Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Особенности образа тела у больных шизофренией

Пахтусова Е. Е., Малыгин В. Л., Ермак Е. В., Искандирова А. Б. (Москва)

 

 

Пахтусова Елена Евгеньевна

–  старший преподаватель кафедра психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии факультета клинической психологии МГМСУ.

E-mail: lin22@rambler.ru

Малыгин Владимир Леонидович

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук профессор, заведующий кафедрой психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии Московского государственного медицинского стоматологического университета (МГМСУ).

E-mail: malyginvl@yandex.ru

Ермак Елена Владимировна

–  клинический психолог, аспирант кафедры общей психологии факультета клинической психологии МГМСУ.

E-mail: hinomaru13@gmail.com

Искандирова Арина Байсункаровна

–  кандидат медицинских наук доцент, кафедра психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии факультета клинической психологии МГМСУ.

E-mail: Arisha21@rambler.ru

 

Аннотация. Цель исследования – изучение особенностей образа тела при шизофрении и связь его характеристик со свойствами эмоциональной сферы. Были обследованы 25 человек с диагнозом «шизотипическое расстройство» в возрасте от 27 до 56 лет, контрольную группу составили 27 студентов психологического факультета в возрасте от 18 до 25 лет. Были использованы следующие методики: «Диагностика эмоционального интеллекта» MSCEIT V2.0., «Шкала эмпатии» А. Мехрабиана, Н. Эпштейна, методика промеров по Фенделькрайзу в адаптации И. Соловьёвой «Волшебная страна чувств».

Отмеченные в обеих группах увеличение оценок ширины головы, длины шеи, сокращение оценки длины стопы (в структуре образа тела), при заболевании выражены сильнее. Это является отражением усиленного функционирования когнитивной сферы и тенденции к уходу в область размышлений, в экспериментальной группе – диссоциации мыслительной и эмоциональной сфер, что подтверждается бедностью аффективного компонента образа тела при заболевании. Сокращение в образе тела оценки расстояния от талии до промежности в обеих группах отчасти культурально обусловлено как следствие социального блока на выражение таких чувств, как гнев, тревога и сексуальные переживания. При заболевании с этой областью связан также витальный страх перед окружающим миром, следствием которого является блокирование эмоционального компонента при межличностном взаимодействии. Присутствие при заболевании в аффективном компоненте образа тела внешних признаков выражения эмоций мы связываем с преобладанием в структуре эмоционального интеллекта при шизофрении перцептивного компонента.

Ключевые слова: шизофрения, шизотипическое расстройство, образ тела, эмоциональный интеллект.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Шизофрения – тяжелое заболевание, начинающееся обычно на грани подросткового и зрелого периодов жизни, проявляется расстройствами мышления, восприятия и эмоциональности, собственной индивидуальности, неповторимости и самодисциплины, самосознания и социальной адаптации [3]. Несмотря на многочисленные исследования, вопросы, касающиеся проблемы этио- и патогенеза, дифференциальной диагностики и терапии шизофрении, остаются актуальными и по сей день. Для создания целостной картины и обнаружения общих закономерностей необходимы новые исследования, направленные на изучение многочисленных аспектов данного заболевания, ряд из которых являются достаточно мало разработанными.

В частности, не много информации об особенностях телесной сферы при шизофрении, хотя тот факт, что при заболевании она страдает, хорошо известен. Нарушения в виде разного рода телесных иллюзий и галлюцинаций рассматриваются в психиатрии и достаточно хорошо ею описаны [4; 13], а вот изучение психологического аспекта феномена ещё только начинается. Данные, имеющиеся на настоящий момент, указывают на то, что при шизофрении изменяется переживание своего тела, отношение к нему [1; 15]. Часто мы встречаемся с рассмотрением связи телесных характеристик с характеристиками сферы эмоциональной, где имеет место наличие внутреннего конфликта и, как следствие, изменение способа взаимодействия с внешним миром [4; 10; 11]. Также отмечается и проявление в телесном функционировании диссоциации, характерной для всей психической деятельности больного шизофренией, в том числе и для эмоциональной сферы; амбивалентности и амбитендентности [4]. Однако при имеющейся информации о феноменологии нарушений в области телесности, их связь с конкретными особенностями личности, описанными в литературе по психологии и психиатрии [4; 14], имеет пока мало эмпирических подтверждений. В нашей работе мы поставили целью изучение особенностей образа тела при шизофрении и связь его характеристик со свойствами эмоциональной сферы, имеющими отношение как к области контакта со своим чувственным опытом, так и к сфере межличностного взаимодействия.

В своём исследовании мы будем опираться на определение образа тела как интегративной характеристики, включающей в себя все физиологические аспекты тела, эмоциональный план, ментальные установки и уровень бытийных ценностей [5], а также на понимания тела как носителя определённого символического значения. Это направление исследований образа тела базируется на психоаналитической теории, которая рассматривает телесные нарушения как выражение внутреннего конфликта [10; 17].

Методы исследования: экспериментально-психологический, статистический.

Для исследования структурных особенностей образа тела нами была взята методика промеров по Фельденкрайзу в адаптации И. Соловьёвой. Для оценки образа тела выполняется измерение 16 параметров тела, после чего производится сравнение показанных испытуемым величин с фактическими размерами. Значимым считается отклонение от реальных параметров на 16 и более процентов [18].

Для анализа особенностей аффективного компонента образа тела нами была использована методика «Волшебная страна чувств». Она основана на результатах цветоассоциативного эксперимента, согласно которым предпочтения одних цветов другим определённым образом связаны с устойчивыми личностными характеристиками. Данная методика позволяет взглянуть на чувственную сферу человека путём оценки соответствия цветов и эмоций, подавленных и доминирующих чувств. Применительно к нашему исследованию образа тела данная методика позволяет оценить как степень осознанности каждой его части, так и связь определённых областей с положительными или отрицательными эмоциональными переживаниями. Используемая нами версия является модификацией методики Т. Зинкевич-Евстигнеевой, которая часто применяется как в исследовательских, так и в диагностических целях [6; 8].

Для исследования особенностей эмоциональной сферы, касающихся как способности контактировать со своим чувственным опытом, так и области межличностных отношений, нами были выбраны методики «Диагностика эмоционального интеллекта» MSCEIT V2.0 в русскоязычной адаптации Е. А. Сергиенко, И. И. Ветровой и «Шкала эмпатии» А. Мехрабиана, Н. Эпштейна в адаптации И. М. Юсупова.

В основе теста MSCEIT V2.0. лежит модель эмоционального интеллекта как набора когнитивных способностей, включающих идентификацию, оценку, регуляцию и использование эмоций [2]. Методика состоит из 8 субтестов, по 2 на каждый из указанных компонентов. Измерение идентификации эмоций состоит из оценки восприятия лиц и общего настроения. Использование эмоций для повышения эффективности мышления и деятельности измеряется с помощью субтестов, оценивающих собственно способность задействовать эмоции для улучшения выполнения задач, а также способность человека описывать свои эмоциональные состояния. Оценка способности к пониманию и анализу эмоций измеряется с помощью заданий, направленных на изучение протекания эмоций во времени, смены эмоций, а также исследующих способность различать смешанные и сложные чувства. Измерение сознательного управления эмоциями состоит из субтестов, направленных на изучение способности управления своими и чужими эмоциями, для чего испытуемому предлагается оценить сначала эффективность действий персонажа в ситуации, где требуется регуляция своего состояния, затем – в ситуации социального взаимодействия [16].

Методика «Шкала эмпатии» позволяет проанализировать общие эмпатические тенденции испытуемого, такие параметры, как уровень выраженности способности к эмоциональному отклику на переживания другого и степень соответствия/несоответствия знака переживаний объекта и субъекта эмпатии. Объектами эмпатии выступают социальные ситуации и люди, которым испытуемый мог сопереживать в повседневной жизни [19].

Материалы. В период с января по апрель 2011 года на базе санаторных отделений ПБ № 15 были обследованы 25 пациентов психиатрической больницы с диагнозом F 21 – шизотипическое расстройство – в возрасте от 27 до 56 лет без выраженных когнитивных нарушений. Нами были выбраны данные пациенты как обладающие характеристиками эмоциональной сферы, присутствующими при всех заболеваниях шизофренического круга: бедностью эмоциональных проявлений, замкнутостью, затруднением межличностного взаимодействия, и при этом в достаточной степени сохранными. Контрольную группу составили 27 студентов психологического факультета в возрасте от 18 до 25 лет.

Результаты исследования:

Сравнительный анализ структурных особенностей образа тела в норме и при шизофрении проводился по результатам методики промеров по Фельденкрайзу в адаптации И. Соловьёвой. Результаты представлены на рис. 1.

 

 

Примечание: звёздочками отмечены показатели, по которым между группами наблюдаются статистически значимые различия, а также близкие к ним.

 

Рис. 1. Сравнительный анализ структурных искажений образа тела в экспериментальной и контрольной группах.

 

В обеих группах есть показатели, искажение которых выходит за нормативные рамки в 16%. В экспериментальной группе это: ширина головы (91,75%), ширина плеч (21,91%), длина стопы (-26,75%), длина шеи (75,08%) и торс до талии (35,75%). В контрольной – ширина головы (39,74%), длина шеи (39,81%), торс до талии (27%) и ширина талии (18,22%). Также на границе нормы в контрольной группе находится искажение длины стопы (-15,96%) и длины руки (-14,74). Также в обеих группах за счёт увеличения длины торса до талии и уменьшения длины торса до промежности сокращено расстояние от талии до промежности.

Анализ аффективного компонента образа тела проводился на основе результатов методики «Волшебная страна чувств». Первым, что сразу бросается в глаза при сравнении рисунков экспериментальной и контрольной групп, является то, что при заболевании значительно большее пространство силуэта остаётся незакрашеным, тогда как в норме практически всегда фигура раскрашена полностью. Также при шизофрении в ряде случаев отмечается не телесная локализация эмоций, а их изображение по внешним признакам. Например, рисуется выражение лица, обозначающее определённое эмоциональное состояние: улыбка – радость, слёзы – печаль. Необходимо также заметить, что для испытуемых из экспериментальной группы зачастую было затруднено само понимание задания, и некоторые из них хотели раскрасить силуэт просто как человечка: нарисовать одежду, лицо и т.п. В норме таких результатов не встречается.

 

Таблица 1

Сравнительный анализ особенностей эмоциональной сферы в экспериментальной и контрольной группах

 

Из таблицы мы можем увидеть, что при заболевании эмоциональный интеллект достоверно ниже практически по всем показателям. Различия по параметрам «Управление своими эмоциями» и общему показателю «Использование» также близки к статистически значимым (0,077 и 0,10 соответственно). Такие компоненты как «Восприятие лиц» и «Использование эмоций для повышения эффективности деятельности», а также эмпатия, не входящая в структуру эмоционального интеллекта и измерявшаяся отдельно, имеют в обеих группах приблизительно одинаковые значения.

 

 

Рис. 2. Анализ структуры эмоционального интеллекта в экспериментальной и контрольной группах по субтестам (слева) и по компонентам (справа).

 

При сравнении структуры эмоционального интеллекта в норме и при шизофрении видно, что в норме наибольшими значениями обладают показатели «Восприятие общего настроения» и «Различение сложных эмоций», что относится к общим компонентам восприятия и понимания эмоций, наиболее низкими – «Использование эмоций для повышения эффективности деятельности», «Управление своими эмоциями» и «Управление эмоциями других». При шизофрении мы наблюдаем сниженную относительно остального профиля величину компонента «Управление» и обеих его составляющих. Кроме этого, низким значением обладает и показатель «Восприятия общего настроения». «Восприятие лиц» является в экспериментальной группе параметром с наиболее высоким баллом.

Наибольшие различия между группами наблюдаются по показателям «Восприятие общего настроения», «Протекание эмоций во времени» и «Различение сложных эмоций». В норме все эти показатели выше, чем при заболевании. Таким образом, в целом наблюдается разрыв в выраженности компонентов «Восприятия» и «Понимания».

Основные результаты корреляционного анализа данных, полученных с помощью методик «Диагностика эмоционального интеллекта», «Шкала эмпатии» и методики промеров по Фельденкрайзу представлены в табл. 2 и табл. 3. Представлены статистически значимые корреляции, а также близкие к таковым.

 

Таблица 2

Результаты корреляционного анализа: экспериментальная группа

 

Как можно видеть из таблицы, значение ряда показателей, описывающих эмоциональную сферу, в том числе и общий балл эмоционального интеллекта, при заболевании связано с искажениями образа тела в области талии и бёдер. Это касается как вертикальных, так и горизонтальных параметров, связанных с этой зоной. Конкретнее, с шириной талии отрицательно связаны показатели «Восприятия общего настроения» и «Управления своими эмоциями», последний также отрицательно коррелирует с длиной торса до промежности. «Управление эмоциями других» отрицательно связано с шириной бёдер и 1 бедра, а также с высотой головы и длиной шеи. Близкой к статистически значимой является и взаимосвязь этого компонента с искажением длины торса до талии, также отрицательная. Показатель эмпатии положительно коррелирует с длиной торса до промежности, которая в обеих группах имеет тенденцию к сокращению.

 

Таблица 3

Результаты корреляционного анализа: контрольная группа

 

Здесь значение по различным шкалам эмоционального интеллекта, а именно «Использование для повышения эффективности деятельности», «Восприятие общего настроения», «Описание эмоциональных состояний», «Различение сложных эмоций», а также общий балл коррелирует с длиной стопы, причём все корреляции положительные.

«Восприятие общего настроения» в норме положительно связано с таким параметром, как искажение длины руки. Здесь следует обратить внимание ещё на несколько корреляций, затрагивающих этот показатель, хотя они и являются менее весомыми: с эмпатией (0,068) и общим баллом (0,11).

С параметром ширины грудной клетки положительно связаны такие показатели, как «Восприятие лиц» и «Различение сложных эмоций».

Помимо вышеуказанных, имеются также корреляции, носящие более локальный характер: ширина плеч отрицательно коррелирует с баллом по шкале «Использование для повышения эффективности деятельности», так же отрицательная взаимосвязь имеется между искажением ширины головы и «Управлением эмоциями других», положительная – высоты головы с величиной показателя «Понимание».

Результаты факторного анализа для методики промеров по Фельденкрайзу представлены в таблицах 4-7, где для каждой из групп указано распределение показателей по факторам, а также степень объясняемой ими дисперсии.

 

Таблица 4

Факторный анализ для методики промеров по Фельденкрайзу:
экспериментальная группа

 

Таблица 5

Собственное значение и процент объясняемой дисперсии для факторов,
выделенных в экспериментальной группе

 

Таблица 6

Факторный анализ для методики промеров по Фельденкрайзу:
контрольная группа

 

Таблица 7

Собственное значение и процент объясняемой дисперсии для факторов,
выделенных в контрольной группе

 

Сравнивая результаты факторного анализа данных, полученные в обеих группах, можно увидеть, что при шизофрении есть совокупность параметров, объединяющая в себе несколько величин со всего пространства тела (фактор 1), объясняющая почти 40% процентов всей дисперсии данных. Также можно отметить, что в эту группу входят как вертикальные, так и горизонтальные параметры. В данный фактор входят 3 из 4 показателей, искажение которых при шизофрении выходит за нормативные рамки. Для контрольной же группы распределение показателей по факторам представляется более дифференцированным.

Итак, основными результатами исследования стало обнаружение при шизофрении и в норме сходного паттерна искажений образа тела, включающего в себя увеличение ширины головы, длины шеи, сокращение длины стопы вкупе с изменениями в противоположных направлениях длины торса до талии (в сторону увеличения) и длины торса до промежности (в сторону уменьшения соответственно), причём при шизофрении все эти искажения выражены сильнее, что особенно касается ширины головы, длины шеи и стопы. Также обнаружено специфическое для заболевания увеличение ширины плеч.

Что касается аффективного компонента образа тела, то при шизофрении он является более бедным по сравнению с нормой, чувственно окрашена значительно меньшая область тела. Также при заболевании имеет место наличие внешних признаков эмоций либо формальных изображений взамен телесной локализации.

При рассмотрении характеристик эмоциональной сферы в норме и при шизофрении обнаруживается, что при заболевании практически все показатели эмоционального интеллекта оказываются сниженными относительно их величины у здоровых испытуемых, за исключением «Восприятия лиц» и «Использования для повышения эффективности деятельности», значение которых одинаково в контрольной и экспериментальной группах. Наибольший разрыв наблюдается по таким шкалам, как «Восприятие общего настроения», «Протекание эмоций во времени» и «Различение сложных чувств». В обеих группах сниженными относительно остального профиля являются показатели, относящие к компоненту «Управление».

Что касается данных корреляционного анализа, то при заболевании характеристики эмоциональной сферы статистически связаны с областью талии, в контрольной группе – с искажением длины стопы. Факторный анализ выявляет, что при заболевании один из факторов представляет собой совокупность как параметров, описывающих область талии и бёдер, куда не вошло только искажение длины торса до промежности, так и относящихся к другим частям тела: длину стопы, высоту головы и длину шеи. Этот фактор объясняет наибольший из всех процент дисперсии данных и включает в себя большое количество статистически значимых показателей: либо выходящих за нормативные рамки, либо связанных с выраженностью нескольких характеристик эмоциональной сферы.

Обсуждение результатов:

Как уже нами было указано, и в норме, и при шизофрении обнаруживается совокупность параметров, сходным образом изменяющаяся в обеих группах. В неё входят: увеличение ширины головы, длины шеи и торса до талии, сокращение длины стопы, длины торса до промежности, а также описанного выше расстояния от талии до промежности. Рассматривая совокупность, включающую в себя увеличение ширины головы, длины шеи и уменьшение длины стопы, можно сказать, опираясь на символическое значение данных частей тела [10; 12; 14], что и в норме, и при шизофрении имеет место уход от реальности в область собственных размышлений и фантазий, однако при заболевании это выражено значительно сильнее. Здесь следует обратиться к данным сравнительного анализа аффективного компонента образа тела и обратить внимание на то, что в контрольной группе, несмотря на усиленное функционирование когнитивной сферы, контакт с эмоциональной сохранён, тогда как при заболевании он является сильно нарушенным.

Далее рассмотрим сокращение расстояния от талии до промежности. Данная зона, согласно психоаналитическим концепциям, является сосредоточением социально блокируемых влечений и чувств: страха, гнева и сексуальных переживаний [14]. Следовательно, такое искажение можно рассматривать как в том числе и культурно обусловленное, однако при заболевании, на наш взгляд, это не единственный и даже не ведущий фактор. При описании результатов факторного анализа нами было указано на наличие при заболевании синхронного изменения большого числа статистически значимых параметров, куда входит и область талии и бёдер. На основании этих данных мы можем выдвинуть гипотезу, что при шизофрении имеет место наличие некоего генерального фактора, стоящего за описанным нами паттерном искажений, тогда как у здоровых испытуемых они имеют различную природу. Опираясь на психоаналитическое представление о шизофрении и символическое значение связанных между собой параметров образа тела [10; 11; 12; 14], мы делаем предположение о том, что ведущей причиной этих искажений является витальный страх перед окружающим миром, который является столь сильным, что блокирует возможность эмоционального взаимодействия и обуславливает трудности контакта со своим чувственным опытом, что проявляется в изменениях как когнитивного, так и аффективного компонентов образа тела.

Если говорить о том, что происходит в норме, то можно заметить, что здесь многие показатели эмоционального интеллекта, в том числе и общий балл, связаны с искажением длины стопы. В телесной терапии эта часть тела описывается как зона «сцепления с реальностью», а также как составляющая опор, обеспечивающих устойчивость в окружающем мире, уверенность действий, своевременное реагирование на изменения в нём [7; 12]. Исходя из полученных данных, предполагается, что это тесно связано со степенью обращения к своему чувственному опыту, ведь именно он возвращает нас из области размышлений в «здесь и сейчас» и является залогом активного приспособления и функционирования при неожиданно возникающих изменениях. С этим хорошо согласуется связь в норме общего балла эмоционального интеллекта также и с длиной руки, что является отражением степени взаимодействия со средой в зависимости от контакта со сферой собственных переживаний.

Далее обратимся к таким фактам, как наличие в аффективном компоненте образа тела при шизофрении внешних признаков выражения эмоций, а также превалирование при заболевании именно компонента восприятия лиц. Это может происходить из-за того, что поскольку при заболевании человек не может опереться на свой эмоциональный опыт, источником информации о состоянии другого человека остаётся форма выражения чувств: мимика, интонация, и таким образом сочетание вышеуказанных результатов является, на наш взгляд, отражением сензитивности к феноменологии эмоций. Либо, как показывает ряд исследований [9], при выраженном дефекте интерпретация строится исключительно на основании внутренней логики и мало стыкуется с общими, культурными нормами.

Специфичное для шизофрении искажение ширины плеч можно интерпретировать как сохранность критики к своему состоянию и ответственность за последствия своих действий. Напомним, что экспериментальную группу составляли лица с невыраженным дефектом, без сильных когнитивных нарушений, часть которых является трудоспособными, т. е. люди, сохраняющие приемлемый уровень социального функционирования, который обеспечивается именно за счёт работы перцептивной стратегии восприятия.

Выводы:

В обеих группах обнаруживается схожий паттерн искажений: увеличение ширины головы, увеличение длины шеи, сокращение длины стопы, при заболевании выраженные сильнее. Они являются отражением усиленного функционирования когнитивной сферы и тенденции к уходу от актуальной реальности в область размышлений, в экспериментальной группе – также и диссоциации мыслительной и эмоциональной сфер. Сокращение расстояния от талии до промежности в обеих группах является отчасти культурально обусловленным как следствие социального блока на выражение  таких чувств, как гнев, тревога и сексуальные переживания. Специфическое для заболевания искажение ширины плеч по нашему мнению отражает сохранность критики к своему состоянию и, как следствие, повышенную степень ответственности.

Аффективный компонент при шизофрении является более бедным по сравнению с контрольной группой, и в нём обнаруживается наличие внешних признаков выражения эмоций.

При шизофрении основной особенностью, обуславливающей искажения образа тела, является наличие витального страха перед окружающим миром, сосредоточенного в области талии и бёдер, вследствие чего при взаимодействии с другими людьми чувственный компонент оказывается блокированным.

Присутствие при заболевании в аффективной составляющей образа тела внешних признаков выражения эмоций мы связываем с тем, что в структуре эмоционального интеллекта при шизофрении преобладает перцептивный компонент. Больные определяют эмоциональное состояние другого человека, опираясь именно на эти признаки, а не на свой чувственный опыт.

 

    Литература

  1. Алексеев А. А.Особенности переживания своего тела больными шизофренией / А. А. Алексеев // Психология телесности: теоретические и практические исследования. – 2009. – С. 74-76.
  2. Андреева И. Н. Эмоциональный интеллект: непонимание, приводящее к “исчезновению”? / И. Н. Андреева // Психологический  журнал. – Мн., 2006. –  № 1. – С. 28-32.
  3. Гиляровский В. А. Психиатрия: руководство для врачей и студентов / В. А. Гиляровский. – М.: Биомедгиз, 1935. – 752 с.
  4. Дольто Ф. Бессознательный образ тела: пер. с фр. / Ф. Дольто. – Ижевск: ERGO, 2006. – 376 с.
  5. Зинкевич-Евстигнеева Т. Д. Проективная диагностика в сказкотерапии / Т. Д. Зинкевич-Евстигнеева, Е. А. Тихонова. – М.: Речь, 2005. – 208 с.
  6. Критская В. П. Патология психической деятельности при шизофрении: мотивация, общение, познание / В. П. Критская, Т. К. Мелешко, Ю. Ф. Поляков. – М.: Изд-во МГУ, 1991. – 256 с.
  7. Леоненко Е. А. Работа с телом в психотерапии: практич. руководство / Е. А. Леоненко, Г. В. Тимошенко. – М.: Психотерапия, 2006. – 224 с.
  8. Лоуэн А. Физическая динамика структуры характера / А. Лоуэн. – М.: Компания Пани, 1996. – 320 с.
  9. Мак-Вильямс Н. Психоаналитическая диагностика: понимание структуры личности в клиническом процессе: пер. с англ. / Н. Мак-Вильямс. – М.: Класс, 2007.
  10. Маховер К. Проективный рисунок человека / К. Маховер. – М.: Смысл, 2009. – 154 с.
  11. Международная классификация болезней (10-й пересмотр) / пер. на рус. язык под ред. Ю. Л. Нуллера, С. Ю. Циркина. – Киев: Сфера, 2005. – Гл. 5: Психиатрия. – 300 с.
  12. Органические поражения нервной системы у детей: книга для родителей / под ред. И. А. Колкер. – Одесса: Моряк, 2007. – 248 с.
  13. Первичное выявление врачами-терапевтами и неврологами шизофрении, шизотипических и бредовых расстройств, особенности психотерапевтической тактики и направление на специализированное лечение в г. Москве: метод. рекомендации Комитета здравоохранения № 34 / сост. Ю. П. Бойко, А. И. Аппенянский. – М., 2002.
  14. Практическая психология для менеджеров / под ред. М. К. Тутушкиной – М.: Филинъ, 1996. – 368 с.
  15. Райх В. Анализ характера / В. Райх. – М.: Эксмо-Пресс, 2000. – 528 с.
  16. Риковская В. Б. Танцевально-двигательная психотерапия в реабилитации шизофрении / В. Б. Риковская // Психология телесности: теоретические и практические исследования, 2009.
  17. Сергиенко Е. А. Эмоциональный интеллект: русскоязычная адаптация теста Мэйера–Сэловея–Карузо (MSCEIT V2.0) / Е. А. Сергиенко, И. И. Ветрова // Психологические исследования. – 2009. – № 6(8).
  18. Соколова Е. Т. Самосознание и самооценка при аномалиях личности / Е. Т. Соколова. – М.: Изд-во МГУ, 1989. – 216 с.
  19. Соловьева И. А. Влияние культуры танца на формирование телесного образа Я / И. А. Соловьева // Культурно-исторический подход и исследование процессов социализации: материалы 5-х междунар. чтений памяти Л. С. Выготского, (15-17 ноября 2004 г.). – М., 2004.

 

 

Ссылка для цитирования

Пахтусова Е.Е., Малыгин В.Л., Ермак Е.В., Искандирова А.Б. Особенности образа тела у больных шизофренией. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 6. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы

Warning: include(../../../../counter.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/uruvaev/mprj.ru/htdocs/archiv_global/2011_6_11/nomer/nomer08.php on line 43

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../../../counter.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php:/usr/share/pear') in /home/uruvaev/mprj.ru/htdocs/archiv_global/2011_6_11/nomer/nomer08.php on line 43