Вернуться на главную страницу
Английская версия
О журнале
Редакционный совет
Планы редакции
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год

Особенности патологического влечения к алкоголю
у больных алкоголизмом с суицидальным поведением

Бисалиев Р.В., Фурси Л.Ф. (Астрахань)

 

 

Бисалиев Рафаэль Валерьевич

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук, заведующий кафедрой «Общая психология» (Астраханский государственный технический университет), профессор кафедры.

E-mail: RafaelBisaliev@gmail.com

Фурси Лейла Фарух кызы

–  кандидат психологических наук, доцент кафедры «Общая психология» (Астраханский государственный технический университет).

E-mail: fursi@inbox.ru

 

Аннотация. Обследовано 111 больных алкоголизмом. Установлено, что патологическое влечение к алкоголю у больных алкоголизмом с суицидальным поведением представлено следующими компонентами: аффективным, вегетативным, идеаторным и поведенческим. По значимости в порядке убывания компоненты распределились следующим образом: аффективный, далее — поведенческий, вегетативный и идеаторный.

Ключевые слова: психиатрия, наркология, алкоголизм, суицидальное поведение.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

Сочетание алкогольной зависимости и суицидального поведения стало серьезной проблемой для терапии, реабилитации и организации наркологической помощи. Согласно данным официальной статистики за последние десятилетия смертность населения от причин, связанных с алкоголизацией вышла на третье место в мире, уступая лишь коронарной болезни сердца и злокачественным опухолям [8]. В структуре преждевременной смертности в России на первом месте — несчастные случаи, отравления, травмы, то есть неестественные причины смерти. Они являются причиной гибели практически каждого второго мужчины и каждой третьей женщины в трудоспособном возрасте. В ряду этих причин выделяют самоубийства [10].

Известно, что основным признаком алкогольной зависимости является патологическое влечение к алкоголю (ПВА), представляющее собой облигатный, «стержневой» синдром и проявляющееся в клинике абстинентных и постабстинентных расстройств. Взгляды клиницистов и психологов на сущность понятия патологического влечения к психоактивным веществам значительно расходятся. С позиции психиатрии, патологическое влечение к алкоголю — это психическая патология «продуктивного» характера [1], в виду того, что структура синдрома патологического влечения близка к бредовым или к сверхценным образованиям [13]. Психологи рассматривают патологическое влечение к алкоголю как попытку бегства от проблем. В случае, когда этот способ бегства не оправдывает себя, может появиться тенденция к самоубийству [5]. Влечение к алкоголю психологическим путем выводит J. Staehelin [1]. Он разделяет злоупотребляющих алкоголем на «пьяниц ради наслаждения», «ради облегчения», «ради успокоения», «ради оглушения»; последняя разновидность состоит из лиц, которые стремятся забыться, достигнуть «эквивалента смерти». За патологическим влечением к алкоголю как за самоубийством, по мнению W. Feurlein [16], стоят сильные аутоагрессивные тенденции. Больные алкоголизмом, как и самоубийцы, отвергают свою жизнь в той форме, в какой она протекает. Когда более мягкие способы саморазрушения уже недостаточны для преодоления чувства вины, появляется возможность для манифестации аутоагрессии. Справедливо мнение М.А. Винниковой [4] по поводу психологических взглядов на феноменологию и объективизацию патологического влечения. Автор считает, что психологические методы объективизируют не само влечение, а другие изменения, связанные с ним напрямую или опосредованно, например, эмоциональные психологические реакции.

Анализ литературных данных свидетельствует, что вопросы клиники, диагностики, особенностей течения алкоголизма в сочетании с суицидальным поведением остаются актуальными и не до конца изученными. Не разработаны дифференцированные в зависимости от психопатологической структуры ПВА программы профилактики, лечения и реабилитации больных алкоголизмом с суицидальным поведением.

Целью исследования является изучение и описание особенностей клинико-психопатологической структуры патологического влечения к алкоголю у больных алкоголизмом с суицидальным поведением.

Материалы и методы

Обследовано 111 больных с диагнозом «Хронический алкоголизм (зависимость от алкоголя) — средняя стадия, фаза поддерживающего лечения. F10.2.2.2», среди которых было 76 мужчин (68,5%) и 35 женщин (31,5%). Возраст респондентов варьировал от 18-ти до 60-ти лет (средний возраст 37±0,8 лет).

В соответствии с поставленной целью пациенты были разделены на две группы: первая (основная) группа — больные алкоголизмом с суицидальным поведением (БАС); вторая группа (сравнения) — больные алкоголизмом без суицидального поведения (БА).

В первую группу (основная) вошли 40 человек (36,0%), из них 18 (45,0%) лиц мужского пола и 22 (55,0%) женского пола. Вторую группу (сравнения) составили 71 человек (63,9%), включая 58 мужчин (81,7%) и, соответственно, 13 женщин (18,3%). Длительность заболевания в обеих группах составила в среднем 13 лет.

Критерии исключения: 1) сопутствующая психическая патология; 2) острые психотические состояния; 3) тяжелые органические поражения центральной нервной системы; 4) умственная отсталость (легкая и умеренная); 5) соматические и неврологические расстройства в стадии обострения.

Оценка достоверности различий осуществлялась методом многофункционального критерия χ2-Пирсона. Критерий χ2-Пирсона позволяет сравнивать распределения частот вне зависимости от того, распределены они нормально или нет. Данный критерий применим для оценки достоверности различий между двумя независимыми выборками, измерения в которых могут быть проведены в любой шкале, так как многие другие критерии имеют ограничения на измерения, а именно либо только в порядковой шкале, либо в шкалах интервалов и отношений [9].

Следует отметить, что анализ клинико-психопатологических и клинико-динамических особенностей ПВА, а также оценка соматовегетативного и психического статусов больных алкоголизмом проводилась на всех этапах реализации лечебно-реабилитационных мероприятий.

Результаты и их обсуждение

Под патологическим влечением к алкоголю понимается имеющая доминирующий характер и возникающая в трезвом состоянии и вне рамок абстинентного синдрома потребность приводить себя в состояние алкогольного опьянения с целью устранения психического и соматовегетативного дискомфорта или достижения эйфоризирующего эффекта. Эта потребность превалирует над другими нормативными человеческими стремлениями, обусловливая в итоге паттерны патологического поведения [3; 6]. Безусловно, купирование ПВА не только способствует профилактике рецидивов алкоголизма, но и повышает качество ремиссий, обеспечивает их стабилизацию [7], а, следовательно, и дезактуализирует суицидальные тенденции.

На момент осмотра установлены следующие компоненты ПВА: аффективный, вегетативный, идеаторный и поведенческий (таблица 1).

 

Таблица 1

Результаты психопатологического исследования ПВА у больных алкоголизмом

 

Следует отметить, что квантификация компонентов патологического влечения к алкоголю проводилась в соответствии с оценочным глоссарием, разработанным В.Б. Альтшулером [1].

В структуре аффективного компонента депрессивная симптоматика отмечалась у 95,0% больных с суицидальным поведением и у 91,5% пациентов без суицидального поведения. Вместе с тем депрессия средней степени (2 балла) выраженности достоверно чаще фиксировалась в группе БАС (42,5% и 22,5%), а депрессия легкой степени (1 балл) — в группе БА (22,5% и 45,1%). К сожалению, в практике присутствует некоторая недооценка роли депрессии в клинике алкогольной зависимости и в происхождении ПВА. Хотя доказанным считается, что сочетание алкоголизма с депрессией имеет ряд негативных последствий: возрастает риск рецидивов злоупотребления алкоголем; частота и длительность госпитализаций; снижается терапевтическая эффективность психотропных средств; усугубляются нарушения социальной и семейной адаптации [11; 14]. По мнению J. Curlee [1], больные алкоголизмом страдают депрессией, причина которой — «хроническое чувство вины», мазохизм, оральная депривация. Депрессия является причиной влечения к алкоголю, поскольку алкоголизация помогает притупить душевную боль. Суицидальный риск (15%) регистрируется в первую очередь при депрессиях на фоне алкоголизма [15].

Показатель «тревога» констатировался у 82,5% — группа БАС и у 88,7% — группа БА. Легкая степень тревоги также реже выявлялась в первой группе больных (17,5% и 40,8%), однако в этой же группе доминировали выраженные тревожные расстройства (40,0%). Согласно точке зрения Ф.Б. Березина [2], тревога является одним из основных маркеров негомеостатического личностно-средового взаимодействия и наиболее интимным (и облигатным) механизмом психического стресса. И поскольку тревога — психофизиологический феномен, ее роль в возникновении и развитии суицидального поведения весьма значительна. Кстати, о высокой тревожности и глубокой депрессии у больных алкоголизмом с суицидальным поведением упоминается в исследованиях М.С. Уманского [12].

Иллюстративны показатели по эмоциональной лабильности. Так, например, легкая и средняя степень выраженности эмоциональной лабильности были меньше в основной группе. Тогда как эмоциональная лабильность выраженной степени (3 балла) в первой группы больных значимо превышала аналогичный показатель второй группы (40,0% и 9,9%). В целом эмоциональная лабильность обнаружена у больных с суицидальным поведением в 82,5% случаев; в группе больных без суицидальных тенденций — в 74,6%.

Дисфория различной степени выраженности распределилась следующим образом: дисфория легкой степени (1 балл) существенно меньше была в основной группе (30,0% и 49,3%); дисфория средней степени (2 балла) была больше в первой группе (37,5% и 19,7%), а тяжелая дисфория (3 балла) — между группами не отличалась (22,5% и 14,1%).

Полученные результаты согласуются с исследованиями некоторых отечественных авторов. В частности, в более ранних работах установлено, что ведущая аффективная симптоматика у больных алкоголизмом с суицидальным поведением была представлена депрессивными, тревожно-депрессивными, астено-депрессивными и дисфорическими расстройствами. При этом группу повышенного суицидального риска составляли больные с аффективными нарушениями депрессивного и тревожно-депрессивного спектра [5].

Обобщая данные по аффективному компоненту ПВА, следует отметить, что удельный вес его составил 37,5% или 15 человек — больные с суицидальным поведением и 36,6% или 26 человек — больные без суицидальных тенденций.

Удельный вес алкогольных сновидений и нарушений сна (вегетативный компонент ПВА) средней и тяжелой степени в обеих группах достоверно не различался. Лишь эти расстройства легкой степени достоверно реже проявлялись в группе алкогольных суицидентов (27,5% и 59,2%). Больные основной группы сообщали, что содержание снов не доставляло удовольствие, больные отмечали, что постоянно «видят себя умирающими» или «разговаривают с умершими людьми (родственники, собутыльники)», при этом сон чередовался частыми пробуждениями. После пробуждения у них снижалось настроение, возникали чувства подавленности, угнетенности.

По показателям «наличие мимических реакций» (50,0% и 57,7%), «нет мимических реакций» (50,0% и 42,3%) между группами достоверных отличий не обнаружено.

Ожидаемых различий по расстройствам пищевого поведения легкой и средней степени тяжести не получено. Однако по таким расстройствам как анорексия, булимия, жажда (3 балла) группа суицидентов значимо превышала группу сравнения (27,5% и 7,0%).

В целом с вегетативным компонентом ПВА удельный вес пациентов первой группы составил 27,5% или 11 человек; второй группы — 30,9% или 22 человека.

Известно, что синдром ПВА включает в себя и разнообразные, но характерные для того или иного клинического варианта влечения к алкоголю точки зрения, суждения, убеждения, сомнения, размышления пациентов, в которых ими выражается степень доминантности этого переживания. Вместе они составляют идеаторный компонент патологического влечения к алкоголю [1]. По идеаторному компоненту достоверная разница наблюдалась по его резко выраженным составляющим (постоянные размышления о спиртном; отсутствие критики к болезни, уверенность в ненужности бессмысленности лечения) (25,0% и 7,0%). Данный компонент констатировался у 12 человек или у 30,0% пациентов группы БАС и у 22 человек или у 30,9% пациентов группы БА.

Весьма показательны данные по поведенческому компоненту ПВА. Так, например, расстройства поведения легкой степени выраженности у больных с суицидальными тенденциями встречались достоверно реже, по сравнению с больными без суицидального поведения (35,0% и 70,4%). В то время как нарушения поведения в 2 балла (средняя степень), наоборот, существенно доминировали у больных группы БАС (30,0% и 12,7%). А тяжелые поведенческие нарушения отмечались только в группе больных с суицидальным поведением (25,0%). Обращает на себя внимание тот факт, что как и при идеаторном компоненте, удельный вес поведенческого компонента ПВА у больных группы БАС составил 30,0%, а у больных группы БА — 26,7%.

Статистическая обработка данных с расчетом достоверности различий компонентов ПВА у больных сравниваемых групп отражена в таблице 2.

 

Таблица 2

Результаты статистических данных в отношении компонентов ПВА
в сравниваемых группах больных алкоголизмом

Примечание. Эмоциональн. лабильность — эмоциональная лабильность.

Жирным шрифтом выделены значения, где уровень значимости p<0,05.

 

Заключение

Таким образом, патологическое влечение к алкоголю у больных алкоголизмом с суицидальным поведением представлено следующими компонентами: аффективным, вегетативным, идеаторным и поведенческим. При этом значимость указанных компонентов была различной. По значимости в порядке убывания компоненты распределились следующим образом: аффективный, далее — поведенческий, вегетативный и идеаторный.

В структуре аффективного компонента преобладали депрессивные расстройства с элементами тревоги в виде напряженности, неусидчивости, беспокойности, назойливости, а также эмоциональной неустойчивости, сочетающейся с раздражительностью, ощущениями внутреннего дискомфорта и угнетенности.

Вегетативный компонент был представлен выраженными нарушениями пищевого поведения, проявляющимися анорексией и булимией.

В клинике идеаторного компонента патологического влечения к алкоголю у больных алкоголизмом с суицидальным поведением наблюдались постоянные размышления о спиртном, отсутствие критики к болезни, уверенность в ненужности бессмысленности лечения и своего существования.

Выраженные поведенческие расстройства в структуре патологического влечения к алкоголю являются ведущими прогностическими признаками.

Полученные данные могут быть использованы не только для объективизации клинических признаков патологического влечения, но для прогнозирования развития суицидоопасных состояний у больных алкоголизмом.

Проведенные исследования явились концептуальной основой для определения мишеней психофармакотерапевтического и психотерапевтического воздействия.

 

Литература

1.  Альтшулер В.Б. Патологическое влечение к алкоголю: вопросы клиники и терапии. – Москва «Имидж», 1994. – 216 с.

2.  Березин Ф.Б. Психическая и психофизиологическая адаптация человека. – Л.: Наука, 1988. – 295 с.

3.  Бисалиев Р.В. Суицидальные и несуицидальные формы аутодеструктивного поведения при опийной наркомании: дис. … канд. мед. наук. – М., 2005. – 108 с.

4.  Винникова М.А. Ремиссии при героиновой наркомании (клиника, этапы течения, профилактика рецидивов): дис. … доктора мед. наук. – М., 2004. – 243 с.

5.  Голуб М. Взаимовлияние патологического влечения к алкоголю и суицидального поведения: дис. … канд. псхол. наук. – Санкт-Петербург, 1993.

6.  Гофман А.Г. Клиническая наркология. – М., 2003. – 214 с.

7.  Крупицкий Е.М., Гриненко А.Я. Стабилизация ремиссии при алкоголизме. – СПб.: Гиппократ. – 1996. – 214 с.

8.  Максименко Н.Н. Региональные особенности алкоголизма и алкогольных психозов с летальным исходом (распространенность, коморбидность, профилактика): дис. … канд. мед. наук. – Томск – Владивосток, 2004. – 171 с.

9.  Наследов А.Д. SPSS: Компьютерный анализ данных в психологии и социальных науках. СПб.: Питер, 2005. – 416 с.

10.  Онищенко Г.Г., Егоров В.Ф. Алкогольная ситуация в России. О концепции государственной алкогольной политики в Российской Федерации // Наркология. – 2007. – № 1. – С. 59-62.

11.  Смулевич А.Б. Депрессии при соматических и психических заболеваниях. – М., 2003. – 429 с.

12.  Уманский М.С. Суицидальное поведение и характеристика больных алкоголизмом позднего возраста: автореф. дис. … канд. мед. наук. – Томск, 2007.

13.  Чирко В.В., Демина М.В. Наркология – предмет и задачи // Наркология. – 2009. – № 4. – С. 70-78.

14.  Шустов Д.И. Аутоагрессия, суицид и алкоголизм. – М.: «Когито-Центр», 2005. – 214 с.

15.  Angst J., Angst F., Stassen H.S. Suicide risk in patients with major depressive disorder // J. Clin. Psychiat. – 1999. – Vol. 60. – P. 57-62.

16.  Feurlein W. Sucht und Suicid // Reimer Suicid. – 1982. – Р. 43-50.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.972:616.89.008.441.13

Бисалиев Р.В., Фурси Л.Ф. Особенности патологического влечения к алкоголю у больных алкоголизмом с суицидальным поведением [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2013. – N 2 (19). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения