ретроспективное психологическое исследование истории жизни) подходов.

Разработанный М.М. Коченовым эксперимент, направленный на изучение мотивации деятельности больного, моделировал такую жизненную ситуацию, в которой заключены возможности для возникновения целенаправленной деятельности при наличии соответствующего отношения лица с психическим расстройством к поставленной перед ним задаче. Испытуемым предлагалось выполнить в ситуации ограничения времени (7 минут) не менее трех из девяти заданий разной сложности и длительности: от механического рисования 100 крестиков до сложных головоломок. Основная идея эксперимента заключалась в том, что в его ходе у обследуемого должно происходить формирование определенной смысловой иерархии, при которой личностный смысл выбора каждого отдельного задания будет определяться не субъективным интересом к нему, а представлением о том, насколько его выполнение будет способствовать достижению цели, заданной инструкцией и принятой испытуемым.

В результате экспериментального исследования М.М. Коченову удалось выявить следующие особенности формирования ситуационной мотивации у лиц, страдающих вялотекущей шизофренией. Во-первых,  в структуре личности таких больных не обнаруживается мотивов, которые, актуализируясь в ситуации эксперимента, придавали бы ей личностный смысл. Во-вторых, смысл отдельных заданий и даже их фрагментов разнороден для больных, он формируется не в соподчинении ведущему для данной ситуации мотиву, а создается под влиянием возникающих на короткое время побуждений. Иными словами, у больных шизофренией отсутствует единая ситуационная регуляция деятельности. В-третьих, выделенные изменения мотивации определяют снижение продуктивности интеллектуальной деятельности и обусловливают нарушения мышления. М.М. Коченов пришел к выводу, что в основе разноплановости мышления лежат мотивационные нарушения, а именно – мотивационная разноплановость.

Далее М.М. Коченов задается справедливым вопросом: могут ли быть обнаружены подобные нарушения мотивации у больных шизофренией при анализе их поведения в реальной жизни? Постановка данного вопроса, на мой взгляд, в определенной степени дает ключ к пониманию дальнейшей научной биографии самого Михаила Михайловича. Отмечу только два момента.

В самой постановке проблемы заключается интерес М.М. Коченова не только к академической и экспериментальной психологии, а к психологическому объяснению жизненной траектории человека, к раскрытию психологических механизмов смысловой регуляции поведения. Поэтому следующий этап профессиональной деятельности М.М. Коченова – разработка теоретических и прикладных проблем судебно-психологической экспертизы участников уголовного процесса – является закономерным и отражает смыслообразование самого Михаила Михайловича, его ведущие познавательные мотивы.

Кроме того, в каждом своем исследовании М.М. Коченов отличался исключительной научной добросовестностью и честностью. Он понимал, что нельзя ограничиваться экстраполяцией экспериментальных данных в объяснение реального поведения человека, поэтому применил в широком смысле герменевтический метод – метод психологического анализа анамнеза жизни, включающий исследование жалоб больного, истории болезни и других объективных источников информации. И не случайно именно этот метод в последующем стал основным методом исследования при производстве судебно-психологической и комплексной психолого-психиатрической экспертиз.

Применение метода психологического анализа историй болезни позволил М.М. Коченову выявить следующие особенности мотивационных нарушений у больных шизофренией. В динамике болезни происходит постепенное снижение побудительной силы мотивов и сужение круга реально действующих мотивов (многие «реальные» мотивы переходят в разряд «знаемых», не оказывающих регуляторного влияния на действия больных). Изменения функции смыслообразования носят более разнородный характер и в целом могут быть описаны такими вариантами:

1)  гиперболизированная «стабилизация» смысловых образований;

2)  постепенное сужение круга «стабильных» смысловых образований;

3)  перестройка смысловой иерархии мотивов.

М.М. Коченов отмечает, что у всех больных наблюдаются все описанные формы нарушений смыслообразования, но в каждом конкретном случае одна из них выражена наиболее резко.

Другой этап деятельности М.М. Коченова как клинического психолога связан с проблемой использования профессиональных знаний в медицинской психологии при производстве судебных экспертиз.

Он одним из первых поставил проблему возможности производства комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. В своей докторской диссертации он выделил следующие признаки комплексной экспертизы:

1)  обращение представителей различных областей знаний к исследованию общего объекта;

2)  наличие пограничных областей между специальными познаниями, используемыми для решения вопросов;

3)  направленность экспертов на решение общих вопросов;

4)  использование в процессе исследования и при совместной выработке выводов специальных познаний, относящихся к различным областям;

5)  применение методов различных наук, включенных в комплексное исследование;

6)  направленность на решение вопросов, которые невозможно всесторонне и полно решить в рамках специальных знаний, относящихся к одной области, или путем последовательного проведения отдельных экспертиз.

М.М. Коченов подчеркивал, что в некоторых случаях только сочетание психиатрического и психологического исследований может обеспечить правильную оценку состояния психики человека, его индивидуальных особенностей и возможностей. При этом совместное психолого-психиатрическое судебно-экспертное исследование наиболее продуктивно в отношении лиц, психическое состояние которых находится на границе между нормой и патологией.

Самим М.М. Коченовым глубоко исследованы вопросы комплексной психолого-психиатрической экспертизы в отношении несовершеннолетних обвиняемых с различными видами дизонтогенеза и потерпевших с пограничными психическими расстройствами по половым преступлениям.

 

Начало 80-х годов. На научно-практическом семинаре по проблемам комплексной
судебной психолого-психиатрической экспертизы (Пенза).
Слева направо: В.П. Сапегин, С.И. Криворучко, Ф.С. Сафуанов, И.А. Кудрявцев,
В.В. Николаева, М.М. Коченов.

 

Эти разработки относятся к времени, когда ни в уголовно-процессуальном, ни в гражданском процессуальном законодательствах не содержалось понятия комплексной судебной экспертизы. Жизнь подтвердила продуктивность идей М.М. Коченова и его последователей, занимавшихся в то время разработкой проблемы совместного применения знаний в психологии и психиатрии при проведении экспертизы. На сегодняшний день производство таких экспертиз регулируется Уголовно-процессуальным и Гражданским процессуальным кодексами, Федеральным законом «О государственной судебно-экспертной деятельности». Комплексные экспертизы проводятся во всех государственных судебно-психиатрических экспертных учреждениях Минздравсоцразвития России, их число достигает 50 000 в год, а при их производстве в качестве экспертов-психологов выступают лица, имеющие высшее психологическое образование по специальности «Клинический психолог» и занимающие должность медицинского психолога.

 

М.М. Коченов – юридический психолог

Основной вклад М.М. Коченова в теорию юридической психологии связан в первую очередь с разработкой проблем судебно-психологической экспертизы. Не имея возможности в рамках статьи дать полноценный анализ достижений М.М. Коченова в этой области, ограничусь лишь некоторыми важными комментариями.

Михаилом Михайловичем, начиная с выдающейся книги «Судебно-психологическая экспертиза» (1977), изданы работы, предопределившие развитие судебных экспертиз с участием психолога на много десятилетий вперед. Сейчас этими проблемами занимаются многие ученые, публикуются монографии, пособия, статьи, проводятся исследования, учитывающие изменившееся законодательное поле, судебно-психологическая и комплексные с нею экспертизы широко внедрены не только в уголовный, но и в гражданский процесс – но так или иначе, все они опираются на основополагающие теоретические и методологические разработки М.М. Коченова, все они генетически связаны с его идеями.

Быть первым всегда трудно, и в науке наиболее ценными являются исследования «первичные», когда создается новая область, которая до этого не мыслилась. Конечно, идея использования психологических знаний ставилась еще до работ М.М. Коченова (как правило, юристами), но только как неоформленная потребность судебной практики, без разработки теоретических проблем и прикладных вопросов. Между тем, М.М. Коченов со своими учениками (О.Д. Ситковской, С.Н. Ениколоповым, Л.П. Конышевой и др.) разрабатывал проблемы экспертизы в трудных условиях, в борьбе с взглядами, отрицающими саму возможность проведения судебно-психологической экспертизы, ее научность; в борьбе с представлениями, что психологию обвиняемых, свидетелей, потерпевших должен изучать только суд; в условиях достаточно ощутимого разрыва между психологией и юриспруденцией.

Основные достижения М.М. Коченова в этой области сводятся к разработке теоретических, методологических и организационно-правовых основ судебно-психологической экспертизы; выделению предметных видов экспертизы в уголовном процессе; определению объекта и предмета экспертизы; выделению пределов компетенции судебного эксперта-психолога с ее отграничением от компетенции экспертов-психиатров, с одной стороны, и судебно-следственных органов, с другой; разработке проблем комплексных экспертиз с участием психолога (кроме возможностей психолого-психиатрической экспертизы, М.М. Коченовым исследованы проблемы психолого-лингвистической, медико-психологической, психолого-педагогической экспертиз).

Им же разработаны проблемы юридического значения отдельных предметных видов судебно-психологической экспертизы, создана общая и частные методики судебно-экспертного психологического исследования, выделены критерии экспертной оценки психических свойств, процессов и состояний. Хочется подчеркнуть, что судебно-психологическая экспертная диагностика и оценка психических явлений, влекущая определенные правовые последствия, требует глубокого знания различных областей психологии в сочетании с пониманием материального и процессуального права. Такой системный подход характерен для любого из предметных видов психологической экспертизы, разработанных М.М. Коченовым. Наглядным примером может служить глава книги «Судебно-психологическая экспертиза» (1977), посвященная экспертизе несовершеннолетних обвиняемых. В ней органично сочетаются анализ особенностей психического развития, познавательных процессов, личностных особенностей с учетом периодизации развития (возрастная психология, общая психология), обсуждение в правовом контексте проблемы отставания психического развития, связанного и не связанного с психическими расстройствами (педагогическая психология, клиническая психология, психиатрия,  дефектология), рассмотрение вопросов, касающихся особенностей поведения детей и подростков во взаимодействии с другими (социальная психология) и т.п.

 

Книга, изданная к 75-летию М.М. Коченова, содержит наиболее значительные его работы по юридической психологии: «Судебно-психологическая экспертиза», «Использование следователем психологических познаний при расследовании дел об изнасиловании несовершеннолетних» (в соавт.), «Психология допроса малолетних свидетелей» (в соавт.), «Опыт участия специалиста-психолога в расследовании уголовного дела».

 

Наряду с проблемой судебно-психологической экспертизы велик вклад М.М. Коченова в такие разделы юридической психологии как криминальная виктимология, психология допроса, использование следователем психологических знаний в профессиональной деятельности – психологам широко известны соответствующие методические пособия и рекомендации, написанные М.М. Коченовым со своими учениками, посвященные этим проблемам.

Менее известна разработка проблемы деятельности психолога не как эксперта, а как консультанта или специалиста при расследовании преступлений. Только в 2010 г. была издана работа «Опыт участия специалиста-психолога в расследовании уголовного дела», которую Михаил Михайлович еще в 1971 г. подготовил к печати, но она в силу определенных обстоятельств так и не была опубликована. Это очень поучительное для современных психологов исследование, текст которого сочетает как элементы занимательности (читается как своеобразный психологический детектив), так и глубокий психологический анализ истории становления организованной преступной группировки и динамики личности ее членов. Для клинического психолога – это глубокий анализ личности каждого обвиняемого, данный в развитии с учетом социально-демографических, психопатологических факторов; для социального психолога – это понимание макро- и микросоциальных детерминант групповой динамики преступной банды, ее ролевой структуры; для криминального психолога – это исследование мотивации правонарушителей; для специалиста по психологии развития – это подробное изучение причин формирования девиантного поведения у несовершеннолетних и т.п. Но, пожалуй, самое главное в этой работе М.М. Коченова – это тончайший анализ структуры деятельности специалиста-психолога во взаимодействии со следователем. В этой работе ярко проявляется личность Михаила Михайловича, его исключительная научная честность и порядочность: заключение полностью посвящено «некоторым наиболее существенным недостаткам» первого опыта выступления психолога в качестве консультанта следователя и «ошибкам, сделанным по время работы».

 

Выступления М.М. Коченова на конференциях всегда вызывали живой интерес.

 

Михаил Михайлович Коченов – выдающийся и уникальный психолог, значение теоретических исследований и прикладных разработок которого трудно переоценить. Его труды изучают студенты, используют психологи-практики, следователи и адвокаты. Его работы – основа множества современных психологических исследований. Память о нем всегда в сердцах его соратников и учеников. В Московском городском психолого-психиатрическом университете открыта аудитория им. М.М. Коченова, в 2005 и 2010 г. проведены конференции по клинической и юридической психологии – «Коченовские чтения» (www.jp.mgppu.ru).

В заключение привожу список основных трудов, отражающих научное творчество М.М. Коченова:

 

Судебно-психологическая экспертиза несовершеннолетних. М., 1971.

Судебно-психологическая экспертиза. М., 1977.

Мотивация при шизофрении. М., 1978 (в соавт.).

Новые направления судебно-психологической экспертизы. М., 2000 (в соавт.).

Судебно-психологическая экспертиза: теория и практика. Избранные труды. М., 2010.

 

 

Ссылка для цитирования

Сафуанов Ф.С. М.М. Коченов – медицинский и юридический психолог. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 6. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы

Warning: include(../../../../counter.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/uruvaev/mprj.ru/htdocs/archiv_global/2011_6_11/nomer/nomer02.php on line 44

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../../../counter.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php:/usr/share/pear') in /home/uruvaev/mprj.ru/htdocs/archiv_global/2011_6_11/nomer/nomer02.php on line 44