Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2012 № 1(12)
2011 № 6(11)
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Психологическая адаптация к стрессогенным условиям
профессиональной деятельности
врачей анестезиологов-реаниматологов

Кузнецова О.А., Мазурок В.А., Щелкова О.Ю. (Санкт-Петербург)

 

 

Кузнецова Ольга Александровна

–  медицинский психолог Центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями Санкт-Петербурга.

Мазурок Вадим Альбертович

–  доктор медицинских наук, и.о. заведующего кафедрой анестезиологии и реаниматологии Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. академика И.П. Павлова.

Щелкова Ольга Юрьевна

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор психологических наук, профессор, заведующая кафедрой медицинской психологии и психофизиологии Санкт-Петербургского государственного университета.

E-mail: olga.psy.pu@mail.ru

 

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Актуальность исследования. В настоящее время медицинская (клиническая) психология нацелена на решение широкого круга практических задач не только в клинической, но и профилактической медицине. В рамках этого направления существенное внимание уделяется проблеме профессионального стресса и его последствий для лиц помогающих профессий, работающих в условиях повышенной моральной ответственности, постоянного взаимодействия с людьми, их проблемами и страданиями [12].

Область анестезиологии-реаниматологии относится к профессиональным сферам, в максимальной степени насыщенным подобными стрессогенными факторами, действие которых потенцируется увеличением функциональной нагрузки этих специалистом, что связано с повышением хирургической активности и увеличением числа оперируемых больных с тяжелой сопутствующей патологией [2]. Это закономерно приводит к высокому уровню психического напряжения врачей анестезиологов-реаниматологов и определяет повышенный риск развития у врачей-специалистов профессиональной деформации личности (одним из проявлений которой является синдром «психического выгорания» [5]) и других негативных состояний вплоть до нарушений социальной адаптации, нервно-психического или соматического здоровья.

В связи с этим важной задачей медицинской психологии становится теоретический анализ проблемы, а также разработка методических подходов к диагностике, коррекции и профилактики состояний психической дезадаптации и профессиональной деформации личности врачей, работающих в условиях длительного и интенсивного профессионального стресса. При этом рассмотрение этой проблемы только в аспекте дефицита и ущерба, который приносит личности профессиональный стресс, является явно недостаточным. Не менее важным является изучение механизмов совладающего со стрессом поведения (копинга) как одной из осознанных и активных форм психологической адаптации человека к стрессогенным условиям жизни и деятельности [1, 4]. Кроме того, важным представляется установление взаимосвязи между комплексом психологических характеристик врачей-анестезиологов (характеристик эмоциональной сферы и копинга) и длительностью работы в этой области, так как есть основания предполагать трансформацию характеристик личности по мере увеличения срока работы в стрессогенных условиях профессиональной деятельности.

Целью исследования послужило выявление особенностей эмоционального состояния и механизмов психологической адаптации к стрессогенным условиям профессиональной деятельности у врачей анестезиологов-реаниматологов с различным стажем профессиональной деятельности. В соответствии с целью определены следующие задачи исследования данной категории специалистов: 1) выявление зон наибольшей социальной фрустрированности и эмоциональной неудовлетворенности; 2) выявление особенностей эмоционального состояния; 3) определение выраженности основных компонентов синдрома «психического выгорания»; 4) выявление базисных копинг-стратегий (стратегий стресс-преодолевающего поведения), а также конструктивных и неконструктивных копинг-стратегий в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах; 5) выявление личностных копинг-ресурсов – черт личности, способствующих психологической адаптации к стрессогенным условиям профессиональной деятельности.

Материал исследования составили данные, полученные в ходе психологического исследования врачей, повышающих квалификацию на кафедре анестезиологии и реаниматологии Санкт-Петербургской Медицинской академии последипломного образования. Всего исследовано 96 врачей. Из них 62 (64,6%) мужчины и 34 (35,4%)   женщины; средний возраст – 42, 1 года. В соответствии с задачами исследования врачи были разделены на две группы в зависимости от стажа профессиональной деятельности в области анестезиологии и реаниматологии. Первую группу составили 44 врача со стажем работы менее 13 лет (средний возраст – 33,1 года), вторую – 52 врача со стажем работы 13 и более лет (средний возраст – 49,6 лет).

Такой пороговый уровень в различии стажа работы (13 лет) был выбран не случайно. При такой длительности стажа профессиональной деятельности человек вступает в тот жизненный период, который принято называть «кризисом зрелого возраста». В этом возрастном периоде происходит окончательное становление личности, которая достигает пика своей социальной активности, завершается формирование системы ценностей, остро переживаются вопросы самореализации, социального статуса и признания. Накопленный к этому времени опыт работы позволяет специалисту объективно оценить свои профессиональные возможности и перспективы, пересмотреть жизненные планы с учетом особенностей профессии и своей роли в ней. Немаловажное значение имеет и то, что в этом критическом возрастном периоде на фоне жизненных (экзистенциальных) проблем, профессиональных стрессов и перегрузок впервые возникает или обостряется риск развития пограничных нервно-психических, а также психосоматических расстройств.

Методы исследования. В соответствии с общей целью и конкретными задачами использовались клинико-психологический и экспериментально-психологический методы исследования. Клинико-психологический метод реализовался с помощью двух методик, относящихся к классу структурированного интервью. Использовалась медико-социологическая шкала «Уровень социальной фрустрированности» (УСФ) [8], направленная на выявление степени удовлетворенности респондентов  такими обобщенными аспектами своей жизни,  как «социальный статус», «экономическое положение», «здоровье» «взаимоотношения с родными и близкими» и др. Для выявления зон наибольшей эмоциональной неудовлетворенности в связи с особенностями профессиональной деятельности было разработано специализированное интервью. Пункты интервью отражают проблематику, как общую для врачебной профессии, так и потенциально высоко значимую для врачей анестезиологов-реаниматологов.

Экспериментально-психологический метод реализовался с помощью набора стандартизованных методик, направленных на выявление эмоционально-личностных характеристик и особенностей стресс-преодолевающего поведения. Среди них: 1) «Интегративный тест тревожности» [10]; 2) «Опросник депрессивности» [11]; 3) «Многофакторный опросник астении» [11]; 4) шкалы «Эмоциональная сензитивность» и «Невротический сверхконтроль», входящие в число дополнительных шкал «Стандартизованного многофакторного метода исследования личности» (СМИЛ) [14]; 5) опросник «Психическое выгорание» [5]; 6) опросник «Индикатор стратегий преодоления стресса» [13]; 7) «Опросник для изучения копинг-поведения» [6]; 8) «Личностный дифференциал» [7].

Результаты клинико-психологического исследования. На этапе клинико-психологического исследования была изучена степень субъективной удовлетворенности врачей анестезиологов-реаниматологов различными аспектами своего социального и профессионального функционирования. В таблице 1 приведены результаты исследования, полученные с помощью медико-социологической шкалы «Уровень социальной фрустрированности» (УСФ).

Таблица 1

Степень удовлетворенности врачей анестезиологов-реаниматологов
различными аспектами своего социального функционирования

Примечание: диапазон возможных оценок степени удовлетворенности – от 1 до 5: 1 – полная удовлетворенность; 2 – скорее удовлетворенность; 3 – трудно сказать. 4 – скорее неудовлетворенность; 5 – полная неудовлетворенность.

 

Как видно из таблицы 1, в целом отраженный в количественных показателях методики УСФ уровень удовлетворенности различными значимыми аспектами своей жизни в группе изученных врачей не снижен: большинство ответов врачей соответствует градациям 1, 2 или 3. Исключение составляет сфера материального положения, в которой выявляется снижение степени удовлетворенности, как у врачей с меньшим стажем профессиональной деятельности, так и у врачей с большим стажем.

Статистически значимые различия между врачами первой и второй группы получены по показателю удовлетворенности жилищно-бытовыми условиями, который оказался ниже у врачей с меньшим стажем профессиональной деятельности. Можно предположить, что это определяется рядом как субъективных, так и объективных факторов. К первым могут быть отнесены большие потребности и ожидания в материальной сфере у молодых врачей, сформированные в новейших социально-экономических условиях. Ко вторым – закономерная (определяемая естественным ходом жизни) большая благоустроенность и лучшее материальное положение врачей, имеющих больший профессиональный стаж и социальный статус.

Согласно полученным данным, врачи первой группы на уровне тенденции к статистической значимости оказались менее удовлетворены по сравнению с врачами второй группы не только материальными, но и социально-психологическими аспектами своего существования – взаимоотношениями с родителями, другими родственниками, друзьями, а также своей профессиональной деятельностью в целом. Важно отметить, что при этом обе группы врачей имеют максимальные показатели удовлетворенности конкретной областью своей профессиональной деятельности (то есть тем, что они работают в области анестезиологии-реаниматологии).

Для более дифференцированного содержательного анализа психологического дискомфорта, напряжения и неудовлетворенности, которые возникают в процессе реализации врачами своей профессиональной деятельности, использовалось специализированное интервью, учитывающее специфику работы в области анестезиологии-реаниматологии. Результаты исследования представлены в таблице 2.

Таблица 2

Частота встречаемости психологической неудовлетворенности отдельными аспектами профессиональной деятельности врачей анестезиологов-реаниматологов

Примечание: * – статистически значимые различия на уровне р<0,05

 

При анализе результатов интервью обращает внимание сходная ранговая структура неудовлетворенности различными аспектами своей профессиональной деятельности врачей с большим и меньшим стажем работы.

На первом месте по частоте встречаемости в обеих группах врачей стоит неудовлетворенность заработной платой, а также тем, что она не соответствует (ниже) профессиональной подготовке, опыту и эмоциональному напряжению, которое испытывают врачи анестезиологи-реаниматологи на работе. Неудовлетворенность материальными аспектами своей профессии отмечают примерно 90% врачей в каждой группе.

Следующий блок в ранговом ряду высоко значимых переживаний (зон наибольшей эмоциональной неудовлетворенности) врачей анестезиологов-реаниматологов связан не с материальной обеспеченностью, а с сугубо психологической проблематикой – вопросами профессионального признания, самореализации, взаимоотношениями в системе «анестезиолог – хирург – пациент». Частота выборов ответа «не удовлетворен» в соответствующих пунктах интервью (от 68,2% до 80,8%) отражает то, что врачи обеих групп, являясь хорошо подготовленными специалистами, постоянно ощущают недостаточную степень признания и недостаточно адекватную оценку их профессионального вклада в процесс лечения со стороны пациентов и их родственников. Соответственно 75,0% и 78,8% опрошенных врачей первой и второй групп считают, что врач-анестезиолог, работая в бригаде, остается «в тени заслуг хирурга».

Следует признать, что именно эта проблема может явиться центральной при определении «мишеней» психопрофилактической и психокоррекционной работы с врачами анестезиологами-реаниматологами, так как она не только определяется объективными факторами организации лечебного процесса, но глубоко затрагивает личность врача, ее аффективно-мотивационную сферу и систему ценностей. Профессиональная деятельность в подобных социально-психологических условиях предъявляет повышенные требования к морально-этическим качествам врача, требует особой самоотверженности в работе.

Анализ данных показывает также, что достаточно высокий процент врачей первой и второй групп (63,6% и 65,5%, соответственно) испытывают напряжение и неудовлетворенность в связи с повышенным риском развития профессиональных заболеваний.

Следующий по значимости блок вопросов интервью касается тех изменений в поведении и характере, которые наблюдают у себя респонденты. Значительный процент врачей в обеих группах (54,5% и 50,0%, соответственно) считают, что в связи с напряженными условиями профессиональной деятельности с годами они изменились по характеру: стали более эмоционально возбудимым и неуравновешенным. Также 59,1% врачей первой группы и 44,2% второй группы считают, что плохое эмоциональное состояние, вызванное повышенными нагрузками на работе, отражается на прочих сферах их жизни (семья, личные отношения, отношение к жизни в целом).

Названные изменения имеют прямое отношение к проблеме «психического выгорания» под влиянием особых (стрессогенных) условий профессиональной деятельности. Положительным в данном случае является то, что эти изменения хорошо осознаются самими врачами-специалистами, что может составить основу для целенаправленной и высоко мотивированной психологической коррекции.

Важно отметить, что, несмотря на все разнообразие проблем и оснований для эмоционального дискомфорта в профессиональной деятельности самый низкий ранг в каждой группе врачей занимает неудовлетворенность своей работой в целом. Таким образом, проявляется зрелое, сбалансированное отношение изученных врачей анестезиологов-реаниматологов к своей профессиональной деятельности с учетом, как ее осложнений, так и преимуществ. Этому соответствует также то, что при использовании методики «Уровень социальной фрустрированности» в обеих группах врачей выявляется максимальная (по сравнению с другими значимыми сферами жизни) удовлетворенность областью своей профессиональной деятельности.

Статистически значимые различия между сопоставляемыми группами врачей выявлены в трех сферах – в сферах удовлетворенности работой в целом, рабочей нагрузкой и продвижением по «служебной лестнице». В группе 1 выявлен достоверно больший (p<0,05) по сравнению с группой 2 процент лиц, испытывающих неудовлетворенность в каждой из этих сфер.

Обобщая результаты клинико-психологического исследования, можно отметить, что неудовлетворенность, как в широком социальном контексте, так и в профессиональной деятельности, оказалась выше у врачей с меньшим стажем по сравнению с врачами с большим стажем профессиональной деятельности в области анестезиологии-реаниматологии.

Результаты экспериментально-психологического исследования. В таблице 3 представлены результаты исследования уровня и структуры различных видов тревожности (тревожности как преходящего эмоционального состояния и как устойчивой личностной характеристики) в сопоставляемых группах врачей.

Таблица 3

Показатели ситуативной (реактивной) и личностной тревожности
в группах врачей анестезиологов-реаниматологов
с различным стажем профессиональной деятельности

Примечание: В методике ИТТ интегративный показатель ситуативной тревожности (ОУС) и личностной тревожности (ОУЛ) ниже 4 станайнов соответствует низкому уровню; 4, 5 и 6 станайнов – среднему (нормальному) уровню; показатель от 7 станайнов свидетельствует о высоком уровне тревожности, об общем психологическом дискомфорте и дисгармонии со средой [10]. Эти нормативы распространяются также на отдельные компоненты тревожности как актуального эмоционального состояния и как устойчивой индивидуальной черты личности.

 

Как видно из таблицы 3, в обеих группах врачей интегративный и частные показатели ситуативной тревожности являются низкими, что отражает отсутствие в актуальном эмоциональном состоянии исследованных врачей признаков тревоги, беспокойства, напряжения. Напротив, можно предположить, что эмоциональное состояние врачей в момент исследования характеризовалось ровным, спокойным фоном настроения, ощущением психологического комфорта и уверенности в себе, удовлетворенностью актуальной жизненной ситуацией.

По-другому выглядят данные таблицы 3, отражающие общий уровень и структуру личностной тревожности. В обеих группах врачей интегративный показатель личностной тревожности (ОУЛ) значительно превосходит соответствующий показатель ситуативной тревожности (ОУС) и приближается к границе нормативных значений (при пороговом значении 7 станайнов средний показатель ОУЛ в первой группе составляет 6,48, во второй – 6,53 станайнов).

Это свидетельствует о том, что в отличие от эмоционального состояния в момент исследования, большинство изученных врачей свое обычное эмоциональное состояние характеризуют как наполненное элементами тревоги, напряженности, неудовлетворенности. Для людей с высоким уровнем личностной тревожности характерна склонность воспринимать широкий круг ситуаций как угрожающие и реагировать на эти ситуации состоянием тревоги, интенсивность которой не всегда соответствует объективной опасности. Согласно концепции, положенной в основу методики ИТТ, наиболее отчетливо личностная тревожность проявляется в социально значимых ситуациях «угрозы» престижу, самооценке, самоуважению. В этом контексте выявленный повышенный уровень личностной тревожности врачей анестезиологов-реаниматологов соответствует данным психологического интервью, показывающим высокую степень обеспокоенности исследованных врачей вопросами профессионального признания, оценки со стороны больных, профессиональной реализации в целом.

Статистически значимых различий между группами врачей анестезиологов-реаниматологов не выявлено, однако можно отметить, что в структуре личностной тревожности врачей с меньшим стажем профессиональной деятельности преобладает компонент эмоционального дискомфорта, а у врачей с большим стажем – астенический компонент. В обеих группах получены высокие оценки по фактору «Тревожная оценка перспективы», отражающему общую озабоченность будущим на фоне повышенной эмоциональной чувствительности [10].

При оценке других параметров эмоционального состояния (выраженность и структура астенических и депрессивных проявлений) статистически значимых различий между сравниваемыми группами врачей выявлено не было. В обеих группах все изученные показатели депрессии и астении не превышают допустимых для «психической нормы» границ. В пределах нормативных значений можно отметить некоторое преобладание показателя «депрессии» у врачей анестезиологов-реаниматологов с большим стажем профессиональной деятельности, что, вероятно, связано с общей онтогенетической тенденцией к снижению уровня активности и оптимизма (энергетического потенциала личности) в зрелом и старшем возрасте.

В соответствии с планом исследования в двух группах врачей были проанализированы такие характеристики эмоциональной сферы личности, как повышенный контроль над аффективными реакциями и сензитивность, полученные с помощью соответствующих дополнительных шкал опросника СМИЛ. Основаниями для изучения именно этих характеристик личности у врачей анестезиологов-реаниматологов послужили данные психологического интервью, отражающие высоко значимые для врачей анестезиологов-реаниматологов (и подавляемые в силу действия социальных регуляторов поведения) переживания «ущемленности» и обиды в связи с недооценкой их профессиональной значимости. Результаты исследования представлены в таблице 4.

Таблица 4

Показатели эмоционального контроля и сензитивности
в группах врачей анестезиологов-реаниматологов
с различным стажем профессиональной деятельности

 

Как видно из таблицы 4, в обеих группах врачей показатели эмоционального контроля и сензитивности находятся в пределах «нормативного диапазона». Однако уровень сензитивности в группе врачей с большим стажем профессиональной деятельности  на статистически значимом уровне превосходит соответствующий показатель в группе врачей с меньшим стажем.

На следующем исследования этапе была проанализирована структура и степень выраженности отдельных компонентов синдрома «психического выгорания» в группах врачей анестезиологов-реаниматологов с различным стажем профессиональной деятельности. Результаты сравнительного анализа, а также данные литературы по «психическому выгоранию» врачей-терапевтов (средний возраст – 45 лет, средний стаж работы – 18 лет) [9] представлены в таблице 5.

Таблица 5

Показатели «психического выгорания» в группах врачей анестезиологов-реаниматологов с различным стажем профессиональной деятельности

 

Анализ средне-групповых результатов, представленных в таблице 5, показывает, что наименее выраженным (на границе низкого и среднего уровней выраженности) среди компонентов синдрома «психического выгорания» в обеих группах врачей имеет компонент «эмоциональное истощение». Это свидетельствует об отсутствии в актуальном психическом состоянии исследованных врачей признаков снижения эмоционального фона, повышенной психической истощаемости и аффективной лабильности, утраты интереса и позитивных чувств к окружающим, ощущения «пресыщенности» работой, неудовлетворенности жизнью в целом, то есть аффективно-личностных изменений, составляющих симптомокомплекс «эмоционального истощения».

В то же время, анализ индивидуальных результатов показал, что в обеих группах имеются врачи (их общее количество не превышает 8% от общей выборки), отмечающие отчетливые признаки «эмоционального истощения» – снижение фона настроения и уровня активности, постоянное ощущение усталости и «нехватки энергии», повышенную психическую истощаемость, проявляющуюся в эмоциональной несдержанности, раздражительности или потере интереса к окружающему. По самооценке врачей, подобное состояние связано с высоким уровнем физической и эмоциональной нагрузки, характерным для данной врачебной специальности в целом, а также с конкретными организационными формами работы на местах (суточные дежурства, работа на полторы-две ставки, превышение нормы пациентов). Врачи отмечают, что эмоциональное напряжение наиболее отчетливо ощущается в утренние часы (в начале суточного дежурства) и в конце рабочей смены и проявляется в поведении чертами раздражительности, вспыльчивости, нетерпимости.

В отличие от «эмоционального истощения», не выраженного в целом по группе и встречающегося лишь у отдельных врачей, «деперсонализация» и «редукция личных достижений» как компоненты синдрома «выгорания» личности, представлены в обеих группах врачей довольно отчетливо – на уровне средних и высоких значений шкальных оценок. Причем, выраженность этих компонентов «психического выгорания» на статистически значимом и близком к нему уровне преобладает в группе врачей анестезиологов-реаниматологов с меньшим стажем профессиональной деятельности. Можно отметить также, что показатель «деперсонализация» в обеих группах анестезиологов-реаниматологов существенно превосходит соответствующий показатель, полученный в группе врачей-терапевтов.

В контексте использованной в исследовании методики «Психическое выгорание» «деперсонализация» представляет межличностное измерение профессиональной деформации личности и проявляется формированием особых, деструктивных взаимоотношений с окружающими людьми. В частности, во взаимоотношениях с пациентами «деперсонализация» врача проявляется в «потере больного» [3] – эмоциональном отстранении и безразличии, формальном выполнении профессиональных обязанностей без личностной включенности и сопереживания, а в отдельных случаях – в негативизме и циничном отношении к пациентам. В таких случаях пациенты воспринимаются не как партнеры в лечебном процессе и личности со своими потребностями и переживаниями, а как пассивные объекты врачебных манипуляций.

На поведенческом уровне «деперсонализация» проявляется в высокомерном поведении врача, использовании специального врачебного сленга, юмора, ярлыков для больных, то есть называние их не по имени и фамилии, а, например, по нозологической форме («здесь лежит инфаркт»). К признакам «деперсонализации» относится также «нечувствительность» к смерти, которая воспринимается как факт, который требует выполнения необходимых мероприятий (оформление документации, сообщение родственникам). «Деперсонализация» проявляется не только в отношениях с пациентами. В частности, к признакам «деперсонализации» врачей анестезиологов-реаниматологов можно отнести формирование высокомерности и одновременно – обидчивости по отношению к коллегам, специалистам смежных специальностей и родственникам больных.

Представленные в таблице 5 данные показывают, что «деперсонализация», как компонент «психического выгорания», выражена значимо выше в группе врачей анестезиологов-реаниматологов с меньшим стажем профессиональной деятельности по сравнению с врачами с большим стажем. Это не соответствует априорным предположениям о нарастании симптомов «профессионального выгорания» личности по мере увеличения длительности работы в стрессогенных условиях, но согласуются с представлением о существовании закономерной связи между качеством субъектно-субъектных взаимоотношений профессионала и степенью его квалификации. В частности, С.П. Безносов [3] приводит наблюдения, согласно которым, чем ниже квалификация врача, тем меньше он беседует с больным и обследует его физикальными методами, отдавая предпочтение инструментальным методам, не требующим непосредственного личностного контакта врача и пациента.

Показатель «редукции личных достижений» в группе врачей с меньшим стажем профессиональной деятельности соответствуют высокому уровню выраженности, а в группе врачей с большим стажем – среднему уровню, и различия между группами имеют тенденцию к статистической значимости. Представляя самооценочное измерение синдрома «психического выгорания», этот показатель отражает степень удовлетворенности врача собой как личностью и как профессионалом. Повышение этого показателя отражает тенденцию к негативной оценке своей компетентности и продуктивности и, как следствие, – снижение профессиональной мотивации, нарастание негативизма в отношении служебных обязанностей, тенденцию к снятию с себя ответственности, к изоляции от окружающих, отстраненность и неучастие, избегание работы сначала психологически, а затем физически. У отдельных врачей анестезиологов-реаниматологов это проявляется в стремлении «исчезнуть» из поля зрения хирургов или руководства, даже во время проведения анестезии.

Таким образом, проведенное исследование выявило признаки «психического выгорания» врачей анестезиологов-реаниматологов и показало сходную структуру этого феномена в группах врачей с меньшим и большим стажем профессиональной деятельности. В каждой из групп врачей в структуре синдрома «психического выгорания» в минимальной степени представлены признаки «эмоционального истощения», а в средней и высокой степени – признаки «деперсонализации» и «редукции личных достижений». Подобные соотношения показывают, что на фоне оптимального эмоционального состояния и уровня активности в обеих группах врачей, формируется, тем не менее, чувство неудовлетворенности в связи с происходящими под влиянием профессиональной деятельности изменениями собственной личности, системы ценностей, поведения, которые четко проявляются на работе и распространяются за пределы профессиональной среды. Степень этой неудовлетворенности статистически значимо выше в группе врачей анестезиологов-реаниматологов с меньшим стажем профессиональной деятельности.

Анализ тенденций развития современной психологии показывает, что в последнее время внимание исследователей все больше сосредоточивается не только на проблеме влияния стрессогенных факторов на состояние эмоционально-личностной сферы человека, но и на вопросах психологического преодоления стрессового воздействия [4]. В области психотерапии, психологического консультирования и сопровождения профессиональной деятельности усиливается тенденция к формированию у лиц, работающих в стрессогенных условиях, наиболее адаптивных реакций в проблемных ситуациях. Комплекс подобных реакций обозначается в литературе как копинг или стресс-преодолевающее, совладающее поведение. Результаты исследования базисных копинг-стратегий в группах врачей анестезиологов-реаниматологов представлены в таблице 6.

Таблица 6

Показатели базисных копинг-стратегий в группах врачей анестезиологов-реаниматологов с различным стажем профессиональной деятельности

 

Результаты исследования базисных копинг-стратегий, полученные с помощью адаптированного опросника «Индикатор стратегий преодоления стресса», показывают, что статистически значимых различий между сопоставляемыми группами врачей выявлено не было. Структура копинга в обеих группах практически одинакова: конструктивные стратегии «разрешение проблемы» и «поиск социальной поддержки» используются чаще, чем неконструктивный копинг «избегание проблемы»; частота использования первых двух стратегий соответствует среднему уровню, третьей – низкому уровню. Полученные данные, в целом, соответствуют результатам исследования копинга у врачей, однако для выявления специфики стресс-преодолевающего поведения анестезиологов-реаниматологов необходимо сопоставление с результатами исследования копинга у врачей других специальностей.

Согласно теории копинга, механизмы совладания со стрессом можно классифицировать по тому, в какой сфере психической деятельности (когнитивной, эмоциональной, поведенческой) они реализуются, а также оценить их с точки зрения адекватности-неадекватности. Результаты применения опросника Е. Хейма, построенного на этой классификации [6], показывают, что не было выявлено статистически значимых различий между группами врачей по степени выраженности адаптивных, относительно адаптивных и неадаптивных копингов в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферах личности. В обеих группах преобладали адаптивные стратегии психологического преодоления; наименьшую выраженность имели неадаптивные копинги.

В частности, среди адаптивных когнитивных копингов в исследованной группе врачей чаще встречались «проблемный анализ», «установка собственной ценности», «сохранение самообладания»; эти механизмы совладания направлены на анализ возникающих трудностей и возможных путей выхода из них, повышение самооценки и самоконтроля, поддержание веры в собственные силы в преодолении трудностей.

Среди адаптивных эмоциональных копингов у исследованных врачей по частоте встречаемости выделялись «протест», «оптимизм», то есть формы копинга, характеризующие повышенный эмоциональный тонус с активным возмущением трудностями или уверенностью в наличии выхода из любой ситуации.

К адаптивным поведенческим способам копинга, предпочитаемым исследованными врачами, относились «сотрудничество», «обращение», «альтруизм»; эти копинг-механизмы характеризуют поведение личности, направленное на сотрудничество со значимыми людьми, поиск поддержки в ближайшем социальном окружении и оказание помощи близким в преодолении трудностей.

Неадаптивные копинги, используемые врачами анестезиологами-реаниматологами, наиболее часто относились к когнитивной сфере (предполагали отказ от преодоления трудностей из-за неверия в свои силы, интеллектуальные усилия по преуменьшению значимости отрицательных событий) и поведенческой сфере личности (предполагали пассивность, изоляцию, стремление уйти от активных интерперсональных контактов, отказ от решения проблем) и наиболее редко – к эмоциональной сфере.

Стресс-преодолевающее поведение является результатом взаимодействия копинг-стратегий и копинг-ресурсов. К «внутренним» (личностным) копинг-ресурсам относятся психологические характеристики человека, способствующие формированию конструктивных стресс-преодолевающих стратегий и, в целом, определяющие резистентность личности к неблагоприятным воздействия. Важнейшей интегральной психологической характеристикой и эффективным ресурсом совладающего поведения является активность личности. Существенное значение имеют также уровень и адекватность самооценки, а также волевые черты личности.

В связи с этим на следующем этапе с помощью методики «Личностный дифференциал» были изучены названные психологические характеристики, выступающие в контексте изучаемой проблемы как базисные ресурсы стресс-преодолевающего поведения. К этим важным личностным копинг-ресурсам относятся факторы Активности (А), Оценки (О) и Силы (С). Результаты сравнительного исследования представлены в таблице 7.

Таблица 7

Показатели базисных копинг-ресурсов (фундаментальных особенностей личности)
в группах врачей анестезиологов-реаниматологов
с различным стажем профессиональной деятельности

 

Результаты исследования показывают, что средние значения всех трех факторов личности в обеих группах врачей несколько превосходят (в допустимых пределах) соответствующие значения, полученные авторами методики на нормативной выборке [7]; при этом значение фактора Оценки в группе врачей с большим стажем профессиональной деятельности приближается к верхней границе нормативного диапазона (составляет 1,93 при средне-нормативном значении 1,50 и стандартном отклонении 0,81).

Полученные данные свидетельствуют о том, что вне зависимости от длительности стажа работы врачи анестезиологи-реаниматологи обладают существенным личностным потенциалом для совладания со стрессогенными условиями профессиональной деятельности и другими жизненными трудностями. Этот потенциал составляют устойчивые психологические характеристики, отраженные величиной факторов Оценки, Силы, Активности. В частности, к профессионально важным можно отнести такие характеристики личности врачей анестезиологов-реаниматологов, как достаточно высокий уровень самопринятия и склонность осознавать себя как носителя позитивных, социально желательных качеств (фактор О); уверенность, решительность, самостоятельность, независимость, умение придерживаться собственной линии поведения и не перекладывать ответственность на окружающих, хороший самоконтроль (фактор С); а также активность, общительность, эмоциональная откликаемость (фактор А).

Эти характеристики личности могут рассматриваться как прогностически благоприятные факторы психологической адаптации к профессиональному стрессу и как факторы противостояния профессиональной деформации личности.

 

Заключение. Настоящее исследование посвящено изучению особенностей эмоционального состояния и механизмов психологической адаптации к стрессогенным условиям профессиональной деятельности врачей анестезиологов-реаниматологов. Данные литературы свидетельствуют о том, что психологическая адаптация к профессиональному стрессу является динамическим процессом, включающим ряд последовательных стадий [9]. Динамика психологической адаптации к профессии накладывается на возрастную эволюцию психики человека, которая может сопровождаться снижением (колебаниями) адаптационных возможностей. В свою очередь, возрастная динамика накладывается на определенную социальную траекторию жизни человека, динамику жизненных циклов и кризисов (например, «кризис зрелого возраста»). Таким образом, процесс профессиональной адаптации у врачей анестезиологов-реаниматологов, также как у других специалистов, является многомерным и предполагает соответствующие – многомерные – подходы к ее изучению.

На одном из первых этапов системного изучения психологической адаптации врачей анестезиологов-реаниматологов к условиям профессионального стресса целесообразно сосредоточиться на изучении роли длительности стрессового воздействия, то есть, по существу, на роли стажа работы в этой области медицины. В связи с этим в настоящем исследовании были поставлены задачи сопоставления характеристик эмоционально-личностной сферы и механизмов копинга у врачей анестезиологов-реаниматологов с различным стажем профессиональной деятельности.

Результаты исследования указывают на нелинейный характер изменений личности и поведения врача под влиянием работы в условиях профессионального стресса, что обусловливает необходимость индивидуализированного психологического сопровождения профессиональной деятельности врачей анестезиологов-реаниматологов с целью профилактики эмоционально-личностных расстройств, связанных с «профессиональной деформацией».

Важно отметить также, что существенную роль в психологической адаптации личности к профессии играют не только ресурсы (потенциальные возможности) личности, но и сознательно выбираемые конструктивные стратегии копинга, такие, например, как «разрешение проблемы», «поиск социальной поддержки», а в отдельных ситуациях – «избегание проблемы». Сравнение врачей с меньшим и большим стажем профессиональной деятельности показало, что взаимодействие значительных личностных ресурсов и конструктивных копингов обусловливает по мере увеличения длительности профессиональной деятельности более успешное психологическое приспособление к профессии и усиление профессионально значимых черт личности. Этому соответствует более высокая степень удовлетворенности различными аспектами своей профессиональной деятельности и меньшая степень выраженности компонентов «психического выгорания», выявляемые в группе врачей с большим стажем работы.

Таким образом, полученные в исследовании данные подтверждают представление о сложной структуре процесса психологической адаптации к стрессогенным условиям профессиональной деятельности, о его волнообразном, фазовом характере. На разных этапах этого процесса могут формироваться и развиваться как защитно-психологические компоненты «психического выгорания», так и позитивные профессионально значимые личностные качества врача. В контексте системного анализа медицинской психодиагностики результаты данного исследования показывают, что общая задача профилактики нервно-психических и психосоматических расстройств у лиц, функционирующих в стрессогенных условиях, может расщепляться на частные задачи выявления, как патогенных психосоциальных факторов, так и психосоциальных фактов (личностных и средовых ресурсов), обусловливающих резистентность личности к стрессу.

 

    Литература

  1. Абабков В.А., Перре М. Адаптация к стрессу. Основы теории, диагностики, терапии. – СПб.: Речь, 2004. – 166 с.
  2. Баклаев А.В., Смирнов И.В., Мизиков В.М., Бунятян А.А. Информационный стресс анестезиолога-реаниматолога // Анестезиология и реаниматология. – 2002. – № 2. – С. 4-9.
  3. Безносов С.П. Профессиональная деформация личности. – СПб.: Речь, 2004.
  4. Вассерман Л.И., Абабков В.А., Трифонова Е.А. Совладание со стрессом: теория и психодиагностика. СПб.: Речь, 2010. – 192 с.
  5. Водопьянова Н.Е., Старченкова  Е.С. Синдром выгорания. – 2-е изд. – М.: Питер, 2008. – 336 с.
  6. Копинг-поведение у больных неврозами и его динамика под влиянием психотерапии: пособие для врачей / Авторы-сост. Б.Д. Карвасарский и др. – СПб.: НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 1999. – 22 с.
  7. Личностный дифференциал: метод. рекоменд. / Авторы-сост. Е.Ф. Бажин, А.М. Эткинд. – Л.: НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 1983. – 12 с.
  8. Методика для психологической диагностики уровня социальной фрустрированности и ее практическое применение: метод. рекоменд. / Авторы-сост. Л.И. Вассерман и др. – СПб.: НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 2004. – 25 с.
  9. Практикум по психологии менеджмента и профессиональной деятельности / Под ред. Г.С. Никифорова. – СПб.: Изд-во Речь, 2001. – 444 с.
  10. Применение интегративного теста тревожности (ИТТ): метод. рекоменд. / Авторы-сост. А.П. Бизюк и др. – СПб.: НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 2005. – 16 с.
  11. Решетова Т.В., Жигалова Т.Н., Решетов М.В. Психологические проблемы гигиены труда медицинского персонала // Материалы конференции «Оптимизация больничной среды средствами новых технологий». – М., 2004. – С. 161-166.
  12. Рыбина О.В. Психологические характеристики врачей в состоянии профессионального стресса: Дисс. … канд. психол. наук: 19.00.04. – СПб.: НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 2005. – 176 с.
  13. Сирота Н.А. Копинг-поведение в подростковом возрасте: Дисс. … д-ра мед. наук: 19.00.04. – СПб.: НИПНИ им. В.М. Бехтерева, 1994. – 283 с.
  14. Собчик Л.Н. Стандартизованный многофакторный метод исследования личности СМИЛ. – СПб., 2000. – 219 с.

 

 

Ссылка для цитирования

Кузнецова О.А., Мазурок В.А., Щелкова О.Ю. Психологическая адаптация к стрессогенным условиям профессиональной деятельности врачей анестезиологов-реаниматологов. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2012. N 2. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы

Warning: include(../../../../counter.php) [function.include]: failed to open stream: No such file or directory in /home/uruvaev/mprj.ru/htdocs/archiv_global/2012_2_13/nomer/nomer03.php on line 42

Warning: include() [function.include]: Failed opening '../../../../counter.php' for inclusion (include_path='.:/usr/share/php:/usr/share/pear') in /home/uruvaev/mprj.ru/htdocs/archiv_global/2012_2_13/nomer/nomer03.php on line 42