Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2012 № 3(14)
2012 № 2(13)
2012 № 1(12)
2011 № 6(11)
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

 

Отчет о поездке на Стэнфордскую Студенческую
Психологическую Конференцию

Будников М.Ю. (Волгоград)

 

 

Будников Михаил Юрьевич

–  клинический психолог, дипломник факультета социальной работы и клинической психологии Волгоградского государственного медицинского университета.

E-mail: m.y.budnikov@gmail.com

 

Аннотация. Данная статья является отчетом о поездке с докладом на Двенадцатую Международную Стэнфордскую Студенческую Психологическую Конференцию. В статье изложены впечатления от организации конференции, докладов участников, лекций профессоров и общения с известными психологами Стэнфордского университета.

Ключевые слова: Стэнфордская студенческая психологическая конференция, Ф. Зимбардо, А. Бандура.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Стэнфордский университет является одним из ведущих вузов мира, а его факультет психологии занимает первое место в рейтинге образовательных программ по психологии в США. История факультета связана с такими известными психологами, как Ф. Энджелл, Л. Терман, Р. Сирс, Р. Аткинсон, Л. Фестингер, Дж. МакКлелланд, А. Бандура и Ф. Зимбардо.

На протяжении 12 лет ежегодно факультет психологии Стэнфордского университета организует конкурс студенческих научно-исследовательских работ по психологии. Лучшие работы отбираются для представления на Международной Стэнфордской Студенческой Психологической Конференции.

Работа по теме «Компьютерная игровая аддикция: личностные факторы и коррекция», студента 5-го курса факультета социальной работы и клинической психологии Волгоградского государственного медицинского университета Будникова М.Ю., выполненная под научным руководством сотрудника кафедры общей и клинической психологии Волгоградского государственного медицинского университета Куликова Владимира Сергеевича, была отправлена на конкурс для участия в конференции. Исследование было положительно отрецензировано профессорами Стэнфорда, и завоевало приглашение в университет для представления доклада на Двенадцатой Международной Стэнфордской Студенческой Психологической Конференции.

Стэнфордский университет находится в удивительно красивом месте с мягким субтропическим климатом. Кампус окружен высокими пальмами, экзотическими цветами, зелеными газонами и богатой коллекцией скульптурных композиций Огюста Родена. Все это в сочетании с оригинальным архитектурным стилем университета создает комфортную атмосферу для психологических дискуссий и возникновения новых оригинальных научных идей.

В 2012 году в конференции принимали участие 250 молодых исследователей из США, Германии, Великобритании, Франции, Бельгии, Бразилии, Филиппин и, впервые за 12 лет существования Стэнфордской студенческой психологической конференции, — представитель России.

Участники представляли свои исследования в форме устных выступлений и стендовых докладов. Работы участников были разделены на категории: клиническая психология, нейронауки, когнитивная психология, психология развития и социальная психология.

Нельзя не отметить высокий уровень всех представленных работ, а также оригинальность в выборе тем исследования. Представление докладов происходило в рамках 2 сессий с устными и 2 сессий со стендовыми докладами. Каждая сессия устных докладов состояла из нескольких секций. В рамках секции, в которой участвовали мы, было представлено большое количество интересных докладов, в частности: «Влияние когнитивной нагрузки и темперамента на селективное внимание» (Мелисса Латам, университет Сан-Франциско), «Чувство одиночества у детей с тревожными расстройствами и аутизмом» (Джеффри Вуд, Патти Рено, университет Калифорнии, Лос-Анджелес), «Перенос и социальная власть» (Брайан Диккерсон, университет Беркли), «Допаминовая сигнализация в префронтальной коре как регулятор общих когнитивных способностей» (Алессандро Пиззо, Кристофер Васс, Ратгерский университет), «Супер-узнавание и лицевая агнозия среди британцев» (Самнер Ламберт, университет Восточного Лондона), «Влияние недавних стрессов на симптомы ангедонии при депрессии в зависимости от типа стрессора» (Роберт Мэнли, Университет Калифорнии, Гарвардская медицинская школа), «Связь между суицидальными мыслями и уровнем тревожности» (Мэтью Рольфо, Нью-Йоркский унивеститет), «Эмпатия вызывает снижение сахара в крови: истощение Я или стрессовая регуляция» (Ян Кларк и Адам Ситцман, университет Мичигана), «Связь креативности и координации движений (Дженнифер Варгас, Майкл Слэпиен,  Стэнфордский университет). «Влияние красного цвета на привлекательность» (Джулия Бассберг, Государственный университет Сан-Диего), «Роль веса: американцы азиатского происхождения с избыточным весом в большей степени воспринимаются как американцы» (Кэйтлин С. Хэндрон и Дженнифер Ванг, университет Вашингтона).

Участники из разных стран обсуждали исследования друг друга и перспективы проведения будущих исследований, в том числе совместных международных. Участники также имели возможность пообщаться друг с другом и с профессорами в рамках других проводимых мероприятий и специально организованного банкета. На конференции чувствовалась атмосфера энтузиазма, творческого мышления, искренней научной заинтересованности и сотрудничества.

Дискуссии касались проблем развитии психологии в различных странах, проводимых исследованиях, современных тенденциях и особенностях психологического образования и психологической практики. За время конференции многим удалось установить научные контакты с другими участниками конференции.

Устный доклад из России на тему: «Компьютерная игровая аддикция: личностные факторы и коррекция», занял 15 минут, после чего выступающий отвечал на многочисленные вопросы. Работа вызвала большую заинтересованность как со стороны студентов, так и преподавателей Стэнфорда.

Программой конференции были предусмотрены лекции профессоров: Кэтрин Хини, Джорджа Славича и Филипа Зимбардо. Все были под большим впечатлением от прослушанных лекций, как от содержания, так и от манеры подачи материала. Первое, на что обращалось внимание, это свобода в изложении даже самого сложного научного материала. Профессора практически не пользовались своими записями, опираясь лишь на план изложения и презентацию. Сложная для понимания информация иллюстрировалась на конкретных актуальных и интересных примерах, что значительно облегчало восприятие. Все лекторы продемонстрировали развитые навыки взаимодействия с аудиторией, способность чувствовать ее настроение и удерживать интерес.

Особенно выделялась лекция профессора Ф. Зимбардо, который со свойственными ему энергичностью и чувством юмора, увлекал слушателей оригинальным изложением материала и новыми идеями. Лекция Ф. Зимбардо была посвящена разрабатываемой им концепцией временной перспективы. В докладе Ф. Зимбардо указывал, что каждый человек воспринимает свой психологический опыт во временном контексте прошлого, настоящего и будущего. По мнению ученого (см., в частности, Зибардо Ф., Бойд Дж. Парадокс времени. Новая психология времени, которая улучшит вашу жизнь. — СПб.: Речь, 2010. — 352 с.), существует 6 факторов временной перспективы: ориентация на позитивное прошлое, ориентация на негативное прошлое, гедонистическая ориентация на настоящее, фаталистическая ориентация на настоящее, ориентация на цели в будущем, ориентация на жизнь после смерти. Ригидная концентрация на одной из этих ориентаций является причиной психологических проблем и может приводить к психическим расстройствам. Для сохранения психического здоровья необходимо оптимальное соотношение временных перспектив: прошлое дает фундамент, будущее дает стимул, настоящее дает энергию. На базе теории временной перспективы профессор Ф. Зимбардо разрабатывает новый метод психотерапии (психотерапия временной перспективы).

Профессор Кэтрин Хини прочитала лекцию о роли психологических исследований в решении реальных практических проблем. К. Хини подчеркнула важность взаимовлияния психологической теории и практики. К. Хини вводит понятие исследовательского круга, включающего в качестве элементов фундаментальные исследования, необходимые для развития теории, прикладные исследования для использования теории в решении конкретных практических проблем и обратную связь по возникающим проблемам и предложениям по разработке новых направлений исследований. Вторая часть лекции была посвящена рискованному поведению, его причинам и последствиям для психического и соматического здоровья.

Профессор Джордж Славич прочитал лекцию о системе психологического образования и о работе клинических психологов в США.

В этот приезд мне удалось лично встретиться и пообщаться со всемирно известными профессорами психологии Стэнфордского университета: Альбертом Бандурой — создателем теории социального научения и Филипом Зимбардо — автором знаменитого Стэнфордского тюремного эксперимента.

Профессор Стэнфордского университета, знаменитый американский психолог Альберт Бандура известен на весь мир как автор теории социального научения. Именно эта теория, наряду с теорией условного рефлекса И.П. Павлова и теорией оперантного научения Б.Ф. Скиннера, стала основой для одного из ведущих методов психотерапии — когнитивно-поведенческой психотерапии. Мне посчастливилось оказаться единственным участником конференции, кому представилась возможность встретиться и лично пообщаться с профессором А. Бандурой. Несмотря на почтенный возраст (86 лет), он сохранил энергичность, научный интерес и энтузиазм, по-прежнему работает в университете, занимается психологическими исследованиями и пишет статьи. Альберт Бандура оказался удивительно доброжелательным, оптимистичным и открытым человеком. Он рассказывал о социально-когнитивной теории и о тех изменениях механизмов социального научения, к которым привело появление и распространение интернета. А. Бандура подчеркнул, что интернет, являясь прогрессивным скачком в развитии человеческого общества, создал условия для управления массовым сознанием и усвоения определенных (положительных или отрицательных) моделей поведения миллионами людей. Профессор заметил, что он разрабатывал свою теорию в эпоху телевидения и радио, начавшаяся интернет-эра в корне изменила среду, поэтому социально-когнитивная теория нуждается в новых современных теоретических разработках. А. Бандура интересовался нашей исследовательской работой и развитием психологии в России. Он подчеркнул, что на современном этапе возможна и необходима совместная работа психологов на международном уровне, в частности, американских и российских, и отметил, что приезд на конференцию российского выпускника может послужить одним из стимулов активизации этого сотрудничества. В конце нашей беседы А. Бандура подписал и подарил несколько своих новых статей: «Толкование свободы воли с позиции социально-когнитивной теории», «Нравственное освобождение в проявлениях бесчеловечности», «Растущее главенство человеческого фактора при адаптации и изменении в электронной эре», «Социально-когнитивная теория в культурном контексте».

 

Фото (слева направо): Альберт Бандура, Михаил Будников, Филипп Зимбардо

 

В дни конференции состоялась также беседа и со всемирно известным стэнфордским психологом Филиппом Зимбардо. Имя Ф. Зимбардо, в первую очередь, ассоциируется со Стэнфордским тюремным экспериментом, в котором студенты были разбиты на две группы: «заключенных» и «надзирателей», и помещены в специально созданную имитацию тюрьмы. Эксперимент продемонстрировал, насколько поведение человека зависимо от внешне заданной роли и ситуации, в которую он погружен. Эксперимент был запланирован на 2 недели, но был досрочно остановлен через 6 суток по этическим соображениям. Ф. Зимбардо занимался изучением психологической сущности зла, застенчивости, а одна из его последних работ посвящена психологии времени.

Ф. Зимбардо произвел впечатление чрезвычайно харизматичного, обаятельного и творческого человека. Профессор уделил для беседы много времени, мы разговаривали больше часа. Ф. Зимбардо также очень порадовало, что на конференции есть участник из России. Ф. Зимбардо отметил, что получил очень приятное впечатление от посещения Москвы и Санкт-Петербурга и факультетов психологии МГУ и СПбГУ, где он читал лекции вместе со своей женой, одной из ведущих исследователей эмоционального выгорания, профессором Кристиной Маслач. Профессор рассказал и о разрабатываемой им психологической концепции временной перспективы и о его новой программе, посвященной изучению героизма. Ф. Зимбардо подробно расспросил меня о проведенном нами исследовании и очень заинтересовался им. Впоследствии, он включил разработанный нами опросник выявления игровой компьютерной зависимости в свое новое исследование аддиктивного поведения. По просьбе Ф. Зимбардо, мы провели дополнительное исследование компьютерной зависимости на иностранных студентах ВолгГМУ с целью установления влияния этнических и культурных факторов.

Из общения с Альбертом Бандурой, а также другими профессорами, такими как Джеймс МакКлелланд, Кэтрин Хини, Грегори Уолтон, Ян Готлиб, и студентами нетрудно было сделать вывод о том, что психологи в США, к сожалению, не имеют представления о развитии психологии и психотерапии в России. Большинство из них не знакомо не только с работами современных отечественных психологов и психотерапевтов, но и с работами классиков отечественной психологии, за исключением И.П. Павлова.

Все это дает понять, что российская психологическая наука даже на современном этапе, при отсутствии объективных идеологических и явных политических барьеров находится в изоляции от мирового психологического сообщества. Фактически, российской психологии и психотерапии не существует для научного мира стран Запада. Сложившаяся ситуация не может не вызывать внутреннего протеста, особенно в контексте того, что история отечественной психологии освещена такими выдающимися именами, как Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев, С.Л. Рубинштейн, Б.Г. Ананьев, А.Р. Лурия, Б.В. Зейгарник, и того, что в настоящее время российская психологическая наука активно развивается, опираясь на концепции как отечественных, так и иностранных психологов.

Однако, это не означает, что российская психология не представляет интереса для американского и европейского психологического сообщества. Многие интересные отечественные работы попросту не переведены на английский язык и не публикуются в зарубежных профессиональных изданиях.

Необходимо отметить очень уважительное отношение ко мне как к участнику конференции и живой интерес к нашей работе как со стороны стэнфордских профессоров, так и со стороны участников, представлявших США и европейские страны. Представленное нами исследование было тепло принято и высоко оценено американскими психологами, при этом многие выразили удивление тем, что в России вообще проводятся подобные исследования.

Общение с американскими психологами показало, что они открыты для сотрудничества и активного научного взаимодействия с российскими коллегами. Следовательно, проведение совместных психологических исследований является интересной и перспективной задачей на пути к более полной интеграции современной российской психологии в мировое психологическое сообщество.

Конечно, психология в США имеет свою специфику, и в ходе конференции можно было проследить основные тенденции американской психологической науки на основе общения с профессорами, прослушивания лекций и докладов участников конференции.

Во-первых, обращает на себя внимание «физиологичность» американской психологии. В американских исследованиях, представленных на конференции, активно используются физиологические и психофизиологические методы. В лабораториях факультета психологии Стэнфордского университета установлены аппараты для магнитно-резонансной томографии, транскраниальной магнитной стимуляции, электроэнцефалографы и магнитоэнцефалографы. Установленное оборудование активно используется для исследования аффективной сферы, познавательных процессов сотрудниками кафедр и студентами. По словам участников конференции, психологические лаборатории в других американских университетах также отличаются высоким уровнем технологического оснащения.

Во-вторых, для большинства американских исследований характерно использование строгого количественного подхода к обработке данных.

В-третьих, психологические исследования в США, как правило, очень прагматичны и ориентированы на актуальные проблемы сегодняшнего дня. Среди профессоров и студентов отмечается особый интерес к проблемам клинической и социальной психологии.

Существенно отличается и сама система подготовки психологов в США. Обучение на факультете психологии Стэнфорда состоит из 2 основных ступеней: бакалавриат (4 года) и магистратура (5-7 лет). Подготовка психологов требует больше времени, чем подготовка большинства других специалистов. Так, например, подготовка клинического психолога занимает от 8 до 11 лет. Фактически, после окончания бакалавриата выпускник может работать в исследовательской лаборатории, но не имеет права заниматься психологическим консультированием и коррекцией. Лишь после получения степени Доктора философии выпускник университета получает возможность самостоятельно заниматься практической психологией. Обучение предполагает изучение ряда обязательных дисциплин и большого количества дисциплин по выбору. Значительный акцент при подготовке психологов сделан на выработку практических навыков и освоение стратегии проведения самостоятельных научных исследований.

Необходимо понимать, что как российская, так и американская психология имеют свои сильные и слабые стороны. Советская и российская психологическая школа исторически строилась на мощной теоретической основе, созданной выдающимися отечественными учеными: В.М. Бехтеревым, И.П. Павловым, Л.С. Выготским, А.Н. Леонтьевым, С.Л. Рубинштейном, В.Н. Мясищевым, Б.Г. Ананьевым, А.Р. Лурией, Б.В. Зейгарник, Б.Д. Карвасарским и другими. Таким образом, она имеет свой устойчивый теоретический фундамент и сложившиеся научные традиции.

Американская психология, исходящая из философской концепции прагматизма У. Джеймса, изначально ориентирована на нужды практики. Именно поэтому в США разработано большое количество психокоррекционных и психотерапевтических подходов, эффективных, но зачастую не имеющих единой теоретической основы.

По нашему убеждению, российская психология, опираясь на мощную теоретическую основу, имеет большой потенциал развития в контексте актуальных запросов современного общества. На данном этапе особенно важно установить отношения взаимовыгодного сотрудничества отечественных и зарубежных, в том числе американских, психологов. В этом свете большое значение приобретает организация международных психологических конференций, конгрессов с участием европейских, американских и российских специалистов, позволяющих обмениваться опытом исследовательской и практической деятельности. Необходим учет наиболее сильных сторон сложившихся психологических школ с целью построения интегративной модели психологии, синтезирующей их наиболее значимые достижения.

Автор публикации благодарен за научное руководство проведенным исследованием своему руководителю, сотруднику кафедры общей и клинической психологии Волгоградского государственного медицинского университета Владимиру Сергеевичу Куликову, а также благодарен за поддержку в организации поездки своим родителям, декану нашего факультета социальной работы и клинической психологии ВолгГМУ М.Е. Волчанскому, сотрудникам кафедры общей и клинической психологии, кафедры социальной работы и кафедры нормальной физиологии, начальнику международного отдела А.А. Чеснокову, председателю Совета НОМУС В.Л. Загребину, проректору по науке проф. М.Е. Стаценко, проректору по международным связям академику РАМН А.А. Спасову, проректору по учебной работе проф. В.Б. Мандрикову и ректору нашего ВУЗа ВолгГМУ академику РАМН Владимиру Ивановичу Петрову.

 

 

Ссылка для цитирования

Будников М.Ю. Отчет о поездке на Стэнфордскую Студенческую Психологическую Конференцию [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2012. – N 4 (15). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения