Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2012 № 4(15)
2012 № 3(14)
2012 № 2(13)
2012 № 1(12)
2011 № 6(11)
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Психологические особенности семей детей с психосоматическими расстройствами и семейная психотерапия

Билецкая М.П. (Санкт-Петербург)

 

 

Билецкая Марина Петровна

–  кандидат медицинских наук, доцент, заместитель заведующего кафедрой психосоматики и психотерапии факультета клинической психологии ГБОУ ВПО «Санкт-Петербургская государственная педиатрическая медицинская академия»

E-mail: biletskyv@mail.ru

 

Аннотация. Автором выделены семейный, эмоционально-личностный, адаптационный и соматический уровни исследования. Изучены психологические особенности семей детей с психосоматическими расстройствами при заболеваниях желудочно-кишечного тракта и бронхиальной астмой. Болевой синдром в животе или приступ удушья выполняют в семейной системе морфостатическую функцию. Автором разработана и апробирована модель «ромбовидной» векторной семейной психотерапии, способствующая адаптивному функционированию семейной системы в момент обострения заболевания и позволяющая использовать саногенный эффект семьи для выздоровления ребенка.

Ключевые слова: системный семейный подход, семейный, эмоционально-личностный, адаптационный, соматический уровни исследования, психосоматические расстройства желудочно-кишечного тракта, бронхиальная астма, семейная психотерапия.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

В настоящее время заболевания желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) и бронхиальная астма (БА) — наиболее часто встречающаяся патология у детей [6], для которой характерна социально-биологическая, психосоматическая обусловленность [1; 5]. Актуальная в настоящее время биопсихосоциальная модель позволяет рассматривать заболевание с учетом всех факторов (биологических, психологических и социальных), играющих важную роль в его патогенезе. Хроническое течение этих заболеваний, частые обострения, выраженный болевой синдром или приступы удушья, необходимость соблюдать жесткую диету усугубляют психологическое состояние ребенка, который находится в постоянном напряжении. Неотреагированные стрессовые ситуации, длительное психоэмоциональное напряжение, а также существующий во многих семьях запрет на выражение эмоций увеличивают риск возникновения и развития психосоматических расстройств. Невысказанные эмоции «обращаются внутрь тела», отражаясь на функциях внутренних органов, вызывая стойкий бронхоспазм, спазм кишечника, дизрегуляцию системы сфинктеров желчевыводящих путей или повреждение слизистой оболочки желудка и двенадцатиперстной кишки [2; 3; 4].

В настоящее время доказано, что решающая роль в формировании личностных копинг-ресурсов и индивидуального стиля копинг- (совладающего) поведения принадлежит семейным факторам. Так как семья — основная среда, в которой происходит развитие детского индивидуума, то формирование индивидуальных психологических защит, психологических особенностей личности напрямую зависит от степени детско-родительской привязанности, от внутрисемейного климата и от усвоения детьми родительского стиля поведения [9]. Копинг-стиль, используемый в семье, как правило, является моделью развития копинг-навыков ребенка [8; 12]. При обострении заболевания ребенка семья может усилить стрессорное воздействие или, наоборот, ослабить его [2; 3; 4; 9; 10]. Поиск семейных ресурсов создает возможность для использования саногенного эффекта семьи, в основе которого лежит формирование комплексов стратегий совладания, предотвращающих дезорганизацию психической деятельности и поведения, что необходимо для сопротивления ребенка развитию болезни [2].

Материал и методы исследования

С целью изучить особенности психосоматических соотношений при заболеваниях ЖКТ и БА у детей с позиции системного семейного подхода в контролируемое нерандомизированное исследование было включено 450 семей (1372 человека): по 50 семей детей с дискинезией желчевыводящих путей, с гастродуоденитами, с неврогенной формой дискинезии кишечника и 150 семей детей с БА; контрольную группу составили 150 семей с условно здоровыми детьми. Возраст обследованных детей 8-11 лет. Средний возраст детей составил 9,6 лет, матерей — 34,5 года, отцов — 36,6 лет. Все исследуемые семьи полные, проживают без прародителей. Сходные результаты, полученные при исследовании семей детей с гастроэнтерологической патологией, позволили рассматривать их как семьи детей с психосоматическими расстройствами ЖКТ.

Для проведения данного исследования, основанного на системном семейном подходе, М.П. Билецкой были выделены семейный, эмоционально-личностный, адаптационный и соматический уровни исследования. На семейном уровне использовались клинико-биографический и психодиагностический методы (опросники  для родителей «Анализ семейных взаимоотношений» и «Анализ семейной тревоги» Э.Г. Эйдемиллера, В.В. Юстицкиса, опросник для детей и подростков «Родителей оценивают дети» И.А. Фурманова, А.А. Аладьина, «Шкала семейной адаптации и сплоченности» Д.Х. Олсона, Дж. Портнера, И. Лави, в адаптации М. Пере). На эмоционально-личностном уровне психодиагностический метод включал детский вариант многофакторного личностного вопросника Р. Кеттелла в адаптации Э.М. Александровской, И.Н. Гильяшевой, Гиссенский личностный опросник в адаптации НИПНИ им. В.М. Бехтерева, опросник А. Басса-Перри в адаптации С.М. Ениколопова; шкалу явной тревожности у детей А. Castaneda, B.R. McCandless, D.S. Palermo в адаптации А.М. Прихожан; на адаптационном уровне — опросник копинг-стратегий школьного возраста N.M. Ryan-Wenger, адаптированный Н.А. Сиротой, В.М. Ялтонским, опросник «Психологическая диагностика индекса жизненного стиля» R. Plutchik, H. Kellerman в адаптации НИПНИ им. В.М. Бехтерева, «Опросник способов совладания» R. Lazarus в адаптации Т.Л. Крюковой. Соматический уровень основывался на анализе историй болезни, данных объективного обследования и параклинических методов исследования.

Для статистической обработки данных применялся однофакторный дисперсионный анализ, анализ наличия связей с помощью х2-теста; корреляционный анализ. Также анализировались данные катамнеза.

Результаты и их обсуждение

Клинико-биографический метод показал, что семьи детей с психосоматическими расстройствами при заболеваниях ЖКТ и БА являются дисфункциональными. У 80% детей заболевание началось в возрасте до 5 лет. В связи с тяжестью соматического состояния дети госпитализируются от одного до 2-3 раз в год. Обострение заболевания особенно часто провоцируется конфликтами в семье. В данных семьях отсутствует четкое разделение структуры и функций между подсистемами семьи: границы между подсистемами не дифференцированы, плохо структурированы. Отношения между членами семьи конфликтные или конфликтно-симбиотические. Наиболее выражены симбиотические отношения в диаде «мать — ребенок» в семьях детей с БА. Отцы удалены из сферы семейных взаимоотношений. Важной психологической особенностью данных семей является наличие алекситимии, выраженной в разной степени у всех членов семьи; при этом даются описания не чувств, а действий, как внешней характеристики происходящего; что в наибольшей степени встречается в семьях детей с дискинезией кишечника (p<0.01). Невозможность распознавать, дифференцировать эмоции и адекватно их отреагировать способствует сохранению стрессогенной ситуации и провоцирует обострения заболевания у ребенка. В семьях условно здоровых детей члены семьи лучше дифференцируют эмоции.

Блокирование отрицательных эмоций между членами дисфункциональной семьи создает ситуацию перенапряжения, вследствие чего у одного из членов семьи формируется психосоматический симптом (боли в животе или приступ удушья), позволяющей семье снизить напряжение и сохранить семейный гомеостаз [9]. В данном случае симптом семейной системы выполняет морфостатическую функцию: обострение заболевания является сигналом обратить внимание на ребенка, прекратить ссоры и является временным стабилизатором семейных отношений.

В семьях детей с психосоматическими расстройствами ЖКТ, по сравнению со здоровыми семьями, были выявлены типы патологизирующего семейного воспитания, определяющие семейную дисфункцию: у матерей — «потворствующая» или «доминирующая гиперпротекция» (р<0,01), у отцов — «доминирующая гиперпротекция» или «повышенная моральная ответственность» (р<0,05). У матерей детей с БА в процессе воспитания имеется тенденция к гипопротекции, для отцов свойственна «потворствующая гиперпротекция» (р<0,05). Для родителей больных детей, по сравнению с родителями здоровых, характерны личностные проблемы, решаемые за счет воспитания: фобия утраты ребенка (р<0,001), воспитательная неуверенность (р<0,001) и предпочтение у ребенка детских качеств (р<0,01). В семьях условно здоровых детей преобладает адекватный стиль семейного воспитания (р<0,001) или отмечается тенденция к «доминирующей гиперпротекции».

Представления больных детей о стиле семейного воспитания. Дети с психосоматическими расстройствами ЖКТ и БА считают, что родители переживают за их здоровье, видят у них множество болезненных проявлений. Это находит отражение в значимо более высоких показателях, по сравнению со здоровыми детьми, по шкале «фобия утраты» (р<0,01). В семьях больных детей выявлены положительные взаимосвязи между повышенным уровнем протекции, как у матерей (r=0,580), так и у отцов (r=0,532), и восприятием больными детьми уровня протекции в их воспитании (р<0,01). Недостаточность запретов воспринимается ребенком с БА как снижение уровня санкций, протекции и неустойчивость стиля воспитания со стороны матери и снижение уровня протекции, снижение уровня требований и потворствование со стороны отца (р<0,01). В контрольной группе данные взаимосвязи носят неоднозначный характер.

Важным показателем семейного благополучия является отсутствие семейной тревоги. В дисфункциональных семьях за счет невысказанных отрицательных эмоций, блокирования потребностей членов семьи нарастают тревожность, вина и напряжение, которые вместе составляют уровень семейной тревоги. В семьях детей с психосоматическими расстройствами выявлен высокий уровень общей семейной тревоги (14,66±0,14 — при патологии ЖКТ; 15,01±0,17 — при БА). Уровень вины значимо выше в семьях детей с дискинезией кишечника (p<0,001). Уровень общей семейной тревоги в семьях условно здоровых детей не превышает нормативных показателей.

Исследования на эмоционально-личностном уровне позволило выявить высокий уровень тревоги (7,67±1,2 — при патологии ЖКТ; 8,24±1,3 — при БА, 4,1±1,1 — у здоровых, р<0,001) и негативную аффективность у больных детей (высокий уровень физической агрессии, гнева и враждебности). Уровень гнева значимо выше у детей с БА, чем у детей с патологией ЖКТ (р<0,001). Дети с психосоматическими расстройствами не уверены в себе, в своем поведении, возбудимые, характеризуются менее добросовестным поведением, робкие, чувствительные к угрозе. Возбудимость и сенситивность наиболее выражены у детей с БА (р<0,001), чем в других группах.

Матери детей с психосоматическими расстройствами считают себя не очень популярными в обществе; нетерпеливыми, с избыточным контролем (последний более выражен у матерей детей с БА, р<0,01), склонными к депрессивным переживаниями и замкнутыми. Отцы больных, по сравнению с отцами здоровых детей, также не всегда успешны во взаимодействии с окружением. Они нетерпеливы, любят настоять на своем, с избыточным контролем, склонны к депрессивным переживаниям (р<0,001). Данные личностные особенности родителей могут определять тип семейного воспитания, уровень семейной тревоги и закреплять психосоматический компонент заболевания у ребенка.

Исследование на адаптационном уровне позволило выявить психологические защитные механизмы родителей детей с психосоматическими расстройствами ЖКТ и БА, закрепляющие соматическую концепцию заболевания ребенка (вытеснение, отрицание, регрессия, реактивные образования) (табл. 1). Родители здоровых детей значимо чаще используют интеллектуализацию.

 

Таблица № 1

Средние значения психологических защитных механизмов родителей
в группах сравнения

 

Копинг-стратегии матерей детей с заболеваниями ЖКТ, по сравнению с матерями здоровых детей, отличаются обращением к поиску социальной поддержки (82,33±1,67; 59,11±1,22; p<0,001) и «бегством — избеганием» неприятных ситуаций (76,54±2,61; 33,20±1,44; р<0,001). У отцов — отмечается высокий конфронтативный копинг (74,88±2,12; 51,46±1,35; р<0,01). Матерям детей с БА, по сравнению с матерями здоровых детей, несмотря на значимо высокий уровень планирования решения, трудно принимать ответственность (42,36±1,96 — БА; 61,33±1,52 — матери здоровых детей, р<0,05), что свидетельствует о малоадаптивности их копинг-поведения. Для отцов детей с БА более характерны: «конфронтация» (78,42±1,25; 61,11±1,74; р<0,01) и «дистанцирование» (81,80±1,24; 59,72±1,61; р<0,001).

Можно сделать вывод, что копинг-поведение родителей при обострении заболевания у ребенка является недостаточно адаптивным.

Для больных детей, в отличие от здоровых детей, более характерно использование единичных или диадных копинг-стратегий при отсутствии их комплексов (p<0,01). Основное содержание типичных для них копинг-стратегий: телесный контакт, отношения привязанности, эмоциональное отреагирование через горе и страдание, а также аффективное отреагирование вербального характера; реакции интрапунитивного типа при патологии ЖКТ или экстрапунитивного типа при БА (p<0,01). Здоровые дети более склонны использовать в трудной ситуации комплексы копинг-стратегий, помогающие гибко решать возникающие трудности (р<0,01).

Анализ семейного копинга показал, что для семей детей с заболеваниями ЖКТ более характерны связанный и сцепленный уровни сплоченности (p<0,01), а также ригидный и структурированный уровни адаптации (p<0,01), сплоченность в семьях детей с БА чаще является разделенной (низко сбалансированной): 36±4,73 — у матерей; 38±3,55 — у отцов; р<0,001. Данные уровни рассматривают как проблематичные, ведущие к нарушениям функционирования семейной системы. Для семей здоровых детей более характерна объединенная (сбалансированная) сплоченность: 41,72±2,79 — для матерей; 41,92±1,89 — для отцов; р<0,001.

М.П. Билецкой совместно с М.И. Бурлаковой был проведен анализ параметров семейной сплоченности и адаптации в семьях детей с бронхиальной астмой, по сравнению с семьями здоровых детей [3]. Обнаружилось, что и для матерей, и для отцов детей с БА, по сравнению родителями здоровых детей, более характерен такой параметр семейной адаптации, как «дисциплина в семье» (6,32±1,43; 5,22±1,11; р<0,01 — матери; 6,82±1,75; 5,54±1,07; р<0,01 — отцы), что может быть обусловлено необходимостью постоянного контроля за самочувствием больного ребенка, отслеживанием динамики его состояния методом пикфлоуметрии, соблюдением диет и режима дня в целом. Также между матерями и отцами больных и здоровых детей выявлены значимые различия по следующим параметрам семейной сплоченности: «эмоциональная связь» (9,84±1,95; 12,96±0,92; р<0,01 — матери; 11,66±1,93; 13,4±0,85; р<0,01 — отцы), «семейные границы» (7,22±1,54; 8,12±0,89; р<0,01 — матери; 7,22±1,38; 8,56±0,95; р<0,01 — отцы) и «совместное время» (3,56±0,83; 4,24±0,71; р<0,01 — матери; 3,6±0,94; 4,42±0,49; р<0,01 — отцы). Для матерей детей с БА также значимыми являются параметры семейной сплоченности «интересы и отдых» (7,32±1,23; 7,96±1,71; р<0,05) и семейной адаптации «семейные роли» (9,26±1,68; 10,48±1,61; р<0,01), а для отцов, в свою очередь, «лидерство» (5,98±0,95; 7,04±0,96; р<0,01). Различие состоит в том, что данные параметры в семьях здоровых детей выражены сильнее.

Имеются сильные положительные взаимосвязи между исследованными психологическими характеристиками на семейном, эмоционально-личностном уровнях и степенью выраженности соматических нарушений. Изучение взаимосвязей между адаптационным и соматическим уровнями свидетельствует о снижении адаптивности с усилением тяжести течения заболевания ребенка (р<0,001). Необходимо отметить, что в прародительской семье и у одного из родителей также имелась патология ЖКТ (язвенная болезнь 12-ти перстной кишки, эрозивный гастродуоденит, дискинезия желчевыводящих путей или кишечника) или заболевания органов дыхания (астматические бронхиты, бронхиальная астма).

Результаты настоящего исследования позволили М.П. Билецкой разработать модель «ромбовидной» векторной семейной психотерапии и включить ее в комплексное лечение детей с психосоматическими расстройствами [2; 3; 4]. Данная модель семейной психотерапии основана на принципах системной семейной психотерапии, теории адаптивного копинг-поведения [7; 8; 9; 10; 13] и может быть реализована в рамках амбулаторного лечения, а также на базе консультационно-диагностических центров или реабилитационных отделений.

Цель реализации модели — обеспечение адаптивного функционирования семейной системы в момент обострения психосоматического расстройства, выявление и использование саногенного эффекта семьи для выздоровления или длительной ремиссии заболевания ребенка.

Задачи: принятие ответственности за существующие проблемы каждым членом семейной системы; повышение ответственности за свое поведение и здоровье у каждого члена семьи; повышение родительской компетентности; поиск и активизация семейных ресурсов, развитие на их основе адаптивных стратегий совладания; ориентация не на причины заболевания, а на его лечение.

Модель рассчитана на 46 часов, состоит из четырех этапов и реализуется в течение пяти месяцев, включая поддерживающий этап. Частота встреч определяется задачами этапа.

Принципы и техники психотерапии, интегрированные в данную модель: семейная системная, аналитико-системная психотерапия, семейная арт-терапия, ролевые игры, свободный проективный рассказ, семейная дискуссия, психогимнастические упражнения.

В ходе лечения психотерапевт изменяет равновесие в семейной системе, подготавливая ее к изменениям, что вначале может приводить к усилению симптома, поэтому необходимо провести ряд сессий с детской и родительской подсистемами отдельно. Это помогает снизить семейную тревогу, возросшую в начале перестройки семейных ролей, а также снизить тревогу и напряженность ребенка, который, включаясь в «детскую работу» (адаптивные стратегии совладания), может эмоционально отреагировать свои проблемы [2]. Данная модель семейной психотерапии называется «ромбовидной» векторной, так как предусматривает проведение лечения по направлениям, условно обозначающим ромб (рисунок 1).

 

Рисунок 1

 

На первом этапе проводится работа с семьей, как с системой: активное вовлечение семьи в работу (присоединение, «семейный диагноз»), заключение психотерапевтического контракта, осознание членами семьи внутрисемейной напряженности и закрепление мотивации на дальнейшую работу. На втором этапе психотерапевтическая работа проводится по направлениям-векторам — с родительской и детской подсистемами отдельно. Данное выделение векторов обусловлено особенностью «психосоматических» семей образовывать «недифференцированную эго-систему» [10]. С целью снижения напряженности связей во внутрисемейной структуре и реконструкции границ каждой подсистемы было принято решение о проведении ряда психотерапевтических сессий по векторам детской и родительской подсистем. На третьем и четвертом этапах психотерапия проводится с семьей, как системой в целом. Содержание третьего этапа — реконструкция семейных отношений и выработка адекватного совладающего поведения в период обострения заболевания. Четвертый этап необходим как поддерживающий, итоговый. В ходе него также происходит отсоединение психотерапевта от семьи.

Оценка эффективности данной модели проводилась с помощью опросника «Анализ семейной тревоги». Выявлены значимые различия по всем шкалам, свидетельствующие о снижении уровня общей семейной тревоги после лечения (гистограмма 1). Завершением «экологической проверки» модели явилось проведение катамнестического исследования: 85% семей, явившись через 6 месяцев после окончания лечения, отмечают снижение частоты и степени выраженности конфликтов в семье, преобладание конструктивных решений проблем. У 80% детей отмечается стойкая ремиссия заболевания, у остальных 20% — снижение выраженности болевого синдрома или интенсивности протекания приступов удушья.

Гистограмма № 1

Уровни семейной тревоги в семьях детей с психосоматическими
расстройствами до и после лечения

Д — до психотерапии
П — после психотерапии

 

 

Выводы

1.   Семьи детей с психосоматическими расстройствами желудочно-кишечного тракта и бронхиальной астмой являются дисфункциональными: в них нарушены семейные коммуникации, отмечается патологизирующее семейное воспитание и высокий уровень общей семейной тревоги. «Идентифицированным пациентом» является больной ребенок. Болевой синдром или приступ удушья выполняет морфостатическую функцию симптома семейной системы.

2.   Дети с психосоматическими расстройствами характеризуются высоким уровнем тревожности, негативной аффективности, неуверенностью в себе и своем поведении. Сенситивность, возбудимость и гнев наиболее выражены у детей с бронхиальной астмой. Родители больных детей отличаются неуверенностью в своей социальной значимости, избыточным контролем и склонностью к депрессивным переживаниям.

3.   Для больных детей характерно использование единичных или диадных копинг-стратегий при отсутствии их комплексов. Данные стратегии совладания являются неадаптивными, помогают мало, вследствие чего сохраняется высокий уровень тревожности, и психотравмирующая ситуация не разрешается. Психологические защитные механизмы родителей закрепляют соматическую концепцию заболевания ребенка (вытеснение, отрицание, регрессия). Совладающее поведение родителей при обострении заболевания у ребенка также является малоадаптивным. Высокий уровень семейной тревоги, малоадаптивные защитные механизмы и стратегии совладания всех членов семьи определяют неэффективный семейный копинг.

4.   Модель «ромбовидной» векторной семейной психотерапии помогает снять запрет на высказывание и отреагирование чувств в дисфункциональных семьях детей с психосоматическими расстройствами, позволяет выработать оптимальные способы семейного функционирования, провести коррекцию стиля воспитания и способствует установлению адекватных детско-родительских отношений.

 

Литература

1.   Антропов Ю.Ф., Шевченко Ю.С. Лечение детей с психосоматическими расстройствами. — СПб.: Речь, 2002. – 560 с.

2.   Билецкая М.П. Семейная психотерапия детей с психосоматическими расстройствами (ЖКТ). – СПб.: Речь, 2010. – 192 с.

3.   Билецкая М.П., Бурлакова М.И. Кризис семейной системы и особенности семейной адаптации при обострении бронхиальной астмы у ребенка // Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности: сборник научных статей научно-практической конференции / под ред. Р.В. Кадырова. – Владивосток: Владивостокский государственный медицинский университет, 2012. – С. 112-117.

4.   Билецкая М.П., Мельникова Н.О. Бронхиальная астма у детей и подростков и семейная психотерапия. – СПб.: «СОТИС», 2008. – 124 с.

5.   Бройтигам В., Кристиан П., Рад М. Психосоматическая медицина / пер. с нем. – М.: ГЭОТАР Медицина, 1999. – 376 с.

6.   Исаев Д.Н. Психосоматические расстройства у детей: руководство для врачей. – СПб.: Питер, 2000. – 512 с.

7.   Минухин С., Фишман Ч. Техники семейной психотерапии. – М.: Независимая фирма «Класс», 1998. – 304 с.

8.   Сирота Н.А., Ялтонский В.М. Копинг-поведение и психопрофилактика психосоциальных расстройств у подростков // Обозр. психиат. и мед. психол. – 1994. – № 1. – С. 63-74.

9.   Эйдемиллер Э.Г., Добряков И.В., Никольская И.М. Семейный диагноз и семейная психотерапия. – СПб.: Речь, 2003. – 336 с.

10.   Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В.В. Психология и психотерапия семьи. – СПб.: Питер, 1999. – 656 с. – (Серия «Мастера психологии»).

11.   Bowen M. Family Therapy in Clinical practice. New-York: Aronson, 1978.

12.   Kliewer W. Coping in Middle Childhood: Relations to Competence, Type A Behavior, monitoring,  blunting  and  Locus  of  Control  // Dev. Psychol. – 1991. – Vol. 27, № 4. – P. 689-697.

13.   Lazarus R.S. Coping theory and research: Past, present and future // Psychosomatic Medicine. − 1993. – Vol. 55. – P. 234-247.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9:316.356.2:616.89-053+615.851

Билецкая М.П. Психологические особенности семей детей с психосоматическими расстройствами и семейная психотерапия [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2012. – N 5 (16). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения