Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 6(11)
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Валидизация методики психологической диагностики профессионального «выгорания» в «помогающих» профессиях (опросника «ОПРВ»)

Винокур В.А., Клиценко О.А. (Санкт-Петербург)

 

 

Винокур Владимир Александрович

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук, профессор кафедры психологии и педагогики Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова.

E-mail: vavinokur@mail.ru

Клиценко Ольга Анатольевна

–  кандидат биологических наук, доцент кафедры педагогики, философии и права Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова.

E-mail: olkl@yandex.ru

 

Аннотация. Диагностика различных вариантов профессионального «выгорания» у «помогающих» профессионалов вызывает в настоящее время существенные трудности, что не может не отражаться на качестве его коррекции и профилактики, поскольку успехи в качестве измерения отдельных характеристик «выгорания» и его интегративной выраженности напрямую связаны с успешностью в измерении эффективности его коррекции. Анализ предложенных ранее зарубежных и отечественных методик исследования структуры и выраженности профессионального «выгорания» позволили определить и обосновать ряд критических замечаний по поводу недостаточно высокой валидности и эффективности этих методик в диагностике профессионального «выгорания». Это стимулировало нас к созданию нового диагностического инструмента, опирающегося на современные теоретические представления о характере и механизмах формирования профессионального «выгорания» и позволяющего верифицировать наблюдения из многолетней практики взаимодействия с различными «помогающими» профессионалами в процессе их обучения, психологического консультирования и супервизии. В настоящей статье представлены описание теста ОРПВ (Отношение к работе и профессиональное «выгорание») и результаты статистической обработки и валидизации результатов обследования 310 человек, работающих в различных социальных сферах. Показана высокая валидность этого теста и возможность дифференцировать с его помощью механизмы развития профессионального «выгорания» у различных «помогающих» профессионалов.

 

Ключевые слова: «помогающие» профессии, профессиональное «выгорание», психологические механизмы формирования, диагностика, опросник ОРПВ (Отношение к работе и профессиональное «выгорание»), валидизация.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Описание метода

Опросник ОРПВ (Отношение к работе и профессиональное «выгорание») (В. А. Винокур, 2008, 2009) [1, 2] содержит 137 утверждений, отражающих определенные эмоциональные реакции и стили отношения к работе у «помогающих» профессионалов в процессе развития выгорания. Степень согласия с каждым из этих утверждений выполняется испытуемыми по 10-бальной шкале, выражая этим степень согласия с приведенным утверждением.

Все утверждения опросника объединены в 9 шкал, соответствующих концептуальным представлениям об основных компонентах синдрома профессионального «выгорания»:

1.   Эмоциональное истощение.

2.   Hапряженность в работе.

3.   Снижение удовлетворенности работой и оценка ее значимости.

4.   Профессиональный перфекционизм.

5.   Общая самооценка.

6.   Самооценка качества работы.

7.   Помощь и психологическая поддержка коллег в работе.

8.   Профессиональное развитие и самоусовершенствование.

9.   Состояние здоровья и общая адаптация.

В качестве теоретической основы для формирования предложенного диагностического метода исследования профессионального «выгорания», которое можно рассматривать как отдельный аспект хронического профессионального стресса либо как его следствие, была использована когнитивно-феноменологическая модель стресса Lazarus R. S. (1984) [3], согласно которой структура стрессового процесса состоит из четырех последовательных элементов:

1.   осознание стрессора и его оценка;

2.   эмоциональные реакции и связанные с ними когнитивные процессы;

3.   копинговые реакции;

4.   результат копинга и новая оценка стрессовой ситуации.

В качестве еще одной теоретической основы конструирования этого опросника, исследующего отношение к работе, использована предложенная В. Н. Мясищевым концепция личности как системы отношений. В ней психологический анализ отношения, предопределяющий возможности его коррекции, предполагает рассмотрение отношения в трех смысловых направлениях, что отражает представление о трех компонентах отношения: эмоциональном (включающим широкий спектр разнообразных чувств, связанных с работой), когнитивном (отражающим знание о проблемах, связанных с работой, и понимание их роли и влияния на все жизненное функционирование человека) и поведенческом (отражающим определенные стратегии поведения в напряженных ситуациях, связанных с работой, и направленные на адаптацию к ним). Целостное изучение отношения к работе с позиции этой теории должно включать анализ всех трех отмеченных компонентов. При этом предполагается, что отношение к работе, как любое другое отношение в структуре личности, является индивидуальным, избирательным, в определенной мере осознанным и носит субъективно-объективный характер. Это означает, что оно не может рассматриваться вне объекта отношения и во многом определяется его характером.

Содержание и форма утверждений, включенных в опросник ОРПВ, формировалась на основании теоретических представлений о механизмах возникновения и течения профессионального «выгорания» у медицинских работников и других «помогающих» профессионалов и отражает одно из ключевых представлений, относящихся к «выгоранию», о том, что оно является скорее процессом, чем состоянием, и связано не только с коммуникативным напряжением в рамках самой профессии, но и с личностными характеристиками самих испытуемых, определяющими стили эмоционального реагирования на стрессовые ситуации в работе и разнообразные динамичные взаимоотношения в системе «личность – профессиональная среда». Поэтому в характере утверждений акцентирован динамический характер изменения отношения медицинских работников и других «помогающих» профессионалов к своей работе и изменений в своих переживаниях, связанных с профессиональной деятельностью, а само содержание вопросов направлено на психологический анализ личностных смыслов этих переживаний и связанных с ними когнитивных и поведенческих реакций.

Ведущим акцентом в конструкции опросника является ориентация на изучение индивидуальных способов интерпретации напряженных профессиональных ситуаций и их преодоления. Поэтому вместо общепринятых вопросов типа «Как много Х в вашей работе?» мы считаем более целесообразными вопросы типа «Что вызывает у вас Х?» или «Насколько большой проблемой является для вас Х?», что позволяет ориентироваться на исследование субъективного значения различных ситуаций в профессиональной деятельности. Оно может быть во многих случаях важнее в диагностике и прогнозировании «выгорания», чем сами события. Одним из важных акцентов опросника также является определение взаимосвязи интенсивности переживаемого профессионального «выгорания» и состояния психического и физического (соматического) здоровья людей, работающих в «помогающих» профессиях, чему в других методиках исследования «выгорания» внимания практически не уделяется.

В этом заключается концептуальная новизна методики ОРПВ и ее отличие от предложенных ранее методик исследования «выгорания» в «помогающих» профессиях. Еще одним элементом новизны опросника является его интегративность и многомерность, которые реализуются путем выделения нескольких дополнительных компонентов (шкал), раскрывающих содержательный характер самооценки профессионального «выгорания», определяемого ОРПВ. Перечисленные выше шкалы могут рассматриваться как относительно автономные в статистическом отношении, но практически они являются взаимодополняющими и психологически отражающими разные стороны одного и того же социально-психологического феномена, который у разных лиц, работающих в «помогающих» профессиях, характеризуется разным соотношением (или балансом) представленных компонентов.

Опросник прошел контентную (концептуальную) валидизацию и был использован нами в нескольких исследованиях различных аспектов профессионального стресса у медицинских работников, психологов, менеджеров и госслужащих в разных регионах России. Содержательная валидность определялась на этапе подготовки и формирования опросника в процессе изучения мнений и замечаний достаточно широкого круга специалистов, осуществляющих экспертную оценку, – врачей, практических психологов, социальных работников и преподавателей путем контент-анализа, экспертизы различных определений и описаний феномена профессионального «выгорания», его основных характеристик. С помощью этих специалистов проводилось также редактирование содержания и формы утверждений, включенных в опросник, и формирование определенного экспертного согласия с целью достижения их соответствия современным представлениям о содержании и основных характеристиках понятия «профессиональное выгорание», его связи с личностными характеристиками, а также его устойчивости во времени. Для валидизации характера утверждений и их интерпретации мы привлекали также самих интервьюируемых специалистов, стимулируя их к выражению «позиции здравого смысла» (Kvale S., 1996) [4], тем самым «переворачивая» процесс исследования и получая возможность выслушать мнения и интерпретации опрашиваемых профессионалов о самом опроснике. Во многих случаях наблюдался эффект прагматической валидизации, когда высказывания респондентов сопровождались поддерживающими копинговыми действиями. Это позволяет считать, что опросник ОРПВ обладает потенциалом измерения не только эмоциональных и поведенческих реакций, но может служить для диагностики определенной клинической симптоматики, личностных характеристик, уровня социальной адаптации, качества жизни специалистов, подвергающихся профессиональному «выгоранию».

Материалом для определения содержания и формы утверждений, включенных в опросник ОРПВ, и для его валидизации служили также результаты контент-анализа многочисленных литературных источников, авторы которых являются признанными и компетентными исследователями этой проблемы.

В указанных выше профессиональных группах нами проведена процедура оценивания понятности и непротиворечивости каждого из утверждений, включенных в опросник. В целях удовлетворения принципа «правильной постановки вопросов» утверждения формулировались с исключением возможного суггестивного подтекста. Полученные в процессе контент-анализа и экспертной валидизации содержательные характеристики «выгорания» формулировались таким образом, чтобы их можно было использовать в качестве стимульного материала – утверждений опросника. Для повышения точности ответов испытуемых на утверждения опросника мы отказались от традиционной четырех-балльной градации ответов и ввели 10-балльную систему.

В ходе валидизации опросника оценивались две формы его надежности: надежность в форме консистентности (согласованности) шкал и пунктов опросника и надежность в форме устойчивости (константности) результатов опросника. Предварительные результаты использования опросника с интервалом 6 – 12 месяцев в ограниченных группах врачей различных специальностей и медицинских психологов свидетельствовали о том, что измеряемый им конструкт является относительно стабильным, а сам опросник имеет достаточно высокую тест – ретестовую надежность.

Учитывался также эффект «доверительной валидности», связанный с возможностью формирования у испытуемых представлений и гипотез о направленности исследования и, соответственно, стремления давать социально одобряемые, нормативные ответы на предъявляемые в опроснике утверждения. Конструкция опросника и методика формирования ответов испытуемых позволяет избегать их ориентации на предполагаемую «норму».

Предварительные результаты валидизации показали, что опросник обладает достаточной степенью понятности, непротиворечивости и внутренней согласованности (гомогенности). Нами также анализировалась возможность появления систематических погрешностей в ответах респондентов, связанных с большим размером опросника («погрешностей длинных анкет») и возможной тенденцией влияния фактора утомления и снижения мотивации при продвижении в работе с опросником к его завершающей части. Поэтому конкордантные вопросы, а также утверждения, возможно, представляющие трудность при ответах и требующие повышения концентрации внимания, рассредоточены по всему опроснику. Предварительный анализ показал отсутствие тенденции к появлению несистематических, соответственно, трудно устранимых ошибок, связанных с величиной опросника. Этому способствовало распределение вопросов разной степени субъективно воспринимаемой сложности в разных частях ОРПВ.

В процедуре предварительного инструктирования испытуемых, которые являются здоровыми лицами и при этом профессионалами в различных сферах работы с людьми, учитывались особенности контакта с ними. В частности, мы стремились минимизировать негативные характеристики психодиагностической «ситуации экспертизы», когда испытуемый может подвергаться обследованию не по своей инициативе и не являться основным адресатом психодиагностической информации, но при этом результаты исследования могут приводить к важным решениям других людей в отношении него. Мы также стремились при обследовании формировать психодиагностическую «ситуацию клиента», когда испытуемый сам во многих случаях являлся инициатором обследования и основным адресатом полученной психодиагностической информации. Это позволяет сформировать у него больше доверия к проводимому обследованию, получить согласие на эту процедуру и готовность к ее проведению за счет осознания достаточно высокой конфиденциальности результатов тестирования.

Процедуре самого тестового обследования с использованием ОРПВ в ряде случаев предшествует предварительная беседа с испытуемыми, направленная на формирование у них адекватного отношения к этой психодиагностической процедуре и мотивации на искренние и точные ответы на предлагаемые вопросы. Кроме того, такая предварительная беседа создает у испытуемых ощущение большего комфорта и безопасности, уверенности в том, что полученная психодиагностическая информация будет использована конфиденциально, исключительно в его интересах и будет полезна ему при разрешении трудностей и проблем, возникающих в профессиональном взаимодействии. Это же позволяет актуализировать наиболее желательный и успешный мотив участия в психодиагностическом обследовании людей, работающих в коммуникативных, в частности, «помогающих» профессиях, – мотив самопознания и самоусовершенствования. В процессе предварительной беседы снижается также тревога испытуемых по поводу возможных затруднений с ответами на вопросы предлагаемого опросника и это позволяет во многих случаях избегать обвинительных и критических реакций испытуемого в адрес самой процедуры тестирования.

В процессе проведения исследования методикой ОРПВ предварительная инструкция к тестированию должна быть достаточно строгой и вместе с тем вполне пластичной и гибкой, учитывая индивидуальные особенности испытуемых, однако следует ограничивать их стремление воспользоваться помощью психолога, проводящего тестирование, получить от него «подсказку» или возможность скорректировать «неверный» ответ. Такое сопротивление является проявлением негативного отношения или установочным поведение в самой ситуации тестирования. Кроме того, это также позволяет учесть возможность проявления устойчивых тенденций в поведении самого психолога, проводящего исследование и неосознаваемых им самим. К таким устойчивым тенденциям относится проявление «эффекта предубежденности экспериментатора» (Rosental R., 1976) [5]. Суть этого эффекта в том, что результаты исследования могут во многом определяться ожиданиями и гипотезами самого экспериментатора, непреднамеренно, через свои неосознаваемые реакции влияющего на испытуемых и ориентирующих их на определенную направленность ответов. Это объективно существующее и полностью неустранимое обстоятельство в психодиагностике – влияние самого экспериментатора на результаты тестирования – в процедуре использования опросника ОРПВ учитывается и может быть адекватно контролируемым. Показано, что «эффект предубежденности» находится в очевидной зависимости от степени эмоциональной вовлеченности психолога, проводящего исследование, в процесс психодиагностики.

К относительным противопоказаниям к использованию методики ОРПВ можно отнести ограничения, связанные с недостаточной степенью понимания испытуемым смысла утверждений этого опросника, что отмечалось нами крайне редко, а также при отчетливых признаках негативного и установочного поведения испытуемых.

Опросник предназначен для достаточно простой ручной или машинной обработки, занимающей короткое время, что делает опросник ОРПВ подходящим диагностическим инструментом для скрининговых исследований. Вместе с тем целесообразно, чтобы этот опросник применялся в комплексе с другими психодиагностическими методиками, позволяющими оценивать эмоциональный статус, копинговые стратегии, личностные особенности, характеристики личностно-средового взаимодействия исследуемых лиц, работающих в «помогающих» профессиях.

Эффективность методики ОРПВ определяется возможностью быстрой и достаточно глубокой диагностики факторов риска профессионального «выгорания», особенностей протекания этого синдрома у различных специалистов, чья профессиональная деятельность протекает в условиях высокого эмоционального напряжения. Опросник ОРПВ может быть успешно использован для проведения скринингового обследования этих специалистов. Он также позволяет оценивать эффективность различных психокоррекционных и супервизионных программ, проводимых с «помогающими» профессионалами, что отвечает также задачам первичной психопрофилактики и организационной коррекции у них синдрома «выгорания».

Сам опросник ОРПВ опубликован ранее и доступен в учебном пособии [2]. В табл. 1 представлены его шкалы и номера утверждений теста, входящих в них.

 

Таблица 1

Шкалы опросника ОРПВ и их содержание

 

Распределение утверждений ОРПВ:

Прямые:  1,  2,  3,  4,  5,  7,  9,  12,  13,  14,  16,  17,  19, 20, 22, 24, 26, 27, 28, 29, 31, 32, 33, 36, 37, 38, 39, 40, 41, 42, 47, 48, 49, 50, 51, 53, 55, 59, 60, 61, 62, 63, 65, 67, 68, 70, 73, 74, 75, 77, 78, 80, 81, 83, 84, 85, 87, 90, 91, 92, 96, 97, 98, 100, 101, 103, 104, 106, 107, 108, 110, 111, 113, 114, 115, 117, 118, 119, 120, 121, 122, 123, 124, 126, 127, 129, 130, 132, 133, 134, 136, 137  (всего – 92)

Обратные:  все остальные (45 вопросов)

Подсчет производится по методике VAS (визуальной аналоговой шкалы) в диапазоне оценок от 1 до 10 баллов по каждому утверждению. В каждой из 9 шкал суммируются показатели прямых вопросов и обратных – после их пересчета («переворота») согласно табл. 2.

 

Таблица 2

Методика подсчета баллов по обратным вопросам ОРПВ

 

Затем по каждой шкале определяется ее показатель как «процент теоретически возможного максимума», который вычисляется по формуле:

 

Целесообразность введения этого показателя связана с разным количеством утверждений в разных шкалах опросника. Он удобен для дальнейшей статистической обработки и анализа полученных данных.

 

Интегративный индекс профессионального «выгорания» (ИИпв) как целостного и многофакторного процесса определяется по тому же принципу – как «процент теоретически возможного максимума» от суммы показателей всех 137 вопросов (или, как второй вариант, – суммы показателей всех девяти шкал опросника ОРПВ) и вычисляется по формуле:

 

В качестве рекомендуемого шага в использовании методики ОРПВ целесообразно построение графика на основании показателей отдельных шкал по аналогии с тем, как он построен в тестах MMPI или ТОБОЛ, что позволяет более наглядно отражать структуру определенного индивидуального профиля профессионального выгорания и вместе с тем – целостного, интегративного типа реагирования на проблемы в работе, связанные с переживанием профессионального выгорания. Этим графическим профилем в дальнейшем удобно пользоваться не только в диагностических целях, но и для определения динамики процесса выгорания у конкретного работника, а также при определении эффективности проводимых психокоррекционных мероприятий.

Предлагаемая интерпретация количественных и качественных значений теста основывается на имеющейся у нас совокупной выборке, охватившей 310 наблюдений по 3 группам обследованных: государственные служащие, менеджеры, медицинские психологи. С целью повышения качества статистической обработки и достоверности результатов анализа мы увеличили размер выборки при одновременном снижении ее гомогенизации и повышении внутригрупповой дисперсии.

Анализ статистических характеристик и типа распределения данных по шкалам и общего показателя ОРПВ выявил, что они имеют различающиеся средние значения, моду и медиану. При этом результаты тестирования выборки на нормальность распределения (по критериям Колмогорова-Смирнова, Шапиро-Уилка и Лиллифорса) по всей выборке в целом положительны, но для некоторых небольших подгрупп респондентов мы получили отрицательный результат, что определило в последующем выбор непараметрических критериев для сравнения показателей ОРПВ в разных подгруппах [6-9].

При оценке качества психодиагностических опросников необходимо оценивать как характеристики отдельных вопросов, так и шкал по их вкладу в тест, с одной стороны, и по их способности дифференцировать подгруппы – с другой Тест в целом должен быть валиден (измерять то, для чего он предназначен) и надежен (его результаты должны быть воспроизводимыми). Различные показатели качества теста ОРПВ, приведены в табл. 3.

 

Таблица 3

Показатели ОРПВ (в % к возможному максимуму)

 

В качестве критерия, являющегося достаточно информативным для оценки полученных данных, мы использовали медианные значения отдельных шкал теста (табл. 4.)

 

Таблица 4

Характеристики шкал ОРПВ по медианам значений

 

Оценка информативности отдельных вопросов является первым показателем качества тестового набора. Для его получения вычисляется процент ответивших положительно на конкретный вопрос. Но так как мы имели не бинарные ответы, то оценка данной характеристики значения в данном случае не имела. Тем не менее, лишь вопросы 6, 27, 31 по медианной оценке (5 баллов) содержали положительные ответы реже, чем положено по требованиям технологий конструирования тестов (20% – 80%).

Вторым показателем качества индивидуальных заданий является коэффициент дискриминации (D) [7]. Он рассчитывается как разность числа респондентов с высоким итоговым показателем, давшим положительный ответ (внесший вклад) на данный вопрос (К2), и числом респондентов с низким итоговым показателем, давшим положительный ответ (К1) на данный вопрос (внесший вклад), деленная на численность респондентов в обеих группах:

D = (K2 – K1) / (K2 + K1).

Для этого показателя отмечена такая же ситуация, как с частотой ответов. Вследствие «небинарности» ответов на утверждения опросника, значение данной характеристики было минимально.

Коэффициент Фергюссона (F), характеризующий его дискриминационные свойства для теста в целом, получен нами по методике П. Клайна [7,10]. Мы рассчитывали данный коэффициент по итоговой оценке ОРПВ как % возможного теоретического максимума с шагом в 5 %. Коэффициент F = 0,77.

Обратимся к оценке надежности итоговой шкалы. Основным методом при этом является вычисление коэффициента корреляции между результатами отдельного вопроса и шкал в целом. Традиционно это вычисление выполняется при помощи точечно-бисериального коэффициента корреляции [8]:

где Ма и Мb – средние для групп А и В (положительно и отрицательно ответивших на вопрос), Na и Nb – количество отвечавших в каждой группе, δ – стандартное отклонение комбинированных групп. В оценке валидности тестов этот коэффициент обычно используется для определения корреляции между показателями ответов на каждый отдельный вопрос и суммарной оценкой всех ответов теста. Данный коэффициент в нашем случае указывает, насколько хорошо каждый отдельный вопрос ОРПВ разделяет тех, кто дал более, и тех, кто дал менее выраженный ответ в значении его вклада в итоговый показатель. Хотя, как и обычный коэффициент корреляции, точечно-бисериальный коэффициент изменяется в пределах от −1,00 до +1,00, приемлемыми считаются вопросы, у которых точечно-бисериальный коэффициент корреляции превышает по своему абсолютному значению 0,2. Для подавляющего большинства вопросов теста ОРПВ точечно-бисериальный коэффициент, как и коэффициент тетрахорической корреляции, вычисленный по медианному пороговому значению, находился в диапазоне значений 0,2 – 0,4. При этом корреляция между ними составляет +0,87.

Надежность любой психодиагностической методики определяется двумя основными параметрами – ее стабильностью во времени и предсказуемостью ответов на вопросы внутри каждой шкалы опросника. Первая концепция – надежность типа тест – ретест. В нашем случае значение коэффициента ранговой корреляции определялось по группе респондентов из 22 человек, обследованных дважды с интервалом в 1,5 – 2 года.

Наиболее логичным и статистически корректным способом измерения надежности шкал признан прием разделения выборки случайным образом на две половины и подсчет суммарной оценки в обеих половинах – Split-half reliability. Этот метод является вариантом одномоментной ретестовой оценки надежности. Один тест при этом условно рассматривается как состоящий из двух подтестов. Как и в случае изучения ретестовой надежности, результат в обеих половинках должен быть одинаковым. При этом рассчитывается коэффициент корреляции между показателями ответов на вопросы теста в первой и второй половинках. Разделение производится случайным образом, что позволяет избежать искусственных эффектов (артефактов) и систематических ошибок, т.е. систематического отклонения результатов от истинных значений, связанного с особенностями проведения данного исследования.

Если суммарная шкала теста надежна, то следует ожидать, что обе ее части полностью коррелируют между собою и тогда r = 1,0. Если суммарная шкала не является абсолютно надежной, то коэффициент корреляции будет меньше 1.

Мы оценили надежность суммарной шкалы посредством split-half коэффициентов Спирмена-Брауна и Гутмана [7,8]. Для нашего теста split-half коэффициента Спирмена-Брауна составил S1 = 0,919, а split-half по Гутману S2 = 0,920, что свидетельствует об очень высокой степени надежности теста.

Вместе с тем, эта методика влечет за собой новую задачу − как разбить шкалу на две половины, чтобы найти такое деление, которые будет давать лучшие показатели надежности. Поэтому мы применили коэффициент, который является усредненным для всех возможных вариантов надежностей с разделением на половины – α–Кронбаха (Cronbach–alfa):

Приведенная формула используется для определения величины общепринятого индекса надежности. Если не существует его истинного значения, а имеет место случайная погрешность в ответах на вопросы, являющаяся некоррелированной между субъектами обследования, то дисперсия суммы будет такой же, как сумма дисперсий отдельных позиций в структуре теста. Поэтому коэффициент α–Кронбаха будет равен нулю. Если все вопросы надежны по отношению к итоговой шкале (ИИпв) и измеряют один и тот же объект (в нашем случае ИИпв), то коэффициент α будет равен 1.

α–Кронбаха, вычисленная для нашего опросника, составила 0,92. При этом все 137 вопросов при их последовательном исключении из теста не меняли показатели α–Кронбаха при округлении до сотых, что подтверждает обоснованность и целесообразность их наличия в тесте и невозможность их исключения из него без снижения качества всего теста.

 

Таблица 5

Характеристики валидности отдельных шкал ОРПВ

 

Для шкал ОРПВ определены значимые корреляционные связи, свидетельствующие как об их согласованности, так и о разнонаправленности (табл. 6).

 

Таблица 6

Корреляции между шкалами теста ОРПВ (N = 310 чел)

(в таблице представлены коэффициенты корреляции со значимостью р< 0,05).

 

Для оценки взаимосогласованных тенденций между шкалами были рассчитаны коэффициенты корреляции. Для ряда пар мы получили достаточно высокие их значения, в некоторых случаях они были средними и даже низкими. При этом шкала 6 находилась в обратной связи с показателями шкал 4 и 5, хотя между ними показатели корреляции были достоверными.

Для демонстрации дифференцирующих способностей теста в разных группах респондентов нами были проанализированы показатели ОРПВ в трех группах госслужащих, менеджеров и психологов. Эти результаты представлены в табл. 7 – 9.

 

Таблица 7

Показатели ОРПВ  для госслужащих (в % к возможному

 

Таблица 8

Показатели ОРПВ для менеджеров (в % к возможному

 

Таблица 9

Показатели ОРПВ для психологов (в % к возможному

 

По всем шкалам мы получили статистически достоверные межгрупповые различия (P<0,01 по критериям Манна-Уитни, Крускалла-Уоллеса и медианному хи-квадрат), за исключением шкалы 6. Также достоверно (P<0,001) различались и интегративные индексы профессионального «выгорания». Полученные данные позволяют предположить достаточно сложный характер вклада шкалы 6 («Самооценка качества работы») в общую выраженность профессионального «выгорания», что предполагает необходимость дополнительного анализа этого явления.

Данные, представленные в табл. 5, более наглядно отражены рис. 1, 2.

 

 

Рис. 1. Уровни значений шкал ОРПВ у обследованных групп в % к максимально возможному баллу.

 

Целесообразно рассмотреть также частоты превышения медианных значений отдельных шкал теста в группах госслужащих, менеджеров и психологов (табл. 10 и рис. 2).

 

Таблица 10

Частоты превышения медианных значений по отдельным шкалам и
интегративному индексу ОРПВ

 

 

Рис. 2. Частоты превышения медианных значений по шкалам теста и интегративному индексу ОРПВ.

 

Таким образом, полученные нами характеристики теста ОРПВ как в целом, так и по отдельным вопросам, говорят о его достаточно высокой достоверности и надежности, а также о способности дифференцировать группы обследованных по характеру выявляемого у них профессионального «выгорания», показывая различный характер и особенности его формирования. Опросник ОРПВ можно признать удовлетворяющим критериям валидности и надежности. Диагностическое значение имеет прежде всего ИИпв; наиболее ценную информацию дают шкалы «Эмоциональное истощение», «Hапряженность в работе», «Удовлетворенность работой» и «Общая самооценка».

 

    Литература

  1. Винокур В.А., Рыбина О.В. Синдром профессионального выгорания у медицинских работников: психологические характеристики и методические аспекты диагностики // Психодиагностика и психокоррекция / Руководство для врачей и психологов. – СПб.: Питер, 2008. – 384 с. – Гл. 7. – С.205-235.
  2. Винокур В.А. Опросник «ОРПВ». Методика психологической диагностики профессионального «выгорания» в помогающих профессиях (учебное пособие). СПб.: Изд-во СПбМАПО, 2009. – 24 с.
  3. Lazarus R., Folkman S. Stress, appraisal and coping. New York, 1984.
  4. Kvale S. An Introduction to Qualitative Research Interviewing. 1996. – 301 p.
  5. Rosenthal R. Experimenter effects in behavioral research. N.Y., 1976.
  6. Как построить тест. Под ред. В.А. Аверина, СПбГПМА, 1998. – 41 с.
  7. Клайн П. Справочное руководство по конструированию тестов. ПАН ЛТД, Киев, 1994. – 283 с.
  8. Руководство для руководителей учебной клинической практики. Под ред. Р. Финчер, IREX, 1996. – 156 с.
  9. Боровиков В.П., Боровиков И.П. STATISTICA – Cтатистический анализ и обработка данных в среде Windows. – М,: «Филинъ», 1997. – 608 с.
  10. Плавинский С.Л. Биостатистика. СПб, 2005. – 559 с.

 

 

Ссылка для цитирования

Винокур В.А., Клиценко О.А. Валидизация методики психологической диагностики профессионального «выгорания» в «помогающих» профессиях (опросника «ОПРВ»). [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2012. N 1. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы

Warning: include(../../../../counter.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/uruvaev/mprj.ru/htdocs/archiv_global/2012_1_12/nomer/nomer21.php on line 45

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../../../counter.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php:/usr/share/pear') in /home/uruvaev/mprj.ru/htdocs/archiv_global/2012_1_12/nomer/nomer21.php on line 45