Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2012 № 1(12)
2011 № 6(11)
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Суициды у детей и подростков в России:
современная ситуация и пути ее нормализации

Положий Б.С., Панченко Е.А. (Москва)

 

 

Положий Борис Сергеевич

–  профессор, доктор медицинских наук, руководитель отдела экологических и социальных проблем психического здоровья ФГБУ «ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского» Минздравсоцразвития России.

E-mail: pbs.moscow@gmail.com

Панченко Евгения Анатольевна

–  кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник отдела экологических и социальных проблем психического здоровья ФГБУ «ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского» Минздравсоцразвития России.

E-mail: eniostyle2004@yandex.ru

 

Аннотация. На сегодняшний день Россия является одной из наиболее неблагополучных стран мира по частоте детских и подростковых суицидов. Крайне неблагоприятная ситуация отмечается в Уральском, в Дальневосточном и Сибирском округах. Среди субъектов Российской Федерации наиболее неблагополучная суицидальная ситуация имеет место в Тыве, Бурятии и Якутии, где частота детского суицида превышает российский уровень в 4-4,5 раза, а подросткового – в 4-6 раз. К факторам, влияющим на развитие суицидального процесса у детей и подростков, относятся: биологическая предрасположенность, отсутствие психолого-психиатрического компонента диспансеризации, асоциальная или неполная родительская семья, патологическое воспитание в родительской семье, конфликты со сверстниками, в т.ч. любовные, индуцирование суицидального поведения средствами массовой информации, социально-экономическое неблагополучие регионов, этнокультуральные особенности, несоответствие существующих форм и методов оказания суицидологической помощи требованиям времени и последним достижениям суицидологической науки и практики. Для решения указанных проблем необходимо создание отвечающей современным требованиям системы профилактики суицидального поведения у детей и подростков.

Ключевые слова: частота детских и подростковых суицидов, факторы суицидального риска, система профилактики суицидального поведения у детей и подростков.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Суицид в детском и подростковом возрасте является наиболее тяжким проявлением трагической проблемы самоубийств. Это явление находится в абсолютном противоречии с логикой жизни, логикой существования человека как биологического вида. Следует учитывать и тяжкий моральный ущерб, который наносят детские и подростковые суициды родителям, сверстникам, учителям, обществу в целом. По данным Всемирной Организации Здравоохранения (ВОЗ), за последние 30 лет число суицидов, совершаемых детьми и подростками в мире, возросло в 30 раз. В этой возрастной группе суицид занимает четвертое (после травматизма, инфекционных и онкологических заболеваний) место в качестве причины смерти. Наряду с высоким уровнем частоты завершенных суицидов, в настоящее время отмечается и увеличение количества суицидальных попыток среди детей и подростков (Положий Б.С. 2011).

Согласно данным о частоте суицидов среди подростков в странах мира, представленным ВОЗ в 2010 г., ведущее место по этому показателю занимает азиатское государство Шри-Ланка (табл. 1).

 

Таблица 1.

Страны с наиболее высокими показателями частоты завершенных суицидов
у подростков 15-19 лет (на 100 000 лиц данной возрастной группы)

 

Таким образом, Россия является одной из наиболее неблагополучных в этом отношении стран, занимая в вышеуказанном рейтинге 4 место. В последние годы в стране ежегодно уходили из жизни вследствие самоубийств до 500 детей (до 14 лет) и до 1,5-2,5 тысяч подростков (15-19 лет). Кроме того, ежегодно каждый 12-й подросток совершает покушение на самоубийство, что резко повышает у него риск повторного, зачастую завершенного суицида.

Особую тревогу вызывает стабильность этих неблагополучных показателей. Так, если в общей популяции страны показатель частоты самоубийств снизился к настоящему времени, по сравнению с 2002 г., в 1,5 раза, то среди детей и подростков он остается практически на том же уровне (табл. 2).

 

Таблица 2.

Динамика частоты суицидов среди детей и подростков в России
(на 100 000 лиц соответствующей возрастной группы)

 

Учитывая традиционно большой разброс показателей частоты самоубийств в регионах России, нами был проведен анализ подростковых суицидов по федеральным округам страны (табл. 3).

 

Таблица 3.

Частота завершенных суицидов среди подростков 15-19 лет в федеральных округах РФ
в 2009 г. (на 100 000 лиц данной возрастной группы)

 

Установлено, что показатели частоты суицидов среди детей и подростков имеют существенные различия, достигающие 6,5 раза. Минимальный уровень отмечается в Северо-Кавказском, Центральном и Южном федеральных округах. Он уступает общероссийскому и сопоставим с общемировым. Далее следуют Северо-Западный и Приволжский округа, где частота суицидов близка к общероссийскому уровню. Наиболее неблагоприятная ситуация отмечается в Уральском, Дальневосточном и Сибирском округах. В двух последних частота суицидов (соответственно 33,8 и 36,3 на 100 000) превышает общероссийский показатель в 1,8 раза, а общемировой – в 5 раз.

Еще более выражены различия в частоте суицидов в отдельных регионах страны (табл. 4).

 

Таблица 4.

Субъекты Федерации с наиболее высокой частотой суицидов среди детей
и подростков в 2009 г. (на 100 000 лиц каждой возрастной группы)

 

Наиболее неблагополучная суицидальная ситуация имеет место в Тыве, Бурятии и Якутии, где частота детского суицида превышает российский уровень в 4 – 4,5 раза, а подросткового – в 4-6 раз. Немногим лучше ситуация в остальных указанных в таблице субъектах. Для сравнения: в Москве, отличающейся относительно благополучной суицидальной ситуацией в целом, частота самоубийств среди детей составляет 1,1, а среди подростков – 4,4 на 100 000. Таким образом, различия между полярно расположенными по частоте самоубийств субъектами достигают 12 раз (среди детей) и 27 раз (среди подростков). Столь выраженные региональные различия характерны и для общей популяции России. Это позволяет выделить регионы с низкой, средней, высокой и сверхвысокой суицидальной активностью населения, в том числе, детского и подросткового.

Результаты наших многолетних исследований суицидального поведения (Положий Б.С., 2001-2012; Положий Б.С., Панченко Е.А., 2010-2011), позволили выделить факторы, оказывающие наиболее существенное влияние на формирование и частоту суицидального поведения в детском и подростковом возрасте. К ним относятся:

1.   Недооценка роли биологических (генетических) факторов предрасположенности к развитию суицидального поведения. Выявление такой предрасположенности (наличие среди родственников лиц с теми или иными формами суицидального поведения) является необходимым компонентом диспансеризации уже в младшем возрасте. Кроме того, необходимо информирование родителей о наличии потенциального суицидального риска у ребенка еще до его рождения и необходимости последующего профилактического контроля.

2.   Отсутствие психолого-психиатрического компонента диспансеризации детей и подростков. Следствием этого является крайне низкий уровень выявления психических расстройств у детей и подростков, что ведет к утяжелению и хронизации заболеваний и резко повышает риск развития суицидального поведения.

3.   Асоциальная или неполная родительская семья. По данным наших исследований (Панченко Е.А., 2011), в таких семьях выросли 40% детей и подростков с суицидальным поведением.

4.   Патологическое воспитание в родительской семье. Наибольшей суицидогенной опасностью обладают такие типы патологического воспитания, как авторитарный (особенно, сочетающийся с жестоким обращением), «сиротство при живых родителях» (когда ребенок фактически лишается их любви и заботы, а функции воспитателя передаются няне), «кумир семьи», перфекционистский. По нашим данным (Положий Б.С., Панченко Е.А.), более 90% детей и подростков с различными формами суицидального поведения получали патологическое воспитание в своих родительских семьях. Учитывая вышесказанное, становится понятным, почему ведущей сферой суицидогенных конфликтов является семейная – 47% всех случаев.

5.   Конфликты со сверстниками, в т.ч. любовные. На их долю приходится 27% от общего числа изученных нами случаев суицидальных действий детей и подростков.

6.   Индуцирование суицидального поведения средствами массовой информации (СМИ). Чаще всего СМИ представляют информацию о самоубийствах абсолютно недопустимыми методами. Журналисты стремятся придать ей сенсационный характер, смаковать подробности ухода из жизни сверстников подростков или их кумиров, описывать методы самоубийств, самому факту суициду придается оттенок романтичности. Учитывая существующий у подростков мощный эффект подражания, все это может провоцировать развитие суицидального поведения и совершение самоубийств, зачастую групповых.

7.   Социально-экономическое неблагополучие регионов. Как правило, частота самоубийств у детей и подростков (равно как и в населении в целом) выше в регионах с неблагополучной экономической ситуацией, низким уровнем жизни населения, высокими уровнями пьянства, алкоголизма, наркомании, преступности.

8.   Этнокультуральные особенности. Неслучайно среди регионов, занимающих первые 6 мест по частоте детских и подростковых суицидов, находятся 5 национальных образований, а Забайкальский край представляет собой объединение ранее существовавших Читинской области и ряда автономий. Наши исследования (Дмитриева Т.Б., Положий Б.С., 2003; Положий Б.С., 2010) показывают, что наиболее подвержены развитию суицидального поведения коренные народы Севера Сибири и Дальнего Востока, а также представители финно-угорской (удмурты, коми, карелы и др.) и монгольской (буряты, калмыки) этнических групп. Такой вывод обусловлен не только высокой частотой суицидов в соответствующих регионах в целом, но и тем, что внутри них уровень самоубийств среди коренного населения в 1,5-2 раза выше, чем среди русского (славянского). Это связано с вошедшими в культуру данных этносов и существующими до настоящего времени архаическими религиозными представлениями о допустимости самоубийства, «жизни после смерти в новом качестве». В этих народах дети «напитываются» такими представлениями и становятся группой риска суицидального поведения.

9.   Несоответствие существующих форм и методов оказания суицидологической помощи требованиям времени и последним достижениям суицидологической науки и практики. На сегодняшний день существующая в России система суицидологической помоши не отвечает как современным требованиям, так и научным достижениям суицидологии. Оказывающие ее службы имеют различную ведомственную подчиненность, произвольный подбор кадров, среди которых зачастую отсутствуют психиатры и медицинские психологи; неполные и не соответствующие задачам штаты. Многие службы базируются в своей деятельности на устаревших суицидологических представлениях, зачастую применяют сомнительные и научно необоснованные методики, недостаточно или совсем не занимаются профилактической и реабилитационной работой. Большинство существующих на сегодняшний день суицидологических служб вообще не имеют детско-подросткового звена.

Таким образом, суицидальная ситуация в детско-подростковой части населения нашей страны является крайне неблагополучной и требующей принятия экстренных мер по ее улучшению. Для этого необходимо создание отвечающей современным требованиям системы профилактики суицидального поведения у детей и подростков. Решение столь ответственной и сложной задачи невозможно без совместных усилий государства, общественных организаций, образовательной и правоохранительной систем, органов здравоохранения и социальной защиты. Поэтому наиболее эффективным путем в этом направлении было бы создание Государственной межведомственной программы предупреждения суицидов, включающей в себя в качестве отдельного блока «Предупреждение суицидов у детей и подростков». Возможны и такие варианты, как включение такого блока в уже существующие программы охраны здоровья детей и подростков, или его выделение в качестве самостоятельной программы.

В ряду ее задач можно выделить:

  • Создание отвечающей современным научным требованиям системы суицидологической помощи детям и подросткам.
  • Разработку организационно-методических принципов работы детско-подростковой суицидологической службы (детско-подросткового звена суицидологической службы).
  • Разработку структуры, штатных нормативов и видов деятельности детско-подростковых суицидологических служб с учетом суицидальной и социально-экономической ситуации в регионе, уровня жизни населения и его этнического состава.
  • Разработку и внедрение экспедиционного метода в работу суицидологических служб по профилактике самоубийств среди детей и подростков, проживающих в отдаленных и труднодоступных районах страны.
  • Разработку программ обучения врачей-педиатров, педагогов, воспитателей дошкольных учреждений, других специалистов, профессионально работающих с детьми и подростками, навыкам раннего распознавания у них признаков суицидального поведения.
  • Активизацию антисуицидальной просветительной работы с широким использованием средств массовой информации (радио, телевидение, пресса, Интернет).

 

    Литература

  1. Дмитриева Т.Б.. Положий Б.С. Этнокультуральная психиатрия. – М.: Медицина, 2003. – 448 с.
  2. Панченко Е.А. Роль воспитания в родительской семье в формировании суицидального поведения. Вестник неврологии, психиатрии и нейрохирургии, 2011, № 7. – С. 27-31.
  3. Положий Б.С. Интегративная модель суицидального поведения. Российский психиатрический журнал, 2010, № 4. – С. 55-63.
  4. Положий Б.С. Клиническая суицидология: этнокультуральные подходы. – М.: РИО ФГУ «ГНЦ ССП им. В.П. Сербского», 2006. – 207 c.
  5. Положий Б.С., Панченко Е.А. Факторы динамики суицидального процесса. Психическое здоровье, 2011, № 9. – С. 65-68.
  6. Руководство по социальной психиатрии  / Под ред. Т.Б. Дмитриевой, Б.С. Положего. – 2-е изд. – М.: ООО «Медицинское информационное агентство», 2009. – 544 с.

 

 

Ссылка для цитирования

Положий Б.С., Панченко Е.А. Суициды у детей и подростков в России: современная ситуация и пути ее нормализации. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2012. N 2. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы