Вернуться на главную страницу
Английская версия
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2012 № 5(16)
2012 № 4(15)
2012 № 3(14)
2012 № 2(13)
2012 № 1(12)
2011 № 6(11)
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Системные детерминанты психологической безопасности жителей, проживающих в условиях техногенно-экологического неблагополучия

Бохан Т.Г., Терехина О.В., Цой В.Г. (Томск)

 

Работа выполнена при поддержке РГНФ проект 12-06-18013

 

 

Бохан Татьяна Геннадьевна

–  доктор психологических наук, профессор кафедры генетической и клинической психологии «Национального исследовательского Томского государственного университета».

E-mail: btg960@sibmail.com

Терехина Ольга Владимировна

–  закончила (дипломом с отличием) в 2012 году ГОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский государственный университет» по специальности «клиническая психология». С сентября 2012 года обучается по магистерской программе «Психология безопасности и здоровья» на факультете психологии Томского государственного университета.

E-mail: doterekhina@mail.ru

Цой Вячеслав Геннадьевич

–  аспирант ГОУ ВПО «Национальный исследовательский Томский государственный университет».

E-mail: tsoy1986@mail.ru

 

Аннотация. В статье обсуждается и эмпирически обосновывается возможность рассмотрения психологической безопасности населения, проживающего в условиях техногенно-экологического неблагополучия, как многоуровневого системного феномена. Показано, что компоненты уровней психологической безопасности выступают в системной детерминации.

Ключевые слова: психологическая безопасность, техногенно-экологическое неблагополучие, системные детерминанты, физический и психологический компоненты здоровья, психологическое благополучие, конструктивность мышления, жизнестойкость.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Научными работами в области экологической психиатрии и психологии доказано влияние места проживания на жизнедеятельность человека. В них указывается на то, что регион, который люди считают неблагоприятным для своей жизнедеятельности, они будут стремиться покинуть или будут испытывать хроническую угрозу и напряжение, следствием которых являются нарушения здоровья, снижение работоспособности, социальная напряженность, неприятие нового в изменениях производства, отсутствие адекватного и конструктивного взгляда на развитие отрасли в регионе, поддержка деструктивных форм экологического движения [5; 8-9]. Согласно данным Росстата за 2011 год, регион Кузбасса, а точнее город Новокузнецк, занимает третье место по экологическому неблагополучию в рейтинге самых экологически грязных городов Российской Федерации. Данный город насчитывает несколько промышленных предприятий черной и цветной металлургии, ферросплавный и цементный заводы. При этом за последний год в атмосферу Новокузнецка было выброшено 301,1 тысячи тонн загрязняющих веществ [7].

В связи с этим возникает исследовательский интерес к изучению тех факторов, которые, преломляя негативное влияние среды, позволяют человеку быть ответственным и эффективным в своем жизнеосуществлении в условиях техногенно-экологической угрозы. Среди них — фактор психологической безопасности, который, по мнению ряда исследователей, во многом обусловливает характер взаимодействия человека со средой, образ жизни, отражающийся в возможностях самореализации, сохранении физического и психического здоровья населения [1; 4; 9]. В проблемном поле психологии существуют различные точки зрения на понятие психологической безопасности: безопасность среды, личностные детерминанты защищенности человека от негативных воздействий среды, способы повышения психологической устойчивости, психологическая устойчивость человека в трудных и опасных условиях, субъективное восприятие ситуации как опасной или безопасной, переживание безопасности, степень удовлетворения потребности в безопасности, возможность развития человека и др. [1; 10]. Отмечается, что чувство психологической безопасности имеет субъективное содержательное наполнение, способствующее психической стабильности человека и его успешности в жизни, а также является важным условием личностного развития [2].

Тенденциональный анализ развития представлений о психологической безопасности в психологической науке позволил выявить тенденцию, связанную с тем, что психологическая безопасность становится не только условием личностного развития, но, прежде всего, являет собой готовность к саморазвитию в трудных жизненных обстоятельствах, сам процесс саморазвития и его результат, когда человек чувствует себя психологически безопасным. Таким образом, психологическая безопасность может рассматриваться как сложный, многокачественный и динамический феномен. Готовность к саморазвитию, как было показано в работах представителей системно-антропологического подхода в психологии, определяется такими «системными качествам человека», как интернальность, обусловливающая конструктивность мыслительной деятельности, и открытость изменениям, фиксируемая категорией континуума ригидность-флексибильность [3; 6].

Интеграция методологических идей системно-антропологического и структурно-уровневого подходов позволяет изучить психологическую безопасность как сложный, многокачественный и динамический феномен через установление взаимосвязей ее показателей на уровнях: состояния — удовлетворенность физическим и психологическим состоянием; когнитивного функционирования, личностных ресурсов, «системных качеств человека», указывающих на готовность к саморазвитию. С этой целью были использованы методики: Опросник SF-36 (автор — J.Е. Ware, 1992; адаптирован Межнациональным Центром исследования качества жизни (г. Санкт-Петербург), который измеряет составляющие здоровья, не являющиеся специфичными для возрастных групп, определенных заболеваний или программ лечения; Методика оценки психологического благополучия (К. Рифф) выявляет личностные ресурсы психологической безопасности; Опросник конструктивности мышления (С. Эпштейн, адаптированный С.В. Лебедевым и С.Н. Ениколоповым) и Анкета для выявления экологической установки (экологический аттитюд) и восприятия экологической угрозы позволяют получить представление об уровне когнитивного функционирования; Опросник жизнестойкости (С. Мадди, адаптированная Д.А. Леонтьевым) направлен на изучение готовности к саморазвитию. В исследовании приняли участие жители г. Новокузнецка — 111 человек в возрасте от 20 до 58 лет, из них 58 человек — жители, не работающие на металлургическом комбинате и 53 человека — лица, работники металлургического комбината. В данной статье обсуждается фрагмент результатов исследования, полученных на группе жителей, не являющихся работниками металлургического комбината.

Результаты исследования

На основе корреляционного анализа с помощью критерия Кендал Тау (при p<0,05*). Были выявлены следующие достоверные связи между показателями удовлетворенности физическим и психологическим компонентами здоровья и компонентами психологического благополучия как характеристиками личностного уровня психологической безопасности респондентов (табл. 1).

 

Таблица 1

Результаты изучения связи характеристик психического здоровья с компонентами психологического благополучия у жителей.

 

Выявлены прямые достоверные связи между «общим состоянием здоровья» физического компонента здоровья и данными всех шкал психологического благополучия. Это говорит о том, что общее состояние здоровья в настоящий момент прямо связано со всеми составляющими психологической безопасности на личностном уровне, т.е. чем более выражены личностные ресурсы, способствующие психологическому благополучию, тем выше уровень удовлетворенности общим состоянием здоровья. Также была выявлена прямая взаимосвязь между «физическим функционированием» физического компонента здоровья и данными шкал психологического благополучия: «Позитивное отношение», «Личностный рост», «Цели в жизни», «Психологическое благополучие». Данные взаимосвязи позволяют предположить, что люди, имеющие позитивные отношения с окружающими, отслеживающие свой личностный рост, свое развитие, относящиеся осмысленно к своей жизни, оптимистичные более удовлетворены своим физическим функционированием. Таким образом, показатели личностных ресурсов психологической безопасности прямо связаны с физическим функционированием. Установлено, что показатели шкалы «Ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием» находятся в прямой корреляционной зависимости с показателями шкал психологического благополучия: «Самопринятие», «Цели в жизни», «Личностный рост», «Психологическим благополучием» (сумма), что также свидетельствует о связи показателей личностного уровня психологической безопасности с возможностью полноценной деятельности человека, когда она не ограничивается состоянием физического здоровья. Выявленные прямые взаимосвязи между показателями «Интенсивность боли» физического компонента здоровья и показателями шкал «Личностный рост», «Цели в жизни» и «Психологическое благополучие» (сумма) могут указывать на то, что люди, осуществляющие и отслеживающие процесс собственной самореализации, саморазвития, чаще испытывают состояние счастья, удовлетворенности своей жизнью и в меньшей степени переживают физические страдания. Также мы можем предположить, что те, кто не испытывает физической боли, более способны отслеживать свой личностный рост и быть более счастливыми.

Выявленные взаимосвязи указывают на вероятную связь компонентов психологического благополучия, как личностных ресурсов психологической безопасности, со всеми составляющими физического компонента здоровья жителей. Показатель «Личностного роста» указал на прямые связи со всеми составляющими физического компонента здоровья.

Что касается корреляционных связей психологического компонента здоровья и показателей личностного ресурса психологической безопасности, то была выявлена прямая взаимосвязь между «жизнеспособностью» и данными всех шкал психологического благополучия. Это говорит о том, что более энергичный жизненный тонус, жизненную активность имеют жители с высоким потенциалом личностных ресурсов психологической безопасности. Прямая взаимосвязь между показателями «Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием» психологического компонента здоровья и данными шкал психологического благополучия: «Автономия», «Управление окружающей средой», «Психологическое благополучие» указывают на то, что более эмоционально устойчивыми, не зависящими в своей деятельности от эмоционального состояния могут являться жители, более автономные, умеющие управлять средой, использующие конструктивные проблемно ориентированные стратегии совладания, позитивно относящиеся к себе и миру. Выявлена прямая взаимосвязь между показателями «Психологическое здоровье» и данными шкал психологического благополучия: «Позитивное отношение», «Цели в жизни», «Психологическое благополучие» (сумма). Данные взаимосвязи могут говорить о том, что жители, не страдающие депрессивными и тревожными расстройствами, живущие с ощущением удовлетворения и счастья имеют хорошие социальные контакты, цели в жизни, более эффективны во всех личностных показателях психологического благополучия. Приведенные выше результаты свидетельствуют о связи показателей личностного уровня психологической безопасности с уровнем удовлетворенности своим физическим и психологическим здоровьем.

В отношении связи когнитивного компонента психологической безопасности с уровнем удовлетворенности состоянием физического и психологического компонентов здоровья выявлены следующие особенности (табл. 2). Выявлена обратная взаимосвязь между данными по шкале «Общее состояние здоровья» физического компонента здоровья и показателями шкалы «Категорическое мышление». Можно сказать, что более гибкие в своем мышлении жители меньше жалуются и лучше оценивают свое состояние здоровья. Обратная взаимосвязь между показателями шкалы «Ролевое функционирование, обусловленное физическим состоянием» и данными шкал «Категорическое мышление», «Личностно-суеверное мышление» может указывать на то, что, чем более гибки жители в своем мышлении, и чем меньше они руководствуются суевериями, стереотипами, магическим мышлением, тем меньше они испытывают ограничения со стороны их физического состояния в выполнении своей деятельности. Прямая взаимосвязь с показателями шкалы «Эмоциональное совладание» говорит об их хорошей саморегуляции, способности справляться с неприятной ситуацией без развития стресса.

 

Таблица 2

Результаты изучения связи характеристик психического здоровья с компонентами конструктивности мышления у жителей

 

Обратная взаимосвязь между данными шкалы «Интенсивность боли» и показателями шкал «Категорическое мышление» и «Эзотерическое мышление» позволяет выдвинуть гипотезу о том, что в меньшей степени страдают от физических болей жители более гибкие, менее категоричные в своем мышлении, менее руководствующиеся обращением к сверхъестественным магическим силам для совладания с трудной ситуацией.

Результаты анализа корреляционных связей психологического компонента здоровья и особенностей конструктивности мышления указывают на обратную взаимосвязь между показателями «Ролевого функционирования, обусловленного эмоциональным состоянием» и показателями шкалы «Личностно-суеверное мышление». Можно предположить, что жители, которые не испытывают ограничение своей деятельности из-за переживания эмоций, более способные регулировать свои эмоциональные состояния, не склонны руководствоваться суевериями для разрешения своих трудных жизненных ситуаций. Установлена обратная взаимосвязь между показателями «Жизнеспособность» и данными шкал «Категорическое мышление», «Личностно-суеверное мышление», а также прямая взаимосвязь со шкалой «Эмоциональное совладание». На основании этих данных можно, вероятно, говорить о том, что жители с повышенной жизненной активностью, полные сил и энергии могут быть более гибкими, менее категоричными и суеверными, им свойственна хорошая саморегуляция и умение справляться с неприятной ситуацией без развития стресса.

В отношении связи жизнестойкости, изучаемой через показатели гибкости, включенности в жизнь и самоконтроля, как готовности человека к саморазвитию, с показателями физического и психологического компонентов здоровья были выявлены следующие закономерности. Выявлены прямые связи между «Общим состоянием здоровья» и данными всех шкал жизнестойкости. Это говорит о том, что жители, активно включенные в процесс жизни, ответственные и контролирующие процесс собственной жизни, открытые новому, способные пойти на риск, более удовлетворены общим состоянием своего здоровья на текущий момент (табл. 3). Прямая связь «Ролевого функционирования, обусловленного физическим состоянием» с показателями «Вовлеченности» может говорить о том, что высокая степень включенности в жизнь, мотивация на здоровый образ мыслей и поведения позволяют не фиксироваться на переживании ограничений в деятельности, вызванных физическим состоянием, а быть открытым для различных конструктивных действий, позволяющих переживать другие эмоции. Выявлена прямая взаимосвязь между показателем «Жизнеспособность» и показателями шкал «Вовлеченность», «Контроль», «Общая жизнестойкость». Можно полагать, что жизненная активность, силы и энергия выше у жителей, которые ощущают собственную значимость и ценность, у которых выше мотивация к реализации, лидерству, здоровому образу мыслей и поведению, поиску путей влияния на результаты стрессогенных изменений, в противовес впадению в состояние беспомощности и пассивности; имеется способность максимально включаться в развертывающуюся, развивающуюся жизнь, владеть ситуацией и управлять состоянием своего здоровья, совершая решительные действия. Жители с высокими показателями жизнестойкости более полны сил и жизненной энергии. Прямая взаимосвязь показателей шкалы «Психологического здоровья» (сумма) и шкалы «Риска», может указывать на то, что жители, более отрытые изменениям, способные пойти на риск, меньше переживают тревогу и депрессии, более оптимистичны и позитивны.

 

Таблица 3

Результаты изучения связи уровня удовлетворенности состоянием своего физического
и психологического здоровья с компонентами жизнестойкости у жителей

 

Таким образом, выявленные достоверные взаимосвязи уровневых показателей психологической безопасности у респондентов позволили выдвинуть следующие предположения:

–  жители, более удовлетворенные своим физическим состоянием здоровья, с высокой жизненной активностью, психологически более благополучные, обладают выраженными личностными ресурсами психологической безопасности;

–  жители, более полные сил, энергии, жизненной активности, более психологически готовы к осуществлению процесса саморазвития, самореализации;

–  жители, имеющие такие личностные ресурсы, как открытость социальным контактам, преобладание позитивного аффекта, стремление к осмысленности жизни и самореализации, чувство уверенности и компетентности в управлении своими повседневными делами, более удовлетворены состоянием своего физического и психического здоровья;

–  жители, более гибкие и менее категоричные в мышлении, менее суеверные и опирающиеся на принцип реальности жители, более удовлетворены состоянием своего физического и психического здоровья.

Для подтверждения сформулированных по результатам корреляционного анализа предположений был проведен кластерный анализ, учитывающий совокупность всех данных. В результате кластерного анализа методом Варда, Манхэтонское расстояние, было выделено 2 кластера, которые были подвергнуты сравнительному статистическому анализу с помощью критерия Манна–Уитни.

 

Таблица 4

Различия по показателям качества жизни между кластерами (группами) 1 и 2 у жителей

 

Выявлены достоверные различия (табл. 4) по показателям удовлетворенности физическим и психологическим компонентами здоровья, которые выше во второй кластерной группе. Также по всем шкалам психологического благополучия установлены достоверные различия между группами — респонденты 2-й группы обладают более выраженным личностным ресурсом психологической безопасности (табл. 5).

 

Таблица 5

Различия по показателям психологического благополучия между
кластерами (группами) 1 и 2 у жителей

 

Респонденты второй группы, по сравнению с респондентами первой группы, более способны дивергентно мыслить, подстраивать свой способ мышления к требованиям ситуации, более оптимистичны. Они стремятся контролировать ситуацию, когда это возможно и разумно, но готовы функционировать и в неконтролируемой ими обстановке. Жители второй группы более способны принимать других как есть и не думать в неприятных ситуациях о других, как о «плохих» или «хороших», а решать проблему; более способны справляться с неприятной ситуацией без развития стресса. Они менее категоричны, менее ригидны и не склонны руководствоваться суевериями (табл. 6).

 

Таблица 6

Различия по показателям конструктивности мышления между
кластерами (группами) 1 и 2 у жителей

 

Значимые различия по шкалам жизнестойкости между кластерами 1 и 2 выявлены по показателю «вовлеченность» — респонденты второй группы чаще ощущают собственную значимость и ценность, проявляют более высокую мотивацию к реализации, лидерству, здоровому образу мыслей и поведению.

В задачи исследования входило выявление экологического аттитюда и степени восприятия экологической угрозы у представителей населения. В результате были установлены следующие факты (табл. 7).

 

Таблица 7

Частота встречаемости показателей экологического аттитюда (ЭА)
и переживания угрозы у жителей

 

Согласно данным таблицы можно сказать, что в отношении экологической установки многие респонденты в основном стараются согласовывать свои действия с требованиями сохранения и развития окружающей среды, делают предмет своих желаний только то, что пойдет на пользу им и окружающим, достаточно осведомлены об уровне загрязнений, его причинах и направлении экологии. В то же время практически каждый второй респондент переживает угрозу экологического неблагополучия.

Для выполнения задач исследования данные о переживании угрозы экологического неблагополучия в выделенных кластерном анализом группах были подвергнуты сравнительному статистическому анализу с помощью критерия Манна–Уитни. Проведенный анализ показал, что достоверных различий в уровне переживания экологической угрозы между кластерными группами не существует.

Вывод: не смотря на осознание и переживание экологического неблагополучия, представители жителей, проживающих в условиях риска техногенно-экологического неблагополучия, характеризуются разным уровнем выраженности психологической безопасности. У жителей психологическая безопасность представлена системной детерминацией уровневых компонентов: на уровне состояния — удовлетворенностью своим физическим и психологическим здоровьем; на уровне личности — показателями психологического благополучия, где доминирующим является показатель стремления к личностному росту; на когнитивном уровне — конструктивностью мышления, эмоциональным совладанием, гибкостью мыслительной деятельности и опорой на реальность; на уровне готовности к саморазвитию — высокой мотивацией к самореализации.

 

Литература

1.   Баева И. А. Психология безопасности: теория и практика // Психологическая безопасность, устойчивость, психотравма: сборник научных статей по материалам Первого Международного Форума (Санкт-Петербург, 5-7 июня 2006 г.) / под общ. ред. И.А. Баевой, Ш. Ионеску, Л.А. Регуш / пер. Н.Л. Регуш, С.А. Чернышевой. – СПб.: ООО «Книжный Дом», 2006. – С. 11-12.

2.   Богомаз С.А. Психологическая безопасность и искажение реальности в контексте проблем личностного развития // Теоретические и прикладные аспекты психологии развития: проблемы, решения, перспективы: сборник науч. трудов / под ред. И.С. Морозовой. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2007. – С. 125-130.

3.   Галажинский Э.В. Психологические основания полноты и качества процессов самореализации личности // Сибир. Психол. Журн. – 2006. – Вып. 24. – С. 70-77.

4.   Еремеев Б.А. Психология безопасности, психологическая безопасность и уровни развития человека // Психологическая безопасность, устойчивость, психотравма: Сборник научных статей по материалам Первого Международного Форума (Санкт-Петербург, 5-7 июня 2006 г.) / под общ. ред. И.А. Баевой, Ш. Ионеску, Л.А. Регуш / пер. Н.Л. Регуш, С.А. Чернышевой. – СПб.: ООО «Книжный Дом», 2006. – С. 101-103.

5.   Залевский Г.В. Человек и экология: междисциплинарные исследования (проблемы  экологического  здоровья)  //  Сибир.  психол. журн. – 2010. – Вып. 38. – С. 6-9.

6.   Клочко В.Е. Самоорганизация в психологических системах: проблемы становления ментального пространства личности (введение в транспективный анализ). – Томск: Издательство Томского государственного университета, 2005. – 174 с.

7.   Кузнецкий рабочий: Новокузнецкая гор. газ. – Новокузнецк. – 2011, 24 июня. – № 73 (19158).

8.   Новиков В.Э., Иванчикова А.Б., Николаевская М.О. Сравнительный анализ влияния биологических и социальных факторов на уровень социального функционирования и качества жизни работников угледобывающей промышленности // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. – 2009. – Вып. № 1(52). – С. 107-109.

9.   Психологическая безопасность в структуре психического здоровья населения, проживающего в условиях риска техногенно-экологической угрозы / В.Я. Семке, Т.Г. Бохан, С.А. Богомаз [и др.] // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. – 2011. – № 1. – С. 57-62.

10.   Эксакусто Т.В., Лызь Н.А. Психологическая безопасность в проблемном поле психологии // Сибир. психол. журн. – 2010. – Вып. 37. – С. 86-91.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9

Бохан Т.Г., Терехина О.В., Цой В.Г. Системные детерминанты психологической безопасности жителей, проживающих в условиях техногенно-экологического неблагополучия [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2012. – N 6 (17). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы

 

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения