Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 6(11)
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Психогенный тремор: особенности эмоционально-когнитивного реагирования на ситуации социального взаимодействия

Беликова Ж.А., Березовская Р.А. (Санкт-Петербург)

 

 

Беликова Жанна Альбертовна

–  Психолог, консультант экстренной психологической помощи.

E-mail: jannabelik@mail.ru

Березовская Регина Анатольевна

–  кандидат психологических наук, доцент факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета.

E-mail: r.berezovskaya@psy.pu.ru

 

Аннотация. В статье рассматриваются результаты эмпирического исследования, целью которого было изучение особенностей эмоциональных переживаний, а также содержания страхов, сопутствующих возникновению психогенного тремора. Установлено, что тремор в ситуациях социального взаимодействия не является непосредственной реакцией на ситуацию: особенности эмоционально-когнитивного реагирования опосредованы тем личностным смыслом, который приписывается ей человеком. Выявлены три типа «ситуаций-провокаторов».

Ключевые слова: тремор, психогенный тремор, психосоматические реакции, ситуации социального взаимодействия, эмоционально-когнитивное реагирование.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

В научной литературе понятие «психогенный тремор» используется в основном в качестве симптома, сопровождающего истерический невроз. В то же время, основываясь на общей трактовке понятия «психогенный», значение этого термина может быть распространено на все виды тремора, вызванного различными психологическими причинами более широкого спектра. Среди таких причин, помимо истерического невроза, могут быть такие невротические расстройства как агарофобия, социофобия, панические, тревожные, депрессивные расстройства, расстройства адаптации, соматоформная дисфункция вегетативной нервной системы, а также истерическое расстройство личности и другие. Однако, среди расстройств, одним из симптомов которых может быть тремор, могут встречаться такие, которые детерминированы исключительно физиологическими причинами. Наиболее распространенными среди них являются экстрапирамидные нарушения нервной системы, например, эссенциальный тремор [8]. На стыке обеих причин (и психической и соматической) существуют так называемые психосоматические расстройства [2]. Они представляют собой соматоформные расстройства, спровоцированные, предположительно, психологическими факторами, но выраженные соматически. Среди них, например, такие как гипертиреоз, бронхиальная астма, гипогликемия и др. Физиологические последствия этих расстройств могут быть настолько существенными, что психогенность их часто упускается из виду. И действительно, лечению в таких случаях неизбежно подлежит их соматическая основа, но, в то же время, необходимость в психотерапии не менее обоснована.

Практика показывает, что существует ряд функциональных расстройств, которые невозможно однозначно классифицировать в составе известных заболеваний: в нашем исследовании рассматривается феномен возникновения психогенного тремора, этиология которого достоверно неизвестна, но на происхождение которого существенное влияние оказывают психологические факторы. Психогенный тремор – это тремор (дрожание), возникающий у людей с невротическими нарушениями, вегетативной дистонией, некоторыми формами психопатологии. Характеризуется значительной частотой, изменчивостью амплитуды, прямой зависимостью выраженности тремора от ситуации и эмоционального состояния человека. Иными словами, такой вид тремора, который проявляется в строго определенных ситуациях под влиянием психологических факторов [4]. Как следствие, люди, страдающие подобными расстройствами, часто сталкиваются с последствиями такой неопределенности: отчаяньем избавиться от беспокоящего их недуга, ощущением своей тяготящей «уникальности».

 

Материалы и методы исследования

Обратимся к результатам проведенного нами исследования, целью которого было изучение особенностей эмоционально-когнитивного реагирования на определенные социальные ситуации людей, страдающих психогенным тремором. В качестве гипотезы было выдвинуто предположение о том, что тремор в ситуациях социального взаимодействия не является непосредственной реакцией на ситуацию; особенности эмоционально-когнитивного реагирования на ситуацию опосредованы тем личностным смыслом, который приписывается ей человеком. В соответствии с целью и гипотезой, основной задачей данного исследования стало выявление и описание этих эмоционально-когнитивных особенностей.

Таким образом, требовалось изучить специфику ситуаций, в которых возникает тремор и интерпретировать выявленные особенности эмоционально-когнитивного реагирования в них таким образом, чтобы можно было описать причины личностной значимости описанных ситуаций. Иначе говоря, выявить тот субъективный смысл, который приписывается им всякий раз, когда возникает тремор.

Ключевым вопросом при разработке дизайна исследования была разработка критериев отбора участников. Обходя сложный момент, связанный со спором о том, что первично, а что вторично в возникновении рассматриваемого вида тремора (физиологический компонент или психологический), в рамках нашего исследования было принято решение отбирать только таких участников, которые констатируют у себя возникновение тремора в строго определенных ситуациях социального взаимодействия. Учитывая тот факт, что само понятие «психогенный тремор» не является самостоятельным заболеванием, классифицируемым как таковое в составе МКБ-10 [3], невозможно было контролировать состав выборки участников для исследования на основании наличия медицинского диагноза. Поэтому, критерием психогенности тремора, в нашем исследовании, выступали данные самоотчетов респондентов, в которых они отмечали очевидную связь между возникновением тремора и тем, в каких ситуациях он возникает. Для респондентов, эти ситуации всегда были ярко эмоционально окрашены и несли в себе некий субъективный, личностно значимый смысл. Важно отметить, что ситуации могли включать в себя одни и те же физические действия и поведение, но только при определенных условиях эта ситуация становилась треморогенной. Это условие – субъективное ощущение наличия некоего «свидетеля» в момент происходящего, очевидного или воображаемого. Именно из-за присутствия «свидетеля», ситуации являются ситуациями социального взаимодействия. И именно благодаря наличию этого условия, делался вывод о том, что тремор возникает не по причине совершения определенных манипуляций, что могло свидетельствовать в пользу исключительно физиологических причин его возникновения, а по причине возникновения неких отношений с неким «свидетелем» в момент свершения этих манипуляций, что свидетельствует о психогенной природе возникающего тремора. Частота и амплитуда тремора в исследовании не измерялись, так как объектом исследования являлся не сам феномен психогенного тремора, а люди, в чьей психической реальности возникновение тремора существует как проблема.

Таким образом, отбор участников исследования проводился на основании следующих критериев:

−   человек формулирует свою психологическую проблему как проблему возникновения тремора, препятствующую, по его субъективной оценке, эффективной социализации;

−   человек констатирует у себя субъективное ощущение возникновения тремора в строго определенных социальных ситуациях и только в них.

Объект исследования: в исследовании приняли участие 47 человек. Из них: 30% составили мужчины и 70% – женщины; средний возраст респондентов 28 лет; 83% – люди с высшим образованием и студенты ВУЗов.

На подготовительном этапе исследования нами было проведено анкетирование участников, позволившее составить список из 16 типичных ситуаций, в которых, по самоотчетам участников, у них возникает тремор конечностей. Также были составлены списки страхов и других вариантов эмоционального реагирования, наиболее часто встречающиеся в описанных ситуациях.

Процедура исследования заключалась в том, что респондентам предлагалось оценить все ситуации социального взаимодействия с точки зрения наличия и выраженности в них: а) каждого из 12 страхов; б) каждого из 15 вариантов эмоционального реагирования. Другими словами, особенности эмоционально-когнитивного реагирования, на основе которых в дальнейшем нами будет проведена интерпретация субъективных смысловых нагрузок различных ситуаций, в которых возникает психогенный тремор, мы изучали, задавая участникам исследования следующие вопросы:

−   что чувствует, какие эмоции переживает человек в такой ситуации;

−   каково содержание страхов, испытываемых в ситуации (чего именно он боится, на какие именно ценности «покушается» данная ситуация, чему она угрожает).

Методики исследования:

−   для сбора описанной информации использовался модифицированный вариант методики «Психосемантический анализ устойчивых алгоритмов реагирования на социальные ситуации» Сагалаковой О.А. [7];

−   для описания личностных характеристик исследуемых, использовались методики: шкала самооценки уровня тревожности (Ч. Д. Спилберга, Ю. Л. Ханина) [5], Томский опросник ригидности Залевского Г. В. (ТОРЗ) [1], опросник социофобии О. А. Сагалаковой и Д. В. Труевцева [6].

 

Результаты оценки эмоционально-когнитивного реагирования на ситуации социального взаимодействия были объединены нами в две матрицы, в соответствии с исследуемыми признаками: «ситуации и страхи» и «ситуации и эмоции». Обе матрицы были подвергнуты факторному анализу методом анализа главных компонент. В каждой из матриц представленные ситуации факторизовались в зависимости от следующих показателей:

−   набора и выраженности страхов в этих ситуациях;

−   набора и выраженности эмоциональных реакций в этих ситуациях.

Таким образом, были сформированы таблицы с показателями факторных нагрузок каждого страха и каждой эмоциональной реакции в каждой из шестнадцати ситуаций, которые в дальнейшем подверглись качественному анализу. При статистической обработке применялась программа Statistica SPSS.17.0.

 

Результаты исследования и их обсуждение

Интерпретация факторов позволила «разделить» ситуации на три смысловых типа. Каждый тип представляет собой тот субъективный «смысл», которым человек наделяет ситуацию социального взаимодействия, в которой возникает дрожь. Рассмотрим выделенные типы более подробно.

Первый тип объединил ситуации, которые субъективно воспринимаются респондентами, как осознание факта пристального внимания к собственной персоне со стороны окружающих. Он был условно назван нами «Я – объект наблюдения». Причина, по которой актуализируется этот смысл – субъективное ощущение наблюдения. Одна из ключевых характеристик восприятия ситуации как «Я – объект наблюдения» заключается в присутствии следующей формулировки: «Они видят мои руки», если речь идет о треморе рук. Стоит отметить, что ощущение наблюдения может возникать вне зависимости от того, существует ли наблюдение объективно.

Ситуации, в которых чаще всего актуализируется описанный выше субъективный смысл – это ситуация, в которой необходимо произвести впечатление (знакомство с новым коллективом / человеком); заполнение (подписание) квитанции или документов в каком-либо учреждении; проверка документов сотрудниками контролирующих органов.

Во второй тип объединились ситуации, которые воспринимаются респондентами как ситуации оценивания со стороны других людей. Условно мы назвали этот тип ситуаций – «Я – объект оценки». Причина актуализации этого смысла – ощущение оценивания свойств своей личности (например, успешности, привлекательности, адекватности, компетентности и т.д.). Кратко сформулировать основную характеристику любой из ситуаций типа «Я – объект оценки», как ее видит сам участник ситуации, можно следующим образом: «Сейчас обо мне будет вынесено суждение».

Ситуации, в которых чаще всего актуализируется этот смысловой тип, таковы: выступление перед аудиторией; проверка, контроль знаний; собеседование при устройстве на работу; обед или ужин на людях, в гостях; произнесение тоста во время праздничного мероприятия; обращение к человеку выше себя по статусу с какой-либо просьбой.

И, наконец, третий тип ситуаций был назван нами «Я – контробъект». В него вошли ситуации, в которых личность так или иначе заботится о целостности своих границ. Причина, по которой ситуации воспринимаются именно таким образом – субъективное ощущение противопоставления себя «другому». В качестве «другого» могут выступать: конкретный человек, группа людей, организация и т. п. При этом, речь может идти о разграничении, отстаивании или насаждении своих интересов; мнений; желаний; целей и т. д. Образ ситуации в восприятии человека, соответствующей типу «Я – контробъект» можно облечь в формулировку «Есть я – есть другой». Эта позиция может быть активной или пассивной, нападающей или оборонительной. Так, например, эта позиция может сопровождать процесс насаждения своих интересов – расширение своих границ, или же, наоборот, защиты своих интересов – заботу о ненарушении собственных границ. Так или иначе, оказавшись в ситуации третьего типа, для человека очень важно сохранить свою «целостность». В отличие от ситуаций, воспринимаемых по типу «Я – объект оценки», в ситуации типа «Я – контробъект» человеку важно не столько понравиться или произвести хорошее впечатление на «другого», сколько не позволить «другому» нарушить психологические границы своей личности. Важно добавить, что желание оберегать эти границы не всегда сопровождается объективным «покушением» на них. Достаточно того, что такая угроза присутствует в психическом восприятии участника ситуации.

Ситуации, в которых чаще всего актуализируется этот смысловой тип: высказывание и отстаивание своего мнения перед коллегами по работе; отказ в настойчивой просьбе, которую человек не хочет выполнять; процесс принятия важного решения; разговор (ожидание разговора) на важную тему; ситуация открытого противостояния (конфликт, ссора); обращение к человеку выше себя по статусу с какой-либо просьбой.

В дополнение к описанию первых двух смысловых типов следует отметить, что на практике провести четкую грань между типами ситуаций «Я – объект наблюдения» и «Я – объект оценки» достаточно сложно. Формально в ситуации первого типа главную роль играет осознание человеком «голого факта» наблюдения. Иными словами, другой человек со стороны может смотреть / видеть, как и что он делает, а следовательно, наблюдатель может отметить некие свойства совершаемых манипуляций, например, в такой форме: «у него дрожат руки», «вилка дрогнула в руке» и т. д. Второй же тип восприятия ситуации предполагает оценивание не только и не столько поведения, сколько самой личности в целом или интерпретацию причин ее поступков в данной ситуации, например, «он – трус» или «она волнуется» и т. д.

Формальность разграничения заключается в том, что осознание эмоционально не окрашенного субъективной значимостью факта наблюдения (безоценочная констатация) обычно не вызывает у человека каких-либо психологических проблем. Но в тот момент, когда ситуация наблюдения осознается индивидом как потенциально «проблемная» – он уже усматривает в ней перспективы оценки, тем самым, превращая ее для себя в ситуацию «Я – объект оценки». Таким образом, в психологическом смысле, от участника ситуации всегда требуется некая активность, которая заключается в процессе сознательного или бессознательного преобразования факта наблюдения в факт оценивания, и превращает ситуацию типа «Я – объект наблюдения» в ситуацию типа «Я – объект оценки». Для тревожного человека ситуация наблюдения субъективно тем и небезопасна, что предполагает ощущение оценивания. Так как и в том и в другом типе ситуаций у человека возникает дрожь – по сути, и та и другая ситуация, на практике, представляют собой ситуацию оценивания.

Процесс описанного преобразования можно продемонстрировать на примере одной довольно типичной ситуации, описанной разными респондентами во время интервью. Человек понимает, что сейчас совершает какие-то действия, потенциально доступные наблюдению со стороны. Например, подписывает бумаги в канцелярии. Эта ситуация, сама по себе, изначально не предусматривает перспективы оценивания личности и представляет собой, в восприятии человека, типичную ситуацию типа «Я – объект наблюдения». Обычно, в таких ситуациях, тремор проявляется рефлекторно, просто потому, что он практически всегда «выученно» появляется в ситуациях, где руки доступны для наблюдения кем-то еще. В этот момент возникает страх, что эту дрожь заметят, что, в свою очередь, повлечет за собой суждение уже о самой личности участника ситуации. Тогда, та же ситуация приобретает новый смысловой статус и становится ситуацией типа «Я – объект оценки». Как правило, основное опасение респондентов заключается в том, что их сочтут «больными». В ситуации же, которая очевидно изначально носит статус «Я – объект оценки» (например, при сдаче экзамена), тремор возникает из-за страха оценки и из-за страха «гарантированного» наблюдения, в которой тремор ожидаемо возникнет по описанной выше рефлекторной схеме.

Проведенное исследование также позволяет построить иерархическую модель наиболее пугающих социальных ситуаций по убыванию выраженности страхов, у людей, страдающих психогенным тремором:

  1.   собеседование при устройстве на работу;

  2.   ситуация открытого противостояния (конфликт, ссора, и т. д.);

  3.   действие (работа) под наблюдением;

  4.   произнесение тоста во время праздничного мероприятия;

  5.   выступление перед аудиторией;

  6.   обед или ужин (прием пищи) на людях, в гостях;

  7.   ситуация, в которой необходимо произвести впечатление (знакомство) с новым коллективом / человеком;

  8.   проверка, контроль знаний (экзамен, аттестация, др.);

  9.   разговор (ожидание разговора) на важную для вас тему;

10.   обращение к человеку выше себя по статусу с какой-либо просьбой;

11.   высказывание и отстаивание своего мнения перед коллегами по работе;

12.   процесс принятия важного решения;

13.   проверка документов сотрудниками контролирующих органов;

14.   заполнение (подписание) квитанции или документов в учреждении

15.   звонок по телефону для выяснения какой-либо информации;

16.   отказ в настойчивой просьбе, которую Вы не желаете выполнять.

Также выявлены иерархии страхов и эмоциональных реакций в целом по группе и по всем ситуациям. Результаты представлены в таблице 1.

 

Таблица 1.

Иерархия страхов и эмоциональных реакций, возникающих в социальных ситуациях
в целом по группе и по всем ситуациям, у людей, страдающих психогенным тремором
(от наиболее к наименее выраженным):

 

 

Анализ иерархических списков выявил, что наибольшую представленность выраженными страхами, а также эмоциональными откликами, показали ситуации типа «Я – объект оценки»; наименее «пугающая» группа ситуаций представлена ситуациями типа «Я – объект наблюдения»; а ситуации типа «Я – контробъект» занимают промежуточное положение. В реальности же разграничить ситуации по личностному смыслу, согласно предлагаемому типированию, очень сложно. Как правило, ситуации восприятия себя в качестве объекта наблюдения, оценивания и в качестве контробъекта, субъективно очень связаны. Без ощущения себя под наблюдением, сложно представить себя в ситуации оценивания. Вне позиции противопоставления себя другому человеку (или группе), ситуация оценивания не возможна. Поэтому, важно подчеркнуть, что в реальной ситуации, вызвавшей тремор, актуализируются сразу все описанные типы ее смысловой нагрузки. Но, по нашему мнению, только один из них в определенный момент времени, является субъективно наиболее значимым для исследуемой личности. При этом, человек может и не осознавать, какой из описанных типов в данный момент в большей степени определяет его переживания.

Также, в процессе исследования, были проанализированы взаимосвязи непосредственно самих элементов эмоционально-когнитивного реагирования (эмоций и содержания страхов) внутри каждого типа смысловых нагрузок ситуаций, провоцирующих психогенный тремор. Для выявления взаимосвязей между эмоциональным и когнитивным реагированием был проведен корреляционный анализ, в результате которого были обнаружены следующие особенности:

−   в ситуациях типа «Я – объект оценки» невозможность контролировать и прогнозировать исход ситуации вызывает у человека чувства уязвимости, неуверенности и тревоги;

−   в ситуациях типа «Я – объект наблюдения» наличие страха так называемой «потери лица», разоблачения, сопровождается набором эмоций из вины, разочарования, отвращения к себе и обиды. При этом, страх разрушения ранее созданного «лица» провоцирует чувство отвращения, направленного на себя, а страх невозможности создания нового «лица» провоцирует возникновение обиды, направленной во вне;

−   в ситуациях типа «Я – контробъект» страх перед тем, что окружающие заметят сильную дрожь и оценят это как проявление сильного волнения, провоцирует появление у респондентов таких чувств как одиночество, жалость к себе, злость на себя и обида. Страх возможности «неадекватных» действий в предлагаемой ситуации сопровождается чувством вины.

Также нами были исследованы значимые различия в особенностях эмоционально-когнитивного реагирования между мужчинами и женщинами посредством дисперсионного анализа с использованием F–критерия Фишера. Кратко опишем полученные значимые различия:

−    в ситуации «Я – контробъект» страх «боюсь, что не смогу сделать все необходимое для достижения результата» более выражен у женщин, чем у мужчин. Аналогичная тенденция в ситуации «Я – объект оценки»: страх «боюсь показаться внешне непривлекательным» более выражен у женщин, чем у мужчин.

−   в ситуации «Я – объект наблюдения» у женщин по сравнению с мужчинами более выражены такие страхи как: «боюсь, что во мне разочаруются и / или отвергнут после моего участия в ситуации», «боюсь, что буду вести себя странно, неловко, сделаю или скажу «что-то не так»», «боюсь показаться трусом (слабаком)», «боюсь, что не смогу проявить себя настолько ярко / достойно, насколько хочу / могу». А также для них более свойственно испытывать такие противоречивые эмоциональные состояния как, с одной стороны, интерес к ситуации, а с другой – разочарование от участия в ней.

В целом принято считать, что женщины более подвержены эмоциям, испытывают более выраженные страхи, чем мужчины. В этой связи, результаты гендерных различий можно расценивать как предсказуемые. В то же время, не исключено, что на полученные результаты оказал влияние тот факт, что женщины больше склонны к рефлексии и осознанию своих эмоций, дифференциации их. В любом случае, дисперсионный анализ данных достоверно указывает на наличие гендерных различий в эмоционально-когнитивном реагировании лиц, подверженных психогенному тремору в определенных социальных ситуациях.

Также в ходе исследования были выявлены некоторые личностные особенности участников. Мужчины и женщины демонстрируют схожие личностные особенности: высокий уровень личностной тревожности, всех типов ригидности и социальных страхов [1, 5, 6].

 

Выводы

Итак, целью данной работы являлось изучение особенностей эмоционально-когнитивного реагирования на определенные социальные ситуации людей, страдающих психогенным тремором. Подведем итоги и наметим пути дальнейшего их практического использования.

Анализ социальных ситуаций, с учетом особенностей когнитивно-эмоционального реагирования в них, у лиц, страдающих психогенным тремором, позволил сделать следующие выводы:

1.  Весь набор ситуаций, в которых возникает тремор, можно объединить в группы в соответствии с тем личностным смыслом, которым они наделяются в субъективном восприятии респондентов. Факторный анализ данных субъективной оценки социальных ситуаций позволил выделить три типа ситуаций, которые условно обозначены нами как: «Я – объект наблюдения»; «Я – объект оценки» и «Я – контробъект».

2.  Выявлена иерархия социальных ситуаций по основанию «выраженность страхов» и «выраженность эмоционального реагирования». Установлено, что наиболее выраженными страхами и эмоциями сопровождаются ситуации типа «Я – объект оценки».

3.  В социальных ситуациях, относящихся к разным типам (характеризующихся разным смысловым содержанием) существуют свои особенности эмоционально-когнитивного реагирования.

4.  Обнаружены следующие особенности лиц, страдающих психогенным тремором:

−   высокие показатели личностной тревожности и подверженности социальным страхам объясняют значимость социальных ситуаций, которые в восприятии личности являются небезопасными;

−   высокий уровень ригидности объясняет отсутствие гибкости в изменении «личностных конструктов», через призму которых эти ситуации воспринимаются. Часто это происходит даже в тех случаях, когда оценка окружающей обстановки осознается как не адекватная объективной реальности.

5. Выявлены гендерные различия у лиц, страдающих психогенным тремором по критериям эмоционально-когнитивного реагирования в социальных ситуациях. Страхи и эмоциональная выраженность переживания ситуаций, в которых возникает тремор, в целом, у женщин выражены сильнее, чем у мужчин.

Главный результат данного исследования заключается в том, что выявлен факт существования критериев оценки значимости социальных «ситуаций-провокаторов тремора» более высокого порядка, чем просто страхи и эмоции. По сути, определение факторов – не просто промежуточный этап обработки данных для разбора механизмов взаимодействия когниций и эмоций внутри фактора, а доказательство существования причины, которая «склеивает» рассматриваемые ситуации в определенный смысл в восприятии человека. Смысл, в данном случае, рассматривается как образ ситуации, которым человек сознательно или бессознательно ее наделяет.

В заключении отметим, что на наш взгляд, полученные результаты будут полезны в качестве ориентиров в психологическом консультировании людей, страдающих психогенным тремором, а также могут быть использованы для разработки тренингов. Консультанту или терапевту, встречающемуся с подобными жалобами, важно понимать тройственность восприятия ситуации, в которой у клиента возникает тремор: фактическое нахождение в доступе для открытого наблюдения, нахождение в позиции оцениваемого и ощущение напряженности клиента по поводу озабоченности своими психологическими границами. Подобная информация о клиенте служит не только поводом к обсуждению с ним в пространстве консультирования, но также дает почву для разработок специальных упражнений, которые помогли бы осознать клиенту проблемы, с которыми он сталкивается в своей психической реальности, что поможет ему отделить их от реальности объективной. Определиться с возможной условной выгодой, которую клиент получает, интерпретируя происходящее именно так, как он это делает, а не по-другому; занимая позицию именно ту, которую он занимает не только по отношению к происходящему вовне и в себе, но и по отношению к самому тремору. Также, например, осознать природу своей потребности в аффиляции, обсуждая проблемы в контексте страха оценки. Возможно, осознать природу своей потребности в контроле, обсуждая контекст обеспокоенности сохранностью своих границ. Так или иначе, использование результатов данной работы способствует повышению уровня осознанности происходящего клиентом и дает дополнительный инструмент для помогающего консультанта.

 

    Литература

  1. Залевский Г. В. Томский опросник ригидности (ТОРЗ) // Сибирский психологический журнал, 2000. – Вып. 12. – С. 129-137.
  2. Малкина-Пых И. Г. Психосоматика. – М.: Эксмо, 2005. – 992 с.
  3. Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем. 10 пересмотр. – М.: Практика, 1997.
  4. Никифоров А. С. Неврология. Полный толковый словарь. – М.: Эксмо, 2010.
  5. Практикум по общей, экспериментальной и прикладной психологии: Учеб. пособие / В. Д. Балин, В. К. Гайда, В. К. Горбачевский и др., Под общей ред. А. А. Крылова, С. А. Маничева. – СПб: Питер, 2000. – 560 с.
  6. Сагалакова О. А., Труевцев Д. В. Диагностический инструментарий исследования социальных страхов // Известия Алтайского государственного университета. – Барнаул. – 2008. – № 2.
  7. Сагалакова О. А. Социальная фобия: психосемантический анализ алгоритмов эмоционально-когнитивного реагирования на социальные ситуации. Автореф. дис. … канд. психол. наук: Томск, 2005. – 24 с.
  8. Хелме Р. Двигательные расстройства. Неврология. / Под ред. М. Самуэльса. Пер. с англ. – М.: Практика, 1997. С. 492-503.

 

 

Ссылка для цитирования

Беликова Ж.А., Березовская Р.А. Психогенный тремор: особенности эмоционально-когнитивного реагирования на ситуации социального взаимодействия. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2012. N 1. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы

Warning: include(../../../../counter.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/uruvaev/mprj.ru/htdocs/archiv_global/2012_1_12/nomer/nomer09.php on line 43

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../../../counter.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php:/usr/share/pear') in /home/uruvaev/mprj.ru/htdocs/archiv_global/2012_1_12/nomer/nomer09.php on line 43