Вернуться на главную страницу
Английская версия
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2012 № 5(16)
2012 № 4(15)
2012 № 3(14)
2012 № 2(13)
2012 № 1(12)
2011 № 6(11)
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Особенности психической дезадаптации у сотрудников
органов внутренних дел

Корехова М.В., Новикова И.А., Соловьев А.Г. (Архангельск)

 

 

Корехова Мария Владимировна

–  ассистент кафедры психиатрии, наркологии и медицинской психологии Института ментальной медицины Северного государственного медицинского университета, г. Архангельск.

E-mail: sveko@atnet.ru

Новикова Ирина Альбертовна

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук, профессор, профессор кафедры психологии института педагогики и психологии Северного (Арктического) федерального университета имени М.В. Ломоносова, г. Архангельск.

E-mail: ianovikova@mail.ru

Соловьев Андрей Горгоньевич

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук, профессор, Заслуженный работник высшей школы РФ, заместитель директора института ментальной медицины Северного государственного медицинского университета, г. Архангельск.

E-mail: Asoloviev1@yandex.ru

 

Аннотация. С целью выявления особенностей психической дезадаптации у сотрудников органов внутренних дел было обследовано 153 сотрудника. Установлено, что одна треть сотрудников имеют признаки психической дезадаптации (социальной, индивидуальной, психофизиологической). Дезадаптированные обследуемые обладают низкой поведенческой регуляцией, моральной нормативностью, коммуникативным потенциалом, склонностью к формированию синдрома эмоционального выгорания, конфликтностью, импульсивностью, неуверенностью в своих силах, выраженным нервно-психическим напряжением, высокой тревожностью, низкой устойчивостью внимания, эффективностью работы, вегетативным дисбалансом.

Ключевые слова: психическая дезадаптация, сотрудники органов внутренних дел.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Профессиональная деятельности специалистов опасных профессий (сотрудников правоохранительных органов, спасателей МЧС России, подводников, космонавтов, летчиков, военнослужащих-участников боевых действий) является эмоционально напряженным видом социальной активности, сопровождающейся значительными психическими и физическими нагрузками [5; 6]. Правоохранительная деятельность относится к числу профессий повышенного риска и характеризуется одним из наиболее высоких уровней экстремальности и профессионального стресса.

Выполняя оперативно-служебные и служебно-боевые задачи в условиях, сопряженных с риском для жизни и здоровья, сотрудники органов внутренних дел (ОВД) могут быть отнесены к группе риска возникновения стрессовых состояний и, как следствие, развития психической дезадаптации, приводящей к социально-психологическим нарушениям жизнедеятельности, неблагоприятным изменениям личности, которые в дальнейшем отрицательно сказываются на состоянии здоровья, на служебных взаимоотношениях, в семейно-бытовой сфере личного состава, увеличивают риск самоубийств [4; 14].

На сегодняшний день существует необходимость комплексного, системного изучения психической дезадаптации у сотрудников ОВД, как сложного личностного и социального образования, с описанием её внутренней структуры и составляющих элементов (отдельных видов психической дезадаптации).

Цель исследования: изучить особенности психической дезадаптации у сотрудников органов внутренних дел.

Материалы и методы

Нами обследовано 153 сотрудника ОВД по Архангельской области. Средний возраст составил 33,66±7,26 лет (М±σ). Использовался экспериментально-психологический метод исследования: анкетирование, многоуровневый личностный опросник (МЛО) «Адаптивность» [12], шкала организационного стресса Мак–Лина [3], опросник «Эмоциональное выгорание» В.В. Бойко [1], тест Ч. Спилбергера в модификации Ю.А. Ханина [11], проективный тест «Несуществующее животное» [13], методика экспертного опроса руководителей [8], копинг-тест Р. Лазаруса и С. Фолькмана [2], цветовой тест М. Люшера [15], корректурная проба «Таблицы Шульте» [10], активациометрия (прибор АЦ-6).

С помощью МЛО «Адаптивность» изучались адаптационные возможности сотрудников на основе оценки психофизиологических и социально-психологических характеристик личности, отражающих интегральные особенности психического и социального развития. Для оценки толерантности (стрессоустойчивости) к организационному стрессу нами была использована шкала организационного стресса Мак-Лина. С помощью опросника «Эмоциональное выгорание» В.В. Бойко изучали картину эмоционального выгорания. Методика позволяет диагностировать ведущие симптомы «эмоционального выгорания» и определить, к какой фазе развития стресса они относятся: «напряжения», «резистенции», «истощения». Ситуативную и личностную тревожности определяли тестом Ч. Спилбергера в модификации Ю.А. Ханина.

Для диагностики личностных особенностей использовался метод проективного теста «Несуществующее животное» с оценкой таких показателей, как агрессивность, тревожность, низкая самооценка, трудности в адаптации, импульсивность, интраверсия, подчеркнутый сексуальный интерес, демонстративность, депрессия. Выраженность психологической дезадаптации сотрудников ОВД определялась с помощью методики экспертного опроса руководителей. Копинг-тест Р. Лазаруса, С. Фолькмана был направлен на выявление преобладающих стратегии совладания со стрессом.

Для обработки результатов применялся пакет прикладных статистических программ SPSS (версия 15) и стандартные расчетные методы [9]. Для достоверности разницы средних при анализе количественных данных с нормальным распределением использовался метод Стьюдента; с ненормальным распределением — U-критерию Манна-Уитни. Для анализа различий по частоте встречаемости использовался φ-критерий Фишера. Применялись корреляционный (критерий Пирсона), факторный и кластерный анализы.

Результаты исследования и их обсуждение

По результатам анкетирования и психологических тестов более 1/3 сотрудников ОВД имели признаки психической дезадаптации как сложного личностного и социального образования, имеющего свою внутреннюю структуру: социальную, индивидуальную, психофизиологическую. Социальная дезадаптация проявлялась низким уровнем работоспособности, низкой толерантностью к организационному стрессу, предрасположенностью к переживанию дистресса и различным стресс синдромам, склонностью к профессиональному выгоранию, ограничению социальных контактов, трудностями в установлении межличностных контактов, отсутствием семьи и недостаточным уровнем образования. Индивидуальная дезадаптация характеризовалась выраженным нервно-психическим напряжением, отсутствием стремления соблюдать общепринятые нормы поведения, неадекватностью поведения и поведенческими девиациями, агрессивностью, подавленным настроением, расстройством сна, слабостью и истощаемостью. Основными проявлениями психофизиологической дезадаптации являлись низкая общая эффективность внимания, низкая врабатываемость и психическая устойчивость, вегетативный дисбаланс, доминирование функциональной асимметрии полушарий головного мозга.

Специфика проявлений различных видов психической дезадаптации у сотрудников ОВД представлена в табл. 1.

 

Таблица 1

Признаки различных видов психической дезадаптации у сотрудников ОВД (%)

 

В ходе исследования нами была выделена группа дезадаптированных сотрудников — 53 человека (34,6%), обладающих неполным или неуспешным уровнем адаптации и адаптированных сотрудников — 100 человек (65,4%).

При определении адаптированных сотрудников за основу нами были взяты данные наблюдения за поведением в служебной деятельности (отсутствие конфликтности, проявлений агрессивности, злоупотребления алкоголем), опроса, анкетирования для выявления последствий профессионального стресса (отсутствие негативных последствий), тестирования (многоуровневый личностный опросник «Адаптивность» (удовлетворительный личностный адаптационный потенциал/высокий личностный потенциал адаптации), шкала организационного стресса Мак–Лина (отсутствие высокого показателя организационного стресса), опросник Спилбергера-Ханина (отсутствие высокой реактивной и личностной тревожности); шкалы СМИЛ (значения всех шкал не выше 70 Т-баллов), краткий ориентировочный тест (КОТ) (средние/высокие показатели); методика диагностики уровня эмоционального выгорания личности В.В. Бойко (отсутствие полностью сформированных фаз и симптомов профессионального выгорания), копинг-тесты (преобладание адаптивного копинга), результатов экспертного опроса.

Среди трех групп, средний возраст выше у дезадаптированных сотрудников (38,10±6,38 лет), чем среди адаптированных (33,49±7,69 лет). При этом у 30,0% обследуемых с низким уровнем адаптации стаж профессиональной деятельности был более 15 лет, сколько же из них бывало в командировках в СКР.

Адаптированные сотрудники (табл. 2) легко и адекватно ориентировались в ситуации, обладали высокой эмоциональной устойчивостью и поведенческой регуляцией, были не конфликтны, коммуникабельны. Дезадаптированные сотрудники характеризовались низкой поведенческой регуляцией, моральной нормативностью, коммуникативным потенциалом, склонностью к формированию СЭВ, конфликтностью, импульсивностью, неуверенностью в своих силах, выраженным нервно-психическим напряжением, высокой тревожностью. Более половины сотрудников данной группы злоупотребляли спиртными напитками и имели нарушения дисциплины.

 

Таблица 2

Специфика признаков психической дезадаптации сотрудников ОВД
в зависимости от степени адаптированности

Примечание: различия достоверны при * p<0,05, ** p<0,01, *** p<0,001

 

Дезадаптированные сотрудники для совладания со стрессов использовали менее адаптивные копинг-стратегии, обладали высокими показателями уровней самооценки и притязаний, а также данные сотрудники чаще курили и употребляли алкоголь.

В.И. Солдатов [16] и И.Ю. Кобозев [7] также отмечали, что неэффективные копинг-стратегии могут выступать факторами психологической дезадаптации у сотрудников правоохранительных органов, а также приводят к снижению профессиональной деятельности. В исследовании В.И. Солдатова [16] была установлена достоверная взаимосвязь между когнитивными способностями оперуполномоченных и эффективностью их стресспреодолевающего поведения, что подтверждало высокую значимость интеллектуальной сферы личности в обеспечении профессиональной успешности и адаптивности копинг-поведения. В нашем исследовании это подтверждается тем, что дезадаптированные сотрудники имели более низкий уровень интеллектуального развития и образования.

По шкалам 1-го уровня МЛО-Адаптивность (шкалы 1-го уровня соответствуют базовым шкалам СМИЛ (MMPI), то есть позволяют получить типологические характеристики личности) (рис. 1), дезадаптированные сотрудники более склонны к проявлению агрессивности, конфликтности, частой перемене настроения интересов и привязанностей, нерешительности, повышенной тревожности, неуверенности в себе, шизоидности, чем адаптированные сотрудники. Для них характерны сложности у установлении межперсональных контактов, эгоцентризм. Их интересы поверхностны и неустойчивы.

 

Примечание: различия достоверны при * p<0,05, ** p<0,01, *** p<0,001

 

Рис. 1. Показатели шкал 1-го уровня у сотрудников полиции в зависимости
от уровня адаптации (Т-баллы)

 

По результатам проведенного факторного анализа (методика МЛО-АМ) у адаптированных сотрудников на первом месте был фактор «оптимистичности» (25,5%), свидетельствующий о яркости эмоциональных проявлений, артистичности, гибкости в подходе к решению различных проблем, демонстративности, коммуникабельности. Второй по значимости фактор «невротичности» (19,0%) включал шкалы ипохондрии, депрессии, психоастении, шизоидности. Третий фактор «психоастении» (15,1%), говорил об активной личностной позиции, высокой поисковой активности, преобладании мотивации достижения, эмоциональной лабильности, хорошей коммуникабельности.

Для дезадаптированных сотрудников также было выявлено 3 значимых фактора. На первом месте был фактор «невротичности» (37,2%), включающий шкалы ипохондрии, психопатии, психоастении, шизоидности. Второй по значимости фактор «социальной интроверсии» (19,5%) свидетельствовал о снижении мотивации достижения, об отсутствии спонтанности, хорошем самоконтроле, обращенности интересов в мир собственных переживаний, интертности в принятии решений, конформизме. Третий фактор «оптимистичности» (14,8%), говорил о тенденции к повышенному фону настроения, эмоциональной устойчивости, толерантности к психическим и физическим нагрузкам.

Показатель умственных способностей по методике КОТ (рис. 2) выше у адаптированных сотрудников (21,5±5,9 балла), чем у дезадаптированных (16,3±4,8 балла). У обследуемых с неудовлетворительной или неполной адаптацией не было выявлено тех, чей уровень интеллектуального развития был бы высоким, в отличие от двух других групп.

 

Примечание: различия достоверны при * p<0,05, ** p<0,01, *** p<0,001

 

Рис. 2. Показатели умственных способностей по методике КОТ у сотрудников
полиции разных групп по уровню адаптированности (%)

 

Дезадаптированные сотрудники имели более высокие значения по всем фазам эмоционального выгорания, то есть для них в большей степени характерно снижение общего энергетического тонуса. Фаза истощения была сформирована у 20,0% обследуемых с неполной или неуспешной адаптацией, то есть для них были свойственны симптомы эмоциональной и личностной отстраненности, психосоматических и соматовегетативных нарушений.

Анализ результатов показателей фаз эмоционального выгорания (рис. 3) показал, что фаза резистенции, проявляющаяся неадекватным эмоциональным реагированием, эмоционально-нравственной дезориентацией, редукцией профессиональных обязанностей, была сформирована у 45,0% дезадаптированных и у 3,9% адаптированных сотрудников (p≤0,001).

Высокий показатель личностной тревожности по методике Спилбергера–Ханина наблюдался чаще в группе с дезадаптированных сотрудников (35,0%), реже у адаптированных сотрудников (10,7%). Высокий показатель ситуативной тревожности, характеризующийся напряжением, беспокойством, нервозностью, отмечался только у 1,9% адаптированных сотрудников.

 

Примечание: различия достоверны при * p<0,05, ** p<0,01, *** p<0,001

 

Рис. 3. Симптомы эмоционального выгорания у сотрудников ОВД (в баллах)

 

Анализ факторной структуры личностных особенностей адаптированных сотрудников показал (рис. 4), что ведущим фактором был фактор «адаптационный потенциал» (19,2%), характеризующийся высокой нервно-психической устойчивостью, толерантностью к неблагоприятным факторам профессиональной деятельности, приверженностью к общепринятым нормам поведения и хорошим самоконтролем и адаптивным совладанием со стрессом.

Вторым по значимости был фактор «снижение адаптационных способностей» (13,0%), свидетельствующий об истощении адаптационных ресурсов, снижении поведенческой регуляции и коммуникативных способностей, о повышенной чувствительности в сочетании с эмоциональной холодностью и отчужденностью в межличностных отношениях; третьим — фактор «сопротивление стрессу» (10,6%), к которому относились стратегии совладания со стрессом, а также ипохондрические и истерические проявления.

Ведущим фактором у дезадаптированных сотрудников был фактор «дезадаптационные нарушения» (26,5%), свидетельствующий о наличии выраженных признаков дезадаптационных нарушений, астенических и психотических реакций и состояний; второй — «неэффективное совладание со стрессом» (19,9%), характеризовался трудностями в установлении межличностных контактов и использованием таких копинг-стратегий как конфронтация, дистанцирование и избегание; третий — «адаптивные копинг-стратегии» (15,9%) — включал такие стратегии совладания со стрессом, как самоконтроль, поиск поддержки, планирование и принятие ответственности.

 

 

 

Примечание: ПР — поведенческая регуляция (методика МЛО–АМ); КМ — коммуникативный потенциал (методика МЛО–АМ); МН — моральная н6ормативность (методика МЛО–АМ); ЛАП — личностный адаптационный потенциал (методика МЛО–АМ); АС — астенические реакции и состояния (методика МЛО–АМ); ПС — психотические реакции и состояния (методика МЛО–АМ); ДАН — дезадаптационные нарушения (методика МЛО–АМ); Hs, D, Hy, Pd,Mf, Pa, Pt, Sc, Ma, Si — шкалы 1-го уровня методики МЛО–АМ, соответствуют базовым шкалам СМИЛ; конфронтация, дистанцирование, самоконтроль, поиск поддержки, принятие ответственности, избегание, планирование, переоценка — шкалы копинг-теста Р. Лазаруса и С. Фолькмана; СТ — ситуативная тревожность (тест Ч. Спилбергера в модификации Ю.А. Ханина); ЛТ — личностная тревожность (тест Ч. Спилбергера в модификации Ю.А. Ханина); орг. стресс — организационный стресс (шкала организационного стресса Мак–Лина); напряжение, резистенция, истощение — фазы эмоционального выгорания (опросник «Эмоциональное выгорание» В.В. Бойко).

 

Рис. 4. Факторная структура личностных особенностей адаптированных и дезадаптированных сотрудников органов внутренних дел

 

По результатам проведенного корреляционного анализа (табл. 3) у высоко адаптированных сотрудников были выявлены взаимосвязи между организационным стрессом и адаптационным потенциалом. Высокие показатели организационного стресса связаны с таким личностным качеством как шизоидность.

 

Таблица 3

Корреляционные взаимосвязи психологических характеристик адаптированных сотрудников органов внутренних дел

Примечание: различия достоверны здесь и в табл. 4 при * p<0,05, *** p<0,01, *** p<0,001.

 

В группе дезадаптированных сотрудников (табл. 4) снижение адаптационных способностей было связано с заострением таких черт как психопатии, психоастении, шизоидности и гипомании. При этом сотрудники с высокой личностной тревожностью чаще старались использовать стратегию избегания, чтобы совладать со стрессом.

 

Таблица 4

Корреляционные взаимосвязи психологических характеристик дезадаптированных сотрудников органов внутренних дел

 

Выводы

1.   Одна треть сотрудников ОВД имеют признаки дезадаптации, которые проявляются низкой толерантностью к организационному стрессу, склонностью к профессиональному выгоранию, снижением работоспособности,  трудностями в установлении межличностных отношений и склонностью к ограничению социальных контактов (социальная дезадаптация); подавленным настроением, расстройством сна, слабостью, истощаемостью, отсутствием стремления соблюдать общепринятые нормы поведения, частым употреблением спиртных напитков, агрессивностью (индивидуальная дезадаптация); низкой общей эффективностью внимания, низкой врабатываемостью и психической устойчивостью, вегетативным дисбалансом, доминированием функциональной асимметрии полушарий головного мозга (психофизиологическая дезадаптация).

2.   Особенностями дезадаптированных сотрудников ОВД (34,6%) являются: повышенная агрессивность, конфликтность, импульсивность, выраженное нервно-психическое напряжение, высокая тревожность, склонность к частой перемене настроения, аддиктивные проявления, нарушения дисциплины; они чаще имеют такие профессиональные факторы, как командировки в Северо-Кавказский регион, стаж профессиональной деятельности свыше 15 лет, социальные — более низкий уровень образования и интеллектуального развития, трудности в установлении межличностных контактов и семейных отношениях; индивидуально-психологические — менее адаптивные копинг-стратегии, высокие уровни самооценки и притязаний, аддиктивные проявления (чаще курят и употребляют алкоголь).

 

Литература

1.   Бойко В.В. Синдром «эмоционального выгорания» в профессиональном общении. – СПб.: Питер, 1999. – 105 с.

2.   Вассерман Л.И. Совладание со стрессом: теория и психодиагностика: учебно-методическое пособие. – СПб.: Речь, 2010. – 192 с.

3.   Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. – СПб: Питер, 2009. – 336 с.

4.   Гордиенко Д.А. Психологическая адаптация сотрудников органов внутренних дел – участников боевых действий // Автореф. дис. … канд. психол. наук. – Ставрополь: Изд-во Ставропольского государственного университета, 2005. – 25 с.

5.   Грунин А.В. Особенности формирования профессиональных и нравственно-волевых качеств сотрудников ФСИН России // Вестник Владимирского юридического института. – 2007. – № 2 (3). – С. 8-10.

6.   Калашникова С.А. Личностно-развивающий потенциал особых условий профессиональной деятельности // Гуманитарный вектор. – 2010. – № 1. – С. 80-86.

7.   Кобозев И.Ю. Оценка профессионального стресса и его влияния на механизмы психологической защиты руководителей // Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта. – 2011. – № 4 (74). – С. 84-90.

8.   Корехова М.В., Соловьев А.Г., Новикова И.А. Оценка выраженности психологической дезадаптации у сотрудников органов внутренних дел // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. – 2011. – № 3. – С. 80-82.

9.   Наследов А.Д. Математические методы психологического исследования. Анализ и интерпретация данных. – СПб.: Речь, 2006. – 392 с.

10.   Миронова Е.Е. Сборник психологических тестов. Часть II. – Минск, 2006. – 146 с.

11.   Общая психодиагностика / под ред. А.А. Бодалева, В.В. Столина. – М. Изд-во МГУ, 1987. – 304 с.

12.   Организация психологического обеспечения деятельности сотрудников органов внутренних дел в экстремальных условиях: метод. пособие / под ред. В.М. Бурыкина. – М.: ГУК МВД России, 2004. – 240 с.

13.   Романова Е.С. Графические методы в практической психологии. – СПб.: Речь, 2001. – 416 с.

14.   Социокультуральная адаптация сотрудников правоохранительных органов к служебной деятельности в Чеченской Республике: методические рекомендации / А.П. Сложеникин, А.М. Ксенофонтов, И.И. Беликов [и др.] / под ред. акад. РАМН П.И. Сидорова; Сев. гос. мед. ун-т. – Архангельск: Изд. центр СГМУ, 2007. – 44 с.

15.   Собчик Л.Н. МЦВ – метод цветовых выборов. Модифицированный восьмицветовой тест Люшера. – СПб.: Речь, 2001. – 112 с.

16.   Солдатов В.И. Копинг-поведение как фактор профессиональной успешности оперуполномоченных криминальной милиции // Вестник психотерапии. – 2009. – № 29 (34). – С. 63-69.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 616.89

Корехова М.В., Новикова И.А., Соловьев А.Г. Особенности психической дезадаптации у сотрудников органов внутренних дел [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2012. – N 6 (17). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы

 

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения