Вернуться на главную страницу
Английская версия
О журнале
Научно-редакционный совет
Приглашение к публикациям
Предыдущие
выпуски
журнала
2012 № 5(16)
2012 № 4(15)
2012 № 3(14)
2012 № 2(13)
2012 № 1(12)
2011 № 6(11)
2011 № 5(10)
2011 № 4(9)
2011 № 3(8)
2011 № 2(7)
2011 № 1(6)
2010 № 4(5)
2010 № 3(4)
2010 № 2(3)
2010 № 1(2)
2009 № 1(1)

Социокультурный аспект развития личности ребенка
с ослабленным здоровьем

Волкова О.В. (Красноярск)

 

 

Волкова Олеся Владимировна

–  кандидат психологических наук, доцент кафедры педагогики и психологии Красноярского государственного медицинского университета им. В.Ф. Войно-Ясенецкого;

–  доцент кафедры делового иностранного языка Сибирского государственного аэрокосмического университета им. акад. М.Ф. Решетнева, г. Красноярск.

E-mail: olesyavl.volkova@mail.ru

 

Аннотация. Проблема адаптации и гармоничного развития соматически ослабленных детей остается актуальной для современной психологической науки. Уровень здоровья детей в последние годы неизменно снижается. Развитие ребенка, имеющего соматические отклонения, детерминируется специфическим восприятием этим ребенком феноменов «здоровье» и «болезнь», а также непосредственным воздействием социального окружения, наиболее значимой составляющей которого выступает фактор родительского отношения.

Ключевые слова: часто болеющие дети, дети с ослабленным здоровьем, соматический статус, родительское отношение, родительские установки, социальная ситуация развития, особенности развития.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Неоднократно подтверждено, что особым фактором, влияющим на развитие личности человека, является его соматическое здоровье. В настоящее время проблема развития соматически больных людей является остроактуальной, что связано с ростом количества соматических заболеваний. Это является следствием ухудшения экологической обстановки, снижения уровня здоровья родителей (биологический фактор), уровня жизни семей, вредные привычки и т.д. (Ф.В. Бассин, Б.В. Зейгарник, Н.Г. Веселов, В.В. Николаева, А.Б. Холмогорова, Д.Н. Исаев, Г.В. Залевский, В.А. Ковалевский) [7; 17; 18; 21; 23; 32; 43].

Проблемам часто болеющих детей с точки зрения медицины посвящено много работ, в них уделяется достаточно внимания утяжелению состояния при нарастании частоты эпизодов  общей  респираторной  вирусной инфекции  (ОРВИ). Детей, болеющих 6-12 и более раз в течение календарного года, называют «истинно часто болеющими» (ИЧБД). По результатам анализа анкет в исследовании Е.И. Андреевой и Б.К. Мусиной, группа ИЧБД составляет 23,4% от числа часто болеющих и 4,75% от числа всех детей, посещающих дошкольные учреждения. У ИЧБД по сравнению с ЧБД различные виды хронических патологических изменений впоследствии не только регистрируются в 2 раза чаще, но и сочетаются между собой. Врачи и педагоги отмечают, что подобная (частая) заболеваемость отрицательно сказывается не только на физическом, но и на нервно-психическом развитии детей. (Е.И. Андреева, Б.К. Мусина, Л.Ф. Игнатова, К.И. Сергеева, И.Е. Граничева, В.И. Иванов) [3; 19; 20; 37].

В последние годы проявилась тенденция к проявлению заболеваний в более раннем возрасте. Общее количество заболеваний среди детей, в том числе детей дошкольного возраста, неизменно растет. Возросло число детей с функциональными расстройствами и хроническими болезнями. Дети первой группы здоровья (отсутствие функциональных и морфологических отклонений) составляют 16,2%, второй (функциональные и морфологические отклонения со сниженной сопротивляемостью организма) — 82,2%, третью группу здоровья (хронические заболевания в стадии компенсации) составляют 1,6% детей. (А.А. Баранов, Л.Ф. Игнатова) [6; 20].

По мнению В.В. Николаевой «любая хроническая болезнь независимо от того, какова ее биологическая природа и какой орган она поражает, ставит человека в психологически особые жизненные обстоятельства, или создает особую объективную социальную ситуацию развития психики человека» [32].

Говоря о развитии ребенка в условиях дефекта и социальной ситуации развития, Л.С. Выготский выдвинул следующее положение: «Ребенок, развитие которого осложнено дефектом, не есть просто менее развитой, чем его нормальные сверстники, но иначе развитой… Дефективный ребенок представляет качественно отличный своеобразный тип развития». Высказывая эту мысль, Л.С. Выготский имел в виду, прежде всего, детей с дефектами органов чувств или с патологией мозга. В равной степени это положение может быть отнесено и к детям, страдающим иными соматическими заболеваниями (В.В. Николаева) [15; 32].

В отношении социальной ситуации развития ребенка Л.С. Выготский также писал: «Следует признать, что к началу каждого возрастного периода складывается совершенно своеобразное, специфичное для данного возраста, исключительное, неповторимое отношение между ребенком и окружающей его действительностью, прежде всего социальной. Это отношение мы и назовем социальной ситуацией развития в данном возрасте. …Одна из величайших помех для теоретического и практического изучения детского развития — неправильное решение проблемы среды и ее роли в динамике возраста, когда среда рассматривается как нечто внешнее по отношению к ребенку, как обстановка развития, как совокупность объективных, безотносительно к ребенку существующих и влияющих на него самим фактом своего существования условий. …Целостная деятельность ребенка, характерная для каждого его возраста, определяет те изменения в психике, которые впервые в этом возрасте возникают …и которые в самом главном и основном определяют сознание ребенка, его отношение к среде, его внутреннюю и внешнюю жизнь, весь ход его развития в данный период». Взрослый человек, по мнению Л.С. Выготского, всегда является для ребенка центром любой ситуации, а смысл ситуации определяется для него именно этим социальным по своему содержанию центром [15].

В исследованиях Л.И. Божович говорится о том, что значение определенного события и значение самого ребенка для других трансформируются во внутреннее отношение ребенка к самому себе и к происходящим жизненным событиям. Указывая на необходимость целостного подхода к больному, Ф.В. Бассин отмечает, что «болезнь как процесс зависит не только от внешних, но и от внутренних субъективных моментов, от личности больного, от его эмоциональных переживаний» [7].

Включение родителями болезни в качестве значимого компонента в социальную ситуацию развития ведет к социальной дезадаптации. А.С. Спиваковская в своих работах говорит о том, что осознание в семье болезни как имеющегося факта, который не более других проблем определяет развитие ребенка и подростка, является способом успешной социальной адаптации и компенсации [11].

В ситуации часто болеющего ребенка имеют места два специфических фактора: патологический, связанный с частыми нарушениями функций дыхания, общей астенизацией и гиподинамией ребенка, и материнский, фиксирующий внимание ребенка на его слабости, болезненности, невозможности делать то, что делают другие дети. Формирующиеся образы — «природное» и «культурное» тела — являются основой самоидентичности ребенка и его начинающей формироваться системы отношений, в том числе и познавательной позиции по отношению к окружающему миру (Н.А. Кравцова) [24; 25].

Для понимания сущности влияния психосоматических симптомов на развитие родительского отношения к соматически больному ребенку важно учитывать следующие методологические принципы: принцип анализа психики в ее развитии, становлении (Б.Г. Ананьев, Б.С. Братусь, Л.С. Выготский, Б.В. Зейгарник, В.В. Ковалев, В.В. Лебединский, Р.А. Лурия, Л.С. Рубинштейн); принцип динамического единства биологических и социальных факторов, положение о единстве закономерностей развития здорового и больного ребенка, а также положение о первичном и вторичном дефектах (Л.С. Выготский, В.В. Ковалев, В.В. Лебединский) [2; 8; 15; 18; 22; 26; 27; 35].

В данном вопросе среди исследователей не существует однозначного мнения во взгляде на роль социально-психологического фактора в развитии соматически больного ребенка. Ряд ученых подчеркивают его определяющее значение в развитии личности (Н.И. Бутенко, В.В. Николаева, В.И. Усаков и др.), тем не менее, существуют мнения о немаловажном влиянии на развитие ребенка и характера заболеваний. (В. Бройтигам, Д.Н. Исаев) [10; 12; 21; 32; 42].

Л.С. Выготский в своих работах писал, что в процессе развития изменяется иерархия между первичными и вторичными, биологически и социально обусловленными нарушениями. Развитие сложных психических процессов, характера, поведения проходит длительный путь формирования и неизмеримо больше зависит от окружающей среды (условий воспитания и обучения, характера общения и т.д.). На необходимость научного понимания единства биологического и социального в человеке для правильной оценки взаимоотношений организма и личности и роли личности в болезни указывали В.Н. Мясищев и В.В. Лебединский [15; 26; 30].

Рассматривая особенности детско-родительских отношений в ситуации ослабленного здоровья ребенка, необходимо определить такие направления анализа, как родительское отношение; родительские позиции и установки; типы, стили и модели семейного воспитания.

По определению А.С. Спиваковской, родительское отношение — это реальная направленность, позволяющая описывать широкий фон отношений, в основе которых лежит сознательная или бессознательная оценка ребенка, выражающаяся в способах и формах взаимодействия с детьми, а также позволяющая представить структуру в целом и изучить, каким образом сознательные или бессознательные мотивы структуры личности родителей выражаются, актуализируются в конкретных формах поведения и взаимопонимания с детьми. Родительское отношение — сложное переплетение, комплекс всех отношений в семье. По мнению многих исследователей, ребёнок не только «получает» родительскую любовь, но, как член семьи, оказывает влияние на чувства и отношения родителей, как к себе, так и друг к другу. Ребенок не может существовать в одиночестве, он по существу своему является частью взаимоотношений [38].

Аналогичное определение родительского отношения дают А.Я. Варга и В.В. Столин: «это система разнообразных чувств по отношению к ребёнку, поведенческих стереотипов, практикуемых в общении с ним, особенностей восприятия и понимания характера и личности ребёнка, его поступков». Данное определение позволяет проанализировать отношение к ребенку в следующих направлениях: реальное взаимодействие родителей с ребенком (родительская позиция); отрефлексированное родителем отношение к ребенку и взаимодействие с ним; отношение родителя к ребенку, подчиненное влиянию неосознанной мотивации родителя (родительские установки) [13; 39].

В современных исследованиях родительское отношение описывается различными понятиями и терминами, которые определяются исходными теоретическими позициями авторов.

Тем не менее, психологи не вступают друг с другом в противоречие и практически во всех определениях можно усмотреть исходную основу, которая задает двойственность или поляризацию родительского отношения. С одной стороны, главной характеристикой родительского отношения является любовь к ребенку, радость и удовольствие от общения с ним, стремление к его защите и безопасности, безусловное принятие и внимание, целостное отношение к нему. С другой — родительское отношение характеризуется требовательностью и контролем. И та, и другая характеристики обусловлены определенной родительской позицией и (или) установками.

«Позиция», по определению С.Ю. Головина, это устойчивая система отношений человека к определенным сторонам действительности, проявляемая в соответствующем поведении и поступках. Позиция — развивающееся образование; ее зрелость характеризуется непротиворечивостью и относительной стабильностью. Также позицию можно рассматривать как интегральную, наиболее обобщенную характеристику положения индивида в статусно-ролевой внутригрупповой структуре [31].

Конкретная родительская позиция, по мнению многих авторов, определяется выраженностью и взаимосвязанностью двух факторов: эмоционального (любовь-ненависть) и поведенческого (автономия-контроль). Психолого-педагогическое определение данного понятия предлагает А.С. Спиваковская. Она рассматривает родительскую позицию как целостное образование, реальную направленность воспитательной деятельности родителей, возникающую под влиянием мотивов воспитания; как совокупность трех компонентов: представления родителя о ребенке, отношение к нему и характер обращения с ним. Многие психологи указывают на то, что различные родительские позиции оказывают непосредственное влияние на формирование социальной активности и личностные особенности ребенка [38].

Под «установкой» Д.Н. Узнадзе понимает готовность, предрасположенность субъекта к восприятию будущих событий и действиям в определенном направлении; обеспечивает устойчивый целенаправленный характер протекания соответствующей деятельности, служит основой целесообразной избирательной активности человека. Установка имеет важное функциональное значение: это состояние готовности позволяет эффективнее выполнить соответствующие действия [41].

В родительских установках, или позициях, которые влияют на воспитание детей, выделяют мотивационный, ценностно-ориентационный, эмоциональный аспекты. Учитывается, что мотивы, ценностные ориентации и эмоциональные отношения в любой деятельности, в том числе и в деятельности воспитания, могут быть как осознанными, так и бессознательными.

Иной аспект рассмотрения установок предлагает Г.Т. Хоментаускас. Он выделяет обобщенные установки (внутренние позиции) ребенка по отношению к родителям и к себе, к которым он приходит на основе своего жизненного опыта: «Я нужен и любим, и я люблю вас тоже». «Я нужен и любим, а вы существуете ради меня». «Я не любим, но я от всей души желаю приблизиться к вам». «Я не нужен и не любим. Оставьте меня в покое» [44].

Таким образом, процесс формирования установок и внутренних позиций в системе детско-родительских отношений носит, по мнению ряда исследователей, взаимообусловленный характер и имеет взаимозависимость с типом и стилем межличностных отношений в семье.

Наблюдение за воспитанием детей в разных семьях, за поведением родителей по отношению к детям позволило психологам выделить некоторую типологию родительской любви, дать описание различных типов родительского отношения. В отечественной литературе существует множество классификаций родительского отношения.

Многие исследователи выделяют такие типы родительского отношения и поведения как: эмоциональное отвержение, гиперопека, обращение к ребенку  по принципу двойной связи (Л.А. Андреева, Е.А. Архин) [3; 5].

А.В. Петровский выделил пять тактик семейного воспитания, классифицирующих направления детского реагирования на особенности семейного воспитания: диктат, опека, конфронтация, мирное сосуществование, сотрудничество [33; 34].

Однако, анализируя типы родительского отношения, психологи пришли к выводу, что более точной будет оценка воспитания не в одном, а одновременно в нескольких аспектах. Поведение родителей представляется в системе координат, одна из осей которых отражает эмоциональный аспект отношений к детям, а другая — поведенческий. Комбинация крайних значений дает четыре типа родительского отношения:

1.   Теплое отношение к ребенку в сочетании с предоставлением ему самостоятельности и инициативы.

2.   Холодное разрешающее отношение, при котором некоторая холодность к ребенку, недостаточность родительских чувств сочетаются с предоставлением ему необходимой свободы.

3.   Теплое ограничивающее отношение, которое характеризуется эмоционально ярким отношением к ребенку, с излишним контролем его поведения.

4.   Холодное ограничивающее отношение, которое приводит к постоянной критике ребенка, к придиркам, а иногда и преследованию любого самостоятельного поступка.

А.С. Спиваковская выделяет следующие виды семей: «внешне спокойная семья», вулканическая семья, «семья-санаторий», «семья-крепость», «семья-третий лишний», семья с «кумиром», семья-«маскарад», «семья-театр» и описывает шесть типов родительского отношения, определяемого на основании трех аспектов отношений, составляющих любовь родителей к своему ребенку: симпатия — антипатия, уважение — презрение, близость — отдаленность: это действенная жалость, любовь по типу снисходительного отстранения, отвержение, преследование, презрение, отказ. Описанные типы семейной дисгармонии доказывают сложность внутрисемейной жизни и глубокую взаимосвязь всех сторон семейного взаимодействия [38].

Классификация типов родительского отношения, предложенная А.Я. Варгой и В.В. Столиным, отражает шкалы типов родительского отношения к ребенку, что позволяет при ее использовании более точно описать характер детско-родительских взаимоотношений. В методике ОРО («Оценка родительского отношения») представлены следующие типы шкал:

1.   «Принятие — отвержение». Отражает эмоциональное отношение к ребенку. Содержание одного полюса шкалы — родителю нравится ребенок таким, какой он есть, родитель уважает индивидуальность ребенка, симпатизирует ему, одобряет его интересы и планы. На другом полюсе шкалы: родитель воспринимает своего ребенка плохим, неприспособленным, неудачливым.

2.   «Кооперация». Отражает социально желаемый образ родительского отношения. Содержательно этот тип раскрывается так: родитель заинтересован в делах и планах ребенка, старается во всем ему помочь; высоко оценивает интеллектуальные и творческие способности ребенка.

3.   «Симбиоз». Отражает межличностную дистанцию в общении с ребенком. При высоких баллах по этой шкале можно судить о том, что родитель стремится к симбиотическим отношениям с ребенком: старается удовлетворить все его потребности, слиться с ним воедино.

4.   «Авторитарная гиперсоциализация». Отражает форму и направление контроля поведения ребенка. При высоких баллах по этой шкале в родительском отношении четко прослеживается авторитаризм: родитель требует от ребенка безоговорочного послушания и дисциплины, пристально следит за социальными достижениями ребенка, его индивидуальными особенностями, привычками, мыслями, чувствами.

5.   «Маленький неудачник». Отражает особенности восприятия и понимания ребенка родителем. При высоких показателях по этой шкале в родительском отношении имеется стремление инфантилизировать ребенка, приписать ему личную и социальную несостоятельность; ребенок представляется неприспособленным, неуспешным, открытым для дурных влияний [13; 39].

Зарубежные авторы — М.А. Roff, W. Sevell, P. Mussen, C. Harris, G.A. Milton, N. Becker — выделяют различные факторы, влияющие на преобладание существующего типа отношения к ребенку. Отмечается, что тип отношения к ребенку зависит не только от особенностей родителей, но и от особенностей самого ребенка, при этом любая типология родительского отношения находится в прямой зависимости от стиля семейного воспитания, характерного для той или иной системы межличностных отношений [46; 47; 48; 49].

Е.В. Буренкова анализирует различные подходы к определению понятия «стиль семейного воспитания», выделяя среди них следующие: 1) синтетическое воздействие на ребенка и формирование адаптивного к индивидуальной системе поведения; 2) результат социально-психологического развития человека в целом. Стиль семейного воспитания как выбор основного направления в формировании поведения у ребенка характеризуется эмоциональным компонентом принятия или отвержения и соответствующими установками или «семейными правилами». Изучая взаимосвязь стиля семейного воспитания, личностных особенностей ребенка и стратегии поведения значимого взрослого, Е.В. Буренкова рассматривает ее как целостную систему, в которой каждое направление имеет нелинейную многомерную зависимость в психологическом пространстве [9].

При таком подходе описаны два крайних стиля — чрезмерная опека и излишняя требовательность:

1.   Воспитание по типу чрезмерной опеки. Воспитательная формула такова: «Все сделаю для своего ребенка, полностью посвящу ему жизнь». В поведении родителей полное попустительство сочетается с опекой.

2.   Воспитание по типу излишней требовательности. Формула родительского отношения может быть представлена следующим утверждением: «Не хочу ребенка такого, какой он есть». В воспитании усилена критика ребенка, отсутствует похвала, поощрение. Ведущие критерии данного подхода: степень свободы ребенка в семье и вид контроля его поведения. Контроль обозначает регулирующее воздействие родителей [9].

Д.Н. Исаев выделяет демократический, авторитарный, попустительский (или либеральный) стили семейного воспитания. При демократическом стиле, прежде всего, учитываются интересы ребенка. Это стиль согласия, предполагающий сотрудничество, взаимопомощь, полное равноправие участников семейного союза. При авторитарном стиле родителями навязывается свое мнение ребенку. Это стиль подавления, здесь царит жесткая авторитарность, безапелляционное отношение, жестокость, агрессия, диктат и холодность по отношению членов семьи друг к другу. При попустительском стиле ребенок предоставлен себе. Этот стиль проявляется в семье через отсутствие всяких отношений: отстраненность и отчужденность, безразличие — основные принципы существования такой семьи. Следует отметить, что стиль взаимоотношений весьма существенно определяет их эмоциональный тон. Если представить его в виде некоторой шкалы, то на одном ее полюсе расположится родительская любовь — близкие и доброжелательные отношения, а на другом — холодные и враждебные [21].

Стиль семейного воспитания тесно связан с наличием у субъектов мотивационных синдромов (потребность в достижении, в аффилиации, ориентация на себя и др.) и влияет на формирование самооценки (Д.Н. Исаев, С.В. Ковалев). Обозначенные выше параметры стиля семейного воспитания оказывают непосредственное влияние на особенности родительского отношения к ребенку [21; 22].

Кроме обозначенных выше типов и стилей родительского отношения, ряд авторов выделяют его различные виды. В.М. Минияров классифицирует родительское отношение как отношение к деятельности ребенка, к использованию методов поощрения и наказания; отношение к ребенку, к окружающим людям, к нравственным ценностям, к мыслительной деятельности ребенка. Э.Г. Эйдемиллер, В.В. Юстицкис выделяют отношения к ребенку, социально-ролевые отношения, отношения интеграции развития семейных отношений, отношения взаимного влияния родителей и детей. Данные классификации взаимодополняют друг друга [22; 45].

Единой точки зрения на проблему родительского отношения не существует. Однако, изучение теоретических оснований понятия «родительское отношение» показало, что перечисленные классификации типов, стилей, моделей родительского отношения в основном не противоречат друг другу, а дополняют, и иногда повторяют друг друга. Все типы родительского отношения объединяет одно: условная родительская любовь, следствием которой является ощущение ребенком своей условной ценности. Несомненно, приведенные типы родительского отношения представляют собой крайности. Многие исследователи отмечают, что нельзя одним типом отношений описать все многообразие форм поведения и взаимодействия с ребенком от рождения до его взросления.

По исследованиям Дж. Бэйтсон соматическая болезнь ведет к нарушению нормального взаимодействия в семье и является способом избегания конфликта, она становится способом коммуникации и сохраняет равновесие семьи. Ребенок может участвовать в дисфункциональных процессах семьи, когда он «используется» для разрешения внутрисупружеского конфликта либо путем триангуляции (ребенок между двумя взрослыми), либо путем коалиции с одним родителем против другого, либо становится «объединяющей силой» родителей: они сосредоточиваются на его симптомах, их отношения урегулируются и они «обходят» имеющиеся проблемы и конфликты (Минухин С.) [29; 46].

В процессе анализа факторов, влияющих на отношение родителей к соматической болезни ребенка, выделяют следующие: невысокий уровень собственного здоровья; широкая информированность населения об опасностях тех или иных заболеваний, в результате которой родители испытывают постоянный страх за детей и окружают их гиперопекой; убежденность родителей в своих знаниях или незнаниях о конкретной болезни или детских болезнях вообще.

В зависимости от этого одни родители сами лечат детей, другие «исправляют» назначения врачей, третьи водят ребенка от одного специалиста к другому. Эти обстоятельства проявляются различно в зависимости от индивидуальных психологических особенностей родителей. К примеру, тревожные, сосредоточенные на здоровье родители создают атмосферу страха, неуверенности, ожидания тяжелых болезней и плохого исхода заболевания. В то время как эгоистичные, стремящиеся к демонстративности родители, даже болезнь ребенка могут использовать для привлечения внимания к своей персоне. Очень уверенные в своих силах и возможностях, самонадеянные родители обычно недостаточно уделяют внимания ребенку вообще и во время болезни в частности. Дети, которым мало уделяли внимания до болезни, как правило, и во время нее не обеспечиваются всем необходимым, лишь некоторые родители перестраиваются и создают ребенку необходимые условия. В тех семьях, где ребенок был до болезни окружен чрезмерным вниманием, забота усиливается, родители стараются предугадать каждое желание ребенка, что может иметь негативные последствия. Во всех случаях родители, замечая трудности ребенка, порождают вторичную тревогу, усугубляющую болезненное его состояние.

В дошкольном возрасте решающим фактором, определяющим образ жизни ребенка, формирования основ его личности, являются установки ближайших взрослых и особенно родителей. Очевидно, что позицию ребенка в отношении здорового образа жизни и его отношение к болезни определяет и формирует позиция родителей. Но, как показывают исследования, родители относятся к болезни либо пристрастно, с преувеличением степени страданий ребенка, либо игнорируя происходящие в ребенке изменения (В.В. Николаева). В то же время способы внедрения в массовое сознание людей значимости укрепления и сохранения здоровья и вообще понятие о здоровом образе жизни на сегодняшний день малоэффективны. Хотя известно, что личный пример родителей по формированию здорового образа жизни напрямую связан с развитием активной жизненной позиции ребенка (В.И. Усаков) [32; 42].

Социальная ситуация развития ребенка в условиях болезни меняется кардинальным образом. Это оказывает немаловажное влияние на динамику развития познавательных способностей соматически больных детей, развитии их личности, а значит, возможно, и на развитии произвольного поведения.

Не следует забывать, однако, рядом исследователей установлено, что развитие соматически больного ребенка не является замедленным, а является качественно иным. (Л.С. Выготский, В.А. Ковалевский, В.В. Николаева) [15; 23; 32].

Также в группу социальных факторов, влияющих на развитие предрасположенности к частым соматическим заболеваниям, входят вредные привычки, такие, как алкоголизм, наркомания родителей, курение в семье, а также использование по дороге в ясли-сад и обратно общественного транспорта. Кроме того, существуют исследования, которые показывают, что в число часто болеющих детей в основном входят дети, родители которых имеют более высокое социальное положение и образование. (В.Ю. Альбицкий, А.А. Баранов) [1; 6].

Психологические особенности часто болеющих детей достаточно подробно описаны разными авторами (Баранов А.А., Альбицкий В.Ю., Веселов Н.Г., Исаев Д.Н. и др.), которые связывали их со стойким эмоциональным напряжением ребенка и, в том числе, со сложностями в развитии произвольного поведения [1; 6; 14; 21].

Общее состояние таких детей характеризуется проявлениями, которые можно обозначить как: преневротические (нарушения сна, тики, патологические привычки, беспричинный плач); вегетодистонические (головокружения, головные боли, нарушения ритма сердцебиения, одышка, обмороки, повторные боли в животе, гиперемия кожи, отрыжка воздухом); соматические (жажда, булимия, рвота после еды, ожирение, непереносимость отдельных видов пищи, кожный зуд и высыпания) (Д.Н. Исаев) [21].

Когда мы говорим о часто болеющих детях, мы имеем ввиду не диагноз, ведь практикующий врач имеет дело с клинически здоровым ребенком, который подвержен периодическим заболеваниям из-за временных отклонений в защитных системах организма и не имеет стойких органических нарушений в них.

Несмотря на большое количество общеукрепляющих и оздоровительных мероприятий, разработанных традиционной медициной, проблема помощи, в том числе развитие и обучение соматически больных детей, остается актуальной.

Считается, что часто болеющие дети — феномен специфически возрастной. Эту группу составляют преимущественно дети дошкольного возраста, которые болеют различными респираторными заболеваниями более четырех раз в году. Но острые респираторные вирусные инфекции не единственная причина частых заболеваний. В эту же группу входят детские инфекции, отиты, синуситы и обращения по поводу хронических заболеваний только в фазе обострения. (А.Г. Румянцев, В.Н. Касаткин) [36].

По данным Н.Г. Веселова в отечественной медицине часто болеющими считаются:

–  дети до 1 года, если случаи острых респираторных заболеваний (ОРЗ) — 4 и более в год;

–  дети от 1 до 3 лет — 6 и более ОРЗ в год;

–  дети от 3 до 5 лет — 5 и более ОРЗ в год;

–  дети старше 5 лет — 4 и более ОРЗ в год [14].

Как показывает медицинская практика, лечение таких детей не дает устойчивых результатов, едва поправившись, они вскоре заболевают снова и вынуждены повторно проходить курс лечения (Е.Г. Журков). В результате жизнь часто болеющих детей замыкается внутри семьи, они лишаются естественного общения со сверстниками, что мешает их психическому развитию (Д.Н. Исаев) [16; 21].

Качественно иной характер развития соматически больного ребенка во многом обусловлен его личностными особенностями (которые во многом определяются отношением родителей), его субъективными знаниями и ощущениями и имеющимся у больного ребенка эталоном здоровья, а не объективной тяжестью заболевания. Все это определяет своеобразное адаптивное поведение ребенка в ситуации болезни. Болезнь сужает пространство возможной активности человека, создает дефицитарные условия для развития его личности, может спровоцировать кризис психического развития, привести к появлению новообразований как нормального, так и патологического типа и тем самым изменить жизненный опыт человека (Б.С. Братусь, Б.В. Зейгарник, В.В. Николаева) [8; 18; 32].

В психологической литературе приводятся данные, указывающие на отличия часто болеющих детей от их здоровых сверстников по ряду индивидуально-психологических характеристик. Так для них характерны выраженная тревожность, боязливость, неуверенность в себе, быстрая утомляемость, зависимость от мнения окружающих (прежде всего от мнения мамы). Они могут подолгу играть с одной и той же игрушкой, обходясь без общества других детей, однако им необходимо присутствие рядом матери, за которой они «ходят хвостиком» (Г.А. Арина, Н.А. Коваленко) [4].

Плохое самочувствие, ограничение движений, тяжелое и длительное лечение приводят к развитию эмоционального беспокойства, нарушению сна, высокой тревожности, депрессивным и регрессивным реакциям. Все это входит в социальную ситуацию развития, складывающуюся в условиях болезни. Основными моментами, образующими эту ситуацию, являются изменения в направленности личности, системы самооценок, установки на деятельность (Л.С. Выготский) [15].

При адекватной и даже несколько завышенной осознанной самооценке у часто болеющих детей существует негативное эмоциональное самоотношение, иногда доходящее до аутоагрессии. При этом психологическим контекстом такого самоотношения является сравнение с матерью: «Она такая хорошая, а я, такой плохой, ее недостоин». Для 62% часто болеющих детей характерно приписывание себе отрицательных эмоций, таких, как горе (печаль), страх, гнев (злость) и чувство вины.

Интересно то, что с точки зрения субъективной картины болезни, для часто болеющих детей характерно амбивалентное отношение к ней. Так большинство детей понимает, что болезнь им мешает: нельзя ходить в гости, на улицу, нужно лечиться, принимать лекарства, иногда даже можно попасть в больницу. Но на неосознаваемом уровне болезнь для них более привлекательна, чем здоровье: «болезнь» чаще всего связывается с красным, желтым или фиолетовым цветами, а «здоровье» — чаще с черным или серыми. Болезнь «выгодна» ребенку, потому что дает ему возможность приблизиться к матери, получить некоторую эмоциональную поддержку в виде заботы и внимания. 84 % детей полагают, что во время болезни их будут жалеть, больше обращать внимание и заботиться о них. Болезнь позволяет совместить патогенные материнские стереотипы с нормальными психологическими запросами ребенка (Г.А. Арина, Н.А. Коваленко) [4].

Соматическая болезнь может изменять условия протекания деятельности, ее динамику, выносливость человека к нагрузкам, условия деятельности, сохранности операционального состава. Для соматически больного ребенка возраста характерно разрушение основного ведущего вида деятельности, что значительно затрудняет ориентацию ребенка в собственном внутреннем мире, препятствует процессу переживания ребенком болезни и ее психологическому преодолению.

Таким образом, к психологическим особенностям развития личности часто болеющего ребенка старшего дошкольного возраста можно отнести преобладание позиции «малоценности», ущербности; отношение к себе непосредственно-чувственное (В.В. Николаева); для часто болеющих детей характерно приписывание себе отрицательных эмоций, таких, как горе, страх, гнев и чувство вины (Г.А. Арина, Н.А. Коваленко); выражена тревожность, неуверенность в себе, зависимость от чужого мнения (А.Г. Румянцев, В.Н. Касаткин); у больного ребенка формируется негативное представление о собственной личности; отмечается неустойчивая оценка болезни, нарастание пессимизма и депрессивности; изменяется иерархия мотивов, снижается их побудительная сила. Изменение социальной ситуации развития приводит к задержке развития личности — инфантилизму (М.Н. Ливанова); в младшем и среднем дошкольном возрасте у часто болеющих детей более выражена тенденция к адекватной самооценке, чем у их здоровых сверстников, но она во многом зависит от типа семейного воспитания; основная направленность желаний часто болеющих детей обращена на предотвращение болезненных симптомов и избегание страданий, в то время как у их здоровых сверстников преобладают желания, направленные на преобразование окружающей среды и на взаимодействие с другими людьми (В.А. Ковалевский) [4; 23; 32; 36].

К особенностям познавательной деятельности старших дошкольников, относящихся к группе часто болеющих детей можно причислить истощаемость психической деятельности, которая проявляется в значительном снижении показателей умственной работоспособности; трудности переключения внимания, снижение продуктивности воспроизведения; снижение продуктивности внимания (у часто болеющих детей меньшие показатели объема, точности и устойчивости внимания; статистически достоверное уменьшение уровней развития творческого воображения (часто болеющие старшие дошкольники); меньший объем произвольной зрительной памяти; более позднее формирование моделирующих перцептивных действий по сравнению со здоровыми детьми; большая эмоциональность, выразительность монологической речи, но меньшая самостоятельность, полнота и логическая последовательность (В.А. Ковалевский) [23].

Кроме того, существуют специфические особенности межличностного взаимодействия и деятельности часто болеющего ребенка. К ним относятся: ограниченность круга общения больного ребенка, объективная зависимость от взрослых (родителей, педагогов), стремление получить от них помощь (Л.И. Божович) [11].

Особое влияние оказывает преобладание симбиотического, симбиотически — авторитарного, привязывающее — подавляющего стилей родительского отношения к ребенку (В.А. Ковалевский, В.В. Николаева). Родители фиксируют внимание ребенка на болезненных проявлениях, вводя различные запреты и ограничения; наблюдается скованность, замкнутость детей; они менее контактны и общительны (Г.А. Арина, Н.А. Коваленко); утрачивается непосредственность общения со взрослыми и детьми, нет радости от совместных игр и развлечений; нередки случаи отказа от выполнения режима дня, неподчинения старшим, упрямства; ограничена игровая деятельность (ее возможности и проявления) и как следствие — двигательная потребность ребенка. (Д.Н. Исаев, В.В. Николаева) [4; 21; 23; 32].

Важным фактором, влияющим на развитие соматически больного ребенка старшего дошкольного возраста, является внутренняя картина болезни (ВКБ). Оригинальная теоретическая модель становления ВКБ предложена в работах А.Ш. Тхостова, В.В. Николаевой. Особенность подхода состоит в том, что авторы предлагают рассматривать процесс формирования ВКБ как особую форму познавательной деятельности (соматоперцепции), направленной на понимание новой жизненной ситуации — ситуации болезни и овладения ею, а также собственным поведением в новых жизненных обстоятельствах, «обладающей собственным содержанием и специфичностью, но тем не менее подчиняющейся общепсихологическим закономерностям формирования, развития и функционирования» [32; 40].

Д.Н. Исаев изучал ВКБ соматически больного ребенка, как комплекс факторов различной природы, влияющих на проявление и течение заболевания ребенка: отношения в семье, успеваемость, наличие и характер внутриличностных конфликтов. Автор выделяет следующие составляющие ВКБ детей: объективные проявления болезни, особенности эмоционального реагирования личности, уровень интеллектуального функционирования, личный опыт (общежитейский и перенесенные заболевания), полученная и получаемая информация о здоровье, внутренних органах, болезни, ее причинах, лечении, смерти, отношение родителей и других лиц из окружения ребенка к его заболеванию, влияние медперсонала и врача на заболевшего, наличие других стрессоров. Д.Н. Исаев отмечает, что понимание происходящего в организме, возможность оценки болезненных переживаний зависят у ребенка от уровня психического развития [21].

Важным социальным фактором, располагающим к частым соматическим заболеваниям, является факт поступления и посещения ребенком детского дошкольного учреждения, которое, в свою очередь, сопровождается такими стрессогенными факторами как длительное расставание с родителями и домашними; попадание в незнакомую, новую по организации и структуре предметно-пространственную среду; длительный контакт с чужими детьми, воспитателями, персоналом, мотивы которых непонятны, действия незнакомы и непредсказуемы (А.Г. Румянцева, В.Н. Касаткин) [36].

Н.Г. Веселов отмечает, что среди ЧБД заболеваемость «организованных» детей раннего возраста в 3 раза выше, чем у детей, не посещающих дошкольные учреждения. А среди ЧБД, учащихся младших классов, неуспевающие выявляются в 2 раза чаще, чем среди редко (эпизодически) болеющих детей [14].

Адаптация ребенка к детскому саду является достаточно трудным психологическим и одновременно физиологическим процессом. Это проблема индивидуальной адаптации, влияющая на психическое развитие ребенка в последующем.

Подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод о том, что наибольшее влияние на формирование внутренней картины болезни оказывает та система отношений в семье, которая складывается вокруг ребенка. Немаловажным оказывается также социальное положение и образование родителей, культура семьи (наличие вредных привычек), характер адаптации ребенка к детскому саду (успешность его взаимодействия со взрослыми и сверстниками).

В целом анализ медико-психолого-педагогических характеристик часто болеющих детей показал, что социальная ситуация развития данных категорий детей является качественно иной по сравнению со здоровыми сверстниками. Внешними, социальными факторами, определяющими развитие детей являются характер взаимоотношений соматически больного ребенка со взрослыми и сверстниками, особенности адаптации ребенка к образовательному учреждению, активность его в процессе деятельности и общения, субъективная позиция в отношении здоровья (осознание болезни на различных уровнях).

Отношение родителей к детям постоянно меняется под влиянием тех или иных доминирующих факторов, приобретая черты то одного, то другого стиля родительского отношения. Кроме того, клинические, клинико-психологические и педагогические исследования указывают на то, что соматическая болезнь является кризисной ситуацией для ребенка и его семьи. С появлением у ребенка соматической симптоматики начинается процесс взаимодействия семьи с этой проблемой, то есть соматическое заболевание влияет непосредственно на развитие детско-родительских отношений. В связи с тем, что соматическое заболевание часто развивается у ребенка в раннем возрасте или является врожденным, устранить его влияние или изменить родительское отношение достаточно трудно. В семьях, имеющих больного ребенка, нарушается психологическая система взаимоотношений, результатом чего является ее дефицитность, которая проявляется в проблемах в отношениях с матерью, вытеснении отца из психологической жизни семьи, и как следствие, нарушение нормального формирования личности ребенка. Уклад жизни конкретной семьи формирует общие привычки в еде, влияет на отношение к физической активности, вырабатывает определенные способы выражения эмоций. В семье дети обучаются отношению к собственному телу, здоровью и болезни. В семье формируется поведение ребенка во время заболевания.

Клинические наблюдения показывают, что дезорганизация в семье способна стать причиной появления соматических жалоб, может провоцировать обострение хронических заболеваний, отягощать их течение, способна снизить эффективность усилий медицинских работников улучшить состояние больного ребенка.

Соответственно, для решения любой психолого-педагогической задачи в условиях болезни ребенка необходимо учитывать стиль взаимоотношений в семье, наличие «семейных стереотипов» в отношении болезни-здоровья. Большую роль при этом играет присутствие благополучного эмоционально-психологического климата в семье и эффективного, адекватного родительское отношение к соматически больному ребенку старшего дошкольного возраста.

 

Литература

1.   Альбицкий В.Ю., Баранов А.А. Часто болеющие дети: клинико-социальные аспекты. Пути оздоровления. – Саратов, 1986. – 183 с.

2.   Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. – Л.: ЛГУ, 1969. – 339 с.

3.   Андреева Е.И., Мусина Б.К. Патогенетические основы врачебной тактики оздоровления часто болеющих детей, посещающих дошкольные учреждения // Педиатрия. – 1990. – № 9. –  С. 63-67.

4.   Арина Г.А., Коваленко Н.А. Часто болеющие дети. Какие они? // Школа здоровья. – 1995. –  Т. 2, № 3. – С. 116-125.

5.   Архин Е.А. Влияние семейного воспитания на развитие ребенка // Семья и школа. –  1976. –  № 8. – С. 24-26.

6.   Баранов А.А., Альбицкий В.Ю., Пуртов И.И. Организация оздоровления часто болеющих детей в яслях-садах // Вопросы охраны материнства и детства. – 1986. – № 8. – С. 65-67.

7.   Бассин Ф.В. О современном подходе к проблеме психологических факторов болезни // Роль психического фактора в происхождении, течении и лечении соматических болезней: тезисы докл. науч. – практ. конф. – М., 1972. – С. 25-33.

8.   Братусь Б.С. Аномалии личности. – М., 1988. – 304 с.

9.   Буренкова Е.В. Исследование взаимосвязи стиля семейного воспитания, личностных особенностей ребенка и стратегии поведения значимого взрослого: автореф. дис… канд. психол. наук: Спец.: 19.00.01. – Пенза, 2000. – 34 с.

10.   Бутенко Н.И., Олешкевич Т.Г., Палиева Н.А. От формирования гигиенической и физической культуры к формированию здорового образа жизни // Здоровый ребенок – в здоровом социуме. – М., Ставрополь, 1999. – 320 с.

11.   Божович Л.И. Избранные психологические труды. Проблемы формирования личности. – М: Междунар. пед. акад., 1995. – 209 с.

12.   Бройтигам В., Кристиан П. Психосоматическая медицина / пер. с англ. — М., 1999. – 373 с.

13.   Варга А.Я. Роль родительского отношения в стабилизации детской невротической реакции // Вестник МГУ. Серия «Психология». – 1985. – № 4. – С. 32-37.

14.   Выготский Л.С. Развитие личности и мировоззрение ребёнка // Психология личности. Тексты. – М.: Педагогика, 1982. – Т. 5.

15.   Журков Е.Г. Состояние здоровья детей, посещающих дошкольные учреждения. – М., 1991. – 158 с.

16.   Залевский Г.В. Личность и фиксированные формы поведения. – М.: Издательство «Институт психологии РАН», 2007. – 336 с. – Серия: Достижения в психологии.

17.   Зейгарник Б.В. Опосредствование и саморегуляция в норме и патологии // Вестник МГУ: Серия Психология. – 1981. – № 2. – С. 9-15.

18.   Иванова В.И. Смысл болезни в контексте семейных взаимоотношений / В.И. Иванов // Вестник МГУ. – 1993. – № 1. – С.31-38.

19.   Игнатова Л.Ф. Состояние здоровья детей как критерий готовности к обучению в школе // Школа здоровья. – 1996. – № 4. – С. 84-85.

20.   Исаев Д.Н. Психология больного ребенка. – СПб., 1993. – 75 с.

21.   Ковалев Г.А. Психическое развитие ребенка и жизненная среда // Вопросы психологии. – 1993. – № 1. – С. 93.

22.   Ковалевский В.А. Развитие личности соматически больного дошкольника, младшего школьника и подростка. – Красноярск, 1997. – 122 с.

23.   Кравцова Н.А., Катасонова А.В. Нейропсихология формирования двигательных функций и пространственных представлений у часто болеющих детей младшего школьного возраста [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование: электр. журнал. – 2011. — № 2.

24.   Кравцова Н.А. Самооценка и «я» функции личности подростков, страдающих психосоматическими расстройствами // Проблемы здоровья личности в теоретической и прикладной психологии: материалы Международной науч.-практ. конф. / под ред. Н.А. Кравцовой. – Владивосток: Изд-во Мор. Гос. ун-т им. Г.И. Невельского. – 2011. – С. 139-146.

25.   Лебединский В.В. Эмоциональные нарушения в детском возрасте и их коррекция. – М.: Изд-во МГУ, 1990. – 196 с.

26.   Лурия А.Р. Психологическое наследие: избранные труды по общей психологии / под ред. Ж.М. Глозман, Д.А. Леонтьева, Е.Г. Радковской. – М.: Смысл, 2003. – 431 с.

27.    Минияров В.М. Психология семейного воспитания (диагностико-коррекционный аспект). — М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2000. – 256 с.

28.   Минухин С., Фишман Ч. Техники семейной терапии / пер. с англ. А.Д. Иорданского. – М.: Независимая фирма «Класс», 1998. – 304 с.

29.   Мясищев В.Н. Основные проблемы и современное состояние психологии отношений человека // Психологическая наука в СССР. – М.: Изд-во Акад. пед. наук РСФСР, 1960. – Т. 2. – 256 с.

30.   Немов Р.С. Психология: в 3 книгах. – М.: Просвещение: ВЛАДОС, 1995. – 1532 с.

31.   Николаева В.В. Влияние хронической болезни на психику. – М., 1987. – 166 с.

32.   Петровский А.В. Дети и тактика семейного воспитания. – М.: Знание, 1981. – 95 с.

33.   Петровский А.В., Ярошевский М.Г. Теоретическая психология. – М., 2001. – 495 с.

34.   Принципы организации и система оздоровления часто болеющих детей в условиях детских дошкольных учреждений / Н.Г. Веселов, Е.Ю. Кузнецова, Г.К. Ермакова [и др.] – Л.: 1990. – 55 с.

35.   Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб., 2001. – 705 с.

36.   Румянцев А.Г., Касаткин А.Г. Часто болеющие дети. Традиционный взгляд // Школа здоровья. – 1996. – № 2. – С. 41-47.

37.   Сергеева К.И., Граничева Е.И., Сиротенко Е.А. Острые респираторные заболевания у детей. – М., 1979. – 183 с.

38.   Спиваковская А.С. Профилактика детских неврозов (комплексная психологическая коррекция). – М.: Изд. МГУ, 1988. – 200 с.

39.   Столин В.В. Семья как объект психологической диагностики // Семья и формирование личности. – М., 1981. – С. 26-38.

40.   Тхостов А.Ш., Арина Г.А. Теоретические проблемы исследования внутренней картины болезни // Психологическая диагностика отношения к болезни при нервно-психической и соматической патологии. – Л., 1991. – С. 18-22.

41.   Узнадзе Д.Н. Экспериментальные основы психологии установки. – Тбилиси: Изд-во Акад. наук Груз. ССР, 1961. – 210 с.

42.   Усаков В.И. Программно–методическое обеспечение оздоровительного воздействия физической культуры в условиях семьи, детского сада, школы: автореф. дис. … докт. пед. наук: Спец.: 13.00.04. – Омск, 2000. – 40 с.

43.   Холмогорова А.Б., Гаранян Н. Соматизация: история понятия, культуральные и семейные аспекты, объяснительные и психотерапевтические модели // Московский психотерапевтический журнал. – 2000. – № 2. – С. 5-50.

44.   Хоментаускас Г. Семья глазами ребенка. – М, 1989. – 59 с.

45.   Эйдемиллер Э.Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. – СПб.: Изд-во «Питер», 2000. – 656 с.

46.   Bateson G. Mind and nature: A necessary unity. – New York: Dutton, сор.,1979. – 238 p.

47.   Becker N. Consequences of different kinds of parental discipline // Review of Child Development Research. / Eds.: Hoffman L., N.Y. – 1964. – P. 47.

48.   Blass J. Social psychology and personality: Toward a convergence // Journal of Personality and Social Psychology. – 1984, Vol. 47. – P. 1013-1027.

49.   Roff M.A. A factorial study of the falls parent behavior scales. – Child Development, 1949. – Vol. 20. – 243 p.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.922.7

Волкова О.В. Социокультурный аспект развития личности ребенка с ослабленным здоровьем [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2012. – N 6 (17). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

В начало страницы В начало страницы

 

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения