Вернуться на главную страницу
Английская версия
О журнале
Редакционный совет
Планы редакции
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год

Аффективные расстройства и самооценка здоровья
у государственных служащих в процессе
профессионального «выгорания»

Винокур В.А. (Санкт-Петербург), Агапова Е.В. (Волгоград)

 

 

Винокур Владимир Александрович

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук, профессор кафедры психологии и педагогики Северо-Западного государственного медицинского университета им. И.И. Мечникова, Президент Санкт-Петербургского Балинтовского общества, член консультативного совета Международной Балинтовской Федерации.

E-mail: vavinokur@mail.ru

Агапова Елена Владимировна

–  дипломированный психолог, г. Волгоград.

E-mail: elena_eva2901@mail.ru

 

Аннотация. Профессиональная деятельность сотрудников государственного аппарата проходит в условиях высокой нервно-психической напряженности и характеризуется воздействием широкого спектра стресс-факторов. Состояние хронического стресса нередко способствует увеличению риска развития у этой категории работников различных нервно-психических расстройств и формированию синдрома профессионального «выгорания», который в настоящее время признан проблемой, требующей медицинского вмешательства, и внесен в «Лексиконы психиатрии Всемирной организации здравоохранения». Проведено исследование взаимосвязей интенсивности «выгорания», выраженности аффективных расстройств и самооценки здоровья служащих различных государственных структур. Всего обследовано 144 сотрудника государственной службы различных регионов России. Базовым диагностическим инструментом для оценки интенсивности «выгорания» являлся опросник «Отношение к работе и профессиональное «выгорание» — ОРПВ, прошедший статистическую валидизацию. Получены данные о высокой связи депрессивных расстройств, снижения самооценки своего здоровья и интенсивности профессионального «выгорания» у госслужащих. Представляется, что эти взаимосвязи носят системный характер, поскольку отмечены нами и у других представителей коммуникативных профессий.

Ключевые слова: профессиональное выгорание, депрессия, самооценка здоровья, государственные служащие.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Профессиональная деятельность сотрудников государственного аппарата проходит в условиях высокой нервно-психической напряженности и характеризуется воздействием широкого спектра стресс-факторов. Это обусловлено самой спецификой и особенностями государственной службы, предполагающими высокую коммуникативную нагрузку, соблюдение жестких авторитарно-бюрократических профессионально-ролевых требований, большого числа ограничений, связанных с замещением государственной должности, следование жестким нормам трудовой дисциплины, необходимость принятия решений с высокой долей ответственности в сжатые сроки и др. Это вполне соответствует представлению о том, что «…ничто не является для человека такой сильной нагрузкой и таким сильным испытанием, как другой человек» [6]. Состояние хронического стресса нередко способствует увеличению риска развития у этой категории работников различных нервно-психических расстройств, формированию синдрома профессионального «выгорания», который описал Herbert Freudenberger (1974):

«…эта неприятность случается с теми, чья работа сопровождается напряженным эмоциональным контактом с людьми. Среди симптомов эмоционального выгорания выделяют прогрессирующее безразличие, дегуманизацию в форме растущего негативизма, ощущение неудовлетворенности, деперсонализации и, в конечном счете, стремительное ухудшение качества жизни — даже на фоне финансового и карьерного благополучия. Синдром эмоционального выгорания, как правило, поражает людей открытых, неравнодушных, склонных к сочувствию и идеализму. В результате передозировки негативными эмоциями у них срабатывает механизм психологической защиты в форме частичного либо полного исключения эмоций в ответ на психотравмирующее действие. В крайних своих проявлениях выгорание может сопровождаться тяжелыми невротическими расстройствами и психосоматическими заболеваниями». Неблагоприятные последствия развития профессионального «выгорания» выражаются в текучести кадров, отрицательном отношении к работе вплоть до абсентеизма, низкой продуктивности и возрастающих расходах на лечение психосоматических расстройств и обеспечение здоровья работников [3].

В дальнейшем этот синдром получил также определение как «синдром эмоционального истощения» [5] и стал рассматриваться как причина различных психосоматических расстройств и заболеваний. Отмечено, что жесткая, построенная на внутренних установках, тенденция постоянно сдерживать выражение своих чувств в эмоционально напряженной коммуникации сопровождается выраженным изменением вегетативных реакций и хронизацией их расстройств. В настоящее время синдром «выгорания» признан проблемой, требующей медицинского вмешательства, и внесен в «Лексиконы психиатрии Всемирной организации здравоохранения», а его описание вполне соответствует диагностическим критериям рубрики «Расстройства адаптации» МКБ–10, на что обращают внимание многие исследователи. Эти критерии включают в себя состояния субъективного стресса и эмоционального расстройства, обычно затрудняющие социальное функционирование и возникающие в период адаптации к определенным жизненным изменениям или стрессовым событиям, включая развитие соматического заболевания или предположение его наличия. Факторы, вызывающие стресс, связанный с профессиональной деятельностью, могут влиять на всю систему социального окружения и социальной поддержки человека, однако в риске возникновения и формирования адаптационных расстройств важную роль играет индивидуальная, нередко достаточно выраженная, предрасположенность («уязвимость») человека. Тем не менее, подобные состояния не могли бы развиться без внешних стрессирующих факторов. Проявления этих расстройств по критериям МКБ–10 могут включать:

•   снижение настроения, тревогу и беспокойство, нередко — их сочетания, учитывая высокую коморбидность и общие патогенетические механизмы формирования тревоги и депрессивных состояний;

•   чувство снижения способности справляться с трудными возникающими ситуациями или уверенно оставаться в текущей ситуации;

•   ощущение снижения успешности и продуктивности в повседневной деятельности, нередко связанное с чувством вины.

В ходе многолетнего наблюдения более, чем 7 000 государственных служащих в Великобритании, особенно у сотрудников на средних и низших уровнях служебной иерархии, получены данные о связи между ощущаемой сотрудниками невозможностью управлять рабочим процессом, приводящей к эмоциональному выгоранию, и риском возникновения у них коронарной недостаточности. Показана также связь синдрома профессионального выгорания у них с ослаблением иммунитета, нарушениями гормонального баланса и расстройствами системы пищеварения [4]. Связь между производственным стрессом и частотой развития ишемической болезни сердца изучена во многих исследованиях. Самые сильные подтверждения этой связи получены в проспективном эпидемиологическом исследовании, проведенном в 4-х европейских странах, в ходе которого обследовались и госслужащие. В нем убедительно показано, что производственный стресс у них является независимым предиктором коронарных расстройств.

В 2009–2011 гг. нами было проведено исследование взаимосвязей интенсивности «выгорания» и состояния здоровья служащих различных государственных структур (администрации, налоговой службы, судебного департамента), которые при существенной разнице в выполняемых функциях имеют схожую степень коммуникативной нагрузки. Всего было обследовано 144 сотрудника государственной службы различных регионов России. Из них — 37 мужчин (25,69%) и 107 женщин (74,31%). Средний возраст всей выборки — 37,06±0,91 лет (22÷62 года), средний стаж государственной службы — 9,70±0,70 лет (1,08÷39 лет).

Базовым диагностическим инструментом для оценки интенсивности «выгорания» являлся опросник «Отношение к работе и профессиональное «выгорание» — ОРПВ [2], прошедший валидизацию и отражающий одно из ключевых представлений о «выгорании» скорее как о процессе, чем о состоянии, и позволяющий объективно выявить содержательные и уровневые характеристики эмоциональных реакций профессионалов и стили их отношения к своей работе в процессе развития «выгорания». В состав опросника входит 9 шкал, соответствующих концептуальным представлениям об основных компонентах синдрома профессионального «выгорания»: «эмоциональное истощение», «напряженность в работе», «снижение удовлетворенности работой и оценка ее значимости», «профессиональный перфекционизм», «самооценка качества работы», «помощь и психологическая поддержка коллег в работе», «профессиональное развитие и самоусовершенствование», «общая самооценка» и «состояние здоровья и общая адаптация».

Оценка соматического здоровья осуществлялась на основании самооценок респондентов по 10-балльной шкале авторского структурированного интервью, а также на основе показателей шкалы «состояние здоровья и общая адаптация» методики ОРПВ. Высокий «вес» данной шкалы в структуре «выгорания» государственных служащих показал, что эти работники обеспокоены состоянием своего здоровья и указывают на высокую степень влияния на него рабочих проблем. Постоянно возникающие профессионально сложные ситуации часто приводят к хронической усталости и эмоциональному истощению, что непосредственно связано с повышением субъективной оценки их влияния на состояние здоровья государственных служащих. На это указывает значимая положительная корреляция (r=0,78) между показателями шкал «эмоциональное истощение» и «состояние здоровья и общая адаптация» методики ОРПВ. Увеличение рабочей нагрузки также отрицательно сказывается на самочувствии государственных служащих, что подтверждается значимыми положительными корреляциями такого компонента «выгорания» как «напряженность в работе» с показателями шкалы «состояние здоровья и общая адаптация» (r=0,70).

Из обследованных нами государственных служащих 52,1 % отметили ухудшение состояния своего психического и физического здоровья в процессе работы. От них часто поступают жалобы на плохое самочувствие (общая слабость, боли в сердце, нарушения пищеварения, склонность к частым простудным заболеваниям и др.), нарушение сна и отсутствие внутренней готовности и времени на восстановление хорошей физической формы. Ухудшение самочувствия и общей адаптации в коллективе сопровождается усилением беспокойства, связанного с осознаваемой возможностью формирования синдрома профессионального «выгорания».

Оценка депрессии проводилась путем сопоставления количественных значений госпитальной шкалы тревоги и депрессии [7] с клиническими данными, полученными нами при интервьюировании обследованных лиц. По результатам исследования у 52,8% государственных служащих диагностирована выраженная форма депрессии, у 20,8% — риск возникновения депрессии.

Анализ показателей самооценки здоровья, полученных на основе структурированного интервью, показал, что государственные служащие с выраженной депрессией более низко оценивают собственное здоровье по 10-балльной шкале по сравнению с государственными служащими, у которых депрессия отсутствует (p<0,01) и, таким образом, по мере нарастания депрессивной симптоматики у обследованных нами работников наблюдается снижение показателей самооценки здоровья.

В ходе исследования установлено, что формирование синдрома профессионального «выгорания» у государственных служащих связано с развитием у них депрессивных расстройств. Проведенный корреляционный анализ показал наличие значимых положительных взаимосвязей между уровнем депрессии и большинством рассматриваемых нами компонентов синдрома «выгорания» (табл.)

 

Взаимосвязь показателей «выгорания» и уровня депрессии
у государственных служащих

(r — коэффициенты корреляции со значимостью p<0,05)

 

 

Самые высокие коэффициенты корреляции получены между уровнем депрессии и такими компонентами синдрома «выгорания», как «эмоциональное истощение», «напряженность в работе» и «состояние здоровья и общая адаптация». Это свидетельствует о том, что испытываемое работниками эмоциональное истощение, высокие рабочие нагрузки и низкая субъективная оценка состояния своего здоровья в существенной степени интенсивно связаны с развитием у них депрессивных расстройств. При выраженной депрессии у работников отмечаются более высокий уровень «выгорания», на что указывает значимая положительная корреляция интегративного индекса профессионального «выгорания» и уровня депрессии (r=0,55).

Следует отметить, что взаимосвязь депрессии и «выгорания» имеет сложный характер. Скорее здесь нужно говорить о взаимовлиянии этих двух синдромов, которые в процессе развития могут усиливать друг друга: формирование профессионального «выгорания» способствует развитию депрессивных расстройств, и, наоборот, по мере усиления депрессивной симптоматики увеличивается интенсивность «выгорания».

Ухудшение состояния здоровья, в свою очередь, негативно сказывается на эффективности деятельности государственных служащих и не позволяет им выполнять свою работу на достаточно высоком качественном уровне, о чем свидетельствуют значимые положительные корреляции показателя шкалы «Самооценка качества работы» методики ОРПВ с показателем шкалы «Состояние здоровья и общая адаптация» (r=0,68) и уровнем депрессии (r=0,47).

Полученные в этом исследовании данные о высокой связи депрессивных расстройств и интенсивности профессионального «выгорания» у госслужащих вполне согласуются с результатами исследования этих взаимосвязей в структуре синдрома «выгорания» у представителей и других коммуникативных профессий, в частности, у врачей [1], что позволяет предположить системный характер этих связей.

Профессиональное «выгорание» работников госслужбы проявляется широким спектром психосоматических расстройств, что представляет серьезную угрозу их здоровью и негативно сказывается на эффективности и качестве работы и что в определенной мере связано с развитием у них депрессивных расстройств. Это определяет необходимость активных усилий, направленных на современную диагностику депрессии и синдрома «выгорания», а также разработку методов его профилактики и антистрессовой коррекции с учетом личностных особенностей и адаптационных ресурсов работников государственного аппарата. Внимание к своему собственному здоровью должно становиться частью их профессиональной культуры и даже, в определенной мере — показателем их профессиональной компетентности. Один из очевидных выводов, которые вытекают из многочисленных исследований профессионального «выгорания», заключается в принципиальной возможности сделать работу людей, работающих в коммуникативно напряженных профессиях, менее стрессовой без снижения требований к ней, но при этом более эффективной.

 

Литература

1.   Винокур В.А. Синдром профессионального выгорания у медицинских работников: психологические характеристики и методические аспекты диагностики // Психодиагностика и психокоррекция: руководство для врачей и психологов. – СПб.: Питер, 2008. – Гл. 7. – С. 205-235.

2.   Винокур В.А. Методика психологической диагностики профессионального «выгорания» в «помогающих профессиях»: опросник ОРПВ. – СПб.: Изд-во СЗГМУ им. И.И. Мечникова, 2012. – 44 с.

3.   Водопьянова Н.Е., Старченкова Е.С. Синдром выгорания: диагностика и профилактика. – 2-е изд. – СПб.: Питер, 2008. – 336 с.

4.   Никифоров Г.С. Психологическое обеспечение профессиональной деятельности: теория и практика. – СПб: Речь, 2010. – 816 с.

5.   Maslach C., Jackson S.E. The measurement of experienced burnout / C. Maslach, S.E. Jackson // J. Occup. Beh., 1981. – № 2. – P. 99-113.

6.   Schmidbauer W. Die hilflosen Helfer / W. Schmidbauer. – Reinbeck: Rowolt, 1977. – 170 p.

7.   Zigmond A.S., Snaith R.P. The hospital anxiety and depression scale. Acta Psychiatr Scandinavia. 1983. – Vol. 67 (6). – P. 361-370.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9:35-009

Винокур В.А., Агапова Е.В. Аффективные расстройства и самооценка здоровья у государственных служащих в процессе профессионального «выгорания» [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2013. – N 1 (18). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения