Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Мотивация на психотерапию у женщин, зависимых от психоактивных веществ

Колпаков Я. В. (Москва)

 

 

Колпаков Ярослав Витальевич

–  клинический психолог, кандидат психологических наук (19.00.04), старший преподаватель кафедры клинической психологии факультета клинической психологии ГОУ ВПО «МГМСУ» Минздравсоцразвития России, старший научный сотрудник отделения анализа и внедрения профилактических программ отдела профилактики ФГУ «ННЦ наркологии» Минздравсоцразвития России.

E-mail: kolpakov_jv@mail.ru

 

Аннотация. В данной статье приводятся результаты сравнительного изучения мотивации на психотерапию у женщин, зависимых от алкоголя, у женщин, зависимых от опиоидов и у условно здоровых женщин при помощи пилотной русскоязычной версии «Опросника мотивации на психотерапию» (FPTM, Fragebogen zur Psychotherapiemotivation). У женщин, зависимых от психоактивных веществ, выражен мотив «Отрицание необходимости психотерапевтической помощи», ведущим потенциальным мотивом обращения за психотерапией является «Избавление от психологического напряжения». У условно здоровых женщин ведущими факторами мотивации на психотерапию являются «Знание о пользе психотерапии» и «Надежда на помощь психотерапии».

Ключевые слова: мотивация на психотерапию, зависимость от алкоголя, зависимость от опиоидов.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение.

Исследования, посвященные работе с мотивацией лиц, зависимых от алкоголя и других психоактивных веществ, стали развиваться в последние десять лет. Причиной этих исследований явилось понимание того, что лечение пациентов, не готовых к изменениям своего стиля жизни, не приводит к позитивным результатам [2; 3; 4; 5; 9; 10; 11; 12; 13; 16; 19; 20].

Ряд авторов подчеркивает связь мотивации к лечению с такими понятиями как «критичность», «анозогнозия» (Бехтель Э. Е., 1986), «внутренняя картина болезни» (Ялтонский В. М., 2009) [1; 12].

Согласно В. В. Николаевой (1987, 2009), внутренняя картина болезни является сложным структурированным образованием, включающим в себя, по крайней мере, четыре уровня психического отражения болезни: чувственный уровень ощущений, эмоциональный уровень, интеллектуальный и мотивационный уровень [7].

Мотивационный уровень отражает личностный смысл болезни и ее последствий, сопровождающийся изменением поведения, образа жизни и актуализацией деятельности по возвращению и сохранению здоровья [8].

По мнению В. М. Ялтонского (2009), мотивация к лечению является важным структурным компонентом мотивационного уровня внутренней картины болезни, который в процессе динамики формирования внутренней картины болезни отражает изменения мотивационной (ценностно-смысловой) сферы личности, ценности здоровья и болезни, цели лечения и так далее [12].

Ю. В. Валентик (2001) выделил три установки в отношении терапевтического процесса у лиц, зависимых от наркотиков. Первая терапевтическая установка – это установка на получение быстрой помощи по купированию синдрома отмены и последующей выпиской. Вторая установка – установка на трезвость – понимание, что нормальная жизнь возможна только в условиях полного безоговорочного отказа от наркотиков. По мнению автора, она формируется на основе критического понимания болезни. На заключительном этапе формируются установки на достижение позитивных социально-значимых целей. При прохождении этого этапа возможен результат – способность пациента жить в своем нормативном окружении и быть успешным [3].

В. М. Ялтонский (2009) считает, что мотивацией на лечение является побуждение личности, ее заинтересованность включиться в процесс лечения, продолжать участвовать в нем и быть приверженным определенной стратегии изменения поведения, связанного с болезнью. По мнению автора, мотивация на лечение отражает степень готовности больного к изменению поведения, опосредованного болезнью [12].

Исследования программ лечения наркозависимых, ориентированных на общество, проведенные M. L. Hiller (2009), показали, что мотивация к лечению является существенным предиктором участия пациента в терапии длительное время [16].

A.C. King и S. A. Canada (2004) показали, что женщины более вероятно, чем мужчины, прекращают лечение или получают его в неполном объеме [17].

По мнению C. E. Grella (1997), причины вовлечения в лечение могут отличаться у мужчин и женщин. Для мужчин более характерны причины, связанные с работой или обучением, в то время как для женщин более значимо переживание, что жизнь стала неконтролируемой ими, и состояние субъективного стресса. Страх потерять ребенка во время пребывания на лечении является для женщины фактором, снижающим мотивацию к лечению [15].

Исследование, проведенное D. A. Dawson (1996), показало отсутствие различий между женщинами и мужчинами, зависимыми от психоактивных веществ, связанных с направленностью на лечение по таким демографическим и клиническим характеристикам, как пол, уровень образования, наличие работы, развод, наличие детей младше 18 лет. Но вероятность того, что женщина обратиться в больницу за помощью при наблюдении в течение 8 лет, была ниже, чем за тот же период наблюдения у мужчин [14].

В 2009 году профессор В. М. Ялтонский предложил теоретическую модель мотивации к лечению у лиц, зависимых от психоактивных веществ [12].

Исходя из теории мотивации достижения, процесс лечения может рассматриваться как деятельность, направленная на получение определенного прогнозируемого больным результата терапии, обусловленная его внутренним относительно устойчивым стремлением к преодолению болезни, а наличие мотивации к лечению является надежным предиктором успешности лечебно-реабилитационного процесса. Мотивация к лечению лиц, зависимых от психоактивных веществ, представляет собой динамическое многоуровневое образование, имеющее сложную полимерную структуру, являющуюся производным компонентом мотивационного уровня внутренней картины болезни (мотивационный компонент внутренней картины терапии). Она отражает когнитивные стадии готовности к изменению зависимого поведения, возможные переходы в процессе интернализации от регуляции зависимого поведения с помощью внешних факторов – к саморегуляции, от внешней мотивации – к смешанной мотивации к лечению (внешней и частично внутренней) и обратно. В процессе интернализации происходит замещение внешних представлений о болезни и целесообразности лечения внутренними представлениями больного. В модели мотивации к лечению лиц, зависимых от психоактивных веществ, В. М. Ялтонский выделяет три уровня (негативный, амбитендентно-амбивалентно-неустойчивый и позитивный) и сложную структуру, включающую ценностно-смысловые, эмоциональные, когнитивные и поведенческие компоненты (предикторы). Уровни и структурные компоненты мотивации к лечению могут быть индивидуализированными мишенями психотерапии.

Негативная мотивация к лечению (позитивная мотивация на продолжение злоупотребления психоактивного вещества). Первый уровень – это уровень внешней, экстернальной регуляции поведения больного, связанного с лечением. Он характеризуется наличием нередко скрываемой от окружающих позитивной мотивации на продолжение злоупотребления в ближайшем будущем и негативной мотивацией к лечению в настоящий момент. Внешняя, контролируемая средой мотивация к лечению отражает побуждение пациента к терапии зависимости, идущее из социальной среды и полностью регулируется обещанными наградами либо угрозой наказания, силового давления в случае отказа от участия в терапии.

Амбитендентно-амбивалентно-неустойчивая мотивация к лечению зависимости от психоактивного вещества. Второй уровень отражает наличие позитивно-негативной мотивации к лечению, сочетающейся с негативно-позитивной мотивацией на продолжение употребления психоактивного вещества в ближайшем будущем. В отличие от предыдущего уровня, особенностью второго уровня мотивации к лечению является то, что поведение больного начинается регулироваться и за счет усвоения им в процессе частичной интернализации внешних социально одобряемых норм правил, установок общества, связанных с отказом от употребления психоактивных веществ. Амбивалентность является ведущим признаком данного уровня мотивации. В сознании больного сосуществуют противоречивые мотивы (амбивалентность мотивов) и противоречивое эмоциональное двойственное отношение пациента к процессу употребления или прекращения употребления психоактивных веществ (амбивалентность чувств).

Позитивная мотивация на лечение (негативная мотивация на продолжение злоупотребления психоактивного вещества). Третий уровень мотивации к лечению зависимости от психоактивного вещества отражает отождествленную больным идентифицированную регуляцию внешней мотивации на лечение. На этом уровне продолжается снижение доли внешнего регулирования поведения, связанного с лечением и возрастание роли пациента в самостоятельном выборе процесса регулирования болезни и определении необходимой для этого степени собственной активности [12].

Я. В. Колпаков и В. М. Ялтонский (2011) выделяют «мишени» психотерапии для каждого уровня мотивации на лечение. Для уровня негативной мотивации на лечение «мишенями» являются повышение признания болезни и повышение амбитендетно-амбивалентного отношения к ней. Для уровня амбитендентно-амбивалентно-неустойчивой мотивации на лечение «мишенями» являются повышение признания болезни, повышение амбитендетно-амбивалентного отношения к ней и повышение восприятия социальной поддержки. Для уровня позитивной мотивации на лечение «мишенями» являются повышение признания болезни, повышение амбитендетно-амбивалентного отношения к ней, повышение восприятия социальной поддержки и повышения самоэффективности [6].

Однако не менее важным аспектом является изучение собственно мотивации на психотерапию у женщин, зависимых от психоактивных веществ.

Основные положения исследования.

Были обследованы 75 женщин в возрасте 20-40 лет. Из них были сформированы две основные группы и контрольная группа.

В первую группу вошли 25 женщин, проходящих стационарное лечение в филиале ГУЗ «Наркологической клинической больницы № 17» Департамента здравоохранения г. Москвы с синдромом зависимости от алкоголя, вторая (средняя) клиническая стадия, текущий эпизод воздержания в условиях ограничения (F10.212).

Во вторую группу вошли 25 женщин, проходящих стационарное лечение в филиале ГУЗ «Наркологической клинической больницы № 17» Департамента здравоохранения г. Москвы с синдромом зависимости от опиоидов, вторая (средняя) клиническая стадия, текущий эпизод воздержания в условиях ограничения (F11.212).

Диагноз женщинам из первых двух групп был поставлен врачом психиатром-наркологом. Обследование проводилось на 14-16 день после купирования абстинентного состояния. В исследование не включались женщины с другими психическими и поведенческими расстройствами, тяжёлыми хроническими соматическими заболеваниями. Каждая из женщин в течение текущей госпитализации была однократно проконсультирована врачом психиатром-психотерапевтом.

В третью группу – контрольную – вошли 25 условно здоровых женщин, впервые посетивших АНО «Институт психодрамы и ролевого тренинга» с целью возможного дальнейшего участия в учебно-терапевтической группе.

Данные группы были обследованы при помощи пилотной русскоязычной версии «Опросника мотивации на психотерапию» (FPTM, Fragebogen zur Psychotherapiemotivation, R. Nübling, H. Schulz, J. Schmidt, U. Koch, W.W. Wittmann, 2001).

Данная методика предназначена для изучения факторов, которые повышают или снижают мотивацию на психотерапию. Методика включает 39 утверждений, для которых испытуемый указывает степень согласия – «верно», «скорее верно», «скорее не верно» или «не верно».

Полученные ответы обрабатываются при помощи специального ключа, а полученные сырые баллы переводятся в стандартизированные оценки – Т-баллы – по каждой из 6 шкал методики.

Шкала «Избавление от психологического напряжения» отражает фактор мотивации на психотерапию, связанный с желанием респондента обсудить проблемы, из-за которых он чувствует себя эмоционально удрученным, подавленным, опасается за свое будущее.

Шкала «Надежда на помощь психотерапии» отражает фактор мотивации на психотерапию, связанный с уверенностью респондента в эффективности психотерапевтической помощи, оптимизмом в отношении улучшения своего состояния.

Шкала «Отрицание необходимости психотерапии» отражает фактор мотивации на психотерапию, связанный с восприятием респондентом психологических проблем как собственной слабости, а психотерапии как угрозы своей независимости.

Шкала «Знание о пользе психотерапии» отражает фактор мотивации на психотерапию, связанный с осведомлённостью респондента о том, что такое психотерапия, а также с наличием опыта поиска информации о психотерапевтической помощи.

Шкала «Собственная инициатива обращения за психотерапией» отражает фактор мотивации на психотерапию, связанный с наличием у респондента собственной активности и усилий, направленных на получение психотерапевтической помощи.

Шкала «Вторичная выгода от психотерапии» отражает фактор мотивации на психотерапию, связанный с желанием респондента использовать свои симптомы и участие в психотерапевтическом процессе для получения позитивного социального подкрепления – «вторичной выгоды», а не для решения насущной психологической проблемы [18].

Все обследованные женщины давали информированное согласие на участие в исследовании.

Полученные данные были обработаны при помощи пакета программ «SPSS, version 16»©. Были использованы следующие статистические процедуры: дескриптивно-сравнительный анализ, включающий вычисление средних и стандартных отклонений, сравнение групп с использованием непараметрического критерия U Манна-Уитни; анализ нормальности распределений параметров по критерию Z Колмогорова-Смирнова; корреляционный анализ с использование коэффициента ранговой корреляции R Спирмена. Достоверность различий и значимость корреляционных связей определялись на уровне p<0,05.

Статистических различий между тремя группами по возрасту, соотношению уровня образования, семейного положения и трудового статуса выявлено не было.

Результаты исследования.

Сравнение факторов, определяющих мотивацию на психотерапию этих особенностей, представлено в таблице № 1.

 

Таблица № 1.

Результаты сравнения изучаемых групп по факторам, определяющим мотивацию на психотерапию (в Т- баллах).

 

В группе женщин, зависимых от алкоголя, и в группе женщин, зависимых от опиоидов, ведущим фактором мотивации на психотерапию является «Отрицание необходимости психотерапевтической помощи» – 64,87±5,92 и 64,25±5,08 Т-баллов, соответственно.

Испытуемые в данных группах, по сравнению с контрольной, были мало информированы о том, что такое психотерапия (47,87±11,28 и 50,83±5,08 Т-баллов, соответственно), что она может быть полезной, они не испытывали надежд, что психотерапия им может помочь (40,67±11,53 и 44,00±8,52 Т-баллов, соответственно).

Ведущим потенциальным мотивом обращения за психотерапией в данных группах может стать ситуативный копинг-мотив «Избавление от психологического напряжения» (42,87±12,83 и 43,83±7,83 Т-баллов, соответственно).

Этот мотив минимально выражен в контрольной группе – 38,31±6,59 Т-баллов. Ведущим фактором мотивации на психотерапию в контрольной группе является «Знание о пользе психотерапии» (58,16±3,29 Т-баллов), также важную роль играет фактор «Надежда на помощь психотерапии» (52,54±9,50 Т-баллов).

Полученные результаты иллюстрирует рисунок 1.

 

 

Рисунок 1. Сравнение изучаемых групп по факторам, определяющим мотивацию на психотерапию (в Т-баллах).

 

Выводы.

У женщин, зависимых от психоактивных веществ, выражен мотив «Отрицание необходимости психотерапевтической помощи», ведущим потенциальным мотивом обращения за психотерапией является «Избавление от психологического напряжения». Это соответствует полученным ранее данным об особенностях структуры мотивации на лечение при разных её уровнях.

У условно здоровых женщин ведущими факторами мотивации на психотерапию являются «Знание о пользе психотерапии» и «Надежда на помощь психотерапии».

Полученные данные можно использовать при разработке новых технологий клинико-психологического сопровождения женщин, зависимых от психоактивных веществ, проходящих стационарное лечение. Также в ходе исследования апробирована пилотная русскоязычная версия методики, направленная на оценку факторов мотивации на психотерапию, что позволяет определить новые векторы изучения данного феномена.

 

    Литература

  1. Бехтель Э. Е. Донозологические формы злоупотребления алкоголем / Э. Е. Бехтель. – М.: Медицина. – 1986. – 272 с.
  2. Братусь Б. С. Аномалии личности / Б. С. Братусь. – М.: Мысль, 1998. – 301 с.
  3. Валентик Ю. В. Реабилитация в наркологии: учеб. пособие / Ю. В. Валентик. – М.: Прогрессивные биомедицинские технологии, 2001. – 34 с.
  4. Дёмина М. В. Нарушения нозогнозии («синдром отчуждения болезни») при алкоголизме и героиновой наркомании (клиника, систематика, подходы к коррекции): дис. … д-ра мед. наук: 14.00.45 / М. В. Демина. – М.: ННЦ наркологии, 2005. – 232 с.
  5. Колпаков Я. В. Структура и уровень мотивации на лечение у женщин, зависимых от алкоголя: автореф. дис. … канд. психол. наук: 19.00.04 / Я. В. Колпаков. – М.: МГУ, 2010. – 26 с.
  6. Колпаков Я. В. Особенности клинико-психологического сопровождения женщин, зависимых от алкоголя, с разной мотивацией к лечению на этапе реабилитации / Я. В. Колпаков, В. М. Ялтонский // Аддиктивное поведение: профилактика и реабилитация: материалы Всерос. науч.-практич. конференции с междунар. участием (Москва, 22-23 апр. 2011 г.) / ред.-сост. В. В. Барцалкина, Н. Б. Флорова, В. В. Аришинова. – М.: МГППУ, 2011. – С. 116-120.
  7. Николаева В. В. Влияние хронической болезни на психику: психическое исследование / В. В. Николаева. – М.: Изд-во МГУ, 1987. – 166 с.
  8. Николаева В. В. Динамика ВКБ как показатель кризиса развития личности в условиях болезни / В. В. Николаева // Психосоматика: телесность и культура: учеб. пособие для вузов / под ред. В. В. Николаевой. – М.: Академический Проект, 2009.
  9. Поляк О. Б. Критика к заболеванию и терапевтическая мотивация в структуре отношения к болезни при опиоидных наркоманиях: автореф. дис. … канд. психол. наук: 19.00.04 / О. Б. Поляк. – СПб.: СПНИПНИ, 2009. – 24 с.
  10. Сирота Н. А. Мотивационная работа с лицами, употребляющими наркотики и зависимыми от них / Н. А. Сирота, В. М. Ялтонский // Руководство по наркологии / под ред. Н. Н. Иванца. – М.: Медицинское информационное агентство, 2008. – С. 369-406.
  11. Формирование мотивации на изменение поведения в отношении употребления психоактивных веществ и коррекции других форм психосоциальной адаптации у детей и подростков группы риска: пособие для врачей / Н. А. Сирота, В. М. Ялтонский [и др.]. – М.: ННЦ наркологии, ПБОЮЛ «Гайнуллин», 2004. – 40 с.
  12. Ялтонский В. М. Теоретическая модель мотивации к лечению зависимости от психоактивных  веществ / В. М. Ялтонский // Вопросы  наркологии.  –  2009. – № 6.  –  С. 60-69.
  13. Ялтонский В. М. Мотивационная терапия / В. М. Ялтонский, Н. А. Сирота // Наркология. – 2003. – № 4. – С. 41-44.
  14. Dawson D. A. Gender differences in the probability of alcohol treatment / D. A. Dawson // J. Subst. Abuse Treat. – 1996. – N 8. – P. 211-225.
  15. Grella C. E. Services for perinatal women with substance abuse and mental health disorders: the unmet need / C. E. Grella // J. Psychoactive Drugs. – 1997. – Vol. 28. – N 4. – P. 319-343.
  16. Hiller M. L. Problem Severity and Motivation for Treatment in Incarcerated / M. L. Hiller // Substance Abusers Substance Use & Misuse. – 2009. – N 44. – P. 28-41.
  17. King A. C. Client-related predictors of early treatment drop-out in a substance abuse clinic exclusively employing individual therapy / A. C. King, S. A. Canada // J. Substance Abuse Treatment. – 2004. – N 26. – P. 189-195.
  18. Nübling R. FPTM. Fragebogen zur Psychotherapiemotivation / R. Nübling, J. Schmidt, H. Schulz // In E. Brähler, J. Schuhmacher & B. Strauβ (Hrsg.). Diagnostische Verfahren in der Psychotherapie. – Göttingen: Hogrefe-Verlag, 2002.
  19. Simpson D. D. Motivation as a predictor of early dropout from drug abuse treatment / D. D. Simpson, G. W. Joe // Psychotherapy. – 1993. – Vol. 30. – N 2. – P. 357-368.
  20. Swanson A. J. Motivational interviewing and treatment adherence among psychiatric and dually diagnosed / A. J. Swanson, M. V. Pantalon, K. R. Cohen // J. Nervous and Mental Disorders. – 1999. – N 187. – P. 630-635.

 

 

Ссылка для цитирования

Колпаков Я.В. Мотивация на психотерапию у женщин, зависимых от психоактивных веществ. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 6. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы