Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2012 № 3(14)
2012 № 2(13)
2012 № 1(12)
2011 № 6(11)
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Роль когнитивной способности в формировании ортобиоза у часто болеющих старших дошкольников

Штумф В.О. (Красноярск)

 

 

Штумф Валентина Оскаровна

–  кандидат психологических наук, ст. преподаватель кафедры психологии детства ФГОУ ВПО Красноярский государственный педагогический университет им. В.П. Астафьева (г. Красноярск).

E-mail: shtoumpf@yandex.ru

 

Аннотация. В статье анализируется роль когнитивной способности часто болеющего старшего дошкольника (на примере понимания феномена обмана) в формировании представлений и реализации ортобиоза. Рассматриваются факторы, влияющие на когнитивную способность старшего дошкольника. Особое внимание уделяется материнскому отношению к ребенку, которое может вызывать нарушения в процессе формирования когнитивной способности и как следствие – в процессе формирования интеллектуального компонента внутренней картины болезни ребенка, негативно влияя на его представления об ортобиозе и соматический статус.

Ключевые слова: часто болеющий старший дошкольник, ортобиоз, когнитивная способность, понимание обмана, материнское отношение, социально-психологические характеристики семьи.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение. Формирование и реализация здорового образа жизни выступают важными приоритетами в системе государственных и общественных мер, включённых в Концепцию долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года (распоряжение Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2008 г. № 1662-р).

Изучение психологических особенностей часто болеющих детей (ЧБД) остается одним из актуальных направлений отечественной психологии, что связано с отсутствием положительной динамики в вопросах улучшения здоровья детей. ЧБД вызывают повышенное внимание со стороны специалистов, что обосновывает потребность в дальнейшей разработке и реализации системного медико-психолого-педагогического сопровождения и поддержки детей данной категории [2; 5; 9; 10; 14].

Соматическое заболевание приводит к формированию особой социальной ситуации развития часто болеющего ребенка, которая характеризуется ограничением движений и условий для активного познавательного развития (в силу частоты переносимых заболеваний, общей ослабленности организма); дефицитарностью общения детей со сверстниками, отсутствием условий для реализации игры (как ведущего вида деятельности), ограниченностью общения кругом семьи, неблагоприятными личностными проявлениями родителей, наличием у них непродуктивных установок и неэффективных стилей воспитания [1; 10; 12; 13; 14].

Важным фактором развития личности ребенка, дополняющим характеристику социальной ситуации развития ЧБД, является собственная активность ребенка, реализованная им в представлениях и осуществлении факторов ортобиоза [2; 5].

Ортобиоз, или здоровый образ жизни (ЗОЖ), – это типичные формы и способы повседневной жизнедеятельности человека (труд, нормальный сон, положительное эмоциональное состояние, оптимизм, рациональное питание, соблюдение режима, закаливание, физические упражнения), которые укрепляют и совершенствуют резервные возможности организма, обеспечивая тем самым успешное выполнение своих социальных и профессиональных функций независимо от политических, экономических и социально-психологических ситуаций. Целью ортобиоза выступает научение человека правильному и безошибочному выбору в любой ситуации только полезного, содействующего здоровью и отказ от всего вредного [6; 11].

Дошкольный возраст – особо ответственный период в развитии ребенка: возникает и совершенствуется первая модель мира – система представлений об окружающей действительности, собственных возможностях и отношениях с другими, закладываются основные личностные механизмы [15; 16].

Наличие комплекса дезадаптирующих элементов – особой социальной ситуации развития, включающей в себя, в том числе недостаточные представления родителей, а, следовательно, и ребенка об ортобиозе, ограничение условий его когнитивного развития, а вместе с ним и развития интеллектуального компонента внутренней картины болезни – как правило, неблагоприятно сказывается на физическом и психологическом здоровье ребенка, ограничивая его возможности в преодолении болезни [10; 14].

Поэтому наиболее важным и значимым компонентом психологической помощи ЧБД является позитивное изменение особой социальной ситуации развития ребенка, препятствующей преодолению им ситуации болезни, что возможно через изучение роли в формировании представлений об ортобиозе когнитивной способности детей на примере понимания детьми феномена обмана (как основы для формирования не только биопсихологического, но и ноэтического компонента биопсихосоционоэтической модели здоровья) и расширение представлений родителей, а также самих детей об ортобиозе.

Таким образом, в настоящее время оказались достаточно изучены когнитивные способности, отражающие закономерности психического развития и развития личности здоровых детей (отраженные в понимании детьми обмана), но не исследованы когнитивные способности часто болеющих старших дошкольников. Недостаточно изучены возможности коррекции когнитивной способности детей, направленной на формирование правильных представлений и реализацию ЗОЖ и гармоничной личности ребенка в целом, ориентированной на преодоление ситуации болезни.

Гипотезой исследования выступило предположение о том, что испытываемые ЧБД старшего дошкольного возраста трудности в понимании обмана при своевременной коррекции посредством соответствующего материнского отношения во многом определяют их представления о ЗОЖ и его реализацию.

Исследование проводилось в период с сентября 2006 по май 2008 гг. Испытуемые посещали МБДОУ № 139, № 142, № 211 и № 295 г. Красноярска. В исследовании приняли участие 120 детей: 60 ЧБД и 60 здоровых детей в возрасте 5–7 лет и 120 их матерей. Часто болеющие и здоровые дети старшего дошкольного возраста отличались только количеством заболеваний в год. У ЧБД такая частота была выше и составляла для детей от 5 до 6 лет четыре и более случаев заболеваний в год, с 6 лет – 3 и более заболеваний в год. На момент обследования все ЧБД находились в стадии ремиссии.

Методы и методики. С целью исследования представлений о ЗОЖ, особенностей когнитивной способности на примере понимания ЧБД старшего дошкольного возраста обмана (включая влияние на нее социально-психологических характеристик семьи и материнского отношения), а также влияния понимания обмана на формирование представлений и реализацию ЧБД ЗОЖ были использованы:

–  метод сбора эмпирических данных: медицинские карты и индивидуальные карты детей заявленных возрастных групп для оценки состояния здоровья (форма № 026/У);

–  методики А.С. Герасимовой для изучения особенностей понимания детьми обмана: «Опросник», «Распознавание обмана в разных областях», «Склонность к обману»;

–  методика изучения социально-валеологического состояния семьи Р.А. Захаровой и анкета по выявлению и реализации ЗОЖ детьми (была составлена на основании методики Р.А. Захаровой);

–  тест-опросник родительского отношения (ОРО), разработанный А.Я. Варга – В.В. Столиным;

–  методы математической статистики: с целью сравнения независимых выборок был использован t-критерий Стьюдента, сравнения зависимых выборок – G-критерий знаков; с целью расчета коэффициентов корреляции – r-Спирмена, был проведен факторный анализ с дальнейшим использованием анализа главных компонент и последующим варимакс-вращением. Расчет статистических показателей выполнялся с привлечением компьютерной статистической программы Statgraphics Plus v.2.1.

Результаты исследования.

1.  Когнитивная способность часто болеющих старших дошкольников (на примере понимания детьми феномена обмана) характеризуется рядом особенностей (рис. 1). Оценка когнитивной способности детей (на примере понимания феномена обмана) включала оценку по параметрам: общее и абстрактное понимание обмана, успешность распознавания обмана, условия применения разных признаков распознавания обмана, самостоятельное использование обмана.

Общее и абстрактное понимание обмана. Понимание общей ситуации обмана у ЧБД характеризуется большей степенью затруднений (p≤0,01) и более редким использованием синонимов обмана при определении ситуации (p≤0,01).

Понимание обмана у ЧБД как абстрактного понятия также характеризуется большей степенью затруднений в определении понятия и более редким использованием синонимов и самого понятия «обман» (p≤0,05), чем у их здоровых сверстников.

Большую степень затруднений и более редкое использование синонимов обмана часто болеющими старшими дошкольниками можно объяснить особенностями развития детей в условиях болезни. Обман – специфический феномен социальной жизни, он возможен только при взаимодействии людей друг с другом. Социальная суть феномена обмана определяет то существенное влияние, которое оказывают на него различные социальные факторы, играющие решающую роль в формировании индивидуальных различий в становлении «модели психического» [3; 4]. Особенности социальной ситуации развития часто болеющего ребенка характеризуются ограничением двигательной и познавательной активности [1; 14], ограниченностью общения кругом семьи, дефицитарностью общения со сверстниками [1; 10; 12; 14], вследствие чего значительно страдает личный опыт ребенка, связанный с познанием окружающего мира в целом и с пониманием обмана в частности.

Успешность распознавания обмана. Часто болеющие старшие дошкольники в большей степени, чем здоровые, демонстрируют стратегию принятия обмана за правду в области знаний (p≤0,001) и в меньшей степени – стратегию отрицания предложенной им правдивой информации (p≤0,01) в той же области.

В большей степени проявляют смешанную (нечеткую) стратегию распознавания обмана в области эмоций (p≤0,05), то принимая обман за правду, то принимая правду за обман.

Данные отличия могут быть вызваны особенностями социальной ситуации развития ЧБД, при которой в силу малого круга общения происходит ограничение возможности получения опыта взаимодействия с другими, играющего важную роль в формировании способности к осознаванию как собственных знаний, эмоций, намерений, так и знаний, эмоций и намерений других людей. «Модель психического» не является врожденной, она конструируема ребенком на основе личного опыта взаимодействия с другими [3; 4], который в данном случае является ограниченным.

Трудности ЧБД в распознавании обмана в области эмоций, проявления ими смешанной (непоследовательной) стратегии распознавания могут объясняться, с одной стороны, состоянием физического и психического истощения вследствие заболевания [10; 14], с другой – следствием особой морально-психологической атмосферы в семье, наличием явлений «внутрисемейного госпитализма», который характеризуется прерывистостью отношений со значимыми близкими и, что особо значимо в данном случае, формальными отношениями с ребенком, а также наличием таких типов отношений, как «связывание» (жесткие стереотипы коммуникаций, при которых дети инфантилизируются и их эмоциональное развитие отстает от нормы), «отвержение» («отказ» ребенка от своей личности и развитие у него тенденции к автономности). Следует отметить также и особый стереотип отношения матерей к своим ЧБД. Здесь мы имеем дело с большей выраженностью эмоционального отвержения к ребенку со стороны родителей, как осознанного, так и неосознанного [7; 8; 14], которое проявляется в нежелании общения и уходе от взаимодействия с ребенком. Ограничение эмоционального общения ребенка с родителями сужает возможности первого к расширению спектра эмоциональных проявлений от освоения основных эмоций (радость, гнев, печаль, страх) до освоения дополнительных (отвращение, презрение, интерес, вина, удивление, стыд).

Трудности распознавания случаев обмана в области знаний, большая выраженность стратегии принятия обмана за правду и меньшая выраженность стратегии отрицания правдивой ситуации скорее также связаны с особенностями социальной ситуации развития ЧБД, ограничениями их познавательной активности [1; 14], вследствие чего значительно страдает личный опыт детей, связанный с объемом их знаний об окружающем мире, а сами дети склонны доверять любой информации, поступающей извне.

Условия применения разных признаков распознавания обмана у ЧБД. В условиях собственного обмана часто болеющие старшие дошкольники чаще опираются на такой признак распознавания ситуации обмана, как контекст ситуации (p≤0,05).

В условиях обмана со стороны другого часто болеющие старшие дошкольники реже опирались на поведенческие проявления обманщика, контекст ситуации в целом (p≤0,05), а также индивидуальные особенности обманщика (p≤0,01).

Других значимых различий в ситуации собственного обмана и обмана со стороны другого не обнаружено.

Выявленные у ЧБД особенности, очевидно, также связаны с ограничением возможности полноценного, широкого взаимодействия с другими и, как следствие, ограничением опыта и умений быстро ориентироваться в социально «опасной» ситуации обмана.

Самостоятельное использование обмана. Выявлены достоверные различия в меньшей склонности ЧБД к обману в области намерений (p≤0,05). Значимых отличий в склонности к обману в других областях между ЧБД и здоровыми старшими дошкольниками не обнаружено.

Меньшую склонность к обману в области намерений у часто болеющих старших дошкольников с одной стороны можно объяснить более поздним формированием компетенции в этой области, с другой – особенностями их межличностного взаимодействия. Последние проявляются ограничением до минимума круга общения, присутствием объективной зависимости от взрослых (родителей, педагогов) со стремлением получить от них помощь; скованностью, замкнутостью детей, их меньшей контактностью и общительностью, утратой непосредственности общения со взрослыми и детьми [1; 7; 8; 14].

 

Рис. 1.  Когнитивная способность старших дошкольников на примере понимания феномена обмана.

 

В целом выявленные результаты отражают специфику социальной ситуации развития часто болеющего ребенка. Ряд отечественных исследователей (Арина Г.А., Братусь Б.С., Касаткин В.Н., Ковалевский В.А., Михеева А.А., Николаева В.В. и др.) считают, что болезнь, независимо от ее нозологии, ставит ребенка в совершенно иную «особую» социальную ситуацию развития, сужает пространство возможной активности, создает дефицитарные условия для развития его личности, может спровоцировать кризис психического развития, привести к появлению новообразований как нормального, так и патологического типа (Братусь Б.С., Зейгарник Б.В., Николаева В.В.). При этом важно помнить, что развитие соматически больного ребенка не является замедленным, а является качественно иным [9; 14].

2.  С целью выявления возможных факторов, влияющих на понимание ЧБД обмана, были исследованы социально-психологические характеристики семьи, материнское отношение к детям и представления матерей о ЗОЖ. Было выявлено наличие значимой положительной корреляционной связи между: затруднениями при объяснении обмана как общего понятия и «эмоциональным отвержением», «симбиозом» (p≤0,01), «маленьким неудачником» (p≤0,05) со стороны матерей, использованием детьми синонимов и характеристикой семьи (p≤0,01), «кооперацией» (p≤0,01); использованием детьми синонимов при объяснении обмана как абстрактного понятия и возрастом матери, уровнем ее образования (p≤0,05), использованием понятия «обман» и уровнем образования матери (p≤0,05), затруднениями и «эмоциональным отвержением» со стороны матерей (p≤0,01); стратегией отрицания правдивых ситуаций в области знаний и уровнем образования матери, характеристикой семьи и возрастом ребенка (p≤0,05), смешанной стратегией распознавания обмана и правды в области эмоций и «кооперацией» со стороны матерей (p≤0,01); использованием признака контекста ситуации в ситуации собственного обмана и возрастом детей (p≤0,05); использованием признака индивидуальных особенностей обманщика в ситуациях обмана со стороны другого и уровнем образования матери (p≤0,01), «кооперацией» со стороны матерей (p≤0,05); склонностью детей к обману в области намерений и характеристикой семьи (p≤0,05), полом детей (p≤0,01), «эмоциональным отвержением» со стороны матери (p≤0,05).

Было выявлено наличие значимой отрицательной корреляционной связи между: затруднениями в объяснении обмана как общего понятия и возрастом матери (p≤0,05), уровнем ее образования (p≤0,01) и возрастом ребенка (p≤0,01); затруднениями в объяснении обмана как абстрактного понятия и возрастом детей (p≤0,01), использованием детьми синонимов обмана и «симбиозом» со стороны матерей (p≤0,05); стратегией принятия обмана за правду в области знаний и «эмоциональным отвержением» (p≤0,01), «симбиозом», «авторитарной гиперсоциализацией» (p≤0,05), «маленьким неудачником» (p≤0,01) со стороны матерей, смешанной стратегией распознавания обмана и правды в области эмоций и характеристикой семьи (p≤0,01); использованием признака контекста ситуации в ситуации собственного обмана и полом детей (p≤0,05), типами материнского отношения «эмоциональное отвержение», «симбиоз», «авторитарная гиперсоциализация» (p≤0,01); использованием признака индивидуальных особенностей обманщика в ситуациях обмана со стороны другого и «авторитарной гиперсоциализации» со стороны матерей (p≤0,05).

Результаты факторного анализа показали, что преобладающими (составляющими более 51% суммарной дисперсии признаков) в понимании ЧБД обмана выступают такие факторы, как: возрастные способности ребенка к пониманию обмана (15,88%), опыт собственного обмана (8,14%), опыт распознавания чужого обмана в области намерений (7,33%), эффективное материнское отношение (кооперация) (5,58%), опыт обмана со стороны других с целью избегания неприятностей (4,99%), опыт собственного обмана в области эмоции (4,68%), наличие полной семьи (4,50%). Данные результаты представляются ценными в плане обоснованного психокоррекционного вмешательства с целью улучшения когнитивной способности ребенка на примере понимания им феномена обмана. При этом материнское отношение к часто болеющим старшим дошкольникам характеризуется достоверно большими проявлениями эмоционального отвержения (p≤0,05) и достоверно меньшими проявлениями авторитарной гиперсоциализации (p≤0,05). То есть с одной стороны мать воспринимает своего ребенка преимущественно не приспособленным к жизни, неудачливым в ней, «недалеким» в плане умственных способностей, она недостаточно уважает ребенка и недостаточно доверяет ему; испытывает к ребенку преимущественно злость, досаду, раздражение и обиду. С другой стороны она сама провоцирует такую ситуацию проявлениями меньшей критичности к выполнению ребенком определенных требований, к послушанию и соблюдению дисциплины, чем мать здорового ребенка.

3.  При определении представлений об ортобиозе и влиянии на них особенностей понимания обмана часто болеющими детьми были получены следующие результаты.

Представления о ЗОЖ и их реализация в реальной жизни матерей не совпадают (p≤0,01 и p≤0,001). Сравнительный анализ идеального представления о ЗОЖ и реального соблюдения факторов ЗОЖ ЧБД, а также здоровыми детьми показал, что представления о ЗОЖ (о здоровом ребенке) и реализация поведения здорового ребенка в реальной жизни детей совпадают. При этом статистически достоверных различий между представления о ЗОЖ и соблюдаемыми факторами ЗОЖ между матерями ЧБД и матерями здоровых детей, а также между самими ЧБД и здоровыми детьми не выявлено (рис. 2).

 

Рис. 2.  Выраженность представлений об ортобиозе у матерей часто болеющих и здоровых старших дошкольников и их детей по методике Р.А. Захаровой и анкете для детей на ее основе.

 

Результаты позволяют сделать вывод о том, что соблюдаемый ЧБД ЗОЖ оказывается недостаточным для достижения детьми состояния здоровья. Данный факт может быть связан с неэффективным материнским отношением к ребенку, в частности большим проявлением эмоционального отвержения и меньшим проявлением авторитарной гиперсоциализации.

Большое значение здесь также имеет собственная активность личности ребенка, которая, в свою очередь (по механизму замкнутого круга), во многом определяется позицией родителей, образцом их поведения в плане соблюдения ЗОЖ и правдивого поведения. Важным представляется не только психологический настрой, но и реальные действия матерей, направленные на развитие ребенка в ситуации болезни и ее преодоление.

Изучались влияние представлений матерей о ЗОЖ на понимание обмана детьми, а также влияние понимания обмана детьми на представления и реализацию детьми факторов ЗОЖ.

Было выявлено наличие значимой положительной корреляционной связи между:

–  идеальным представлением матерей ЧБД о ЗОЖ и использованием детьми синонимов при объяснении обмана как общего понятия (p≤0,01), учетом признака контекста ситуации в ситуации собственного обмана (p≤0,05); реальным соблюдением матерями ЧБД факторов ЗОЖ и использованием детьми синонимов при объяснении обмана как общего понятия (p≤0,01); соблюдением матерями ЧБД ЗОЖ и использованием детьми понятия «обман» при объяснении обмана как общего понятия (p≤0,01);

–  реальным соблюдением ЧБД факторов ЗОЖ и использованием детьми синонимов при объяснении обмана как общего понятия (p≤0,01).

Было выявлено наличие значимой отрицательной корреляционной связи между:

–  идеальным представлением матерей ЧБД о ЗОЖ и затруднениями детей при определении обмана как общего (p≤0,01) и как абстрактного понятия (p≤0,05), использованием понятия «обман» при объяснении обмана как абстрактного понятия (p≤0,05); реальным соблюдением матерями ЧБД факторов ЗОЖ и затруднениями детей при определении обмана как общего и как абстрактного понятия (p≤0,01), использованием понятия «обман» при объяснении обмана как абстрактного понятия (p≤0,05), трудностями распознавания ситуаций правды в области знаний (p≤0,01), в области эмоций (p≤0,01); соблюдением матерями ЧБД ЗОЖ и затруднениями детей при определении обмана как общего и как абстрактного понятия (p≤0,01), использованием понятия «обман» при объяснении обмана как абстрактного понятия (p≤0,01), трудностями распознавания ситуаций обмана в области эмоций (p≤0,01);

–  идеальным представлением ЧБД о ЗОЖ и затруднениями детей при определении обмана как общего (p≤0,01) и как абстрактного понятия (p≤0,05), использованием понятия «обман» при объяснении обмана как абстрактного понятия (p≤0,05), трудностями распознавания ситуаций обмана в области знаний (p≤0,01); реальным соблюдением ЧБД факторов ЗОЖ и опорой на признак индивидуальных особенностей в ситуации обмана со стороны другого (p≤0,05); соблюдением ЧБД ЗОЖ и затруднениями детей при определении обмана как общего (p≤0,05) и как абстрактного понятия (p≤0,01), использованием понятия «обман» при объяснении обмана как абстрактного понятия (p≤0,05), трудностями распознавания ситуаций обмана в области знаний и в области эмоций (p≤0,05).

Показатели соблюдения ЗОЖ детьми и соблюдения ЗОЖ матерями входят как существенная составляющая в такие выделенные по результатам процедуры анализа факторы, как: «наличие полной семьи» (0,29 и 0,49), «опыт собственного обмана» (-0,28 – ЗОЖ матери), «опыт распознавания чужого обмана в области намерений» (0,22 – ЗОЖ ребенка), «опыт собственного обмана в области эмоции» (0,21 – ЗОЖ ребенка), «опыт обмана со стороны других с целью избегания неприятностей» (-0,15 и -0,13), «возрастные способности ребенка к пониманию обмана» (0,12 и 0,43). Полученные результаты позволяют предполагать, что без вложения признаков соблюдения ЗОЖ матерями и детьми полученные по результатам факторизации матрицы основные факторы, объясняющие более 51% суммарной дисперсии признаков, не смогут реализовать себя в полной мере.

В целом результаты факторного анализа указывают на высокий уровень информативности фактора «возрастные способности ребенка к пониманию обмана как общего понятия», который несет максимальную нагрузку – 15,88% от общей суммарной дисперсии признаков, что указывает на возможность самоорганизации структуры понимания обмана с возрастом ребенка; а также фактора «эффективное материнское отношение (кооперация) – 5,58% от общей суммарной дисперсии признаков, который входит в первую четверку факторов, берущих на себя 36,93 % изменчивости, то есть более всей ее трети. При этом существенной составляющей в выделенных факторах является соблюдение ЗОЖ матерями и детьми, что позволяет обосновать возможность улучшения когнитивной способности ЧБД через улучшение материнского отношения к детям (в плане повышения искренности отношения к детям, примера правдивого родительского поведения и реализации матерями ЗОЖ).

4.  Формирующий эксперимент проводился в 2007–2008 гг. на базах МБДОУ № 139, № 142, № 211 и № 295 г. Красноярска в течение 4 месяцев. В нем приняли участие 60 ЧБД старшего дошкольного возраста, их матери и 17 педагогов.

На первом этапе в течении 1,5 месяца в рамках поставленных психокоррекционных задач: формирования у родителей знаний о психолого-педагогических особенностях ЧБД, особенностях понимания детьми обмана, эффективном типе родительского отношения (с формированием собственного эффективного); оптимизации факторов ЗОЖ и формирования адекватных психологических приемов преодоления болезни; повышения адекватности понимания обмана ЧБД старшего дошкольного возраста через оптимизацию родительского отношения в условиях дошкольных учреждений и в домашней обстановке; расширения знаний педагогов о возрастных особенностях понимания обмана ЧБД, знакомства с методами повышения эффективности родительского отношения к ребенку, расширения представлений о ЗОЖ и его значимости были использованы: лекции, семинары и индивидуальные консультации.

На втором этапе в течение 2,5 месяца 1 раз в неделю проводились занятия с матерями и детьми по гармонизации детско-родительских отношений, повышению их эффективности по программе И.М. Марковской. Длительность занятий составляла 60 минут, соблюдался принцип чередования интеллектуальной и физической нагрузки, использовались игровые паузы. Осуществлялись индивидуальные занятия родителей с ребенком в домашних условиях. Параллельно велась работа по осознанию ребенком и матерью состояния болезни на интеллектуальном, эмоциональном и мотивационном уровнях. С детьми использовались рассказы, сказки, викторины на оздоровительную и спортивную тематику; конкурсы рисунков, ролевые и сюжетные игры, спектакли и театрализованные представления, беседы просветительского характера. Работа с матерями включала: практикумы по закаливанию; семинары по основам безопасности жизнедеятельности ребенка в условиях семьи; организацию режима дня и сбалансированного питания детей; организацию встреч с представителями детского здравоохранения и спорта; практикумы по физкультуре и организации режима двигательной активности ребенка в семье.

Педагогам были предложены педагогические советы, занятия по лечебной физкультуре, фитнесу и аэробике; дни здоровья (совместно с родителями, детьми ДОУ и собственными) и др.

Результаты контрольного среза. Сравнительный анализ результатов с использованием t-критерия Стьюдента показал наличие достоверных различий между материнским отношением к ЧБД до и после формирующих мероприятий по характеристикам: «эмоциональное отвержение» (p≤0,001), «симбиоз» (p≤0,0001), «авторитарная гиперсоциализация» (p≤0,0001), «маленький неудачник» (p≤0,0001) и, что наиболее значимо, «кооперация» (p≤0,0001). В целом это проявляется большим эмоциональным принятием детей, появлением большей оптимистичности в оценке их способностей и возможностей, меньшей дистанцией в отношениях, меньшими ограничениями и контролем часто болеющих старших дошкольников, верой в их способности, а также стремлением к объединению усилий, помощи и поддержке в сложных ситуациях. Таким образом, промежуточная цель нашего формирующего воздействия – изменение материнского отношения к ЧБД на более эффективное – была достигнута (табл. 1).

Таблица 1.

Достоверность различий в типах материнского отношения к часто болеющим
старшим дошкольникам до и после формирующего эксперимента

 

Одновременно с изменением материнского отношения после проведения формирующего эксперимента изучалось изменение отдельных аспектов понимания детьми обмана.

Общее и абстрактное понимание обмана. В определении обмана как общего понятия часто болеющие старшие дошкольники стали испытывать меньше затруднений (p≤0,001), стали чаще использовать понятие «обман» (p≤0,05).

В понимании обмана как абстрактного понятия снизилось количество затруднений (p≤0,05), дети стали чаще приводить примеры обмана (p≤0,05).

Успешность распознавания обмана в разных областях. ЧБД стали реже ошибаться при распознавании ситуаций обмана в области основных (p≤0,01) и дополнительных эмоций (p<0,001); основных (p≤0,01) и дополнительных знаний (p<0,001), а также основных намерений (p≤0,01).

Способы или стратегии распознавания обмана. Произошло уменьшение количества ошибок при распознавании ситуаций обмана и правды в области знаний (p≤0,001), обмана и правды в области эмоций (p≤0,001) и намерений (p≤0,05); увеличилась способность к распознаванию основных и дополнительных знаний (p≤0,01 и p≤0,001), основных и дополнительных эмоций (p≤0,01 и p≤0,001), основных намерений (p≤0,01). Выросла адекватность стратегии распознавания обмана в области эмоций (p≤0,001).

Изучалось изменение представлений матерей и детей о ЗОЖ (рис. 3).

Улучшилось идеальное представление матерей о факторах ЗОЖ (p≤0,05), выросли показатели реального соблюдения этих факторов в жизни (p≤0,05), увеличилось количество семей, соблюдающих ЗОЖ (p≤0,01).

Улучшилось идеальное представление детей о здоровом ребенке (p≤0,001), выросли показатели реального соблюдения факторов ЗОЖ детьми в жизни (p≤0,001) – увеличилось количество выборов детьми таких критериев, как: «я много гуляю, бегаю, прыгаю», «я всегда хорошо сплю и ночью, и днем», «я спокоен в любых ситуациях», «у меня всегда хорошее настроение», «я много играю», «я самостоятельный», «я имею хорошие отношения с родителями и братьями-сестрами».

 

Рис. 3.  Выраженность представлений об ортобиозе у матерей часто болеющих старших дошкольников и самих детей до и после формирующего эксперимента по методике Р.А. Захаровой и анкете для детей на ее основе.

 

Отсроченный контроль за частотой соматических заболеваний ребенка, осуществленный через 12 месяцев с даты окончания формирующих мероприятий, показал снижение частоты заболеваемости у детей, подвергшихся формирующему эксперименту. Так значительно снизилась частота заболеваемости детей: 41,7% детей совсем не болели в течение года (ОРВИ, ОРЗ, хр. фарингит), 38,3% детей болели значительно реже – их заболевания протекали быстрее (ОРВИ, ОРЗ за 3–5 дней; хр. бронхиты за 12–14 дней, хр. фарингиты за 6–8 дней) и в более легкой форме.

В целом можно констатировать, что осуществляемая коррекционная деятельность позволила достичь повышения эффективности материнского отношения, улучшения понимания детьми отдельных аспектов обмана, расширения представлений детей и матерей о ЗОЖ и увеличения количества семей, соблюдающих ЗОЖ.

Выводы.

1.  Когнитивная способность часто болеющих старших дошкольников (на примере понимания детьми феномена обмана) характеризуется рядом особенностей: дети испытывают больше затруднений и реже используют синонимы обмана при его объяснении, как общего, так и абстрактного понятия; чаще принимают обман за правду в области знаний, в меньшей степени используют стратегию отрицания правдивой информации в области знаний, смешанную стратегию распознавания обмана в области эмоций; чаще опираются на признак контекста ситуации в ситуации собственного обмана; реже опираются на поведенческие проявления, контекст ситуации и индивидуальные особенности в ситуации обмана со стороны другого; менее склонны к обману в области намерений.

2.  Лучшему пониманию ЧБД обмана способствуют: возраст матери, уровень ее образования, наличие полной семьи, возраст ребенка, большее количество детей в семье; тип материнского отношения «кооперация»; реализация семьей ЗОЖ. Затруднения в понимании обмана вызывают такие неэффективные типы материнского отношения, как: «эмоциональное отвержение», «симбиоз», «авторитарная гиперсоциализация», «маленький неудачник»; недостаточное соблюдение семьей ЗОЖ.

3.  Представление о ЗОЖ у матерей не совпадает с реальным соблюдением ЗОЖ в семье часто болеющего ребенка. Реальное соблюдение факторов ЗОЖ ниже идеального представления о нем как у матерей ЧБД, так и матерей здоровых детей. При этом значимых различий между матерями ЧБД и здоровых детей не выявлено. Реальное соблюдение факторов ЗОЖ было оценено детьми выше, чем идеальные представления о здоровом ребенке. Значимых различий между представлениями о здоровом ребенке и соблюдении факторов ЗОЖ у ЧБД и здоровых детей не наблюдалось.

При этом было выявлено наличие достоверной связи между идеальными представлениями, реализацией детьми ЗОЖ и такими аспектами понимания обмана, как: понимание обмана как общего и как абстрактного понятия, использование синонимов при определении общей ситуации обмана, способность к распознаванию обмана в области эмоций и в области знаний.

4.  Своевременное внедрение коррекционно-развивающей программы, основанной на базовых положениях биопсихосоционоэтической модели развития человека через повышение эффективности материнского отношения, разъяснение матерями ситуаций обмана и собственный родительский пример правдивого поведения, а также расширение представлений матерей и детей о ЗОЖ обуславливает положительные изменения когнитивных способностей детей (на примере понимания ими обмана), а в целом влечет за собой расширение представлений и реальное соблюдение детьми ЗОЖ, а также положительно влияет на соматический статус детей.

 

    Литература

  1. Арина Г.А., Коваленко Н.А. Часто болеющие дети. Какие они? // Школа здоровья. – 1995. – Т. 2. – № 3. – С. 116-125.
  2. Вылегжанина Г.Г. Часто болеющий ребенок в семье / Психология семьи и больной ребенок: Учеб. пос.: Хрестоматия / Авт.-сост.: И.В. Добряков, О.В. Защиринская. – СПб.: Речь, 2007. – С. 152-156.
  3. Герасимова А.С. Особенности понимания обмана детьми 5-11 лет и становление «модели психического»: Автореф. дис. … канд. психол. наук. – М.: РГБ, 2003. – 26 с.
  4. Герасимова А.С., Сергиенко Е.А. Понимание обмана детьми 5-11 лет и становление модели психического // Психологический журнал. – 2005. – Т. 26. – № 1. – С. 56-70.
  5. Груздева О.В. Социальные и биологические детерминанты личностного развития соматически больных детей дошкольного возраста (на примере часто болеющих детей и детей с нарушениями опорно-двигательного аппарата) // Развитие личности больного ребенка: Сб. ст. Красноярск: РИО КГПУ, 2004. – 116 с.
  6. Захарова Р.А. Методика изучения социально-валеологического состояния семей // Здоровый ребенок – в здоровом социуме. – М.: Илекса, Ставрополь: Ставропольсервисшкола, 1999. – 320 с.
  7. Исаев Д.Н. Отношение родителей и болезнь ребенка. / Психология семьи и больной ребенок: Учеб. пос.: Хрестоматия. / Авт.-сост.: И.В. Добряков, О.В. Защиринская. – СПб.: Речь, 2007. – С. 150-151.
  8. Исаев Д.Н. Психология больного ребенка. – СПб., 1993. – 75 с.
  9. Киян И.Г., Равич-Щербо И.В., Румянцев А.Г. Психологические особенности тяжело больных детей // Школа здоровья. – 2000. – Т. 7. – № 3. – С. 31-37.
  10. Ковалевский В.А. Развитие личности соматически больного дошкольника, младшего школьника и подростка. – Красноярск, 1997. – 122 с.
  11. Мечников И.И. Этюды оптимизма. – М.: НАУКА, 1988. – 328 с.
  12. Михеева А.А. Психологические особенности часто болеющих детей дошкольного возраста: Автореф. дис. … канд. психол. наук. – М., 1999. – 21 с.
  13. Психологическая помощь часто болеющим детям / Михеева А.А., Смирнова Е.О.,  Чечельницкая С.М.  и  др. // Школа  здоровья. –  1999. –  № 1. – С. 55-72.
  14. Николаева В.В., Арина Г.А. Тяжелобольной ребенок. Штрихи к психологическому портрету // Школа здоровья. – 1995. – № 2. – С. 86-96.
  15. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. – М., 1994. – 674 с.
  16. Сергиенко Е.А. Когнитивное развитие // Когнитивная психология: Учебник для вузов / Под ред. В.Н. Дружинина, Д.В. Ушакова. – М.: PerSe, 2003. – С. 526-570.

 

 

Ссылка для цитирования

Штумф В.О. Роль когнитивной способности в формировании ортобиоза у часто болеющих старших дошкольников [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2012. – N 4 (15). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения