Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2012 № 3(14)
2012 № 2(13)
2012 № 1(12)
2011 № 6(11)
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Клинико-психологические феномены формирования компьютерной зависимости у современных подростков

Малкова Е.Е., Калин Н.И. (Санкт-Петербург)

 

 

Малкова Елена Евгеньевна

–  доцент кафедры клинической психологии Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, докторант, кандидат психологических наук, доцент.

E-mail: Helen_Malkova@herzen.spb.ru

Калин Наталья Ивановна

–  аспирант кафедры клинической психологии Российского государственного педагогического университета им. А.М. Герцена.

E-mail: e-mail: tasha.kalinka@inbox.ru

 

Аннотация. В статье на материале исследования 251 подростка в возрасте 12-16 лет описаны и проанализированы клинико-психологические феномены формирования компьютерной зависимости. Выявлено, что 63,9% современных подростков проводят ежедневно более 3-х часов за компьютером. В зоне особого риска развития компьютерной зависимости при этом находятся не менее 18% засиживающихся за компьютером ежедневно более 5 часов. Основная часть времени используется такими подростками на поиск легкой, эффектной информации на уровне поверхностных сведений и многочасовую пустую болтовню со случайными приятелями. Подобного рода засиживание за компьютером в ущерб учебе, сну и приему пищи объективно приводит к чувству внутренней опустошенности, снижению защитных сил организма и закономерным проблемам в учебе.

Ключевые слова: подростки, нарушения адаптации, компьютерная зависимость, Интернет-зависимость, компьютерные игры, веб-серфинг.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

По данным литературы в последние годы в России и других развитых странах отмечается резкое увеличение числа лиц с аддиктивным поведением среди подростков, что представляет серьезную угрозу национальной безопасности и психическому здоровью нации [3; 13]. В связи с этим в последние годы значительно вырос интерес к проблемам аддиктивного поведения среди молодежи [21; 24 и др.]. Одной из социально опасных аддиктивных форм поведения признается компьютерная зависимость, которая обусловливает развитие психопатологических изменений личности и ведет к нарушениям социальных норм поведения, правонарушениям и даже самоубийствам [10; 24].

Термин «компьютерная зависимость» определяет патологическое пристрастие человека к работе или проведению времени за компьютером. Впервые о компьютерной зависимости заговорили в начале 80-х годов американские ученные. В наше время термин «компьютерная зависимость» все еще не признан многими ученными, занимающимися проблемами психических расстройств, однако сам феномен формирования патологической связи между человеком и компьютером стал очевиден и приобретает все больший размах [37]. Помимо компьютерной зависимости, выделяют некоторые родственные виды зависимостей: Интернет-зависимость и игромания, которые так или иначе, связаны с проведением длительного времени за компьютером. Характерными особенностями зависимостей различного типа являются: синдром абстиненции, стремление заполучить объект зависимости, поведение, направленное на приобретение объекта зависимости, снижение критического отношения к негативным сторонам зависимости, потеря интереса по отношению к социальной стороне жизни, внешнему виду, удовлетворению других потребностей.

Хотя, как уже упоминалось выше, термин «компьютерная зависимость» все еще не признан на международном уровне, существует ряд диагностических критериев, помогающих определить наличие патологического пристрастия по отношению к работе за компьютером [12; 20; 36; 44]. Симптомы компьютерной зависимости могут быть двух типов: психические и физические [46].

Психические признаки компьютерной зависимости, в общем, схожи с психическими признаками зависимостей другого типа. Наиболее распространенными психическими признаками компьютерной зависимости являются «потеря контроля» над временем, проведенным за компьютером, невыполнение обещаний данных самому себе или другим касаемо уменьшения времени, проведенного за компьютером, намеренное преуменьшение или ложь относительно времени проведенного за компьютером, утрата интереса к социальной жизни и внешнему виду, оправдание собственного поведения и пристрастия. Важными симптомами компьютерной зависимости являются смешанное чувство радости и вины во время работы за компьютером, а также раздраженное поведение, которое появляется, в случае если по каким-то причинам длительность работы за компьютером уменьшается.

Физические признаки компьютерной зависимости представлены нарушениями со стороны глаз (ухудшение зрения, дисплейный синдром, синдром «сухого глаза»), опорно-двигательного аппарата (искривление позвоночника, нарушения осанки и пр.), пищеварительной системы (нарушение питания, хронические запоры, геморрой). Физические признаки компьютерной зависимости менее специфичны, и, как правило, вызываются длительным нахождением за компьютером. Некоторые из этих признаков могут возникнуть и у людей вовсе не страдающих компьютерной зависимостью, но которые вынуждены проводить долгое время за компьютером.

В разумных пределах работа за компьютером, пользование Интернетом или некоторые видеоигры могут быть даже полезными для человека, как средства развивающие логику, внимание и мышление. Многие компьютерные игры могут быть познавательными, а в Интернете можно прочесть много полезной и интересной информации. Проблемы возникают тогда, когда время, проводимое за компьютером, превосходит допустимые пределы (на самом деле эти пределы ни кем не определены), и возникает патологическое пристрастие и необходимость находиться за компьютером больше времени [26; 27].

Наиболее выражено негативное влияние компьютерной зависимости на социальные качества человека: дружелюбие, открытость, желание общения, чувство сострадания. При выраженной компьютерной зависимости наблюдается сильнейшая деградация социальных связей личности и так называемая социальная дезадаптация человека [25; 41]. Наиболее часто социальная дезадаптация развивается именно у детей и подростков проводящих много времени за компьютерными играми и в Интернете. Деградация социальных связей в этом случае развивается из-за вытеснения объективной реальности виртуальной, созданной при помощи компьютера [2; 5; 11; 17; 28; 38]. На фоне социальной дезадаптации и углубления в мир виртуальной реальности могут появиться избыточная агрессивность и различные виды антисоциального поведения [8; 42]. Кроме того, неопрятный вид и очевидная отчужденность «компьютерщиков» делает их непривлекательными для общества, что в свою очередь усугубляет конфликт между обществом и человеком, страдающим компьютерной зависимостью.

Физические аспекты компьютерной зависимости характеризуются общим истощением организма – хронической усталостью [4; 47]. Как правило, лица, страдающие компьютерной зависимостью, пренебрегают сном и отдыхом. При этом эйфория и возбужденность, вызванная играми или пребыванием в Интернете, могут маскировать усталость, что становится причиной еще большего утомления организма [35]. На фоне компьютерной зависимости могут возникнуть различные нарушения психики и поведения [40]. Пренебрежению подвергаются не только отдых и сон, но и питание. На фоне компьютерной зависимости часто возникают различные заболевания желудочно-кишечного тракта: гастриты, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, хронические запоры, геморрой. Помимо этого, длительное пребывание за компьютером отрицательно сказывается на состоянии опорно-двигательного аппарата и глаз. Часто возникают искривления позвоночника, миопия, дальнозоркость, глаукома, синдром «сухого глаза» и дисплейный синдром.

Впервые данное расстройство было описано в 1995 году доктором Айвеном Голдбергом [37]. Несмотря на то, что в цели А. Голдберга не входило включение этого расстройства в официальные психиатрические стандарты, предложенное им описание базируется на описании расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами. Так, он выделил следующие основные симптомы этого расстройства, связанного с чрезмерной занятостью на компьютере, в том числе, с использованием Интернета:

•    вызывает болезненное негативное стрессовое состояние или дистресс;

•    причиняет ущерб физическому, психологическому, межличностному, экономическому или социальному статусу.

В 1997-1998 годах были созданы исследовательские и консультативно-диагностические службы по данной проблематике. В 1998-1999 годах вышли первые монографии по проблеме (К. Янг, Д. Гринфилд и др.) [32; 45]. В России данный феномен с 2000 года изучают психологи ЦИИП «Omega Gnosis 21» под руководством А.Е. Войскунского [6]. В 2009 году на факультете психологии МГУ состоялся симпозиум «Интернет-зависимость: психологическая природа и динамика развития» с участием психиатров, психологов, социологов и философов, по материлам которого был издан первый в России сборник по Интернет-зависимости [14]. В него были включены и переводы полных текстов докладов основных зарубежных исследователей этой проблемы. Кроме того, проблема интернет-зависимости рассматривалась на V Съезде Российского психологического общества (Москва, 14-18 февраля 2012 г.) [18].

В настоящее время все большую актуальность приобретает проблема одной из разновидностей компьютерной зависимости – Интернет-зависимости, которой по данным различных исследований сегодня поражено около 10 % пользователей во всём мире [7; 22 и др.].

На сегодняшний день выделяются 6 основных типов Интернет-зависимости:

1.   Навязчивый веб-серфинг – бесконечные путешествия по Всемирной паутине, поиск информации.

2.   Пристрастие к виртуальному общению и виртуальным знакомствам – большие объёмы переписки, постоянное участие в чатах, веб-форумах, избыточность знакомых и друзей в Сети.

3.   Игровая зависимость – навязчивое увлечение компьютерными играми, в том числе – по сети.

4.   Навязчивая финансовая потребность – игра по сети в азартные игры, ненужные покупки в Интернет-магазинах или постоянные участия в Интернет-аукционах.

5.   Пристрастие к просмотру фильмов через Интернет, когда больной может провести перед экраном весь день, не отрываясь из-за того, что в сети можно посмотреть практически любой фильм или передачу.

6.   Киберсексуальная зависимость – навязчивое влечение к посещению порносайтов и занятию киберсексом.

Компьютер и Интернет сами по себе нейтральные средства, изначально предназначавшиеся для научно-исследовательских целей. Сейчас дискуссия о вреде чрезмерного увлечения компьютером и Интернетом достаточно серьезна [35; 33; 43; 3; 4; 7; 17; 22 и др.]. Кроме того, рассмотрение данной проблемы с этой точки зрения является новым феноменом подростковой среды, который на сегодняшний день мало изучен [16; 23].

Наиболее актуальными остаются вопросы, связанные с системным анализом ранних признаков нарушений процессов адаптации у подростков, поскольку проявления этих нарушений не имеют четко очерченной симптоматики и лежат в сфере донозологической диагностики, относясь зачастую к сфере компетенции узких специалистов, не учитывающих оценку состояния здоровья в целом, ориентированную на профилактику. Поэтому одним из наиболее перспективных направлений, включающих раннюю диагностику таких состояний, является клинико-психологическая диагностика нарушений адаптации, поскольку именно психологическое состояние подростка является наиболее чутким индикатором трудностей адаптации.

Материал и методы

С этой целью нами были обследованы 251 подросток в возрасте 12-16 лет (115 мальчиков, 136 – девочек), учащиеся средних общеобразовательных школ № 91, 379, 541 различных районов г. Санкт-Петербурга. Данное исследование проводилось в рамках программы профилактики нарушений адаптации среди школьников. По просьбе администраций школ в эксперимент были специально включены учащиеся так называемых «трудных» классов с целью выявления подростков с высоким риском развития донозологических форм нарушений психической адаптации, в частности – риска формирования компьютерной зависимости.

В процессе исследования предполагалось на основании данных клинико-психологического анализа информации, полученной в результате направленной беседы с каждым подростком, его одноклассниками и учителями, эмпирически выделить как непосредственно подростков с признаками донозологических форм нарушений психической адаптации, так и собственно группы риска различных вариантов нарушений адаптации и социально-адаптированных подростков. В соответствии с сущностью клинического метода психологические данные у подростков получались в ходе непосредственного общения с ними, организованного как психодиагностическая беседа и целевое наблюдение, направленные на выявление особенностей их нервно-психической устойчивости, а также психологических и социальных переменных, связанных с ними. Специальное внимание в клинико-психологическом исследовании уделялось истории жизни подростка. Акцент был сделан на анализе особенностей системы отношений подростков (к учебе, родителям, сверстникам, себе, алкоголю, наркотикам, пользованию компьютером, жизненным проблемам, особенностям самочувствия и настроения). Получаемые в результате исследования подростков данные подвергались тщательной проверке посредством изучения личных дел школьников, включая медицинские карты, а также бесед с педагогами, родителями и одноклассниками. Регистрация полученных данных осуществлялась при помощи специально разработанного опорного списка вопросов.

На основе полученных данных клинико-психологического исследования, а также с опорой на непосредственный запрос от педагогов, психологов и социальных работников исследованных школ нами были определены признаки, на основании которых, с нашей точки зрения, можно было выделить группы подростков, характеризующихся донозологическими формами нарушений адаптации.

Как уже указывалось нами ранее [15], среди исследованных нами подростков выделялись от 68,5 до 4,2%% лиц, клинико-психологический статус которых соответствовал одной из 4 форм нарушений адаптации. Большее количество дезадаптированных подростков имели проблемы в области контроля над эмоциями (54,9%) и поведением (68,5%). При этом, нарушения контроля, приводящие к правонарушениям встречались у четверти из них (14,6%). На третьем месте расположились подростки, подверженные соматизации (часто болеющие – 19,4%). Более 10% подростков обнаруживали признаки алкоголизации и ранний опыт сексуальных отношений (по 11,1%). Менее всего оказалось тех, кто имел опыт употребления наркотических средств (4,2%), хотя, как нам кажется и это является довольно высоким процентом, если учитывать тот факт, что исследование проводилось как эпидемиологическое в обычных общеобразовательных школах г. Санкт-Петербурга. Также обратили на себя внимание дети, состояние которых можно было квалифицировать как зависимое от компьютера (6,3%). Это подростки, которые в самоотчетах указывали на то, что ежедневно проводят за компьютером более 6 часов, порой в ущерб приему пищи и сну. Поскольку наше внимание привлекла именно эта группа, остановимся более подробно на ее клинико-психологических характеристиках.

Однако прежде хотелось бы акцентировать внимание на обнаруженные феномены, которые можно было бы отнести к факторам риска дезадаптации среди подростков. Так, на первый план среди факторов, свидетельствующих о неблагополучии подростка, вышли проблемы со сверстниками (68,7%). И это не удивительно, ведь именно в подростковом возрасте взаимоотношениям со сверстниками уделяется особое внимание, появляется характерная исключительно для подростков поведенческая реакция – группирования со сверстниками, кода подростки группируются по интересам, пытаются найти «родственную душу». Наличие проблем в этой сфере является чрезвычайно травматичным для подростка и способно спровоцировать различные формы дезадаптации, вплоть до суицида. Далее, обратили на себя внимание риски, связанные с большим количеством времени, проводимым за компьютером (от 3 до 5 часов в день)(51,4%), ранним началом половой жизни (51,4%) и приобщения к алкоголю (49,3%), ведущими, соответственно, к конфликтам с родителями (49,3%). При этом в зоне повышенного риска наркотизации среди исследованных нами школьников находились 22,8% исследованных подростков. Также обратили на себя особое внимание такие риски, непосредственно угрожающие жизни подростка, как риск депрессии (13,%) и суицида (11,8%).

Поскольку именно большое количество времени, проводимого подростками за компьютером, выявило большую частоту встречаемости данного феномена в подростковой среде, представляется важным рассмотреть подробнее клинико-психологические факторы, влияющие на развитие девиантного поведения, связанного с формированием компьютерной зависимости.

В связи с этим все исследованные нами подростки были разделены на две группы. В основную группу были включены подростки с наличием потенциального риска формирования компьютерной зависимости, которые более 3 часов в день проводили за компьютером. Соответственно, контрольную группу составили подростки, тратившие на общение с компьютером менее 3-х часов в день. Так, среди исследованных нами подростков 63,9% (83 человека) проводили за компьютером более 3-х часов в день. Не может не вызывать серьезной озабоченности тот факт, что 36,2% подростков засиживались за компьютером ежедневно более 3-х часов в день. При этом не менее 4-х часов – 18,1%, не менее 5 – 11,8%, а 6,3% (9 подростков) признались, что проводят ежедневно за этим занятием 6 часов и более, что не может не сказываться на их здоровье, успехах в школе и взаимоотношениях с окружающими. Кроме того, оказалось, что именно мальчики значимо чаще (р=0,010) склонны были задерживаться за компьютером.

Контрольную группу составили 61 подросток без потенциального риска развития компьютерной зависимости, которые уделяли компьютеру не более 2-х часов в день.

Результаты исследования

Рассмотрим подробнее клинико-психологические характеристики, отличающие подростков с потенциальным риском развития компьютерной зависимости.

 

Таблица 1.

Клинико-психологические характеристики подростков группы
потенциального риска формирования зависимости от компьютера

 

Как видно из таблицы, подростки, пользующиеся компьютером не более 3-х часов в день, имеют хорошие, теплые взаимоотношения с родителями, а также близких друзей среди одноклассников, предпочитая свободное время посвящать живому общению. В то же время, подростки, проводящие за компьютером боле 3-х часов в день, достоверно чаще чувствуют себя одиноко, информация, которую они черпают из всемирной сети, призвана заполнять их чувство внутренней пустоты и скуки (р=0,036). Именно у них отношения между родителями и детьми (р=0,001) и близкая дружба (р=0,043) чаще становятся жертвами Интернета. При всей своей кажущейся безобидности подобные развлечения оставляют мало времени для общения с реальными людьми. У подростка появляются новые он-лайн знакомые. Время, проведенное с реальными людьми зачастую становится меньше времени, проведенного в обществе компьютера. Наконец, подростки продолжают уже эмоционально разрывать свои отношения с реальными людьми и сознательно, все больше и больше, погружаться в виртуальный мир. Ну и наконец, они начинают лгать о количестве времени, проведенном за компьютером, окружающим.

При этом они сами отдают себе отчет в том, что такое время препровождение часто сказывается не только на их учебе (р=0,001), поскольку все это часто происходит в ущерб выполнению домашних заданий (р=0,000), но и собственно на состоянии здоровья, поскольку ради занятий на компьютере они часто готовы отказаться от пищи (р=0,014) и сна (р=0,000). Физический вред здоровью от подобного рода зависимости не столь очевиден. Попытки реализовать свое влечение в условиях ограничений по времени приводят к возникновению тенденции засиживаться за компьютером по ночам. Такие бессонные ночи способствуют появлению постоянной усталости и ослаблению иммунной системы подростка, после чего резко повышается вероятность заболевания. В частности, наше исследование показало, что эти дети достоверно чаще (р=0,041) болеют простудными заболеваниями.

Интересно было бы проследить также то, чем именно так увлечены подростки, отдавая свое время компьютеру. Для выявления частоты тематической направленности занятости подростков при взаимодействии с компьютером нами в опросе задавались направленные вопросы, исходя из наиболее распространенных представлений о соответствующих формах. Прежде всего, нами оценивалась частота и приоритетность таких форм взаимодействия с компьютером, свойственных подросткам, как общение в социальных сетях («В Контакте», Facebook, Twitter, а также непосредственное общение в различных чатах), игры, поиск и изучение информации познавательного характера и др.

В последнее время виртуальное общение всё чаще вытесняет личное. Неудивительно – ведь общаться в сети не только дешевле, но и проще, здесь не имеют значения разделяющие собеседников километры, а нередко даже годы. Противники виртуального общения бьют тревогу, утверждая, что социальные сети убивают коммуникабельность и даже культуру, однако, на самом деле это не так. В Информационном обществе виртуальное общение служит не только основой для формирования мышления и языка человека, оперирования значимыми информационными потоками, но и предпочитаемой средой обитания индивида, в которой разворачивается его основная деятельность.

Важной особенностью виртуальной коммуникации является возможность одновременного общения с несколькими людьми, что становится возможным вместе с обеднением языка. Это позволяет быть успешным в Интернете, но играет негативную службу в живом общении [34]. Виртуальное общение если не создает, то, по крайне мере, существенно влияет на личность человека.

Азарт, с которым молодежь рвётся за свои персональные компьютеры, нельзя сравнить практически ни с чем. Первым делом они стремятся зайти и посмотреть, кто и что им из их друзей написал, хотя, казалось бы, только час назад они виделись в школе или после школы. Постепенно такое общение может перейти в зависимость. В своей книге «Alone Together: Why We Expect More from Technology and Less from Each Other» (Одиночество вместе. Почему мы ожидаем больше от технологий и меньше друг друга) [43] профессор Массачусетского технологического института Шерри Теркл утверждает, что уже ставшее привычным поведение людей на самом деле является признаком серьезной патологии.

В социокультурных исследования сетевых сообществ [34; 43] Интернет выступает как система некоторых групп, обладающих своими особенностями языка, норм коммуникации и социальной иерархии участников. Наличие этих особенностей позволяет говорить об Интернете как о социальной среде, которая делает возможным формирование новых оснований социальной самокатегоризации, и тем самым может вносить вклад в формирование нового содержания идентичности пользователя.

Что касается приверженности играм на компьютере, данный феномен также анализировался нами отдельно, причем мы разделяли подростков по характеру предпочитаемой игры, поскольку приверженность разным играм, по нашему мнению, может свидетельствовать о различных формах эмоциональной и поведенческой адаптации подростков. В разных источниках можно встретить различные описания типов компьютерных игр [29; 30; 31; 33; 39]. Чаще всего основным критерием классификации является жанровый критерий [1]. Основные группы игр в таких классификациях следующие:

1.   Шутер («shooter») – стрелялка, игра от первого лица (или от третьего лица), где персонаж должен преодолеть ряд препятствий, завершить задание или пройти игру.

2.   Аркада – игра с примитивным сценарием, в которой геймеру приходится действовать быстро, полагаясь, в первую очередь, на скорость принятия решений и быстроту реакций.

3.   Квест (поиск) – приключенческая игра, требующая от геймера решения умственных задач для продвижения по сюжету.

4.   Симулятор – игры, имитирующие, чаще всего, управление каким-либо транспортным средством или аппаратом.

5.   Ролевые игры, где участник принимает какую-то роль и в воображаемой ситуации действует соответственно этой роли (чаще фантастической).

7.   Традиционные игры – сформированные на основе традиционных игр, например, карточные игры, шашки, шахматы и т.п.

В своем исследовании мы условно разделили их на две большие группы – игры-«стрелялки» и игры-«квесты», предполагая, что первые могут иметь некоторое отношение к проявлению агрессивности, а вторые – к потере чувства реальности.

Так, в «стрелялках» успех игрока в большой степени зависит от его скорости реакции и способности быстро принимать тактические решения. Действие таких игр развивается очень динамично и требует напряжения внимания и быстрой реакции на происходящие в игре события. При этом в качестве основного средства прогресса в игре, как правило, используется какое-либо оружие, а успех зависит от того, все ли препятствия уничтожены (включая «живую силу» противника).

«Квесты» требуют от игрока решения умственных задач для продвижения по сюжету. Сюжет может быть предопределённым или же давать множество исходов, выбор которых зависит от действий игрока. Современный трёхмерный графический интерфейс внес в игру не только элементы неожиданности, но и соответствующую атмосферность, заставляющую игрока погрузиться с головой во вселенную игры, будь то таинственный дом, полный ужасов, заброшенная научная лаборатория, город-призрак или что-то другое.

Помимо общения в социальных сетях и игр, безусловно, нельзя исключать и такой функции компьютера, как помощь в поиске информации в Интернете, что, соответственно, нами также принималось во внимание.

Рано или поздно, каждый пользователь Всемирной паутины сталкивается с проблемой поиска информации. В этом случае нам на помощь приходят всевозможные поисковые машины, каталоги и базы знаний. Интернет – это информационное пространство, в котором можно отыскать ответ практически на любой интересующий пользователя вопрос. Сегодня глобальная сеть превращается в важный социальный и политический фактор современного информационного общества. С развитием Интернет-технологий появился новый гигантский источник информационных ресурсов, доступ к которым является не только относительно дешевым, но и очень быстрым. Информационные ресурсы, доступные через Интернет, огромны. Это десятки миллионов документов, представленных различными способами, число которых постоянно увеличивается. В Интернете с каждым днём скапливается всё больше информации когда-либо созданной и вновь создаваемой людьми. Подростки, обучаясь в школе так или иначе вынуждены использовать этот ресурс для образования. Вопрос, какое место подобного рода деятельность занимает во взаимодействии подростка с компьютером, до конца не ясен.

Зачастую поиск даже самой простой информации с использованием сети Интернет превращается в своего рода «серфинг», поскольку практически любой современный компьютер оснащен специальной программой – браузером (обозревателем), позволяющим связываться с Веб-узлами Сети, просматривать (и прослушивать) содержащуюся в них информацию, а также перемещаться к другим узлам, щелкая мышью на гиперссылки, содержащиеся в просматриваемом на экране документе и выделенные тем или иным способом. Новый документ может, в свою очередь, содержать дальнейшие ссылки, что позволяет вам как бы «плыть» по этому океану информации. Можно полагать, что данный вид поиска оказывается созвучным с тем, что в свое время А.Е. Личко [19] описывал в своих работах как особый вид подростковой хобби-реакции – «информативно-коммуникативное хобби». Данный вид хобби заключается в поиске легкой, эффектной информации на уровне поверхностных сведений, новостей, которыми подростки обмениваются. Это увлечение проявляется в многочасовой пустой болтовне со случайными приятелями, в обсуждении приключенческих, детективных или фантастических фильмов. Не будучи осмысленной, полученная информация легко забывается.

Одной из таких возможностей является просмотр фильмов и прослушивание музыки. Хотя это не основные возможности, но многие пользователи Сети используют их чаще, чем основной функционал. Сеть Интернет – это кладезь информации и не только в виде документации, но и в виде мультимедиа файлов, которыми и являются фильмы и музыка. Сразу хочется отметить, что просто огромное количество фильмов и музыкальных файлов, которые находятся в свободном распространении, – это, чаще всего, пиратская продукция. Она нарушает авторские права правообладателя. Не смотря на то, что идет постоянная борьба с этим явлением, от этого такой продукции меньше не становится. И это еще одна проблема, поскольку не каждый взрослый, а тем более подросток, в состоянии в полной мере отдавать себе отчет в том, что каждый раз, когда он скачивает какой-либо фильм или музыкальное произведение из сети Интернет, в большинстве случаев он нарушает закон. Но это тема отдельного обсуждения, имеющая отношение к границам нормативности поведения.

Собственно в процессе оценки частоты занятий определенными видами деятельности в связи с взаимодействием с компьютером у подростков нами особо обращалось внимание на то, является это занятие монотематическим, либо за время занятий на компьютере подросток успевает выполнить несколько задач одновременно – и пообщаться с друзьями, и найти что-то интересное, и поиграть.

Итак, в таблице 2 представлены частоты распределения увлеченности подростков определенной тематикой, в том числе, в зависимости от пола. Как видно из таблицы, максимальная частота приходится на так называемое «on-line» общение в социальных сетях, причем девочки используют этот ресурс значимо чаще мальчиков (р=0,000). В то же время почти четверть (23,6%) мальчиков предпочитают так называемые игры-«стрелялки», в то время как для девочек такой вид игр вообще не свойственен.

 

Таблица 2.

Характер тематики занятости подростков, проводящих время за компьютером

 

На втором месте по частоте можно видеть так называемый «серфинг», когда большая часть времени, затрачиваемого на компьютер, уходит на бесцельное блуждание по Сети в поиске легкой, эффектной информации на уровне поверхностных сведений, новостей, видео-роликов и т.п. Для мальчиков данный вид времяпрепровождения оказывается на первом месте среди приоритетных занятий на компьютере (более 30% случаев), чем для девочек (15,1%) (р=0,048), у которых он располагается на втором месте. Интерес к просмотру кинофильмов и скачиванию музыки мало зависит от пола подростка и располагается на третьем месте у девочек (15,1%) и на четвертом у мальчиков (14,5%). Не может не вызывать озабоченности тот факт, что именно полезная информация, располагающаяся на сайтах познавательной и учебной направленности, в меньшей степени интересует современных школьников. Всего 3,5% исследованных нами подростков указали на то, что именно эти ресурсы являются их целью при работе на компьютере.

Интересно рассмотреть, собственно, каким именно образом распределяется активность подростков в зависимости от максимального времени, проводимого за компьютером.

Как видно из таблицы 3, и у подростков группы потенциального риска развития компьютерной зависимости (50,8%), и у подростков контрольной группы (44,6%) приоритетным занятием на компьютере является именно общение в социальных сетях. Это, в целом, характеризует подростковый возраст, поскольку именно общение со сверстниками, формирующее интимно-личностные привязанности, выходит на первый план. Подростки в этом возрасте испытывают острый дефицит общения, ищут родственную душу и близкого друга. Проще всего, атравматичнее это сделать посредством дистанционного on-line общения, когда можно легко вступать в контакты с разными людьми, в том числе, противоположного пола, разыгрывать различные роли или быть искренним, не опасаясь попасть в неловкую ситуацию. Возможности Интернета здесь представляются поистине фантастическими. Что касается других видов занятости, здесь можно видеть значительные различия в приоритетах, которые можно квалифицировать как признаки формирующейся дезадаптации. Так, именно среди подростков, проводящих большое количество времени за компьютером (более 3-х часов в день), следующим по частоте встречаемости является занятие Интернет-«серфингом» (28,9%). В отличие от подростков, не злоупотребляющих временем, проводимым за компьютером (р=0,000), они, не имея возможности (или желания) реализовать свои потребности (к примеру, в общении), бесцельно «бродят» по страничкам в Сети, нигде особенно не задерживаясь.

 

Таблица 3.

Характер тематики занятости подростков группы потенциального риска формирования зависимости от компьютера

 

Несмотря на то, что Интернет является идеальным исследовательским инструментом, у этих школьников появляются проблемы с учебой именно потому, что они посещают не относящиеся к делу сайты, часами болтают в чатах, беседуют с знакомыми и играют в интерактивные игры вместо занятий. В то же время, дети, проводящие гораздо меньше времени за компьютером (менее 3-х часов в день), стараются использовать его с пользой – в 3 раза чаще обращаются за информацией к познавательным и обучающим сайтам (р=0,024), скачивают полезную информацию (рефераты, аудио- и видео-файлы) (р=0,000). На их фоне ребята, подолгу засиживающиеся за компьютером, вместо возможной пользы, напротив, приобретают проблемы, связанные с невыполнением домашних заданий, и как следствие – плохой успеваемостью.

Заключение

Исходя из вышесказанного, можно сделать следующие выводы. 63,9% современных подростков проводят ежедневно более 3-х часов за компьютером. В зоне особого риска развития компьютерной зависимости при этом находятся не менее 18%, поскольку, засиживаясь за компьютером ежедневно более 5 часов, они, безусловно, подвержены негативному влиянию компьютера не только на соматическое здоровье, но и на социальную и психологическую адаптацию. Вред, наносимый в данном случае здоровью ребенка, не может быть оправдан «полезным» времяпрепровождением, поскольку основная часть времени используется такими подростками не с целью повышения своего образовательного уровня и формирование близких привязанностей, а на поиск легкой, эффектной информации на уровне поверхностных сведений и многочасовую пустую болтовню со случайными приятелями. Подобного рода засиживание за компьютером в ущерб учебе, сну и приему пищи объективно приводит к чувству внутренней опустошенности, снижению защитных сил организма и закономерным проблемам в учебе.

 

    Литература

  1. Аветисова А.А. Психологические особенности игроков в компьютерные игры / А.А. Аветисова // Психология. Журнал Высшей школы экономики. – 2011. – Т. 8. – № 4. – С. 35-58.
  2. Архитектура виртуальных миров / Под науч. ред. М.Б. Игнатьева, А.В. Никитина, А.Е. Войскунского. – СПб.: ГУАП, 2009. – 288 с.
  3. Асмолов А.Г. Психологическая модель интернет-зависимости личности / А.Г. Асмолов, Н.А. Цветкова, А.В. Цветков // Мир психологии. – 2004. – № 1. – С. 170-192.
  4. Бабаева Ю.Д. Одаренный ребенок за компьютером / Ю.Д. Бабаева, А.Е. Войскунский. – М.: Сканрус, 2003. – 336 с.
  5. Браславский П.И. Игровая виртуальная реальность – новое пространство приобретения личного опыта / П.И. Браславский, В.В. Колпачников, М.Б. Дрикер // Известия уральского государственного университета. – 2005. – № 35. – С. 74-81.
  6. Войскунский А.Е. Актуальные проблемы психологии зависимости от Интернета / А.Е. Войскуновский // Психологический журнал, 2004. – Т. 25. – № 1. – С. 90-100.
  7. Войскунский А.Е. Психология и Интернет: монография / А.Е. Войскунский. – М.: Акрополь, 2010. – 440 с.
  8. Войскунский А.Е. Развивается ли агрессивность у детей и подростков, увлеченных компьютерными играми / А.Е. Войскуновский // Вопросы психологии. – 2010. – № 6. – С. 119-130.
  9. Выгонский С.И. Обратная сторона Интернета. Психология работы с компьютером и сетью / С.И. Выгонский. – Москва: Феникс, 2010. – 320 с.
  10. Гилинский Я.И. Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других «отклонений» / Я.И. Гилинский. – СПб.: Изд-во «Юридический центр Пресс». – 2004. – 520 с.
  11. Грязнова Е.В. Виртуально-информационная реальность и становление Личности / Е.В. Грязнова // Виртуально-информационная реальность в системе «Человек – Универсум» : моногр. / Е.В. Грязнова. – Н. Новгород, 2006. – С. 239-253
  12. Евдокимов В.И. Методические аспекты диагностики развития Интернет-зависимости / В.И. Евдокимов, О.В. Литвиненко // Вестник психотерапии. – 2007. – № 25(30). – С. 68-75.
  13. Егоров А.Ю. К вопросу о новых теоретических аспектах аддиктологии / А.Ю. Егоров // Наркология и аддиктология: сб. науч. трудов / Под ред. проф. В.Д. Менделевича. – Казань: Школа. – 2004. – С. 80-88.
  14. Интернет-зависимость: психологическая природа и динамика развития / Ред.-сост. А.Е. Войскунский. – М.: Акрополь, 2009. – 279 с.
  15. Калин Н.И. Клинико-психологическая типология нарушений психической адаптации в подростковом возрасте / Н.И. Калин, Е.Е. Малкова // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. – 2012. – № 2. – С. 86-91.
  16. Керделлан К. Дети процессора. Как Интернет и видеоигры формируют завтрашних взрослых / К. Керделлан, Г. Грезийон. – Екатеринбург: У-Фактория, 2006. – 272 с.
  17. Кузнецова Ю.М. Психология жителей Интернета / Ю.М. Кузнецова, Н.В. Чудова. – Москва: ЛКИ, 2011. – 224 с.
  18. Культурно-деятельностная парадигма конструктивизма: методология междисциплинарного познания в сетевом столетии // Материалы V Съезда Общероссийской общественной организации «Российское психологическое общество», Москва, 14-18 февраля 2012 года. – М., 2012. – Т. 3. – С. 398-447.
  19. Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков / А.Е. Личко. – СПб.: Речь, 2009. – 256 с.
  20. Лоскутова В.А. Интренет-зависимость как форма нехимических аддиктивных расстройств: автореф. дис. … канд. мед. наук. / В.А. Лоскутова. – Новосибирск: Новосиб. Гос. Мед. акад., 2004. – 23 с.
  21. Милюкова Е.В. Влияние компьютера, как средства массовой информации, на появление и увеличение уровня агрессивности в поведении подростка / Е.В. Милюкова // Проблемы практической психологии. – Шадринск. – 2000. – Ч. 2. – С. 124-129.
  22. Митина О.В. Интернет в гендерном измерении / О.В. Митина, А.Е. Войскунский // Введение в гендерные исследования / Под общей редакцией И.В. Костиковой. – М.: Аспект Пресс, 2005. – С. 204-216.
  23. Палфри Дж. Дети цифровой эры / Дж. Палфри, У. Гассер. – М.: Эксмо, 2011. – 368 с.
  24. Попова Н.М. Интернет-аддикция как социально-психологический феномен в подростковом возрасте / Н.М. Попова // Профилактика аддиктиных состояний в детско-подростковом возрасте: сб. материалов всерос. конф. с междунар. участием. – Томск. – 2003. – С. 173-180.
  25. Съедин Ю.В. Аддиктивное поведение личности компьютерных игроков и пути его коррекции: учеб. пособие / Ю.В. Съедин; Ставроп. гос. пед. ун-т. – Ставрополь: Сервисшкола, 2005. – 60 с.
  26. Block J.J. Issues for DSM-V: Internet Addiction / J.J. Block // American Journal of Psychiatry, 2008. – V. 165, № 3. – P. 306-307.
  27. Dowling N. A. Screening for internet dependence: do the proposed diagnostic criteria differentiate normal from dependent internet use? / N.A. Dowling, K.L. Quirk // Cyberpsychol. Behav., 2009. – № 12. – P. 21-27.
  28. Feng J. Plaing an action video game reduces gender differences in spatial cognition / J. Feng, I. Spence, J. Patt // Psychological science. – 2007. – 10. – 18. – P. 850-855.
  29. Griffiths M. D. Gambling addiction and its treatment within the NHS: A guide for healthcare professionals / M.D. Griffiths. – London: British Medical Association, 2007.
  30. Griffiths M.D. Gambling and gaming addictions in adolescence / M.D. Griffiths. – Leicester, UK: British Psychological Society/Blackwell, 2008.
  31. Griffiths M.D. Internet and video-game addiction / M.D. Griffiths // In C. Essau (Ed.), Adolescent Addiction: Epidemiology, Assessment and Treatment. – San Diego: Elselvier, 2008. – P. 231-267.
  32. Griffiths M.D. Internet addiction: Does it really exist? / M.D. Griffiths // In J. Gackenbach (Ed.), Psychology and the Internet: Intrapersonal, Interpersonal and Transpersonal Applications. – New York: Academic Press, 1998. – P. 61-75.
  33. Griffiths M.D. Online computer gaming: a comparison of adolescent and adult gamers / M.D. Griffiths, M.N.O. Davies, D. Chappell // Journal of adolescence. – 2004. – 1. – 27. – P. 87-96.
  34. Human Perspectives in the Internet Society: Culture, Psychology and Gender / K. Morgan, C.A. Brebbia, J. Sanchez, A. Voiskounsky (eds.). – WIT Press: Southampton, Boston, 2004. – 568 p.
  35. Internet Addiction. A handbook and guide to evaluation and treatment / K.S. Young, C. Nabuco de Abreu (ed.). – Hoboken: John Wiley & Sons, Inc., 2011.
  36. Internet addiction disorder: An Italian study / G. Ferraro, B. Caci, A. D'Amico, M. Di Blasi // CyberPsychology & Behaviour, 2007. – 10(2). – P. 170-175.
  37. Internet addiction: metasynthesis of 1996-2006 quantitative research / S. Byun, C. Ruffini, J.E. Mills, A.C. Douglas, M. Niang, S. Stepchenkova, S. Ki Lee, J. Loutfi, J-K. Lee, M. Atallah, M. Blanton // Cyber Psychology and Behavior, 2009. – V. 12. – № 2. – P. 203-207.
  38. Plusquellec M. Are virtual worlds a threat to the mental health of children and adolescents? / M.Plusquellec // Arch. Pediatry, 2000. – Vol. 7. – № 2. – P. 209-210.
  39. Quandt T. The gray haired gaming generation findings from an explorative interview study on older computer gamers / T. Quandt, H. Grueninger, J. Wimmer // Games and Culture. – 2009. – 1. – 4. – P. 27-46.
  40. Shaffer H.J. Computer addiction: a critical consideration / H.J. Shaffer, M.N. Hall, J. Van der Bilt // American J. of orthopsychiatry, 2000. – Vol. 70. – № 2. – P. 162-168.
  41. Stieger S. Implicit and explicit self-esteem in the context of Internet addiction / S.Stieger, Ch.Burger // Cyberpsychology, bechavior fnd social Networking. – 2010. – 3. – 6. – P. 681-688.
  42. Tisserland I. N. New risks of addiction for new populations: the example of hackers / I.N. Tisserland // Ann. Med. International, 2000. – Vol. 151. – Suppl. B. – P. 49-52.
  43. Turkle S. Alone together: why we expect more from technology and less from each other. Hardcover / S. Turkle. – Basic Books, 2011. – 360 р.
  44. Widyanto L. (2006). Internet addiction: Does it really exist? (Revisited). / L. Widyanto, M.D. Griffiths // In J. Gackenbach (Ed.), Psychology and the Internet: Intrapersonal, Interpersonal and Transpersonal Applications (2nd Edition). – New York: Academic Press, 2006. – P. 141-163.
  45. Young K.S. Caught in the Net / K.S. Young. – New York: John Wiley & Sons, Inc, 1998.
  46. Young K.S. Internet Addiction: Symptoms, Evaluation, and Treatment / K.S. Young – Professional Resource Press, 1999.
  47. Young K.S.  Psychology  of  computer  use:  addictive  use  of  the  internet: a case that breaks the stereotype / K.S. Young // Psychological reports, 1996. – Vol. 79. – P. 899-902.

 

 

Ссылка для цитирования

Малкова Е.Е., Калин Н.И. Клинико-психологические феномены формирования компьютерной зависимости у современных подростков [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2012. – N 4 (15). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения