Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2011 № 6(11)
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Интеграция медицинской психологии в медицину:
чья это проблема?

Кремлева О.В. (Екатеринбург)

 

 

Кремлева Ольга Владимировна

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  заведующая кафедрой психиатрии ФПК и ПП Уральской государственной медицинской академии, доктор медицинских наук, профессор, психиатр, психотерапевт.

E-mail: kremleva_olga@mail.ru

 

Аннотация. Обзор актуальных публикаций идентифицировал в качестве главной проблемы медицинской психологии – ее рассоединение с медициной. Проанализированы предпосылки и последствия такой разобщенности. В качестве путей интеграции предлагается культивирование подхода психологии здоровья, инициативы в коммуникациях с врачами относительно сбережения их здоровья с позиций позитивной психологии здоровья.

Ключевые слова: медицинская психология, психология здоровья, интеграция, позитивная психология здоровья.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Анализ содержания релевантных теме публикаций электронного научного журнала «Медицинская психология в России» (все выпуски за 2010-11 гг. http://www.medpsy.ru/index.php), показывает, что авторы и сообщества медицинских (клинических) психологов, безусловно, признают, что работа психологов в здравоохранении должна удовлетворять потребности пациентов и медицинских профессионалов. При этом публикации, особенно отражающие отчеты конференций, освещают множество проблем, препятствующих интеграции медицинской психологии в медицину: непонимание со стороны чиновников от здравоохранения, игнорирование психологии здоровья в государственной политике, большой разрыв между нормативными требованиями и реальным воплощением [5], неразработанность концептуальных и методологических проблем в области клинической психологии [6; 3], неприемлемые стандарты обучения [4; 2], наконец, несостоятельность самой системы здравоохранения и традиционных организационных форм оказания помощи населению в решении многих проблем общества [1].

Однако, при всем понимании важности потенциального вклада медицинской психологии в здоровье человека и общества, продолжать считать, что отечественное здравоохранение испытывает дефицит в медицинских психологах, если даже крупнейшие многопрофильные учреждения здравоохранения не имеют в штатах ни одного психолога (хотя по нормативам должны иметь) – это значит не отражать реальности. Следует признать, что за редкими исключениями отечественное здравоохранение не нуждается в медицинских психологах. Наверное, было бы правильнее, с психологической точки зрения развести понятия «воспринимаемого» и объективного дефицита, поскольку объективно медицинские психологи должны быть в медицинских учреждениях, но, с другой стороны администраторы лечебно-профилактических учреждений не воспринимают их как необходимую часть кадрового состава. Это заставляет предположить некие субъективные причины такого рассоединения.

Со времен первых публикаций Дж. Энгелем (1977) концепции биопсихосоциального подхода [12] в медицине почти ничего не изменилось относительно концептуального подхода к здоровью и болезни – она остается биомедициной, практически продолжая игнорировать вклады психологических и психосоциальных факторов [7; 10].

Хотя теперь широко подтверждено, что некоторые поведенческие факторы, такие, как курение, ожирение и недостаток упражнений могут способствовать основным хроническим болезням, но это знание не привело к фокусу на превентивных мерах. Профилактика, особенно первичная (за исключением иммунизации и санитарно-гигиенических мероприятий), обычно игнорируется в медицинском образовании, как формально, так и на практике, и, следовательно, медицинские профессионалы мало подготовлены к эффективной поддержке здоровья своих пациентов. Некоторые врачи сами скептично настроены к медицинским доказательствам, которое лежат в основе профилактической помощи, а поскольку медицина исторически склонна корректировать состояния только тогда, когда они уже наступили, скорее, чем предотвращать их, это сильно затрудняет внимание медицинских работников и организаторов здравоохранения к факторам риска. Безусловным следствием несостоявшейся концептуальной модернизации медицины является новые серьезные вызовы, озвученные на Первой глобальной министерской конференции по здоровому образу жизни и неинфекционным заболеваниям, проведенной в Москве под эгидой Всемирной организации здравоохранения 28 апреля 2011 г.: лидирование неинфекционных заболеваний в структуре смертности и инвалидности, предотвращение которых включает в себя «продвижение и поддержку здорового образа жизни и его выбора, соответствующего законодательства и политики, профилактики и выявления заболеваний на самой ранней стадии [13].

На этом фоне представители медицины осознают дефицит кадров-носителей специальных профилактических технологий, и, как раз, с точки зрения медицинского психолога, поддержка здоровья, безусловно, включает разработку и реализацию психологических вмешательств, чтобы помочь людям расширить практику здорового поведения и изменять плохие привычки здоровья, когда они развились. Психология здоровья, по мнению S.E. Taylor (1995), является важной областью, уже продемонстрировав существенные вклады в здоровье людей, стала также одним из наиболее важных событий в области психологии за последние 50 лет, а причинами ее возникновения явилось изменение структуры заболеваний в технологически развитых обществах: острые, краткосрочные инфекционные заболевания сменились хроническими – главными вкладами в инвалидность и смертность (особенно сердечные болезни, рак и диабет), заболеваниями, которые не могут быть вылечены, но, лишь контролируются пациентом и врачом совместно [24]. Зона ответственности медицинских психологов – не только соматическая медицина, но и психиатрия, которая в действительности отреклась от ответственности за общественное психическое здоровье [21].

В связи с тем, что медицинские психологи по определению должны быть вовлечены в профилактику болезней и улучшение качества жизни пациентов с хроническими заболеваниями, их практика включает обучение людей, как лучше всего достичь здорового образа жизни, используя особые обучающие моменты – например, тому, как контролировать риски начала или рецидива заболевания. Для этого нужно умело мотивировать людей оставить вредные привычки или соблюдать назначенное врачом лечение, но для того, чтобы мотивировать, нужно умело коммуницировать с людьми.

Медицинская психология использует с прикладной целью накопленные ею исследовательские данные о потенциальных причинно-следственных связях между психосоциальными факторами и здоровьем на популяционном уровне, а ее вклад в область общественной поддержки здоровья включает общий акцент на хорошем здоровье, доступность информации, которую люди могут использовать, чтобы развивать и поддержать здоровый образ жизни, доступность ресурсов и средств, которые могут помогать им в развитии или изменении привычек здоровья [16; 14].

Для выполнения этих эадач медицинская психология имеет огромный арсенал поведенческих и когнитивно-поведенческих методов [23], в том числе модифицированных для больших групп и сообществ, а также для передачи через СМИ и Интернет [25; 19; 18].

В то же время, можно заметить, что в этой области медицинской психологии накопилось не только множество методов, но и множество вопросов, которыми озадачены врачи, и ждут ответов именно от психологов. Например, почему люди продолжают курить, даже если они знают, что курение увеличивает риск развития рака и болезней сердца? Почему люди не сохраняют здоровье? Что нужно сделать, чтобы заставить их делать это? Что мешает людям расширять свои здоровые привычки и сокращать вредные? Ответы на эти вопросы позволяют не только понять психогенез курения или рака, но и предположить барьеры профилактики на уровне самоотношения и общественной ценности здоровья. Однако, несмотря на то, что здоровье – важная ценность для большинства людей, все же кажется, что люди не умеют оценивать свои риски здоровья. Большинство людей или не знают, или не могут увидеть связи между своими действиями, психологическими качествами и своим риском плохого здоровья. Люди чаще осознают неконтролируемые влияния на свое здоровье, типа генетического или средового риска, но обесценивают важность своего собственного поведения на повышение риска, то есть, расценивают свое поведение как контролируемое ими самими. Тогда-то люди могут ошибочно думать, что способны изменить свое поведение до того, как оно окажет неблагоприятное действие на здоровье [24].

Несмотря на очевидную простоту вопросов, ответы на них, и, соответственно, тактика и стратегия, направленная на установленные мишени профилактики, сложна. При этом медицинской психологии, в противоположность всей остальной психологии, не удастся уклониться от решения этих общественно значимых проблем, потому что от их решения зависит возможность интеграции в медицину по-настоящему, а не декларативно. К тому же следует прислушаться к очень своевременным предостережениям А.Н. Алехина (2010): «Вся история современной психологии – убедительная иллюстрация тезиса о нежизнеспособности науки, сторонящейся решения практических задач» [1] и А.Б. Холмогоровой, В.К. Зарецкого (2010): «Если ученый не работает в практике, а лишь занимается концептуализацией и методологизацией, то рано или поздно он впадает в глубокое противоречие с реальностью…» [6].

Психотерапевты и психологи-консультанты зачастую являются моделями для идентификации для своих пациентов / клиентов. Кроме того, многие медицинские профессионалы также могут продуцировать ожидания в отношении медицинских психологов, представляя их более умелыми коммуникаторами и «увещевателями». Если психологи в этой ситуации «рассоединения с медициной» останутся пассивными в принятии решения измениться в сторону большей активности, они сами уподобятся тем пациентам в наших кабинетах, которые «все понимают», но не принимают никаких решений относительно своего поведения здоровья [20]. Важно также и то, что поведения здоровья подобны другим аспектам жизни, которые требуют планомерной активности, направленной на решение проблем.

Инициатива интеграции должна исходить от медицинских психологов. Она заключается в поощрении врачей к более активному сотрудничеству в области тех профессиональных проблем, где они чувствуют себя неэффективными или некомпетентными – в области побуждения и обучения здоровых людей следовать врачебным советам по сбережению здоровья, в области приверженности больных людей назначенных врачами лечебным режимам, наконец, в области сохранения здоровья самих врачей. В этой сфере деятельности – не только полезная профилактика «эмоционального выгорания» или реализация программ стресс-менеджмента, но и неформальное обучение самих врачей сбережению их собственного здоровья. Последнее является краеугольным камнем интеграции – если профилактические мероприятия, осуществляемые медицинскими психологами будут отвергнуты врачами, их не примут и пациенты.

Такое отвержение помощи и разрыв коммуникации могут возникать потому, что врач (или его пациент) не рассматривает изменение как важное, или потому, что он не чувствует уверенности по поводу будущего. Если счесть этот негативный результат сопротивлением («виноваты врачи / пациенты, так как не хотят меняться») – тогда психологам придется отступить, предприняв неконструктивный копинг. Но обвинения в сопротивлении – это лишь один из способов решения проблемы. Сопротивление может возникать и вследствие способа коммуникации: использование прямого убеждения увеличивает потенциал разногласий, а привычное «запугивание» – усиливает сопротивление, поскольку негативные аспекты нездорового поведения хорошо известны врачам, но именно врачебная популяция курит, избыточно употребляет алкоголь, неправильно питается и не предпринимает физической активности.

Что является альтернативным способом преодоления сопротивления изменению (и, соответственно, дезинтеграции)? Ответы на этот вопрос предоставляет активно растущая в последние годы позитивная психология здоровья, определяющая будущие направления медицинской психологии в тесном союзе с медициной [22]. Эта отрасль знания представляет хорошо доказанные и методологически выверенные доказательства того, что позитивные настроения, такие, как радость, счастье, ощущение прилива энергии, так же, как такие характеристики, как удовлетворенность жизнью, преисполненность надеждой, оптимизм и чувство юмора ассоциированы со снижением риска смертности в здоровых популяциях, и предсказывают более высокую продолжительность жизни, при контроле по негативным состояниям. Позитивный аффект надежно ассоциирован со снижением частоты смертей у пациентов с ВИЧ и почечной недостаточностью, а в исследованиях здоровых популяций доказаны еще большие протективные эффекты [8]. Оказалось также, что позитивный аффект ассоциирован с протективными психосоциальными и поведенческими факторами, такими, как бóльшая социальная соединенность, воспринимаемая социальная поддержка, оптимизм и предпочтение адаптивных копинг-реакций, так же, как с большей возможностью следовать здоровым поведениям [11]. Кроме того, вмешательства, стимулирующие субъективное благополучие, оказались совместимы с преспективой общественного здравоохранения, а не только с перспективой индивидуальных медицинских вмешательств [15]. Последнее дает основание судить, что более тесное взаимодействие между позитивной психологией здоровья и здравоохранением может помочь укреплению интеграции медицинской психологии.

 

    Литература

  1. Алехин А.Н. Медицинская психология: поле практики и задачи научной дисциплины. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2010. N 2. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: 30.01.12).
  2. Алехин А.Н., Трифонова Е.А. Международная научно-практическая конференция: «Клиническая психология: теория, практика и обучение» // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2010. N 4. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: 30.01.12).
  3. Кравцова Н.А., Братусь Б.С., Залевский Г.В. Международная научно-практическая конференция «Проблема здоровья личности в теоретической и прикладной психологии». [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 5. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: 30.01.12).
  4. Селезнев С.Б. Медицинская и клиническая психология в системе медицинского образования в России: проблемы прошлого, настоящего и будущего. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2009. N 1. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: 30.01.12).
  5. Тихонова И.В. II Международная научно-практическая конференция «Психология стресса и совладающего поведения в российском обществе»: клинико-психологическое направление деятельности. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2010. N 4. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: 30.01.12).
  6. Холмогорова А.Б., Зарецкий В.К. Информация о ХХ конгрессе Интернациональной федерации психотерапии (IFP) 17-19 июня 2010 г. в г. Люцерн (Швейцария). [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2010. N 4. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: 30.01.12).
  7. Alonso Y. The Biopsychosocial model in medical research: The evolution of the health concept over the last two decades // Patient Education and Counseling. – 2004. – Vol. 53. – P. 239-244.
  8. Chida Y., Steptoe A. Positive psychological well-being and mortality: a quantitative review of prospective observational studies // Psychosomatic Medicine. – 2008. – Vol. 70. – P. 741-756.
  9. Cluster strategy: Noncommunicable Diseases and Mental Health 2008-2013 (Кластерная стратегия: Неинфекционные заболевания и психическое здоровье 2008-2013). – ВОЗ. Женева, 2010.
  10. Cohen J., Krackov S.K., Black E.R., Holyst M. Introduction to human health and illness: A series of patient-centered conferences based on the Biopsychosocial model // Academic Medicine. – 2000. – Vоl. 75. – P. 390-396.
  11. Diener E., Chan M.Y. Happy People Live Longer: Subjective Well-Being Contributes to Health and Longevity // Applied Psychology: Health and Well-Being. – 2011. – Vol. 3. – P. 1-43.
  12. Engel G.L. The need for a new medical model: a challenge for biomedicine // Science. – 1977.  – Vol. 196(4286). – P. 129-136.
  13. Global Status Report on NCDs. Description of the global burden of NCDs, their risk factors and determinants (Доклад ВОЗ о глобальной ситуации по проблемам НИЗ. Анализ глобального бремени неинфекционных болезней, их факторов риска и детерминантов) – ВОЗ. Женева, 2011.
  14. Health Psychology: Biopsychosocial Interactions. – 6th Edition / by E.P. Sarafino (Author). – John Wiley & Sons, 2008.
  15. Kobau R., Seligman M.E.P., Peterson C., Diener E., Zack M.M., Chapman D., Thompson W. Mental health promotion in public health: Perspectives and strategies from positive psychology // American Journal of Public Health. – 2011. – Vol. 101 (8). – P. e1-e9.
  16. Marks D.F., Murray M., Evans B., Willig C., Woodall C., Sykes C. Health psychology: Theory, research and practice (2nd ed.). – Thousand Oaks, CA: Sage, 2005.
  17. Mohr D.C. Telemental Health: Reflections on How to Move the Field Forward // Clinical Psychology: Science and Practice. – September 2009. – Vol. 16(3). – P. 343-347.
  18. Perle J.G., Langsam L.C., Nierenberg B.  Controversy  clarified:  An  updated review of clinical psychology and tele-health // Clinical Psychology Review. – Dec. 2011. – Vol. 31(8). – P. 1247-1258.
  19. Richardson L.K., Frueh B.C., Grubaugh A.L., Egede L., Elhai J.D. Current Directions in Videoconferencing Tele-Mental Health Research // Clinical Psychology: Science and Practice. – 2009. – Vol. 16(3). – P. 323-338.
  20. Rollnick S., Butler Ch., Mason P. Health Behavior Change: A Guide for Practitioners. – Churchill Livingstone. – 11th edition. – 2000.
  21. Rutz W. Rethinking mental health: a European WHO perspective // World Psyciahiatry (Official Journal Of The World Psychiatric Association (WPA). – 2003. – Vol. 2(2). – P. 125-127.
  22. Schmidt C.K.,  Raque-Bogdan T.L., Piontkowski S., Schaefer K.L. Putting the positive in health psychology: A content analysis of three journals  // J Health Psychol. – May 2011. – Vol. 16. – P. 607-620.
  23. Shumaker S.A., Ockene J.K., Riekert K.A. (editors) The Handbook of health behavior change. 2nd ed. – Springer, 1998.
  24. Taylor S.E. Health Psychology. – 3rd ed. – Los Angeles: McGraw-Hill, Inc., 1995.
  25. Whalen C.K, Jamner L.D., Henker B., Delfino R.J. Smoking and moods in adolescents with depressive and aggressive dispositions: Evidence from surveys and electronic diaries // Health Psychology. – 2001. – Vol. 20. – P. 99-111.

 

 

Ссылка для цитирования

Кремлева О.В. Интеграция медицинской психологии в медицину: чья это проблема? [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2012. N 1. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы

Warning: include(../../../../counter.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/uruvaev/mprj.ru/htdocs/archiv_global/2012_1_12/nomer/nomer25.php on line 43

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../../../counter.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php:/usr/share/pear') in /home/uruvaev/mprj.ru/htdocs/archiv_global/2012_1_12/nomer/nomer25.php on line 43