Вернуться на главную страницу
Английская версия
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2012 № 5(16)
2012 № 4(15)
2012 № 3(14)
2012 № 2(13)
2012 № 1(12)
2011 № 6(11)
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Психодиагностика в арт-терапии

Копытин А.И. (Санкт-Петербург)

 

 

Копытин Александр Иванович

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук, доцент кафедры психологии Санкт-Петербургской академии постдипломного педагогического образования и кафедры психотерапии Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова.

E-mail: alkopytin@rambler.ru

 

Аннотация. Статья обобщает и систематизирует данные, касающиеся психодиагностического потенциала арт-терапии в рамках междисциплинарного подхода. Рассматриваются разные подходы к психодиагностике на основе изобразительной деятельности, исторически связанные с клинической психиатрией, психоанализом, практикой использования проективных тестов, а также изучением психопатологической экспрессии художниками и искусствоведами. Предлагается оригинальная классификация методов арт-терапевтической психодиагностики и варианты их применения. Перечисляются задачи арт-терапевтической психодиагностики. Вводится рабочее понятие «арт-терапевтическая психодиагностика». Описывается алгоритм интегративной многоуровневой арт-терапевтической психодиагностики, связанной с моделью системной арт-терапии.

Ключевые слова: психодиагностика, оценка, арт-терапия, модели, лечебно-реабилитационный, личность.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

В последние годы в медицинских, образовательных и социальных учреждениях разных стран, в том числе, в Российской Федерации, все более активно применяется такой инновационный здоровьесберегающий подход, как арт-терапия. Наряду с музыкотерапией, драматерапией и танцевально-двигательной терапией, арт-терапия относится к общему классу психотерапий искусством (arts therapies). Несмотря на относительно длительную историю культивирования творческой активности как фактора сохранения здоровья и гармонизации личности, современный этап развития терапий искусством, в частности, арт-терапии, связан с необходимостью решения ряда теоретико-методологических и практических вопросов.

Недостаточно разработанными остаются психодиагностические аспекты арт-терапии, касающиеся оценки с помощью разных видов изобразительной деятельности психических процессов, состояния и личности больных и практически здоровых людей, постановки клинического и психологического диагноза, планирования и осуществления комплекса лечебно-реабилитационных и психопрофилактических мероприятий, определения полученных результатов.

Под психодиагностикой понимается целенаправленный процесс изучения личности во всем многообразии ее проявлений, а также психических состояний и процессов. Психодиагностика как раздел психологической науки имеет фундаментальные возможности для развития прикладных психологических дисциплин, включая медицинскую психологию, общую медицинскую диагностику (клинико-психологическую диагностику как ее полноправный раздел), психологию труда и инженерную психологию, психологию управления, возрастную психологию и многие другие.

Психодиагностика также является одним из важных аспектов работы специалистов, занимающихся постановкой клинического и психологического диагноза и на этой основе планирующих и проводящих мероприятия лечебно-реабилитационной и профилактической направленности. Хотя психодиагностика имеет свои особенности, в зависимости от сферы практической деятельности специалиста, ее конечной целью является повышение адаптационного потенциала и эффективности жизнедеятельности людей и целых сообществ, развитие и поддержка человеческих ресурсов.

Психодиагностика связана с использованием разных инструментов, включая: психологические тесты (вербальные тесты или опросники, а также невербальные, в том числе, проективные рисуночные методики), наблюдение, беседу, биографический метод. Применение проективных графических методов не исчерпывает психодиагностического потенциала арт-терапии. Более того, было бы ошибочно ставить знак равенства между арт-терапевтической психодиагностикой и проективными графическими тестами.

Интерес к изучению и практическому применению психодиагностического потенциала арт-терапии повышается, причем не только среди специалистов в этой области (именуемых за рубежом арт-терапевтами), но и со стороны представителей других помогающих профессий, что связано с определенным сближением арт-терапии с психологией и медициной, повышением требований к эффективности и надежности разных видов лечения. Все более актуальными становятся проблемы определения места и роли психодиагностики в контексте арт-терапии, обозначения отличий арт-терапевтических методов психологической оценки от традиционных подходов к диагностическому использованию рисунка, стандартизации диагностических и оценочных процедур, используемых арт-терапевтами в разных областях практической работы. Развитие арт-терапии также делает актуальным вопрос допустимости применения некоторых характерных для нее психодиагностических методов (приемов, методик) специалистами, не имеющими серьезной арт-терапевтической подготовки.

Понятийный аппарат и методы психодиагностики разрабатывались по мере развития психологической науки и практики, затрагивая арт-терапевтическое сообщество лишь отчасти. Многие профессиональные зарубежные арт-терапевты стремятся дистанцироваться от работы с проективными рисуночными тестами и не применять методы психодиагностики, характерные для деятельности психологов и психиатров, подчеркивая принципиальные отличия своего подхода от того, как работают эти специалисты. Они полагают, что любые суждения по поводу изобразительной продукции клиента субъективны, а потому должны быть как можно более осторожными и учитывающими контекст их создания.

В то же время, арт-терапевтами создан ряд оригинальных диагностических и оценочных инструментов, имеющих отличия от проективных графических тестов (Cohen B., Singer S., and Hammer J., 1988; Cohen B., Mills A., and Kijak A., 1994; Gantt L., & Tabone C., 1998; Kellogg J., 1992; Kramer E., and Schehr J., 1983; Kwiatkowska H, 1978; Silver R., 2002, 2007; Ulman E., & Dachinger P., 1975). Известно, что арт-терапевтов нередко привлекают в качестве экспертов, помогающих получить дополнительный материал, необходимый для постановки диагноза, комплексной оценки психических процессов, состояний и личности клиента, отношений между членами семьи или группы, особенно в тех случаях, когда получение информации путем наблюдения, беседы или использования опросников по какой-либо причине затруднительно.

Есть веские основания признать, что психодиагностический процесс на основе использования арт-терапевтических методов имеет более или менее существенные отличия от традиционной психодиагностики, характерной для деятельности психологов, врачей-психиатров и психотерапевтов (в определенной мере, и врачей других специальностей). Однако эти отличия ни разу не становились предметом серьезных дискуссий и исследований.

Написание данной статьи продиктовано необходимостью решения ряда острых вопросов, связанных с арт-терапевтической психодиагностикой. Ее автором проделана работа по обобщению и систематизации данных, касающихся психодиагностического потенциала арт-терапии на основе междисциплинарного подхода. В течение многих лет им осуществлялась работа по внедрению методов арт-терапевтической психодиагностики в разные области практической деятельности и изучению их возможностей для психологической оценки и терапии. Статья также решает важную задачу повышения уровня информированности специалистов сферы психического здоровья о специфике и возможностях арт-терапевтической психодиагностики. В ней последовательно рассматриваются: разные подходы к психодиагностике на основе изобразительной деятельности, классификация методов арт-терапевтической психодиагностики и варианты их применения, задачи арт-терапевтической психодиагностики. В заключение представлена интегративная многоуровневая арт-терапевтическая психодиагностика, согласующаяся с авторской моделью системной арт-терапии (САТ) (Копытин А.И., 2010, 2011).

Психодиагностическое использование изобразительного искусства (история вопроса)

Еще до появления арт-терапии как особой формы психологической помощи людям с разными заболеваниями, интерес использованию изобразительного искусства с целью диагностики и оценки проявляли представителя разных профессиональных групп — психиатры, психоаналитики, психологи, представители мира искусства (художники, культурологи, искусствоведы). Подобный интерес сыграл важную роль в развитии разных моделей арт-терапевтической психодиагностики — медицинской (клинической, нозоцентрированной), психодинамической (личностно-ориентированной), бипсихосоциальной (адаптационной).

Данные модели формировались на основе следующих традиций изучения изобразительного искусства в качестве объекта психодиагностики:

•   патографического (клинико-психиатрического) анализа творческой продукции душевнобольных психиатрами;

•   диагностического применения рисунка, проективных методов психодиагностики психологами;

•   психоаналитических исследований творчества известных художников и пациентов;

•   изучения творчества душевнобольных как оригинального явления культуры художниками и искусствоведами.

Традиция патографического (нозографического, клинико-психиатрического)
анализа творческой продукции душевнобольных психиатрами

Первые примеры изучения творчества душевнобольных с эстетических и клинико-психиатрических позиций предпринимались еще в середине-второй половине XIX века. В этом отношении большое значение имели работы Ч. Ломброзо, А. Тардье и М. Симона. В 1855 г. парижский врач Амбруаз Тардье заинтересовался татуировками, а в 1872 г. опубликовал свою работу «Судебно-медицинское исследование помешательства», посвященное изучению рисунков душевнобольных в диагностических целях.

Примерно в это же время (в 1864 г.) вышла книга «Гениальность и помешательство», написанная психиатром-криминалистом и коллекционером творчества душевнобольных Чезаре Ломброзо из г. Турина (Италия). Изучая жизнь и творчество выдающихся художников, он отметил связь между психической патологией и гениальностью и высказал предположение, что психические расстройства могут способствовать творчеству, придавая художественному языку автора оригинальность и выразительность и способствуя активизации воображения.

В 1876 г. французский врач Макс Симон, изучая рисунки больных, публикует две монографии на тему «психотического искусства». Обратив внимание на своеобразие изобразительного «языка» психически больных, Симон идентифицировал несколько стилей и связал их с разными видами психической патологии. Этот автор вместе с Тардье положил начало патографическому анализу художественной продукции душевнобольных.

Существенный вклад в исследование искусства душевнобольных с клинико-психиатрических и художественно-эстетических позиций внес немецкий врач-психиатр и искусствовед Ганс Принцхорн. На основе своих исследований творчества пациентов из психиатрической клиники г. Хайдельберга (Германия) он написал получившую широкую известность книгу (Prinzhorn H., 1922). Одним из первых в психиатрической среде Г. Принцхорн показал, что диагностика на основе анализа изобразительной продукции должна строиться на продолжительном наблюдении за творческими проявлениями больного и принимать во внимание его личность в целом, а не только форму психического заболевания.

За год до выхода в свет книги Г. Принцхорна, в 1921 г. главный врач и директор психиатрической больницы Валдау в г. Берне (Швейцария) Вальтер Моргентхалер опубликовал свою монографию «Душевнобольной как художник», посвященную творчеству Адольфа Вельфли (Morgenthaler W., 1921). В 1908 г. этот врач превратил коллекцию Швейцарского психиатрического общества в небольшой музей, собрав в нем наиболее яркие образцы психопатологического искусства. Показательно, что этот автор активно привлекал художественные работы больных для более тонкого исследования клинических проявлений при разных психических заболеваниях.

Заслуживает внимание деятельность представителей французской школы клинико-психиатрического и структурно-психологического анализа изобразительной продукции душевнобольных (Ж. Винчон, Р. Вольма, Ж. Делей, К. Вьяр, Ж. Бобон). С именами Р. Вольма, Ж. Делея, К. Вьяра и Ж. Бобона, а также А. Базера и Л. Навратила связано создание в 1959 г. Международного общества по изучению психопатологии экспрессии (для обозначения этой организации используется французская аббревиатура SIPE) — занимающегося исследованием и терапевтическим применением творческой активности при психических расстройствах.

Ж. Винчон (Vinchon, 1924) предложил свою классификацию художественных стилей при психических заболеваниях, основанную на изучении формальных признаков картин, включающую шесть основных категорий — (1) перверзный стиль, (2) маниакально-депрессивный стиль, (3) паранойяльный стиль, (4) эпилептический стиль, (5) дементный и олигофренический стиль, (6) шизофренический стиль.

Работы Ж. Бобона (Bobon J., 1962) являются ярким примером интеграции клинико-психиатрического и структурно-психологического анализа психопатологической экспрессии. Бобон рассматривал ее в качестве особого языка и указывал на связь между вербальной и художественной коммуникацией в норме и при разных психических заболеваниях. Анализируя художественную продукцию душевнобольных на основе клинического подхода, Ж. Бобон использовал понятия графических неоморфизмов и параморфизмов, считая эти феномены аналогами характерных для шизофрении неологизмов и паралогизмов.

Идеи Ж. Бобона были использованы итальянским психиатром В. Андреоли (Andreoli V., 1999) при разработке оригинального подхода к исследованию продуктов спонтанного изобразительного творчества душевнобольных, названного динамическим структурным анализом. Для данного подхода характерно многолетнее наблюдение за творческими проявлениями больных, позволяющее проследить постепенное формирование и изменение художественного стиля в его тесной связи с динамикой клинических проявлений.

Аналогичный подход, но предполагающий создание больными рисунков на заданную тему, был использован, начиная с 1960-х гг., венгерским психиатром И. Харди (Hardi I., 1969, 1983, 1985) и обозначен как динамическое исследование рисунков. Данный подход представляет собой сравнительный анализ последовательных рисунков, с инструкцией для пациента нарисовать человека и животное до, во время и после лечения. Сравнивая клинические психопатологические изменения с особенностями графической экспрессии, собираемой за определенный период времени, Харди выявил разные личностные экспрессивные уровни, а также динамические изменения в сериях рисунков, которые могут указывать как на деградацию, так и улучшение психического функционирования пациента. В отличие от проективных тестов, основное внимание при анализе рисунков Харди уделял изменениям формальных, динамических элементов и лишь после этого — содержанию рисунков.

Психиатры-клиницисты также стояли у истоков создания секции по изучению психопатологической экспрессии, в настоящее время именуемой секцией искусства и психиатрии, созданной в 1983 г. в рамках Всемирной психиатрической ассоциации. Эта секция занимается клинико-психиатрическими и междисциплинарными исследованиями творчества душевнобольных, организует выставки их работ, изучает диагностический, терапевтический, реабилитационный потенциал их творчества, а в последние годы также проводит мероприятия, направленные на преодоление стигматизации (клеймения) душевнобольных. Представители этой секции активно используют биографический метод и предпринимают попытки применения целостного, междисциплинарного подхода для изучения механизмов творческой активности при разных психических заболеваниях, интегрируя клинико-психиатрические данные, результаты изучения деятельности мозга и культурологический анализ, методы психосемантики. (Andreoli V., 1999; Kopytin A., 2008; Thomashoff H.-O., & Sartorius N., 2004; Thomashoff H.-O., Kopytin A., & Sukhanova E., 2009).

Особой линией развития рисуночной психодиагностики на основе клинико-психиатрического подхода можно признать изучение особенностей изобразительной продукции пациентов, принимающих психоактивные препараты, либо подвергающимся особым лечебным воздействиям. В этом отношении показательны работы Э. Гутмана и У. Маклея (Guttmann E., Maclay W., 1937; Maclay W., Guttmann E., & Mayer-Gross W., 1938). Исследуя эффекты воздействия мескалина на психиатрических пациентов, они прибегли к анализу их рисунков. Кроме того, они провели специальное исследование, пытаясь изучить, какое влияние на творчество художников-профессионалов оказало их психическое заболевание.

Исследованием влияния психофармакотерапии и других видов лечения, например, электросудорожной терапии на художественное творчество больных занимались и другие авторы, в частности, упомянутый выше И. Харди (Hardi I., 1956, 1962, 1966). Весьма интересным исследованием можно также считать работу У. Рейтмана. Изучая последствия лейкотомии (операции по рассечению «мозолистого тела» мозга больных шизофренией), он отметил определенные изменения в характере их изобразительной деятельности.

Можно также признать, что в тех странах, где имелись сильные школы клинической психиатрии (в частности, во Франции, Германии, России), исследования творчества душевнобольных базировались главным образом на клиническом подходе, дополняемом структурно-психологическим анализом. В СССР, в силу действовавших идеологических ограничений, вряд ли можно было представить какой-либо иной путь развития исследований творчества душевнобольных, чем связанный с клинической психиатрией.

В 1970-80 гг. в СССР отмечался определенный всплеск исследований изобразительного творчества пациентов с клинико-психиатрических позиций. В эти годы в Швейцарии вышли три иллюстрированных тома коллективного труда отечественных психиатров под руководством Э. Бабаяна (на русском и английском языках) «Изобразительный язык больных шизофренией» (Бабаян Э.А. и соавт. 1982-1984), перекликающегося с работами зарубежных исследователей-клиницистов.

Несколько позже начинает успешно развиваться оригинальный отечественный метод клинической психотерапии — Терапия творческим самовыражением (ТТС) (Бурно М.Е., 1989, 2006). Развитие данного метода неразрывно связано с уточнением особенностей художественной экспрессии, характерных для разных психических заболеваний, прежде всего, личностных расстройств.

В 1987 г. в Ярославле на кафедре психиатрии Ярославского медицинского института В.В. Гавриловым создается учебный музей психопатологической экспрессии, постепенно трансформировавшийся в центр междисциплинарного исследования творчества людей с проблемами психического здоровья, крупнейшее в Российской Федерации и Восточной Европе собрание работ аутсайдеров. В.В. Гавриловым была предпринята попытка создания оригинальной описательной системы типология искусства аутсайдеров (Гаврилов В.В., 2005).

Начиная с 1990-х гг. развитие отечественной психодиагностики на основе изучения изобразительной продукции осуществляется в тесной связи с распространением новых видов лечения, в частности, арт-терапии, формированием оригинальной модели клинической системной арт-терапии (Копытин А.И., 2010, 1011), возрастающей интеграцией арт-терапии в деятельность разных лечебно-профилактических и социальных учреждений в условиях смены парадигм — перехода от медико-биологической к биопсихосоциальной парадигме.

Подводя итоги краткому обзору истории изучения творчества душевнобольных с клинико-психиатрических позиций, можно признать, что данное направление психодиагностики характеризуется следующими особенностями:

(1)   во-первых, оно характерно для стран с сильными школами клинической психиатрии, в основном, стран континентальной Европы, а в последние два десятилетия — также для США, где отмечается определенное сближение арт-терапии с медициной, клиническими дисциплинами (Cohen B., Hammer J., & Singer S., 1988; Cohen B., Mills A., & Kijak A., 1994; Gantt L., & Tabone C., 1998; Mills A., Cohen B., & Meneses J., 1993);

(2)   во-вторых, оно развивалось и продолжает развиваться, в основном, клиницистами;

(3)   в-третьих, это направление исследований психодиагностических аспектов изобразительной деятельности основано, главным образом, на изучении спонтанной творческой продукции больных, нередко — анализе динамических проявлений за относительно продолжительные отрезки времени, применении биографического метода;

(4)   в-четвертых, оно акцентирует внимание на изучении таких визуальных признаков, которые отражают либо некоторые психические процессы (в наибольшей мере изменяющиеся в связи с психическим расстройством) и отдельные симптомы заболевания, либо особенности его нозологической формы и структуру психопатологического синдрома, но при этом не придает особого значения исследованию личности авторов художественных работ с характерными для нее содержаниями внутреннего мира и системой отношений, а также тем условиям, в которых личность развивается, строит свои отношения и себя творчески выражает (социальная, культурная среда).

Поэтому данное направление психодиагностического применения изобразительного творчества нуждается в дополнении личностно-ориентированным и социальным подходами, обеспечивающим, при условии их сочетания с клинической, биомедицинской моделью, наибольшую полноту восприятия природы и функций художественной экспрессии.

Диагностическое применение рисунка психологами в форме
проективных методов

Изучение изобразительного искусства психиатрами и психоаналитиками послужило стимулом для разработки и использования первых графических методов психодиагностики (Buck B., 1948; Goodenough F., 1926; Jolles I., 1971; Machover K., 1949), способствовало развитию такого направления психологических исследований как клиническая (медицинская) психология. Параллельно с этим развивалось психологическое изучение детского рисунка (Harris D., 1963; Koppitz E., 1968).

Если представители психодинамического подхода и врачи-психиатры в своих исследованиях ориентировались, в основном, на продукты спонтанной творческой активности пациентов, то психологи, создававшие и использовавшие графические тесты, стремились к стандартизации изобразительных процедур. Они шли по пути определенного упрощения набора изобразительных средств, делали диагностические задания легко воспроизводимыми, а их результаты — более сопоставимыми и доступными для количественной обработки.

Можно также признать, что в психоаналитических и патографических исследованиях длительное время доминировал личностный подход, связанный с подчеркиванием уникальности творческой истории авторов, в то время, как в практике использования графических методов психодиагностики психологами преобладал количественный, номотетический подход, связанный с обследованием более или менее значительных выборок больных и здоровых людей, применением статистических процедур обработки результатов. Кроме того, для данного направления психодиагностического использования рисунка характерно стремление к созданию различных измерительных инструментов, позволяющих оценивать степень выраженности тех или иных психических свойств на основе анализа определенных графических признаков.

Начиная с 1920-х гг. в психологическую практику стали вводиться первые графические тесты. В последующие годы их количество возросло. Параллельно с этим, предпринимались попытки исследования их надежности и валидности. Данные этих исследований, однако, оказались явно недостаточными и противоречивыми, обусловив некоторое снижение интереса к этим методикам и усиление критики со стороны научного сообщества (Chapman L., & Chapman J., 1967; Kahill S., 1984; Klopfer W., & Taulbee E., 1976; Suinn R., & Oskamp S., 1969; Swensen C., 1957, 1968).

Поскольку проективные графические методики предполагают стандартизацию диагностических процедур, выполнение испытуемыми четко сформулированных заданий и использование ограниченного набора изобразительных материалов, многие зарубежные арт-терапевты считают их использование для себя неприемлемым и нарушающим привычные формы взаимодействия клиента и специалиста.

Тем не менее, известны примеры разработки и успешного применения арт-терапевтами стандартизированных методик психодиагностики (Cohen B., Hammer J., & Singer S., 1988; Cohen B., Mills A., & Kijak A., 1994; Gantt L., & Tabone C., 1998; Mills A., Cohen B., & Meneses  J., 1993; Silver R., 2002, 2007). Такие методики все же имеют целый ряд отличий от традиционных проективных тестов, поскольку отражают особый взгляд арт-терапевтов на процесс и результаты изобразительного творчества.

В последние годы также появляется все больше примеров использования арт-терапевтами номотетического подхода, связанного с проведением нормативных исследований, предполагающих охват больших выборок испытуемых  и статистический анализ данных при изучении психодиагностического потенциала художественной экспрессии.

Нельзя не упомянуть о развитии отечественной клинической (медицинской) психологии, являющейся ярким примером междисциплинарных исследований, объединивших в себе медицину (в частности, клиническую психиатрию) и психологию. Становление отечественной клинической психологии, в том числе, разработка клинико-психологических и экспериментально-психологических методов психодиагностики, активно осуществлялось в СССР, начиная с 1960-х годов. Ведущим отечественным учреждением, на базе которого осуществлялись такие исследования, становится Ленинградский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева. В тесной связи с клинической психологией и психиатрией развивается и отечественная личностно-ориентированная (реконструктивная) психотерапия (Карвасарский Б.Д.). Показательно также то, что характерный для данного учреждения сплав психоневрологии и психологической науки явился платформой развития биопсихосоциального подхода в лечении психических заболеваний. Никогда не теряя тесной связи с психоневрологией, отечественная клиническая психология продолжает выступать одним из факторов совершенствования психодиагностических подходов, основанных на использовании изобразительной экспрессии (Никольская И.М., 2005; Копытин А.И., 2010; Чередникова Т.В., 2005).

Психоаналитические исследования художественной экспрессии

Попытки осмысления творчества выдающихся художников и пациентов предпринимались, с начала ХХ века рядом представителей психоаналитического подхода. Исследованию природы изобразительного искусства и творчества известных художников посвятил ряд работ З. Фрейд. В наиболее концентрированном виде они представлены в двух его исследованиях: о Леонардо да Винчи (1910) и о работе «Моисей» Микеланджело (1914). В первой из них, основываясь на предположениях о детстве Леонардо и фактах его биографии, излагает систему своих представлений, используя при этом понятия нарциссизма и сублимации как основы творчества великого художника. Фрейд также пытается анализировать работы Леонардо, стремясь прочесть в них проявления его невроза. Фрейда интересуют, прежде всего, глубинные психодинамические механизмы его творчества.

Психоанализ предложил новые концептуальные возможности для объяснения психологических механизмов изобразительного искусства и его связи с неврозом. По Фрейду, творчество является компромиссной формой удовлетворения сексуальной потребности, а потому рассматривалось им как вариант невроза и связывалось с возвращением к инфантильному состоянию.

Оригинальный вклад в развитие психоаналитических исследований искусства также внес Карл-Густав Юнг. Принципиальное значение имела разработка им теоретических положений аналитической психологии, связанных с символообразованием и внутренними механизмами психической саморегуляции, проявляющимися в процессе творческой активности. Он рассматривал символический язык изобразительного искусства как наиболее подходящий для выражения личного и коллективного бессознательного, более точный и емкий, чем слова. По его мнению, творческая активность ведет к разрешению внутрипсихических конфликтов за счет уравновешивания функций сознания «трансцендентной» функцией психики, связанной с проявлениями коллективного бессознательного. Юнг также предложил свою систему толкования символических образов.

Основываясь на юнгианской классификации характеров (типов ментальной активности), в своей работе «Образование посредством изобразительного искусства» британец Г. Рид (Read H., 1962) предпринимает попытку описания типов художественной экспрессии, которые, по его мнению, можно обнаружить в истории изобразительного искусства:

(1)   Реалистический-натуралистический стиль, характеризующийся достоверной передачей объектов окружающей среды. Этот стиль основан на преобладающей активности сенсорных систем, чувственного восприятия.

(2)   Идеалистический-романтический стиль, представленный, в частности, в сюрреализме, «искусстве воображения» (искусстве визионеров, мистиков) и характеризующийся тем, что творческий процесс начинается с восприятия реальных объектов, но затем их преобразует, либо от них отрывается и формирует особую реальность. Этот стиль отражает ментальную активность.

(3)   Экспрессивный стиль, характеризующийся превалированием эмоциональной нагрузки художественных работ, стремлением автора передать картину своих переживаний, а не то, с чем они связаны. Данный стиль связан преимущественно с эмоциональными процессами, аффектами.

(4)   Абстрактный, интуитивный стиль, по мнению Г. Рида, отрицает любую имитацию реальности, основан на формальной репрезентации пространства, массы, цвета и звука и проявляется в абстракционизме, кубизме. Этот стиль отражает активность интуитивного начала.

Примерно к середине ХХ века, прежде всего, в англоязычных странах, начинают активно развиваться новые, связанные с психоанализом подходы, основанные на терапевтическом применении изобразительного творчества. Так, благодаря участию в аналитической психотерапии и работе в психиатрической клинике в 1940-е гг. американка Маргарет Наумбург создает свой метод динамически-ориентированной арт-терапии. Результаты этой работы описаны ею в книге «Изучение свободной художественной экспрессии детей с нарушениями поведения в качестве средства диагностики и лечения» (Naumburg M., 1947). По мнению М. Наумбург, изобразительные техники также могут использоваться психиатром в качестве проективного инструмента диагностики. Когда пациент в результате занятий преодолевает неуверенность и начинает свободно выражать свои страхи, потребности и фантазии, он вступает в соприкосновение со своим бессознательным и «разговаривает» с ним на символическом «языке» образов.

Одним из центров развития психоаналитических исследований искусства и его применения в терапевтических целях в послевоенный период также стала частная психиатрическая клиника братьев Меннингеров, на базе которых начинали свою работу некоторые пионеры американской арт-терапии.

Некоторые школы арт-терапии, в частности, британская, сохраняют тесную связь с психоанализом с его акцентом на символической экспрессии как основном средстве исследования бессознательного и особом «инструменте» коммуникации клиента и специалиста, затрагивающем разные уровни психической динамики. Именно с психоанализом, а более широко, с психодинамическим подходом, в этой и некоторых других странах связаны подходы к психодиагностике на основе изучения продуктов изобразительной деятельности.

Несмотря на постепенное снижение популярности психоанализа, его роль в использовании психодиагностического потенциала изобразительной деятельности значительна. Именно благодаря психодинамическому подходу были исследованы возрастные особенности художественной экспрессии (Kramer E., 1971, 2000; Lowenfeld V., 1939, 1947), распространилось представление о внутреннем содержательном богатстве визуальной, символической экспрессии и некорректности ее толкования без учета контекста психотерапевтических отношений.

Если клинико-психиатрический (биомедицинский) подход к психодиагностике на основе изучения продуктов изобразительной деятельности обнаруживает свою наибольшую востребованность в сфере «большой психиатрии», то есть, в диагностике и лечении более тяжелых психических заболеваний, чем неврозы, то психодинамический, личностно-ориентированный подход более востребован в «малой психиатрии».

Вклад представителей мира искусства в развитие методов
арт-терапевтической психодиагностики

Представители мира искусства внесли свой вклад в формирование платформы междисциплинарных исследований некоторых форм художественной экспрессии (таких как аутсайдер-арт, ар-брю), имеющих определенную связь с арт-терапией и процессами самолечения на основе занятий изобразительным творчеством. Следует также подчеркнуть тот факт, что многие зарубежные арт-терапевты тесно связаны с искусством, поскольку по своему первому образованию являются художниками, дизайнерами, искусствоведами. Они склонны воспринимать изобразительную продукцию, в том числе, арт-терапевтическую, не столько как отражение болезни или личности больного человека (как это характерно, например, для психиатров, психологов или психоаналитиков), сколько как «художественное высказывание», объект художественно-эстетического восприятия. В контексте обсуждения психодиагностических аспектов арт-терапии позиция представителей мира искусства представляется важной, прежде всего, потому, что позволяет увидеть связь арт-терапевтической продукции с бытующими в обществе формами художественной практики, социальными и культурными процессами и противоречиями. Эта позиция может рассматриваться как один из факторов развития биопсихосоциальной парадигмы арт-терапии и медицины, усиления ее социальной компоненты.

Изучая историю развития искусства ХХ века, можно обратить внимание на то, что параллельно с развитием интереса к творчеству душевнобольных со стороны психиатров, в 1910-30 гг. в Европе интерес к психиатрическому искусству стали проявлять представители мира искусства. Апологеты авангардистских художественных течений того времени зачастую изучали и даже использовали определенные стилистические приемы, характерные для пациентов, в своем творчестве. Так, в 1910 г. художник-экспрессионист Макс Эрнст посещает курсы психиатрии, увлекается произведениями больных и решает опубликовать книгу об особенностях экспрессии больных. В это же время по инициативе В. Кандинского в Германии объединением художников «Голубой всадник» выставляются четыре произведения душевнобольных. В  1912 г. художник Пауль Клее утверждает необходимость признать ценность произведений душевнобольных, а также детей и примитивного искусства, используемого им в собственном творчестве.

В 1919 г. Андрэ Бретон предается опытам автоматического письма на выставке «новых тенденций» немецкого искусства в Кельне, где наряду с работами авангардистов и его собственными произведениями, были представлены работы душевнобольных, самоучек, детей, предметы примитивного искусства и найденные вещи.

В 1924 г. выходит первый «Манифест сюрреализма» (в Париже), принимающий под защиту «искусство сумасшедших», а в 1925 г. — третий манифест под названием «Сюрреалистическая революция», в котором актер Антонен Арто бичует психиатров, присвоивших право «измерять ум», отстаивает право художника на свободное творческое самовыражение на грани здоровья.

В 1930 г. Сальвадор Дали представляет свой «параноидально-критический метод», культивирующий образы измененных состояний сознания и состоящий в порождении на основе восприятия реальных объектов представлений о других объектах. Вскоре после этого в Музее Современного искусства в Нью-Йорке с успехом прошла выставка «Фантастическое искусство, Дада, Сюрреализм».

Психопатологическое творчество рассматривалось представителями художественного авангарда в качестве яркого образца спонтанного, искреннего искусства, не сдерживаемого никакими внешними условностями. Весьма показательно, например, что уже в послевоенный период европейские сюрреалисты обращались к этому искусству как источнику оригинальных художественных идей и все более активно включали работы душевнобольных в организуемые ими экспозиции (например, в экспозицию «Сюрреализм», прошедшую в 1947 г. в галерее «Maeght» в Париже). Ярким свидетельством того значения, которое представители художественного авангарда придавали психопатологической экспрессии, является также опубликованный в 1948 г. Анри Бретоном манифест «L’Art des fous, la clе des champs».

В это время начинает свою деятельность по изучению образцов психопатологической экспрессии французский художник Жан Дебюффе. На него произвела большое впечатление книга Г. Принсхорна, и через некоторое время он начинает собирать изобразительную продукцию пациентов психиатрических больниц, а также организует «Compagnie de l’Art Brut», в которую вошли художники и врачи. Параллельно с этим Ж. Дебюффе пытается имитировать некоторые особенности художественной экспрессии больных в своем собственном творчестве, отождествляя себя с теми, кто находится вне общества, в оппозиции к его культурным ценностям.

Ж. Дебюффе удалось собрать собственную коллекцию работ психически больных, экспонируемую им в Европе и Америке и привлекшую к себе большой интерес представителей мира искусства. Его деятельность в определенной мере повлияла на взгляды многих художников того времени. Для обозначения художественной продукции людей без какого-либо художественного образования, творящих «по наитию» зачастую имеющих более или менее серьезные проблемы психического здоровья, Дебюффе начал использовать термин art Brut, что в переводе с французского обозначает «сырое, необработанное искусство».

В 1972 г. английский арт-критик Роджер Кардинал в Лондоне публикует книгу «Искусство аутсайдеров». Этот термин предлагается им как синоним «ар брют». В 1975 г. в Женеве выходит в свет книга искусствоведа Мишеля Тевоза «Ар брют» (в 1995 г. она переиздана на русском языке).

В 1976 г. открывается Музей ар-брют в Лозанне (Швейцария), в котором выставлена коллекция, собранная Дебюффе. В 1979 г. в Лондоне организуется выставка «Аутсайдер», представленная Р. Кардиналом и В. Мусгрейвом. После этого выставка вышла на широкую публичную арену, а в 1981 г. В. Мусгрейв учредил в Лондоне собрание «Аутсайдер архив».

Аналогичные лондонской выставки произведений аутсайдеров, людей с проблемами психического здоровья в последующем все чаще с успехом проходят в разных странах мира. В 1986 г. выставка маргинального искусства проходит в Брюсселе. Вслед за нею учреждается организация «Искусство с краю». В 1986 г. основывается Музей наивного искусства в Зале Вен-Пьер в Париже, где в дальнейшем проводится множество масштабных выставок Ар-брют.

В 1989 г. в Лондоне начинает издаваться специализированный, посвященный творчеству аутсайдеров журнал «Raw vision» (редактор Джон Майзельс). В 1989 г. Жераром Сэндре в г. Бегле (Франция) создается «Музей свободного творчества». В 1991 г. в Чикаго открывается Центр интуитивного и аутсайдерского искусства. В 1994 г. музей наивного и аутсайдерского искусства Стадсхоф открывается в г. Зволле (Нидерланды), а в 1995 г. происходит открытие американского Музея визионерского искусства в г. Балтимор, шт. Мэриленд, которому присвоен статус национального музея и центра хранения и исследования искусства аутсайдеров.

Таким образом, исследование изобразительного творчества людей с проблемами психического здоровья как явления искусства успешно продолжается. На сегодняшний день их творчество занимает свое место в искусстве постмодерна, представлено на арт-рынке, зачастую рассматривается как близкое по своей направленности и природе искусству наивистов, визионеров (людей, обладающих паранормальными или интуитивными способностями). При этом стилистические и содержательные особенности такого искусства продолжают оставаться предметом многочисленных дискуссий. Происходит постепенное уточнение его разных граней, определение его вклада в развитие художественных течений современности.

В аспекте обсуждения методов арт-терапевтической психодиагностики это представляется важным, прежде всего, потому, что позволяет увидеть любой художественный объект психодиагностического исследования как своеобразный «документ» общественных отношений и культурной практики, воспринимаемых через призму личного опыта художника.

Таким образом, клинико-психиатрический анализ творческой продукции душевнобольных, практика использования графических тестов психологами, исследование изобразительного искусства психоаналитиками и изучение психопатологической экспрессии представителями мира искусства составляют базу междисциплинарных исследований психодиагностических возможностей изобразительного творчества. Опираясь на эту базу и обогащая ее целым рядом оригинальных методических приемов, арт-терапевты могут повысить эффективность своей работы и внести свой весомый вклад в развитие методов психодиагностики.

Арт-терапевтическая психодиагностика

Термин «арт-терапевтическая психодиагностика» вводится нами в качестве рабочего понятия для обозначения особого направления в использовании изобразительной деятельности с целью психологической оценки и диагностики, связанной с арт-терапией. Арт-терапевтическая психодиагностика может осуществляться либо в контексте арт-терапевтической деятельности, либо на основе применения ее отдельных методик специалистами, не имеющими углубленной подготовки в области арт-терапии.

На основе представленной выше информации о междисциплинарных исследованиях психодиагностического потенциала изобразительного творчества и с учетом современного состояния арт-терапии, можно признать, что спектр ее методических подходов к психодиагностическому использованию изобразительных средств представлен следующими тремя моделями:

(1)   Медицинской (клинической, нозоцентрированной) моделью, тесно связанной, во-первых, с изучением природы и феноменологии клинических расстройств (психических и соматических заболеваний, а также «предболезненных» состояний), и, во-вторых, с исследованием связи разнообразных психологических и клинических проявлений с особенностями деятельности мозга и человеческого организма, в целом.

(2)   Психодинамической (личностно-ориентированной) моделью с характерным для нее углублением в исследование структуры и динамики психических процессов и личностных проявлений клиента в арт-терапевтическом процессе, в контексте его взаимодействия со специалистом. Для этой модели характерно представление о бессознательном как особой сфере психических проявлений человека, влияющей, наряду с сознанием, на процесс и результаты творческой активности клиента и его общение со специалистом.

(3)   Биопсихосоциальной (адаптационной) моделью, характеризующаяся большим вниманием к широкому спектру не только причинных, но и различных опосредующих, в том числе, психологических, макро- и микросоциальных факторов, связанных с личностью и окружением клиента. Его творческая продукция и поведение рассматриваются с учетом не только раннего, но и текущего взрослого опыта, актуальных социальных и культурных (в частности, дискурсивных) практик. Для данной модели характерно то, что помимо нозологического и синдромологического диагноза (то есть, диагноза болезни), специалист стремится определить «диагноз здоровья», содействует интеграции клиента в более широкую социальную, культурную среду.

Каждая из этих моделей отличается своими особенностями в оценке личности клиента, психических процессов и состояний на основе изучения процесса и продуктов его изобразительной деятельности. Так, например, арт-терапевт, работающий на основе психодинамической, личностно-ориентированной модели, будет склонен предоставлять клиенту инициативу, давать ему возможность свободного выбора материалов и видов деятельности. Он также будет формулировать динамические заключения в виде гипотез, объясняющих природу и психологические механизмы поведения клиента в ходе занятия и его реакций на психотерапевта. Особое внимание в рамках данной модели специалист обращает на то, как изобразительная продукция и поведение клиента отражают его осознаваемые и неосознаваемые реакции на специалиста, изменяющиеся по мере развития психотерапевтических отношений, в процессе постепенной интеграции неосознаваемого, конфликтного материала. Для данной модели характерно подчеркивание уникальности личности клиента и психотерапевтических отношений, а также нередкое использование биографического метода, критическое отношение к номотетическим методам (связанным с изучением общих признаков, отличающих какую-либо выборку), связанным с количественным анализом и психометрией.

Арт-терапевт, работающий на основе клинической, биомедицинской (нозоцентрированной) модели характеризуется большей директивностью, ведет опрос клиента согласно известной схеме, предполагающей ознакомление с его жалобами, историей болезни и жизни с целью постановки синдромологического и нозологического диагноза. Для данной модели характерно изучение общих для целой выборки проявлений, связанных с причинами и механизмами развития болезней, а также ориентация на валидные критерии оценки, применение количественных методов анализа данных.

Для специалиста, строящего свою работу на основе биопсихосоциальной (адаптационной) модели, характерно сочетание индивидуального и номотетического подходов, ориентация на многомерную диагностику, позволяющую определить не только клинический, но и психологический, «социальный диагноз» («диагноз здоровья») клиента. В рамках этой модели большое значение будет придаваться оценке изменяющейся направленности и структуры социальных отношений клиента в их тесной корреляции с этапами лечебно-реабилитационного процесса и особенностями индивидуального реабилитационного маршрута.

Хотя эта модели иногда противопоставляются друг другу, их можно рассматривать как дополняющие друг друга.

Цель и задачи применения методов арт-терапевтической
психодиагностики

Целью применения методов арт-терапевтической психодиагностики, также как и методов психодиагностики в целом, является повышение адаптационного потенциала и эффективности жизнедеятельности людей и целых сообществ, развитие и поддержка человеческих ресурсов.

Задачи применения методов арт-терапевтической психодиагностики могут быть различны, в зависимости от сфер практической работы специалиста, а также используемой модели. Так, например, в аспекте клинического применения эти задачи могут быть дифференцированы, в зависимости от объекта исследования. В качестве таких объектов могут выступать как отдельно взятый клиент или целая группа.

1.  Объект исследования — целостная личность клиента (психические процессы, состояния, особенности личности — системы отношений  клиента)

1.1.  Оценка (диагностика) психических процессов и аспектов психического функционирования (как одномоментно, так и в динамике):

•   всесторонняя оценка психического состояния, когнитивных, эмоциональных процессов, поведения клиента;

•   клиническая нозологическая и синдромологическая диагностика;

•   диагностика развития, в том числе, тех или иных нарушений процесса развития (общих или парциальных, то есть, связанных с отдельными психическими функциями или процессами);

•   дифференциальная диагностика (в сложных в диагностическом отношении случаях);

•   определение показаний (противопоказаний) для назначения и изменения разных видов лечения, в том числе — арт-терапии;

•   определение реабилитационного маршрута;

•   оценка промежуточных и итоговых эффектов лечения и реабилитации (в том числе, арт-терапии), проявленных на уровне симптомов и разных психических процессов.

1.2.  Оценка личности клиента, понимаемой как система отношений к себе и окружающему миру:

•   исследование самовосприятия-самоотношения, представлений клиента о себе;

•   диагностика психотипа клиента, его характерологических особенностей, в том числе, с точки зрения представлений о характере (акцентуациях, личностных расстройствах);

•   оценка отношений клиента к значимым другим людям;

•   оценка социальных ролей и позиций клиента, как субъекта, включенного в разные социальные отношения и группы;

•   оценка отношения к болезни (и ее отдельным проявлениям-симптомам) и ее лечению (отношение к проблеме и путям ее решения-преодоления) и здоровью — внутренняя картина болезни и здоровья;

•   отдельно — оценка мотивации клиента к участию в психотерапии (арт-терапии);

•   оценка актуальных потребностей (в том числе, фрустрированных) и ведущей личностной проблематики как предмета психотерапии, в том числе, арт-психотерапии (внутренних конфликтов, нарушенных отношений в разных сферах личностного функционирования);

•   идентификация (определение) внешних и внутренних ресурсов клиента («диагноз здоровья») — сильных сторон его личности;

•   идентификация характерных для клиента психологических защит и копинг-стратегий, в том числе, защитных механизмов, связанных с проявлением юмора;

•   оценка креативности, творческих наклонностей, одаренности, готовности и способности участвовать в арт-терапии;

•   оценка переносов и сопротивления психотерапии;

•   оценка промежуточных и итоговых эффектов лечения и реабилитации (в том числе, арт-терапии), проявленных на уровне системы отношений клиента.

В случае проведения психотерапии (в том числе, арт-психотерапии), учитывая то, что методы арт-терапевтической диагностики обладают не только раскрывающими, но и терапевтическими возможностями, вышеназванные задачи, связанные с оценкой целостной личности клиента, могут быть дополнены следующей группой задач:

•   психологическая поддержка клиента, снятие эмоционального напряжения;

•   снятие страха перед изобразительной деятельностью;

•   знакомство клиента с разными материалами и видами изобразительной деятельности, повышение степени его готовности к самораскрытию на основе применения художественных средств;

•   установление психотерапевтических отношений;

•   активизация, стимуляция разных психических процессов и сфер клиента (физическая/сенсорная, эмоциональная, когнитивная, поведенческая);

•   активизация и раскрытие творческого потенциала, необходимая, в том числе, для более эффективной переработки информации;

•   повышение мотивации клиента (семьи, группы) для участия в психотерапии, взятию на себя ответственности за изменения, перестройку отношений, более активные действия, необходимые для лечения;

•   повышение уровня осознанности клиентом своих индивидуальных особенностей (рост самопонимания и самопринятия), особенностей своего состояния, имеющихся проблем и нарушений (болезни), причин и механизмов их развития, реагирования на различные жизненные ситуации (в том числе, на болезнь и проводимое лечение, медицинский персонал и др.), механизмов психологической защиты и копинга — что может иметь немалое значение для формирования у клиента более осознанной позиции относительно своих особенностей, а в случае необходимости — и их коррекции;

•   повышение веры клиента в свои силы, планирование дальнейших действий, необходимых для сохранения и наращивания положительных эффектов терапии;

•   в некоторых случаях определенные задания, связанные с методами арт-терапевтической психодиагностики, могут быть использованы с целью развития и формирования различных навыков.

2.  Объект исследования — целостная система группы или семьи:

•   определение транзактных конфигураций;

•   оценка ролей и позиций разных членов семьи и группы;

•   диагностика доминирующих паттернов семейных и групповых отношений;

•   диагностика наиболее общих системных характеристик семьи и группы, таких как сплоченность (зрелось), функциональность-дисфункциональность, открытость-закрытость, ригидность-пластичность;

•   оценка изменений на уровне целостной системы семьи или группы (динамическая оценка структурных и функциональных изменений);

•   психологическая поддержка и сплачивание членов семьи и группы;

•   повышение мотивации к системной трансформации.

Несколько иначе задачи арт-терапевтической психодиагностики будут сформулированы, например, в случае ее проведения в условиях образовательного учреждения, в сфере бизнес-консультирования и работы с организациями, в судебно-исправительной системе и т. д.

Варианты применения и классификация методов арт-терапевтической психодиагностики

Возможны разные варианты применения методов арт-терапевтической психодиагностики — как в связи с проведением арт-терапии, так и помимо нее.

1.   Во-первых, отдельные методики арт-терапевтической психодиагностики могут использоваться вне контекста арт-терапии, в качестве вспомогательного инструмента — например, в спорных случаях (при необходимости уточнения диагноза, экспертизы). При этом данные методики могут быть применены не только арт-терапевтами, но и другими специалистами (психологами) в рамках одной или нескольких встреч с клиентом.

2.   Во-вторых, методы арт-терапевтической психодиагностики могут использоваться в контексте арт-терапии. В этом случае их применение не только решает задачи диагностики и оценки, но и непосредственно терапии (перечислены выше).

Как и любые иные методы психодиагностики, арт-терапевтический психодиагностический инструментарий может быть разделен на две большие группы:

1.   Стандартизированные, измерительные методы.

2.   Экспертные методы, основанные на профессиональном опыте, психологической интуиции специалиста и предполагающие глубокий экспертный анализ полученного материала.  Такие методы, по сути, представляют собой первый этап в разработке любой стандартизированной процедуры.

Эти две группы методов психодиагностики коррелируют с идеографическим (качественным, индивидуальным) и номотетическим (количественным) подходами. Кроме того, методы арт-терапевтической психодиагностики включают:

1.   Специфические арт-терапевтические методы — рисуночные задания, связанные с использованием разных изобразительных материалов и видов художественной деятельности. При этом такие задания могут представлять собой:

•   Во-первых, стандартизированные, высокоструктурированные измерительные методы, то есть рисуночные тесты, предполагающие четкую инструкцию и набор изобразительных средств, а также валидные критерии, используемые для оценки созданных рисунков и формирования экспертного заключения. Примерами таких методов могут служить Тест рисования человека, срывающего яблоко с дерева, используемый в сочетании с Арт-терапевтической шкалой формальных элементов (Gantt L., & Tabone C., 1998) и рисуночные тесты Сильвер (Silver R., 2002, 2007).

•   Во-вторых, стандартизированные, умеренно структурированные измерительные методы, то есть рисуночные тесты, предполагающие определенную инструкцию, однако набор изобразительных средств может варьироваться, в зависимости от предпочтений клиента. Для оценки продуктов изобразительной деятельности клиента и формирования диагностических выводов при этом используются разные критерии, в том числе такие, валидность которых не была в достаточной степени доказана. Примерами таких методов могут служить Карточный и рисуночный тест мандалы (Кокс К. и Коэн Б., 2011, 2009; Kellogg J., 1992; Kellogg J., MacRae M., Bonny H., Dileo F.,1978), Диагностическая рисуночная серия (Cohen B., Singer S. and Hammer J., 1988; Cohen B., Mills A. and Kijak A., 1994; Mills A., Cohen B. and Meneses J., 1993), Диагностическая оценочная процедура Крамер (Kramer E. & Schehr J., 1983), Личностная оценочная процедура Ульман (Ulman E. & Dachinger P., 1975), Диагностическая семейная процедура Квятковской (Kwiatkowska H., 1978) и другие диагностические методы семейной арт-терапии.

•   В-третьих, нестандартизированные экспертные методы, то есть рисуночные задания, допускающие значительную свободу испытуемого в выборе изобразительных средств и даже самого предмета изображения. Такие методы основаны на профессиональном опыте, психологической интуиции специалиста, предполагают глубокий экспертный анализ продуктов деятельности клиента, с учетом различных контекстных факторов — психотерапевтических и институциональных отношений, культурных влияний и доминирующих дискурсивных практик и т.д. Примерами изобразительных заданий, используемых на основе применения экспертных методов, могут являться создание рисунка, фотоколлажа или скульптуры на свободную тему, построение композиции в песочнице, либо создание рисунка на определенную тему, с возможностью свободного подхода к исполнению.

2.  Изучение, анализ продуктов спонтанной творческой деятельности клиента, в том числе, созданных до начала лечения (арт-терапии) или за пределами арт-терапевтических занятий.

3.  Неспецифические методы арт-терапевтической психодиагностики:

•   Наблюдение за поведением и реакциями клиента, проявляющимися в широком диапазоне ситуаций, связанных с арт-терапией.

•   Беседа (интервью), направленные на сбор информации и прояснение системы отношений, разных аспектов личностного опыта клиента, включая историю жизни и болезни (проблемы), а также такой важный аспект исследования в арт-терапии, как творческий анамнез клиента. Таким образом, беседа (интервью) как метод психодиагностики тесно связана с биографическим (анамнестическим) методом.

•   Вербальные тесты (опросники).

 

Рис. 1. Классификация методов арт-терапевтической психодиагностики

 

Интегративная (процессуальная) многоуровневая арт-терапевтическая психодиагностика

В качестве оптимального варианта арт-терапевтической психодиагностики, обеспечивающего всестороннюю оценку разных сфер целостной личности клиента в контексте проводимой терапии (арт-психотерапии) предлагается интегративная многоуровневая арт-терапевтическая психодиагностика. Такая психодиагностика соответствует традициям отечественной (в частности, санкт-петербургской) психоневрологии и клинической (медицинской) психологи, для которой характерна интеграция биомедицинского, психологического и социального измерений в изучении психических болезней и здоровья. Не случайно, при обсуждении современных методов психодиагностики, Л.И. Вассерман, Е.А. Трифонова, О.Ю. Щелкова (2011) применительно к практике клинической психологии используют определение многомерной личностной диагностики, ориентированной на изучение системного взаимодействия биологических, психологических (индивидуально-личностных) и социальных (социально-средовых и социокультурных) факторов болезни и здоровья (С. 8).

Интегративная многоуровневая арт-терапевтическая психодиагностика обеспечивает:

•   во-первых, поэтапное оценивание разных психических процессов, состояний и, наконец, личности клиента, понимаемой как система его разнообразных отношений;

•   во-вторых, возможность анализа и синтеза данных, получаемых в результате применения комплекса методов арт-терапевтической психодиагностики;

•   в-третьих, непосредственное включение в терапевтическую среду,  развивающиеся психотерапевтические отношения.

Такая психодиагностика тесно связана с терапевтической интеракцией и представляет собой живой процесс взаимодействия клиента, арт-терапевта и разнообразных средств, имеющихся в распоряжении клиента — как вербальных, так и невербальных.

Алгоритм действий диагностического характер выстраивается в логике движения от простого к сложному, от частных психических процессов (симптомов) и свойств клиента — к целостной картине его личности, которая становится все более доступной для его собственного восприятия и осознания.

Используя данный вариант психодиагностики, специалист на каждом этапе перемещается с симптоматического уровня (связанного с отдельными проявлениями и психическими процессами клиента) на личностный уровень (связанный с попыткой понять его как целостную личность с характерной для нее системой отношений). Объектом психодиагностического исследования в этом случая могут становиться попеременно:

•   текущее состояние, разные психические процессы и симптомы, формирующие общую картину синдромы и расстройства;

•   факторы биопсихосоциогенеза (причинные, опосредующие и пусковые факторы возникновения нарушений или проблем, включая внутриличностные факторы и конфликтные отношения);

•   отношение клиента к своему состоянию и отдельным симптомам;

•   особенности развития и психологический возраст клиента;

•   его отношение к психотерапевту, арт-терапевтической среде (включая разные изобразительные средства и материалы) и предлагаемым видам изобразительной деятельности;

•   мотивация клиента к контакту со специалистом и изобразительной деятельности и степень эмоционального комфорта, переживаемого клиентом во время сеанса (в том числе, в связи с контактом с терапевтом и изобразительными материалам);

•   стадия психотерапевтических изменений (согласно Прохазке и Норкроссу (2007);

•   особенности самовосприятия клиента (образ Я);

•   внутренние и внешние ресурсы клиента, в том числе, креативность, творческие потребности и опыт творческой активности (творческий анамнез).

На основе использования данного варианта психодиагностики далее может быть сформулировано общее заключение, включающее психологические, социальные и клинические аспекты. На основе такого заключения определяются:

•   целесообразность направления на арт-терапию;

•   ее общая продолжительность, условия, организационная форма и модель (индивидуальная, групповая и их разновидности);

•   направленность арт-терапии, основной психологический материал и мишени терапии (отдельные симптомы или психические процессы, а также сферы личностного функционирования и системы отношений клиента).

Данный вариант психодиагностики может быть в дальнейшем использоваться в процессе проводимой терапии, обеспечивая всестороннюю оценку разных сфер психического функционирования клиента в динамике, промежуточных и конечных эффектов терапии.

 

Рис. 2. Общая схема интегративной (процессуальной) многоуровневой
арт-терапевтической психодиагностики

 

Интегративная многоуровневая арт-терапевтическая психодиагностика и Системная арт-терапия

С целью повышения эффективности лечебно-профилактического использования арт-терапии в современных условиях автором монографии была разработана модель системной клинической арт-терапии (САТ) (Копытин А.И., 2010, 2011). Она имеет ряд существенных отличий от используемых за рубежом моделей арт-терапии, с одной стороны, и некоторые принципиальные отличия от отечественных аналогов (в частности, ТТС М.Е. Бурно), с другой стороны.

Системная арт-терапия (САТ) — это совокупность психологических, психофизических и психосоциальных лечебно-профилактических воздействий, базирующаяся на системном и транстеоретическом подходах, биопсихосоциальной концепции болезни (состояний психосоциальной дезадаптации), психологической концепции личности как системы отношений человека с окружающей средой, концепции творчества как способа поддержания и регуляции идентичности и формы защитно-приспособительного поведения.

Для характеристики модели САТ использовано понятие «системная», поскольку при ее построении были выделены системообразующие элементы, содержащиеся в различных формах арт-терапии. Именно системный подход создает условия для транстеоретического анализа и может выступать основой для соотнесения разных концепций и систем знания, применяемых для обоснования арт-терапевтической практики.

Системный характер САТ также обусловлен ее применением в условиях современной медицины и психиатрии как одного из ее разделов. Принятая на сегодняшний день во всем мире биопсихосоциальная концепция соматических и психических болезней «способна включать в себя наиболее ценные и оправдавшиеся на практике теории всего предыдущего этапа поиска взаимосвязей многоуровневых этиопатогенетических факторов заболевания для целостной диагностики и комплексного лечения» (Незнанов Н.Г., Карвасарский Б.Д., 2009). Системный характер арт-терапии обеспечивает, таким образом:

•   оптимальный учет различных биопсихосоциальных факторов для сохранения и восстановления здоровья;

•   обоснование общей стратегии арт-терапевтических вмешательств и функций специалиста на разных этапах арт-терапевтического процесса в их соотнесении с другими методами лечения и реабилитации;

•   возможность включения арт-терапии в институционально-организационный контекст медицины и психиатрии, оптимального взаимодействия проводящих арт-терапию специалистов с другими специалистами и службами.

Принципиально важным является признание личностно-ориентированного характера арт-терапии. В процессе арт-терапевтических занятий личность больного может проявиться наиболее целостно, во всей полноте своих патологических и здоровых проявлений, реализовать свой внутренний саногенный потенциал, активно использовать те механизмы, которые позволяют компенсировать (часто лишь временно) биологически обусловленные ограничения психических функций, либо скорректировать и развить сохранные функции. В творчестве проявляется индивидуально неповторимый комплекс эмоционально-волевых, познавательных и поведенческих особенностей личности, своеобразие ее отношения к себе и другим людям, болезни и лечению. В связи с этим, в качестве важнейших теоретико-методологических предпосылок САТ опирается на следующие теоретические элементы:

•   концепцию личности как систему отношений человека с окружающей его средой;

•   концепция идентичности как динамической системы регуляции самоотношения;

•   концепцию творчества как специфически человеческого, личностного способа деятельности (культурного производства) и универсального механизма адаптации или защитно-приспособительного поведения личности, реализуемого в разных жизненных ситуациях, в том числе, при наличии предболезненных состояний и состояний болезни (в частности, психического расстройства);

•   концепцию проективно-символической коммуникации (дискурсивной активности) как средства отражения и преобразования среды и системы отношений;

•   концепцию психологических защит и копинг-поведения;

•   концепцию внутренних и внешних детерминирующих факторов личностной активности (включая творческую, дискурсивную активность).

САТ является комплексным видом лечебно-реабилитационного воздействия, включающим не только занятия художественным творчеством, но и межличностное взаимодействие, обсуждение продуктов творчества пациентов в контексте их проблем и системы отношений, а также применение различных психотерапевтических приемов, реализуемых на основе личностного подхода.

Процесс САТ затрагивает разные уровни биопсихосоциальной организации личности пациента: биологический, психологический и социокультурный. Воздействие САТ на биологический уровень связано преимущественно с психофизиологическими эффектами изобразительного творчества, его влиянием на сенсорные процессы, соматическую сферу, общее физическое состояние пациента в их взаимосвязи с психикой. Воздействие на психологическом уровне связано с влиянием изобразительного творчества и взаимодействия в группе на познавательную, эмоциональную и поведенческую сферы личности. Воздействие на социокультурном уровне включает влияние на социальные установки и систему ценностей, идентичность (Я-концепцию) пациента, его коммуникативные навыки, эстетические представления, этические нормы, социальные роли, микро- и макросоциальные отношения. При этом данные уровни и связанные с ними терапевтические эффекты рассматриваются во взаимосвязи друг с другом и на основе теории целостной личности как сложной биопсихосоциальной системы, обладающей способностью отражать, изменять и создавать различные отношения, осуществлять культурно-производственную деятельность и использовать различные виды дискурсов (символически-знаковых комплексов).

В рамках САТ личность рассматривается как субъект культуры — не только ее продукт, но и творец, участвующий в процессах культурного производства. Таким образом, используемая в САТ концепция личности как системы отношений человека с окружающей его средой включает и культурологический аспект. При этом культура рассматривается нами на основе деятельностного и семиотического подходов, признающих способность человека к созданию и использованию символически-знаковых комплексов, связывающих его с общественно-исторической практикой.

Используемая при разработке САТ концепция личности как системы отношений человека с окружающей средой также связана с признанием художественного творчества в качестве особой копинг-стратегии, опирающейся на культурно-производственную деятельность и используемой личностью в ситуации стресса или болезни.

Важной составной частью САТ выступает динамическая концепция лечения (арт-терапевтического вмешательства), предполагающая обоснование общих и специфических факторов лечебно-профилактического воздействия САТ (с точки зрения транстеоретического подхода) и опирающаяся на терапевтическую концепцию изобразительных материалов (средств), концепцию арт-терапевтического процесса, концепция психотерапевтических и групповых отношений, концепцию терапевтической среды (включая микро- и макросоциальные отношения) и концепция мотивирующих факторов лечения. Динамическая концепция лечения, согласно модели САТ, также связана с уточнением процессуально-технологических особенностей арт-терапевтическонго вмешательства при разных психических и соматических нарушениях и состояниях дезадаптации.

Основные отличия САТ от зарубежных и отечественных моделей психотерапии, связанных с занятиями клиентов изобразительной и иной творческой деятельностью заключаются в следующем:

•   С целью определения наиболее общих факторов и механизмов лечебно-профилактического воздействия САТ использован транстеоретический подход.

•   В ходе занятий применяются в основном изобразительные средства. Применение иных средств творческого самовыражения допускается главным образом в критические моменты процесса индивидуальной или групповой работы.

•   С целью большей эффективности работы осуществляется фокусировка на индивидуальных и групповых мишенях, связанных с этапами лечебно-реабилитационного процесса, уровнями и стадиями терапевтических изменений, групповой динамикой и нозологией.

•   Арт-терапевтическая работа имеет процессуально-ориентированный характер, синхронизирована с этапами лечебно-реабилитационного процесса в целом.

•   Применяются техники разных направлений психотерапии.

•   Достигается синергия с лекарственной терапией и иными терапевтическими воздействиями.

•   Ведущий занятий должен иметь достаточную не только арт-терапевтическую подготовку, но и подготовку в области клинической психиатрии и психотерапии (либо клинической психологии).

•   Целенаправленно активизируются различные процессы терапевтических изменений.

•   САТ может применяться в разных областях практической работы — образовании, социальной сфере, медицине, в том числе, в лечении и реабилитации пациентов с разными психическими и соматическими заболеваниями.

В наиболее общем виде основные теоретико-методологические элементы САТ представлены на Рис. 3.

 

Рис. 3. Теоретико-методологические элементы САТ.

 

Интегративная многоуровневая арт-терапевтическая психодиагностика является важной частью модели системной арт-терапии и в полной мере с ней согласуется. Каждый из первых двух основных теоретико-методологических компонентов САТ, а именно, психологическая теория личности и концепция расстройства (концепция биопсихосоциогенеза), является основой для разработки системы психодиагностических мероприятий, используемых на разных этапах реализации САТ.

Так, психологическая теория личности (включающая концепцию идентичности как динамической системы регуляции самоотношения, представление о творческой деятельности как способе поддержания и регуляции идентичности и форме защитно-приспособительного поведения, концепцию проективно-символической коммуникации и другие теоретические положения) является общей основой для использования разных методов психодиагностики, с помощью которых производится оценка следующих компонентов целостной личности:

•   самоотношения, представления клиента о себе (идентичности);

•   отношения к значимым другим людям;

•   социальных ролей и позиций клиента как субъекта, включенного в разные социальные отношения и группы;

•   опыта творческой деятельности (творческого анамнеза) и дискурсивной активности, связанных с использованием линейных и нелинейных символически-знаковых комплексов;

•   значимых потребностей, установок, смыслов;

•   отношения к болезни, ее лечению (отношение к проблеме и путям ее решения-преодоления) и здоровью — внутренней картины болезни и здоровья;

•   мотивации к лечению, участию в психотерапии (арт-терапии);

•   отношения к психотерапевту, арт-терапевтической среде (включая разные изобразительные средства и материалы) и предлагаемым видам изобразительной деятельности;

•   стадий психотерапевтических изменений (согласно Прохазке Дж. и Норкроссу Дж., 2007) и других параметров.

В свою очередь, концепция расстройства (концепция биопсихосоциогенеза) выступает основой для применения таких методов психодиагностики, с помощью которых производится оценка клинических проявлений участников САТ в динамике:

•   психического состояния, когнитивных, эмоциональных процессов и поведения;

•   нозологических и синдромологических особенностей;

•   развития, в том числе, тех или иных нарушений процесса развития (общих или парциальных);

•   факторов биопсихосоциогенеза (причинных, опосредующих и пусковых факторов возникновения нарушений или проблем, включая внутриличностные факторы и конфликтные отношения);

•   промежуточных и итоговых эффектов лечения и реабилитации (в том числе, арт-терапии), проявленные на уровне симптомов и разных психических процессов.

Результаты психодиагностики, проводимой на основе этих двух теоретико-методологических блоков САТ, используются затем для разработки и реализации динамической концепция лечения (арт-терапевтического вмешательства). Данная концепция включает представления об общих и специфических факторах лечебно-профилактического воздействия арт-терапии, терапевтическую концепцию изобразительных материалов (средств), концепцию арт-терапевтического процесса и процессуально-технологических особенностей САТ (ее направленности, структуры занятий, этапов), концепцию психотерапевтических и групповых отношений, терапевтической среды (включая микро- и макросоциальные отношения), мотивирующих факторов лечения и другие теоретические компоненты, с помощью которых конкретизируются различные аспекты реального арт-терапевтического вмешательства.

Место и роль интегративной многоуровневой арт-терапевтической психодиагностики в реализации модели системной арт-терапия представлены на Рис. 4.

 

Рис. 4. Место и роль интегративной многоуровневой арт-терапевтической психодиагностики в реализации модели системной арт-терапии

 

 

Литература

1.   Бурно М.Е. Терапия творческим самовыражением. – М.: Медицина, 1989.

2.   Бурно М.Е. Терапия творческим самовыражением. – 3-е изд. – М.: Академический проект, 2006.

3.   Вассерман Л.И., Трифонова Е.А., Щелкова О.Ю. Психологическая диагностика и коррекция в соматической клинике. – СПб.: Речь, 2011.

4.   Гаврилов В.В. Границы аутсайдер арт // Искусство аутсайдеров: путеводитель / под ред. В.В. Гаврилова. – Ярославль: Иные, 2005. – С. 25-30.

5.   Изобразительный язык больных шизофренией: в 3 т. / Э.Я. Бабаян, Г.В. Морозова, В.М. Морковкин [и др.]. – Базель: Sandoz, 1982-1984.

6.   Кокс К., Коэн Б. Мандалы клиентов с диссоциативным расстройством идентичности: клинические наблюдения, основанные на применении двух теоретических моделей // Исцеляющее искусство: международный журнал арт-терапии. – 2011. – Том 14, № 2. – С. 14-29.

7.   Копытин А.И. Системная арт-терапия: теоретическое обоснование, методология применения, лечебно-реабилитационные и дестигматизирующие эффекты: автореф. дис. … доктора мед. наук. – СПб.: СПбНИПНИ им. В.М. Бехтерева, 2010.

8.   Копытин А.И. Арт-терапия психических расстройств. – СПб.: Речь, 2011.

9.   Незнанов Н.Г., Карвасарский Б.Д. Клиническая психотерапия. – СПб.: Питер, 2008.

10.   Никольская И.М. Арттерапия – терапия изобразительным искусством // Детская психиатрия: учебник / под ред. Э.Г. Эйдемиллера. – СПб.: Питер, 2005. – С. 993-1000.

11.   Прохазка Дж., Норкросс Дж. Системы психотерапии: пособие для специалистов в области психотерапии и психологии. – СПб.: Прайм-Еврознак, 2005.

12.   Чередникова Т.В. Психодиагностика нарушений интеллектуального развития у детей и подростков (методика «цветоструктурирование»). – СПб.: Речь, 2004.

13.   Andreoli V. The graphical language of insanity. – Roma: Il Pensiero Scientifico Editore, 1999.

14.   Bobon J. Psychopathologie de l’expression. – Paris: Masson, 1962.

15.   Buck J. The H-T-P technique, a qualitative and quantitative scoring method // Journal of Clinical Psychology Monograph. – 1948. – № 5. – P. 1-20.

16.   Chapman L., Chapman J. Genesis of popular but erroneous psychodiagnostic observations // Journal of Abnormal Psychology. – 1967. – № 72. – P. 193-280.

17.   Cohen B., Hammer J.,  Singer S. The Diagnostic Drawing Series: A systematic Approach to art therapy evaluation and research // The Arts in Psychotherapy. – 1988. – № 15. – P. 11-21.

18.   Cohen B., Mills A.,  Kijak A. (1994) An introduction to the Diagnostic Drawing Series: A standardized tool for diagnostic and clinical use // Art Therapy: Journal of the American Art Therapy Association. – 1994. – № 11. – P. 11-21.

19.   Dorken H. Experimental studies in psychiatric art. – London: Faber & Faber, 1953.

20.    Gantt L., Tabone C. Formal Elements Art Therapy Scale: The rating manual. Morgantown, WV.: Gargoyle Press, 1998.

21.    Goodenough F. (1926) Measurement of intelligence by drawing. New York, NY: Harcourt, Brace, & World, 1926.

22.    Guttmann E., Maclay W. Clinical observations on schizophrenic drawings // British Journal of Medical Psychology. – 1937. – Vol. 16. – P. 184-205.

23.   Hárdi I. Elektroshock hatása a kézírásra. (The effect of ECT on handwriting – Hungarian) Ideggy. Szemle mellékletében, 1956. – P. 247-248.

24.   Hárdi I. Psychologische Beobachtungen der Schrift und Zeichnung nach vorangegangener Elektroshock-Therapie // Arch.f.Psychiat.u.Zschft.f.d.ges.Neurol. – 1962. – Vol. 203. – P. 610-631.

25.   Hárdi I. Effect of psychotropic drugs on drawing // G. Maccagnani (Ed.):Psycopatologia dell'Espressione. – Galeati, Imola, 1966. – P. 77-85.

26.   Hárdi I. Confrontation in dynamic drawing tests // Jakab I. (Ed.): Art Interpretations and Art Therapy. – Basel: Karger, 1969. – P. 66-71.

27.    Hárdi I. (1983) Temporal aspects in the dynamic examination of drawing // Japanese Bulletin of Arts Therapy. – 1983. – Vol. 14. – P. 69-75.

28.   Hárdi I. The basic principles of dynamic examination of drawing // Pichot et al. (Eds.): Psychiatry. – New York: Plenum Press. – 1985. – Vol. I. – P. 1021-1027.

29.    Harris D. Children’s drawings as measures of intellectual maturity. – New York, NY: Harcourt, Brace, & World, 1963.

30.   Jolles I. A catalogue for the qualitative interpretation of the H-T-P. – Beverly Hills, CA: Western Psychological Services, 1971.

31.   Kahill S. Human figure drawing in adults: An update of the empirical evidence, 1967−1982. – Canadian Psychology. – 1984. – Vol. 25. – P. 269-292.

32.   Kellogg J., MacRae M., Bonny H., Dileo F. (1978) The use of the mandala in psychological evaluation and treatment // American Journal of Art Therapy. – 1978. – Vol. 16. – № 3. – P. 123-134.

33.   Kellogg J. Mandala: path of beauty. – Beleair, Fl.: ATMA, 1992.

34.   Klopfer W.,  Taulbee E. Projective tests. In M. Rosenzweig & L. Porter (Eds.) // Annual Review of Psychology. – 1976. – Vol. 27.

35.   Koppitz E. Psychological evaluation of children’s human figure drawings. New York, NY: Grune & Stratton, 1968.

36.   Kopytin A. The use of art to fight stigma in mental illness. In “The person in art: conceptual and pictorial frames on art and mental health” (eds H.-O. Thomashoff and E. Sukhanova). – New York: Nova Science Publishers, 2009. – P. 93-104.

37.   Kramer E.  Art therapy with children. – New York: Schocken Books, 1971.

38.   Kramer E. Art as therapy. Collected papers. – London: Jessica Kingsley Publishers, 2000.

39.   Kramer E., Schehr J. An art therapy evaluation session for children // American Journal of Art Therapy. – 1983. – Vol. 23. – P. 3-12.

40.   Kwiatkowska H. Family therapy and evaluation through art. Springfield, Il.: Charles C Thomas, 1978.

41.   Lowenfeld V. The nature of creative activity. – New York, NY: Harcourt, Brace, 1939.

42.   Lowenfeld V. Creative and mental growth. – New York, NY: Macmillan, 1947.

43.   Machover K. Personality projection in the drawing of the human figure. – Sprignfield, Il: Charles C Thomas, 1949.

44.   Maclay W., Guttman E., Mayer-Gross W. Spontaneous drawings as an approach to some problem of psychopathology // Proceedings of the Royal Medical Society. – 1938. – Vol. 31. – P. 1337-1350.

45.   Mills A., Cohen B., & Meneses J. Reliability and validity tests of the Diagnostic Drawing Series // The Arts in Psychotherapy. – 1993. – Vol. 20. – P. 83-88.

46.   Morgenthaler W. Ein geisteskranker als kunstler. Berne: E. Bircher, 1921.

47.   Naumburg M. Studies of the free expression of behavior disturbed children and a  means of diagnosis and therapy. – New York: Coolidge Foundation, 1947.

48.    Prinzhorn H. Bilnerei der geisterkranken: ein beitrag zur psychologie und psychopathologie der gestaltung. – Berlin: Springer, 1922.

49.   Read H. Educare con l’arte. Ed. Communita (2nd edition), Milan (original English version: Education through art, 1943). – 1962.

50.   Silver R. Three art assessments. – New York: Brunner/ Routledge, 2002.

51.   Silver R. The Silver Drawing Test and Draw a Story. – New York: Brunner/Routledge, 2007.

52.   Suinn R., Oskamp S. The predictive validity of projective measures: a fifteen year evaluative review of research (Chapter 8). Springfield, Il: Charles C Thomas, 1969.

53.   Swensen C. Empirical evaluations of human figure drawings // Psychological Bulletin. – 1957. – Vol. 54. – P. 431-466.

54.   Swensen C. (1968) Empirical evaluations of human figure drawings: 1957-1966 // Psychological Bulletin. – 1968. – Vol. 70. – P. 20-44.

55.   Thomashoff H.-O., Sartorius N. (eds) Art against stigma: a historical perspective. – Stuttgart: Schattauer, 2004.

56.   Thomashoff H.-O., Kopytin A., Sukhanova E. How to overcome psychiatric stigma through art // “Advances in psychiatry” / eds. G. Christodoulou, M. Jorge., J. Mezzich. – Athens: Beta Medical Publishers, 2009. – P. 223-236.

57.   Ulman E., Dachinger P. (1975) Art therapy: in theory and practice. – New York: Schocken Books, 1975.

58.    Vinchon J. L’art et la folie, Paris: 2nd edition (1950), Paris: Stock, 1924.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 616-072.87 + 159.9.07

Копытин А.И. Психодиагностика в арт-терапии[Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. — 2012. – N 6 (17). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы

 

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения