Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2012 № 1(12)
2011 № 6(11)
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Особенности индивидуальной концепции внешности
у пациентов с ожогами различной локализации

Фаустова А.Г., Яковлева Н.В. (Рязань)

 

 

Фаустова Анна Геннадьевна

–  клинический психолог, преподаватель кафедры общей психологии с курсом педагогики Рязанского государственного медицинского университета имени академика И.П. Павлова.

E-mail: lakoniya@yandex.ru

Яковлева Наталья Валентиновна

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  кандидат психологических наук, доцент, зав. кафедрой общей психологии с курсом педагогики, декан факультета клинической психологии Рязанского государственного медицинского университета имени академика И.П. Павлова.

E-mail: yakovleva.nata@mail.ru

 

Аннотация. В статье рассматриваются социально-психологические и клинико-психологические аспекты понимания внешности. Обосновывается последовательность разработки индивидуальной концепции внешности, содержащей когнитивный, эмоциональный и смысловой уровни. Приведены основные результаты изучения особенностей переживаний пациентов, получивших дефекты внешности из-за ожоговых травм различной локализации. Предложены основные направления психологического сопровождения таких больных.

Ключевые слова: психология внешности, индивидуальная концепция внешности, ожоги, дефекты внешности, психологическое сопровождение.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Внешность – это то, чем обладает каждый человек независимо от пола, возраста, расовой и этнической принадлежности. Переживания по поводу внешности являются важнейшим фактором, от которого зависит становление личности и ее функционирование.

Внешность выполняет ряд важных социально-психологических функций:

•  достоверно отражает главные характеристики человека, которые учитываются в общении с ним окружающими людьми;

•  служит основой для формирования Я-концепции личности;

•  является средством выражения внутреннего мира личности.

Значительный вклад в развитие психологических представлений о внешности внесли социальные психологи [1, 2, 5, 7]. На данный момент не вызывает сомнений колоссальная значимость внешности для межличностной коммуникации. В то же время внешность обладает значительной личностной отнесенностью, представляя собой компромисс между собственной телесностью и требованиями культурной среды.

Внешность – это индивидуальный специфический ресурс, необходимый для самовыражения и самопрезентации. Удовлетворенность внешним обликом напрямую определяет удовлетворенность собой в целом. То, как воспринимается и интерпретируется внешность самим человеком и другими людьми – один из основных вопросов здоровья и благополучия на протяжении всей жизни [4, 8].

Зарубежные исследователи предполагают существование связанных с внешностью когнитивных схем, которые приводят к появлению у человека повышенного внимания к собственной внешности и интерпретационным ошибкам в обработке сигналов, поступающих из социума [9, 11]. Внутренние схемы описаны как когнитивные обобщения в отношении собственного «Я», полученные на основе прошлого опыта, которые направляют и организуют обработку информации, связанную с представлением о самом себе и содержащуюся в социальном опыте человека [10].

 

Приведенные данные, многочисленные исследования образа и концепции тела, гипотезы о границах и уровнях телесного образа легли в основу разработки авторской рабочей модели – индивидуальной концепции внешности.  Она описывает весь комплекс представлений и оценок о собственной внешности. В индивидуальной концепции внешности могут быть выделены следующие компоненты:

•  когнитивный – восприятие собственной внешности и формирование когнитивной структуры образа внешности, задающей границы внешности определенным набором ведущих компонентов внешности;

•  эмоциональный – самооценка внешнего облика, удовлетворенность внешностью и ее отдельными элементами;

•  смысловой – самоосознание внешнего облика, субъективная значимость внешности и ее компонентов.

Данная модель была использована при исследовании переживаний пациентов, перенесших термические поражения различной локализации.

 

Среди всех повреждений ожоги занимают особое положение в связи с тем, что эта травма чаще всего является внезапной и причиняет необратимый дефект внешнему облику. Приобретенные физические недостатки и дефекты внешности создают впоследствии целый спектр психологических проблем: от сложностей в межличностном общении до аффективных нарушений или внутриличностного конфликта. Сама ситуация получения ожогового повреждения и воспоминания о ней становятся психотравмирующими [3, 6, 8]. Оптимальное и самостоятельное возвращение пациента к повседневной жизни после выписки из больницы ставится под вопрос.

Материалы и методы исследования.

Логику конструирования диагностического комплекса задают уровни индивидуальной концепции внешности: когнитивный, эмоциональный, смысловой. В соответствии с ними были выбраны: методика определения границ внешности, разработанная авторами на основе «Анкеты самооценки внешности» Л.В. Куликова; модифицированный вариант системы семантического дифференциала Ч. Осгуда; методика «Ценностные ориентации» О.И. Моткова и Т.А. Огневой. Кроме указанных методик, для получения экспериментальных данных были использованы копинг-тест Р. Лазаруса и методика диагностики уровня социальной фрустрированности Л.И. Вассермана (в модификации В.В. Бойко). Их выбор обосновывается необходимостью получения информации о социальных характеристиках привычного поведения пациентов, чтобы затем использовать ее в коррекционной работе.

 

Апробация описанного диагностического комплекса проводилась в ходе предшествующего основному эксперименту пилотажного исследования. Выборку на данном этапе работы составили 10 человек (5 женщин и 5 мужчин) в возрасте от 22 до 35 лет, у которых никогда не было ожоговых повреждений. В ходе пилотажного исследования были исправлены и дополнены инструкции к методикам.

 

Основное эмпирическое исследование проводилось на базе отдела термических поражений ГУ СПб НИИ СП им. И.И. Джанелидзе. План и методические особенности проведения исследования были одобрены руководителем отдела термических поражений д.м.н., профессором К.М. Крыловым и ведущим научным сотрудником отдела термических поражений д.м.н. И.В. Шлык, а также прошли согласование этического комитета НИИ скорой помощи им. И.И. Джанелидзе.

 

Руководствуясь целью и задачами, для участия в основном эксперименте были выбраны:

•  30 пациентов (15 женщин и 15 мужчин) в возрасте от 22 до 55 лет с преимущественными ожоговыми повреждениями тела и конечностей (кроме изолированных ожогов кистей рук и ступней); ожоги получены пламенем, горячей водой, горячей пищей; степени повреждения – I, II, III (аб), IV; площадь ожогов – от 0,25 % до 78 %.

•  30 пациентов (15 женщин и 15 мужчин) в возрасте от 22 до 55 лет с преимущественными ожоговыми повреждениями головы, лица и шеи; ожоги получены пламенем, горячей водой и паром, горячей пищей, горячим битумом; степени повреждения – I, II, III (аб), IV; площадь ожогов – от 1 % до 29 %.

Испытуемым предоставлялось право сохранить анонимность, обязательно указывались только пол и возраст.

 

Контрольное исследование с применением методики определения границ внешности было направлено на формирование рейтинга ведущих компонентов внешности среди здоровых людей, не имеющих приобретенных дефектов внешности из-за термической травмы. В контрольном исследовании приняли участие 30 человек (15 женщин и 15 мужчин) в возрасте от 22 до 55 лет, которые никогда не переживали ожоговую травму.

 

Для количественного анализа данных были выбраны: угловое преобразование Фишера, параметрический t-критерий Стьюдента и коэффициент ранговой корреляции rs Спирмена. Статистические подсчеты выполнялись в программах Statistica 6.0 и MS Excel (из состава офисного пакета Microsoft Office версии XP Home Edition).

Результаты исследования и их обсуждение.

Анализ полученных результатов подразумевал поиск различий и особенностей реагирования на измененную внешность пациентов с различной локализацией ожога.

 

На когнитивном уровне индивидуальной концепции внешности экспериментальные выборки отличаются друг от друга по способу формирования границ внешности и предпочтению различных элементов внешности в качестве «референтных».

На основании ответов пациентов с ожогами на теле и конечностях был составлен наиболее развернутый и детализированный рейтинг ведущих компонентов внешности: он состоял из 33 элементов (выбор был ограничен 40 параметрами внешнего облика). Этот факт обусловлен значительными площадями поражения и разнообразием возможной локализации: ожоги приходились на спину, плечи, грудь, живот, бедра, гениталии, ягодицы, голени. Поэтому закономерно такими пациентами в границы внешности включались пострадавшие части тела. Исключительно в рейтинге данной группы пациентов фигурировали такие элементы, как спина (2), колени (1), ягодицы (1), гениталии (1). Появление со значительной частотой в упомянутом рейтинге мускулатуры (у 6 испытуемых) может быть связано с развитием атрофии мышц из-за длительного постельного режима и ожоговой кахексии.

Выбор элементов внешнего облика в качестве «референтных» пациентами с ожогами на лице также в значительной степени обусловлен непосредственно локализацией термической травмы. Рейтинг ведущих компонентов внешности задан меньшим количеством позиций (30 из 40 возможных параметров внешнего облика) и в целом сосредоточен вокруг различных частей лица. По сравнению с рейтингами других выборок значительно чаще упоминаются: нос (10), губы (9), кожа лица (8), лоб (2).

Для представителей каждой из выборок, участвовавших в исследовании, практически одинаково значимыми оказались «нетелесные» компоненты внешнего облика: осанка, звучание голоса, пластика жестов, походка.

 

Рассматривая состояние эмоционального уровня индивидуальной концепции внешности, были выявлены различия, обусловленные локализацией повреждения, в удовлетворенности элементами внешнего облика, составляющими границы внешности. Установлено, что самооценка по тем компонентам внешности, на которые приходится преимущественное ожоговое повреждение, в соответствующей выборке ниже, чем у пациентов с иной локализацией ожога.  Например, в выборке пациентов с ожогами на теле и конечностях значительно ниже самооценка по следующим параметрам: глаза, живот. Пациенты с ожогами лица и головы меньше удовлетворены такими элементами внешности, как кожа лица, нос.

 

Смысловой уровень индивидуальной концепцией внешности наполнен той особенной ценностью, которую субъект придает своей внешности в целом. Основное эмпирическое исследование показало, что между экспериментальными выборками отсутствуют различия по критерию «значимость внешности». Можно предположить, что для пациентов с ожоговой травмой независимо от локализации поражения внешность представляет особую ценность. Однако беседы и наблюдения за больными с ожогами лица и шеи позволили описать следующую закономерность: переживания, связанные с «потерей» внешности как коммуникативного ресурса, свойственны молодым пациентам (22-35 лет), которые не состоят в серьезных личных отношениях. Данный факт позволяет сделать вывод относительно значимости внешности в установлении межличностных отношений.

 

С применением t-критерия Стьюдента было выяснено, что экспериментальные выборки различаются по степени выраженности уровня социальной фрустрированности и копинг-стратегий «дистанцирование», «принятие ответственности», «избегание», «самоконтроль», «социальная поддержка». Это дает основание предположить, что непосредственно локализация термической травмы определяет появление в социальном функционировании неадаптивных элементов и активизирует определенные стили совладающего поведения.

 

Используя критерий ранговой корреляции rs Спирмена, в экспериментальной выборке пациентов с ожогами на теле и конечностях было обнаружено, что уровень социальной фрустрированности отрицательно коррелирует с копинг-стратегиями «планирование» и «положительная переоценка». У пациентов с термической травмой, локализованной на теле и конечностях, высокий уровень социальной фрустрированности может сопровождаться ограничением возможностей использовать такие стили совладания, как «планирование» и «положительная переоценка». В этой же экспериментальной выборке значимость внешности отрицательно коррелирует с копинг-стратегией «дистанцирование», а положительно коррелирует с копинг-стратегией «поиск социальной поддержки». Пациенты с ожогами на теле и конечностях склонны приписывать своей внешности довольно высокую значимость – в этом случае они будут в большей степени ориентированы на поиск социальной поддержки, чем на дистанцирование.

 

Корреляционный анализ в экспериментальной выборке пациентов термическими поражениями на лице обнаружил многочисленные положительные корреляционные связи между различными копинг-стратегиями. Для того чтобы справиться с ситуацией, в которой пострадал значительный коммуникативный ресурс, личности необходимо использовать несколько стилей совладания. Реагирование на социально значимые стимулы становится более сложным и полимодальным. Обнаруженные корреляционные зависимости легли в основу описания симптомокомплексов копинг-стратегий, которые проявляются в поведенческом репертуаре пациентов, перенесших ожоги на лице:

1. конфронтация – принятие ответственности – положительная переоценка – планирование;

2. конфронтация – дистанцирование – принятие ответственности – избегание;

3. конфронтация – дистанцирование – самоконтроль.

Основу каждого симптомокомплекса составляет копинг-стратегия «конфронтация». Пациенты, имеющие ожоговое повреждение на лице, в социальном взаимодействии ожидают насмешек или негативных оценок своего внешнего облика, что чаще всего провоцирует готовность к агрессивному поведению.

 

Разведение переживаний по разным уровням индивидуальной концепции внешности позволяет точно и комплексно подойти к составлению программы психологического сопровождения в каждом конкретном случае.

 

Программа психологического сопровождения пациентов с термическими поражениями должна включать следующие блоки:

•  диагностический – оценка степени негативного влияния на психику пациента полученного дефекта внешности;

•  базовый – психокоррекция типичных нарушений, проявляющихся у пациентов ожогового центра независимо от характера повреждения;

•  специализированный – психокоррекция нарушений, специфика которых обусловлена локализацией и характером термической травмы;

•  контрольный – оценка результатов проведенной психокоррекционной работы, составление рекомендаций.

 

Базовый блок программы психологического сопровождения подразумевает работу с болевым синдромом; переживанием измененного внешнего вида; негативными эмоциональными реакциями; страхом перед выпиской.

 

Специализированный блок программы психологического сопровождения для пациентов с ожогами тела и конечностей включает в себя работу с изменениями границ внешности; самооценкой; удовлетворенностью внешностью и ее отдельными компонентами.

 

Специализированный блок программы психологического сопровождения для пациентов с ожогами лица и головы включает в себя коррекцию травмы коммуникативного потенциала и поиск дополнительных ресурсов для поддержания самоуважения вместо измененной внешности.

Выводы.

1.   Ожоги тела и конечностей характеризуются значительными по площади поражениями кожного покрова, что обуславливает изменения в предпочтении референтных компонентов внешности и ведет к принципиальному включению в границы внешности травмированных частей тела. Массивная болевая импульсация и операции по трансплантации кожи являются причинами изменений в схеме и образе тела. Мысли об эстетической непривлекательности ожоговых ран и возможных функциональных дефектах занимают сознание пациента, провоцируя чувство неполноценности и снижение самооценки. Последствия ожогов на теле и конечностях могут быть спрятаны под одеждой и, соответственно, не будут оказывать негативное влияние на коммуникативный потенциал личности в повседневном общении.

2.   Термические поражения лица и головы представляются исключительно как причина «социального дефекта», то есть провоцируют формирование травмы коммуникативного потенциала. Ожоги подобной локализации трудно скрыть, поэтому пациенты буквально лишаются возможности управлять той информацией о самих себе, которую извлекают из их внешнего вида окружающие люди. Пациенты с ожогами лица в процессе лечения и реабилитации сталкиваются с необходимостью перестройки системы отношений, освоения новых социальных навыков, поиска дополнительных ресурсов для поддержания самоуважения и самооценки. Переживания из-за приобретенного дефекта внешности затрагивают смысловой уровень индивидуальной концепции внешности, определяя потребность в присвоении измененному внешнему облику новой значимости и смысловой нагрузки.

3.   Оказание психологической помощи пациентам с ожогами способствует повышению эффективности проводимого лечения, стабилизирует эмоциональную сферу, актуализирует необходимые для реабилитации личностные ресурсы. Контролируемая перестройка каждого уровня индивидуальной концепции внешности является залогом успешной адаптации к измененному внешнему облику.

 

    Литература

  1. Богуславский В.М. Оценка внешности: словарь. – М.: ООО «Издательство АСТ», 2004. – 254 с.
  2. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. – М.: Издательство МГУ, 1982. – 200 с.
  3. Брычева Н.В. Психологическая дезадаптация при ожоговой травме у детей и пути ее коррекции: Автореф. дис. … канд. психол. наук. – СПб., 2005. – 23 с.
  4. Лакосина Н.Д., Ушаков Г.К. Медицинская психология. – М.: Медицина, 1984. – 272 с.
  5. Петрова Е.А. Знаки общения. – М.: Издательство «ГНОМ и Д», 2001. – 256 с.
  6. Полянина Д.А. Роль психотерапии в лечении больных с ожоговой травмой: Автореф. дис. … канд.мед.наук. – М., 2007. – 26 с.
  7. Попов С.В. Визуальное наблюдение. – СПб.: Издательство «Речь», 2002. – 320 с.
  8. Рамси Н., Харкорт Д. Психология внешности. Пер. с англ. под ред. А.П. Федорова. – СПб.: Питер, 2009. – 256 с.
  9. Cash T.F. The treatment of body image disturbances // J.K. Thompson (ed.) Body image, Eating Disorders, and Obesity: an integrative guide for assessment and treatment. – Washington, DC: APA, 1996. – pp. 83-107.
  10. Markus, H. Self-schemata and processing information about the self. Journal of personality and social psychology, 35: 63-78.
  11. Price B. Body image: nursing concepts and care. – Englewood Cliffs, NJ.: Prentice Hall, 1990. – 10 p.

 

 

Ссылка для цитирования

Фаустова А.Г., Яковлева Н.В. Особенности индивидуальной концепции внешности у пациентов с ожогами различной локализации. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2012. N 2. URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы