Вернуться на главную страницу
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2012 № 4(15)
2012 № 3(14)
2012 № 2(13)
2012 № 1(12)
2011 № 6(11)
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Исследование стилей пищевого поведения и психологических особенностей клиентов с алиментарным ожирением

Сидоров А.В. (Ростов-на-Дону)

 

 

Сидоров Александр Витальевич

–  заместитель директора МБОУ ППМС «Центр диагностики и консультирования», г. Ростов-на-Дону.

E-mail: fsgi@mail.ru

 

Аннотация. Представлены результаты исследования, нацеленного на изучение взаимосвязи между индексом массы тела, стилем питания, психологическими характеристиками, уровнем семейной тревоги у женщин и мужчин с алиментарным ожирением. Приводятся данные о различиях в стилях пищевого поведения, особенностях питания в родительской семье у мужчин и женщин с нормальным весом и алиментарным ожирением. Представлена типология психологических особенностей клиентов с алиментарным ожирением, основным критерием построения которой являются различия в стилях пищевого поведения. Определены специфичные для каждого типа клиентов с алиментарным ожирением цели психологического консультирования на поведенческом и личностном уровнях.

Ключевые слова: алиментарное ожирение, пищевое поведение, психологические характеристики, типология.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

Несмотря на то, что многие авторы научных публикаций подчеркивают приоритетное значение психологических факторов в генезе формирования избыточного веса и ожирения [1; 7; 13] существует дефицит исследований психологических аспектов этой проблемы.

В последние годы широкое распространение среди исследователей проблемы ожирения получил Нидерландский опросник [14], диагностирующий ограничительный, эмоциогенный и экстернальный стили пищевого поведения, но вопрос о том, какие психологические характеристики клиентов с ожирением связаны с различными стилями пищевого поведения, остается не изученным. На практике такая ситуация затрудняет переход от диагностики к консультированию и психотерапии клиентов на личностном уровне, что вынуждает медицинских психологов и психотерапевтов ограничиваться общими поведенческими рекомендациями по правильному питанию.

Проведенные в нашей стране исследования психологических характеристик клиентов с алиментарным ожирением [1; 2; 3; 4; 5; 6; 8; 9; 10; 11; 12], по нашему мнению, недостаточно учитывали два важных момента. Во-первых, личностные особенности связаны с ожирением не непосредственно. Эта связь опосредуется нарушениями пищевого поведения. Во-вторых, люди с ожирением представляют собой гетерогенную группу, то есть, эта группа неоднородна. Между ее членами имеются существенные различия [13; 15], поэтому их трудно отнести к определенному личностному типу.

Данные тезисы стали методологическим основанием для проведенного на кафедре детской психиатрии, психотерапии и медицинской психологии Северо-Западного государственного университета имени И.И. Мечникова исследования. Цель данного исследования — определить и типологизировать взаимосвязи между стилями пищевого поведения и психологическими характеристиками женщин и мужчин с алиментарным ожирением.

В процессе проведения исследования решались следующие задачи:

1.   Провести сравнительный анализ показателей стилей пищевого поведения в группах испытуемых с ожирением и испытуемых с нормальным индексом массы тела.

2.   Проанализировать представленность ведущих стилей пищевого поведения в группе испытуемых с ожирением.

3.   Выявить различия в стилях пищевого поведения между женщинами и мужчинами с ожирением.

4.   Выявить различия в особенностях питания в родительской семье между испытуемыми основной группы и группы сравнения, между женщинами и мужчинами с ожирением.

5.   Определить взаимосвязи между уровнем семейной тревоги и стилями пищевого поведения у испытуемых с алиментарным ожирением.

6.   Оценить различия между испытуемыми с ожирением и нормальным весом по различным параметрам перфекционизма и импульсивности.

7.   Определить взаимосвязи между ведущим стилем пищевого поведения, перфекционизмом, импульсивностью и другими личностными характеристиками у испытуемых с алиментарным ожирением.

8.   Разработать типологию психологических особенностей клиентов с ожирением, и на этой основе определить психотерапевтические мишени, специфичные для выделенных типов клиентов.

Материалы и методы

Выборку составили 128 женщин и 60 мужчин в возрасте от 18 до 55 лет. В основную группу испытуемых вошли 64 женщины и 30 мужчин, с индексом массы тела (ИМТ) большим или равным 30, которые являлись клиентами программ снижения веса медико-психологического центра «Доктор Борменталь» (N=66) или состояли на учете в связи с алиментарным ожирением в центре семейной медицины г. Санкт-Петербурга (N=28). Важным критерием исключения при формировании выборки испытуемых было наличие у них установленных медицинских диагнозов заболеваний эндокринной системы, которые могут влиять на развитие ожирения. Исключение данных испытуемых осуществлялось специалистами медиками центра «Доктор Борменталь» при отборе участников тренинговых групп, среди которых проводилось исследование, а в случае пациентов Центра семейной медицины для исключения анализировались медицинские карты.

Также в выборку испытуемых вошли в качестве группы сравнения 64 женщины, 30 мужчин, с ИМТ ≤ 27, что соответствует нормальному весу. Возраст испытуемых от 18 до 55 лет. Группа сравнения формировалась так, чтобы испытуемые в ней были сопоставимы по социально-демографическим характеристикам (пол, возраст, образование, профессия, семейное положение) с испытуемыми основной группы.

Анализ выборки показал, что по пропорции представленности различных семейных и социальных статусов испытуемых основной группы в целом сопоставимы с пропорциями в социуме, что подтверждает тезис о том, что люди с ожирением представляют собой гетерогенную группу.

Для решения поставленных в исследовании задач использовались следующие методы: анкета «Пищевое поведения», разработанная Ю.Л. Савчиковой,; многомерная шкала перфекционизма (адаптация Грачевой И.И.); опросник для исследования уровня импульсивности В.А. Лосенкова; 16-ти факторный личностный опросник Р. Кеттелла; опросник «Анализ семейной тревоги» (ACT) В. Юстицкиса.

Результаты исследования

Сравнительный анализ значений шкал пищевого поведения у испытуемых с нормальной массой тела и ожирением показал, что по U критерию Манна Уитни различия между основной группой и группой сравнения достоверны по шкале «Ограничительное пищевое поведение» при p<0,000, по шкале «Эмоциогенное пищевое поведение» при p<0,000, по шкале «Экстернальное пищевое поведение» при p<0,000.

Так как различия между основной группой и группой сравнения достоверны, а в соответствии с требованиями к конструированию тестов сами шкалы ограничительного, эмоциогенного и экстернального пищевого поведения являются независимыми, то можно утверждать, что различия в ведущих стилях питания (— шкала Нидерландского опросника пищевого поведения, имеющего более высокие значения показателей в сравнении с другими шкалами), могут быть положены в основу создания типологии личностных особенностей клиентов с алиментарным ожирением.

В ходе анализа результатов диагностики стилей пищевого поведения у испытуемых основной группы выявлены различия в стилях питания между мужчинами и женщинами (см. рис. 1).

 

Рис. 1. Различия в стилях пищевого поведения между
мужчинами и женщинами с ИМТ≥30,0

Как видно из рисунка 1, среди женщин в сравнении с мужчинами существенно преобладает эмоциогенный стиль пищевого поведения (43,8% против 16,7%) и смешанный стиль пищевого поведения (17,2% против 6,7%). Практически в одинаковой пропорции выражен среди женщин и мужчин экстернальный стиль пищевого поведения (23,4% и 23,3% соответственно).

Также среди мужчин преобладает число случаев, в которых не выявляются нарушения стиля пищевого поведения, то есть набранные по шкалам Нидерландского опросника пищевого поведения баллы не превышают диагностические значения (33,3% у мужчин и 1,5% — у женщин). Для объяснения данного различия в качестве гипотезы, требующей проверки, можно предположить, что мужчины в значительно большей степени, чем женщины, склонны отрицать наличие психологических проблем, которые связаны с ожирением.

По всем вопросам анкеты «Особенности питания в родительской семье» обнаружен более высокий процент положительных ответов в основной группе испытуемых в сравнении с контрольной группой. Проведение оценки достоверности различий ответов на вопросы анкеты «Особенности питания в родительской семье» в основной группе и группе сравнения по U критерию Манна Уитни дало следующие результаты.

1)   Выявлены статистически значимые различия между женщинами с ожирением и женщинами с нормальным весом в ответах на следующие вопросы анкеты: «Были ли в Вашей родительской семье любители поесть вкусно и обильно, угощать других, существовал ли там культ еды?» (U=1344,0 при уровне значимости p=0,000) и «У меня есть родственники с избыточным весом» (U=1696,0 при уровне значимости p=0,026). В ответах на остальные вопросы анкеты достоверных различий выявлено не было.

2)   Ответы мужчин с ожирением достоверно отличаются от ответов мужчин с нормальным весом в вопросах анкеты: «Придавалось ли в Вашем родительском доме большое значение вкусной и полноценной пище?» (U=315,0 при p=0,020) и «Лишали ли Вас в детстве еды в наказание за что-либо?» (U=390,0 при p=0,040), а по остальным вопросам анкеты значимые различия не выявлены.

Данные результаты свидетельствуют о том, что существуют различия между мужчинами и женщинами с ожирением, а именно: ожирение у женщин связано с «культом еды», наличием в семье «тучных родственников» и не связано с использованием родителями питания в качестве поощрения или наказания детей, а ожирение у мужчин связано со значимостью вкусной и полноценной пищи в родительской семье и использованием родителями лишения еды как наказания.

Выявлены достоверные различия у женщин и мужчин основной группы по шкале «семейная тревога» по U критерию Манна Уитни (U=693,0; р=0,023), при этом, женщины имеют более высокий уровень семейной тревоги.

В результате проведения анализа взаимосвязей между шкалами опросника «Анализ семейной тревоги» и стилями пищевого поведения у испытуемых с ожирением с помощью Тау критерия Кендалла была обнаружена положительная корреляционная связь между эмоциогенным стилем пищевого поведения и шкалами «семейная тревога» (τ=0,187 при p <0,05) и «семейная вина» (τ=0,158 при p<0,05). Корреляционные связи между остальными шкалами не выявлены. Таким образом, испытуемые, у которых переедание происходит после стресса, в ответ на негативные эмоции (эмоциогенный стиль питания), имеют неадекватное ощущение ответственности за все отрицательное, что происходит в семье (семейная вина члена семьи), и ощущение, что ситуация в семье не зависит от их собственных усилий (семейная тревожность члена семьи). Это является показанием к проведению семейной психотерапии с данным типом пациентов.

Анализ результатов психодиагностики личностных характеристик испытуемых» по методике «Многомерная шкала перфекционизма», опроснику импульсивности В.А. Лосенкова, тесту Р. Кеттелла с помощью U критерия Манна Уитни показал, что у испытуемых основной группы в сравнении с испытуемыми контрольной группы (p<,017) имеются более высокие значения по показателю «социально предписанный перфекционизм», при котором индивид расценивает требования, предъявляемые к нему окружающими, как завышенные и нереалистичные.

При изучении различий выраженности перфекционизма и импульсивности у мужчин и женщин основной группы выявлены значимые различия только по параметру «импульсивность» ( р<0,034), которая больше выражена у женщин.

В усредненном профиле личности, определенном с помощью опросника Кеттелла, у испытуемых с ожирением преобладают следующие факторы: B — высокий интеллект, Н — смелость, понимаемая как нечувствительность к угрозе; Q1 — радикализм, понимаемый как склонность противостоять распространенным взглядам и привычкам. Полученные данные отражают специфику контингента программ снижения веса, среди участников которых преобладают руководители, а сами программы требуют от клиентов существенных финансовых затрат.

В результате анализа корреляций между стилем питания и личностными характеристиками испытуемых основной группы», для проведения которого был использован непараметрический Тау критерий Кендалла, были выявлены следующие связи, значимые на уровне p <0,05:

1.   Существует прямая корреляционная связь между переменной «ограничительный стиль питания» и следующими переменными: «перфекционизм, ориентированный на себя», фактор G (сила «сверх Я»), фактор L (подозрительность), фактор Q3 (контроль желаний).

2.   Выявлена прямая корреляционная связь между переменной «эмоциогенный стиль питания» и переменными «социально предписываемый перфекционизм», «общий уровень перфекционизма», «импульсивность», «фактор A (аффектотимия)», «фактор M (мечтательность)», «фактор O (гипотимия)», переменными «семейная вина», «семейная тревога», и обратная связь между переменной «эмоциогенный стиль питания» и переменной «фактор Q2 (самодостаточность)».

3.   Обнаружена прямая корреляционная связь между переменной «экстернальный стиль питания» и переменной «импульсивность» и обратная связь переменной «экстернальный стиль питания» с переменной «фактор Q3 (контроль желаний)».

В результате проведенного исследования группа испытуемых с ИМТ ≥ 30,0 может быть разделена на три подгруппы, представители каждой из которых характеризуются общими для всех членов группы стилями пищевого поведения, когнитивно-эмоциональными и семейно-личностными особенностями.

В первую группу испытуемых вошли женщины и мужчины, у которых ведущим стилем пищевого поведения является ограничительное питание, характеризующееся преднамеренными усилиями, направленными на достижение или поддержание желаемого веса посредством самоограничения в питании, часто с помощью бессистемного соблюдения чрезмерно строгих диет. В отличие от испытуемых других групп, они действуют планомерно и упорядоченно, упорно преодолевают препятствия, доводят начатое дело до конца. Они хорошо осознают социальные требования и стараются их аккуратно выполнять, заботятся о впечатлении, которое производят своим поведением. В отношениях с другими людьми они склонны к доминированию, но очень часто такое доминирование надо рассматривать как предпочитаемый метод личностной защиты от тревожности, как разновидность компенсирующего поведения. Так же испытуемых первой группы можно охарактеризовать как людей, которые имеют внутреннее требование быть совершенными и набор высоких стандартов в отношении себя. Даже когда они достигают своих высоких целей, они не могут быть полностью удовлетворены.

Ведущим стилем питания испытуемых, вошедших во вторую группу, является эмоциогенное пищевое поведение, при котором желание поесть возникает в ответ на негативные эмоциональные состояния. Испытуемые второй группы имеют тенденцию к экстраверсии, но оценивают себя как ведомых, следующих за группой. Им не хватает уверенности в себе и они склонны к чувству вины. Часто у них доминирует тревожно-депрессивный фон настроения. Им свойственны импульсивность и социально предписываемый перфекционизм, который отражает потребность соответствовать стандартам и ожиданиям значимых других (особенно в сфере телесности) и коррелирует с прокрастинацией — откладыванием начала работы в силу желания выполнить ее безупречно. С точки зрения реакции на семейную ситуацию испытуемые второй группы характеризуются семейной виной (неадекватное ощущение ответственности за все отрицательное в семье) и семейной тревогой (ощущение, что ситуация в семье не зависит от их собственных усилий).

Третью группу составили испытуемые с экстернальным стилем пищевого повеления, которое связано с повышенной чувствительностью к внешним стимулам потребления пищи. В противоположность испытуемым первой группы, они набирают низкие оценки по фактору «самоконтроль поведения», что указывает на слабую волю и плохой самоконтроль (особенно над желаниями) и высокие оценки по шкале импульсивности. В третью группу вошли испытуемые с наименьшим количеством корреляционных связей между стилем пищевого поведения и личностными особенностями, поэтому их общая характеристика ограничивается констатацией того, что они имеют общий дефицит самоконтроля и саморегуляции.

Проведенное исследование и накопленный опыт психологического консультирования клиентов программ снижения веса, позволяют определить психотерапевтические мишени, специфичные для каждого из выделенных типа клиентов с алиментарным ожирением (таблица 1).

 

Таблица 1

Психотерапевтические мишени, специфичные для выделенных типов испытуемых

 

Как видно из таблицы, психотерапевтические мишени удалось сформулировать не только на поведенческом, но и на личностном уровне. На практике это может способствовать переходу от существующего симптоматического подхода в психотерапии ожирения, нацеленного на купирование различных симптомов депрессивных и тревожных состояний у клиентов с ожирением в процессе снижения веса, к реализации более эффективного личностного подхода.

Обсуждение результатов

Построенная в результате исследования типология, безусловно, нуждается в дополнении и расширении. Однако уже сейчас можно утверждать, что она может: а) обеспечить ориентацию медицинских психологов и психотерапевтов в типичных личностных проблемах клиентов с ожирением; б) может служить опорой в решении задач психодиагностики и подборе различных психокоррекционных и психотерапевтических методик и техник воздействия на психотерапевтические мишени, специфичные для различных типов клиентов с ожирением.

Данные о различиях в психологических характеристиках между испытуемыми с нормальным весом и испытуемыми с избыточным весом, между мужчинами и женщинами с ожирением имеют значение для повышения эффективности программ профилактики избыточного веса и ожирения, призваны способствовать тому, чтобы врачи общей практики учитывали психологические особенности данной категорией больных с целью построения более эффективного контакта с ними.

Выводы

1.   Стили пищевого поведения опосредуют взаимосвязи между личностными особенностями испытуемых с ожирением и избыточным весом. Существует тенденция: чем больше период существования проблемы ожирения, тем чаще у испытуемых диагностируются эмоциогенный, экстернальный стили питания, и уменьшается частота встречаемости ограничительного стиля питания.

2.   У мужчин, по сравнению с женщинами, наиболее сильно выражен смешанный стиль пищевого поведения. У женщин, по сравнению с мужчинами, значительно преобладают эмоциогенный и ограничительный стили пищевого поведения. Экстернальный стиль пищевого поведения одинаково часто проявлялся как у женщин, так и мужчин.

3.   Алиментарное ожирение у женщин прямо взаимосвязано с «культом еды» в родительской семье, наличием «тучных родственников» и не связано с использованием родителями питания в качестве поощрения или наказания детей. Ожирение у мужчин прямо взаимосвязано со значимостью вкусной и полноценной пищи в родительской семье и использованием родителями лишения еды как наказания.

4.   Испытуемые с эмоциогенным стилем питания, у которых переедание обусловлено недостаточной способностью дифференцировать ощущения иэмоции, имеют достоверно более высокий уровень семейной вины и тревоги.

5.   У испытуемых с ожирением, в сравнении с испытуемыми с нормальным весом, в большей степени выражен социально предписанный перфекционизм, при котором индивид расценивает требования, предъявляемые к нему окружающими, как завышенные и не реалистичные.

6.   Существуют взаимосвязи между определенными стилями питания и определенными когнитивно-эмоциональными и личностными характеристиками клиентов с алиментарным ожирением.

 

Литература

1.   Вахмистров А.В., Вознесенская Т.Г., Посохов С.И. Клинико-психологический анализ нарушений пищевого поведения при ожирении // Журнал неврологии и психиатрии. – 2001. – № 12. – С. 19-24.

2.   Вознесенская Т.Г. Расстройства пищевого поведения при ожирении и их коррекция // Международный эндокринологический журнал. – 2007. – № 3(9).

3.   Гумницкая Т.М. Психопатологические нарушения и их психотерапия у больных с алиментарно-обменным ожирением // Медицинские исследования. – 2001. – Т. 1, В. 1. – С. 92-93.

4.   Карвасарский Б.Д., Простомолотов В.Ф. Невротические расстройства внутренних органов. – Кишинев, 1988. – 241 с.

5.   Лобин К.В. Структура личности женщин, страдающих алиментарным ожирением (в связи с задачами психотерапии): автореф. дис. … канд. психол. наук. – СПб.,2006. – 18 с.

6.   Марков А.А. Пограничные нервно-психические расстройства при избыточном весе и ожирении: автореф. дис. … канд. мед. наук. – Томск, 2006. – 23 с.

7.   Петров Д.П. Психологические и социальные аспекты ожирения / Ожирение (клинические очерки) / под ред. А.Ю. Барановского, Н.В. Ворохобиной. – СПб.: Диалект, 2007. – 240 с.

8.   Приленская А.В. Пограничные нервно-психические нарушения у пациентов с зависимым поведением (клинико-реабилитационный аспект): автореф. дис. … канд. мед. наук. – Томск, 2009. – 23 с.

9.   Савчикова Ю.Л. Психологические особенности женщин с проблемой веса: дис. … канд. психол. наук. – СПб., 2005. – 208 с.

10.   Салмина-Хвостова О.И. Расстройства пищевого поведения при ожирении (эпидемиологический, клинико-динамический, превентивный, реабилитационный аспекты): автореф. дис. … д-ра. мед. наук. – Томск, 2008. – 44 с.

11.   Щипачев Р.Ю. Исследование клинико-психологических характеристик женщин, страдающих алиментарно-конституциональным ожирением, в связи с задачами краткосрочной психотерапии: автореф. дис. … канд. мед. наук. – СПб., 2007. – 23 с.

12.   Эйдемиллер Э.Г., Билецкая М.П. Системная семейная терапия при ожирении и заболеваниях желудочно-кишечного тракта у детей // Ожирение (клинические очерки) / под ред. А.Ю. Барановского, Н.В. Ворохобиной. – СПб.: Диалект, 2007. – С. 211-229.

13.   Braet C. Psychological profile to become and to stay obese International Journal of Obesity, 2005. – 29. – P. 19-23.

14.   van Strien, T., Herman C. P., & Verheijden M. W. Eating style, overeating, and overweight in a representative Dutch sample: Does external eating play a role? // Appetite. – 2008. – 52 (2). – P. 380-387.

15.   Thompson-Brenner H. Personality subtypes in eating disorders: validation of aclassification in a Naturalistic sample. The British Journal of Psychiatry 2005. 186. – P. 516-524.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 616-056.52-072.8:159.9.07

Сидоров А.В. Исследование стилей пищевого поведения и психологических особенностей клиентов с алиментарным ожирением [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2012. – N 5 (16). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения