В.Я. Сёмке

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год

Социально-психологическое здоровье детей-сирот

Козлова Н.В., Зуева Д.Е., Богомаз С.А., Левицкая Т.Е.,
Малкова И.Ю. (Томск, Российская Федерация)

 

 

Козлова Наталья Викторовна

Козлова Наталья Викторовна

–  доктор психологических наук, профессор, заведующая кафедрой генетической и клинической психологии Национального исследовательского Томского государственного университета (Томск).

E-mail: akme_2003@mail.ru

Зуева Дина Евгеньевна

Зуева Дина Евгеньевна

–  магистр кафедры генетической и клинической психологии Национального исследовательского Томского государственного университета (Томск).

E-mail: dina-z91@mail.ru

Богомаз Сергей Александрович

Богомаз Сергей Александрович

–  доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой организационной психологии Национального исследовательского Томского государственного университета (Томск).

E-mail: bogomazsa@mail.ru

Левицкая Татьяна Евгеньевна

Левицкая Татьяна Евгеньевна

–  кандидат психологических наук, доцент кафедры генетической и клинической психологии Национального исследовательского Томского государственного университета (Томск).

E-mail: levic69@mail.ru

Малкова Ирина Юрьевна

Малкова Ирина Юрьевна

–  доктор педагогических наук, профессор кафедры общей и педагогической психологии Национального исследовательского Томского государственного университета (Томск).

E-mail: malkovoi@eandex.ru

 

Аннотация. Проблемы состояния здоровья людей сегодня — это и вызов науке, в том числе и психологической, поскольку много проблем теоретического плана и рекомендаций практике по сохранению и укреплению всех аспектов здоровья людей остаются и сегодня нерешенными. Можно констатировать противоречия между высокой социальной значимостью здоровья молодого человека как интеллектуального и экономического потенциала нации и реально фиксируемой его тенденцией ухудшения. Особо актуальным представляется изучение особенностей социально-психологического здоровья детей-сирот, поскольку проблема социального сиротства в нашей стране приобретает все большую актуальность, о чем свидетельствуют различные статистические данные.

Целью данной статьи является изучение особенностей социально-психологического здоровья детей-сирот (актуальный уровень) как основания разработки медико-социально-психологических практик в работе с данной категорией детей.

В исследовании использованы психодиагностические методики: вопросник жизненного стиля и уровня здоровья, адаптированный Г.В. Залевским; Томский опросник ригидности Г.В. Залевского; опросники «Культурологические стремления», «Самооценка способностей» и «Сферы интересов учащихся» О.И. Моткова.

Результаты исследования. Для социально-психологического здоровья детей-сирот характерно: низкая самооценка своих способностей и как результат — низкий интерес к различным видам деятельности, несформированность позитивного образа собственного Я, отсутствие абсолютного принятия самого себя с осознанием своих сильных и слабых сторон; низкий уровень освоения навыков продуктивного общения, отношения с окружающими имеют поверхностный характер, высокий уровень конфликтности, сложность установления доверительных отношений со сверстниками и со взрослыми; сложность понимания и описывания своих эмоциональных состояний и состояний других людей, невозможность свободно и открыто проявлять свои чувства, говорить о них.

Выводы: при работе с детьми-сиротами для решения их психологических проблем необходимо изучение особенностей социально-психологического здоровья (актуальный уровень) как основания разработки медико-социально-психологических практик в работе с данной категорией детей, использовать творческие методы социальной работы, суть которых состоит в гармонизации развития личности через развитие способности самовыражения и самопознания.

Ключевые слова: социально-психологическое здоровье, жизнедеятельность, способы самопознания, система ценностей, социальная среда.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Здоровье — это абсолютная и непреходящая жизненная ценность всего человечества. Здоровье человека определяется комплексом биологических (наследственных и приобретенных), социальных факторов. Актуальность темы здоровья подтверждается существованием программ федерального и муниципального уровня по поддержанию здоровья человека. В частности, речь идет о физическом, психическом здоровье граждан (Федеральный закон РФ от 27.07.2010 г. № 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», Проект Федерального закона РФ «Об охране психологического здоровья граждан в Российской Федерации» 13.01.2013 г.). Основываясь на существующих определениях [20], здоровье можно понимать как динамическое равновесие человека с окружающей природой и социальной средой, которое позволяет ему полноценно выполнять социальные функции. Составными элементами здоровья выступают:

–  психическое здоровье, включающее в себя совокупность психических характеристик, обеспечивающих динамическое равновесие и возможность выполнения социальных функций;

–  психологическое здоровье как динамическая совокупность психических свойств, обеспечивающих: а) гармонию между различными сторонами личности человека, а также между человеком и обществом; б) возможность полноценного функционирования человека в процессе жизнедеятельности [7];

–  социальное здоровье — мера социальной активности и, прежде всего, трудоспособности, форма активного, деятельного отношения к миру, отражающая социальные связи, ресурсы, межличностные контакты [6].

Мы используем понятие социально-психологического здоровья. Под социально-психологическим здоровьем понимается стабильное функционирование психики, обеспечивающее гармонию между различными сторонами личности человека (наличие позитивного образа Я, владение рефлексией как способом самопознания, наличие потребности в саморазвитии), а также сформированность продуктивных форм и способов взаимодействия индивида с внешней средой и сформированность системы ценностей, установок и мотивов поведения в социальной среде.

В последние годы отмечается ухудшение показателей здоровья молодежи [4; 10; 12]. В настоящее время во многих странах, в том числе и в России, обеспокоенность состоянием здоровья населения отмечена и на уровне правительств, создаются комплексные программы «Здоровье нации» [8], проводятся Всероссийские форумы (2007—2013) и т.д.

Проблемы состояния здоровья людей сегодня — это и вызов науке, в том числе и психологической [1], поскольку еще очень много проблем теоретического плана и рекомендаций практике по сохранению и укреплению всех аспектов здоровья людей остаются и сегодня нерешенными [3; 5; 21].

Неумолимая статистика свидетельствует о росте числа «болезней цивилизации» [22], а также и о том, что большинство известных человеку болезней молодеют, а некоторые из них — это вообще болезни молодых [19]. В то же время остаются открытыми вопросы об объяснительных моделях здоровья, эталонах здоровья и здорового человека (личности), здорового образа жизни, места здоровья в системе ценностных ориентаций молодежи и, в том числе, молодых предпринимателей [15].

Анализ научной литературы позволили выявить противоречия между высокой социальной значимостью здоровья молодого человека как интеллектуального и экономического потенциала нации и реально фиксируемой его тенденцией ухудшения.

Особо актуальным представляется изучение особенностей социально-психологического здоровья детей-сирот, поскольку проблема социального сиротства в нашей стране приобретает все большую актуальность, о чем свидетельствуют различные статистические данные [9]. Кроме сиротства «учтенного», в последнее время все более серьезной становится проблема «скрытого» социального сиротства, обусловленного фактическим невыполнением родителями своих обязанностей и оставлением ребенком семьи, в результате чего он оказывается без присмотра взрослых и предоставлен сам себе, то есть становится безнадзорным [9; 24]. Психическая депривация затрудняет гармоничное развитие личности — нарушение социальной активности, произвольной регуляции собственного поведения, рефлексии, распознавания эмоций другого человека, формирования первичного образа другого [20; 23]. Ребенок не осваивает навыки продуктивного общения, его отношения с окружающими приобретают характер поверхностных, они нервозны, поспешны, часто ребенок занимает по отношению к другим негативную позицию. По мнению некоторых авторов, нарушения доверительности отношений ребенка с взрослым приводят к развитию застенчивости, неуверенности, высокого уровня тревожности. Как крайнее выражение последствия нарушения взаимодействия взрослого и ребенка наблюдаются в ситуации социального сиротства [2; 18].

Особенности социально-психологического здоровья детей-сирот изучались по следующим характеристикам:

•    Наличие позитивного образа собственного Я, т.е. абсолютное принятие человеком самого себя при достаточно полном самоосознании, а также позитивного образа Другого — принятие других людей вне зависимости от пола, возраста, культурных особенностей и т.п., а следовательно, глубокое убеждение в ценности человеческой жизни — как своей, так и чужой.

•    Владение рефлексией как средством самопознания, умение понимать и описывать свои эмоциональные состояния и состояния других людей, свободно и открыто проявлять чувства без причинения вреда другим, осознавать причины и последствия своего поведения и действий окружающих.

•    Наличие потребности в саморазвитии. Это означает, что человек становится субъектом своей жизнедеятельности, имеет внутренний источник активности, способствующий его дальнейшему развитию.

•    Сформированность и совершенство форм и способов взаимодействия индивида с внешней средой (приспособление, уравновешивание, регуляция), высокий уровень коммуникативных способностей.

В нашем исследовании приняли участие 23 ребенка в возрасте 11—13 лет, оставшихся без попечения родителей (14 из них временно проживают в социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних «Луч» г. Томск, 9 — воспитанники Детского дома № 4 г. Томска, участвующих в социально-реабилитационных программах центра «Луч») — экспериментальная группа, а также 21 ученик 6 класса средней общеобразовательной школы г. Томска — контрольная группа. Численность экспериментальной группы определена в соответствие с количеством детей, находящихся в реабилитационном центре на момент исследования. Соответственно экспериментальной группе представлена выборка контрольной группы детей.

Анализ исследуемого детского контингента экспериментальной группы показал, что у 40% детей сиротство обусловлено фактором лишения родителей родительских прав, у родителей 25% детей решался вопрос о лишении родительских прав. Родители 22% детей скрывались от социальных служб, и только у 13% детей не было родителей.

Диагностическое обследование детей экспериментальной группы проводилось с целью осуществления «входной» диагностики для определения актуального уровня социально-психологического здоровья детей.

Для выявления особенностей социально-психологического здоровья были использованы следующие психодиагностические методики:

–   Вопросник жизненного стиля и уровня здоровья [25], адаптированный Г.В. Залевским [26]. Нами были использованы шкалы «Психологическое здоровье» (отражает способность испытуемого справляться с препятствиями, видеть позитивный образ будущего и позитивный образ собственного Я) и «Социальное здоровье» (отражает способность испытуемого выстраивать доверительные отношения, выражать собственные эмоции и быть эмпатийным к другим людям).

–   Томский опросник ригидности Г.В. Залевского. Направлен на диагностику психической ригидности. Используется для выявления психической ригидности как трудности корректировки отдельных элементов или программы поведения в целом в соответствии с объективными требованиями ситуации при различной степени их осознанности и принятия. Нами были использованы «Шкала общей ригидности» (дает представление о склонностях к широкому спектру фиксированных форм поведения, персеверациям, навязчивостям, стереотипиям, упрямству, педантизму и собственно ригидности) и «Шкала сенситивной ригидности» (отражает эмоциональную реакцию человека на новое, на ситуации, требующие каких-либо изменений, возможно, страх перед новым, своего рода неофобия. Это, несомненно, личностный уровень проявления психической ригидности, выраженный в эмоциональном отношении к соответствующим требованиям объективной действительности).

–   Опросник «Культурологические стремления», разработанный О.И. Мотковым. Определяет степень выраженности у обследуемого культурных и акультурных стремлений. Включает с себя шкалы «Нравственное стремление», «Эстетическое стремление», «Творческое стремление», «Психорегулятивное стремление», «Телеснорегулятивное стремление».

–   Опросник «Самооценка способностей» О.И. Моткова. Определяет уровень самооценки испытуемых, оценку ими своих способностей. Включает в себя следующие шкалы: «Способности к разным видам деятельности», «Коммуникативные способности», «Волевые способности».

–   Опросник «Сферы интересов учащихся» О.И. Моткова. Целью методики является изучение широты сфер интересов испытуемых, выраженности интересов к активным видам деятельности, общению, развлечению, творчеству. Включает в себя такие шкалы, как «Общение», «Развлечение», «Творчество», «Деятельность, требующая активных действий».

Результаты исследования

Анализ особенностей культурологических стремлений (рис. 1) в младшем подростковом возрасте показал, что культурные стремления как обобщенный показатель по выборке в целом остаётся в пределах нормы (от 6 до 10 баллов). В целом, среднем показатели культурных стремлений по всем шкалам у группы детей из центра «Луч» выше, чем у группы детей из школы. Это означает, что дети-сироты в нашем исследовании проявляли большее стремление к творчеству, красоте, нравственности, желанию контролировать свои телесные и психоэмоциональные проявления. И, несмотря на то, что достоверность различий в показателях контрольной и экспериментальной групп не была подтверждена статистической проверкой сравнения средних по t-критерию для независимых выборок, мы можем наблюдать некую тенденцию к таким различиям.

 

Рис. 1. Сравнение результатов методики «Культурологические стремления»
сирот из социально-реабилитационного центра «Луч» и подростков из общеобразовательной школы № 11.

 

Полученные нами результаты не совпадают с результатами исследований других психологов, в которых говорится о том, что дети-сироты обладают неразвитым воображением и отсутствием интереса к творческой деятельности, искаженные представления о нравственности [16]. Вероятней всего, результаты, полученные нами, связаны с тем, что в рамках социально-реабилитационного центра «Луч» с ребятами проводится активная психологическая и социальная работа как сотрудниками центра, так и волонтерскими организациями. В центре регулярно проводятся творческие мастер-классы в различных областях прикладного искусства, в том числе, современных направлений. Кроме того, активно ведется пропаганда здорового образа жизни и профилактика аддитивного поведения. Этим направлениям работы уделяется много внимания, и ребята с удовольствием участвуют в подобных занятиях центра.

Анализ самооценки способностей подростков (рис. 2) выявил, что в целом, показатели детей из семей по всем шкалам методики выше, чем показатели детей-сирот. Заниженная самооценка указывает на неуверенность детей-сирот в себе, невозможность реализовать свои задатки и способности.

Как показано Е.Т. Соколовой, главной причиной становления заниженной самооценки детей-сирот, отрицательного отношения к себе выступает отсутствие доверия к социальному миру, неразвитость отношений привязанности между матерью и ребёнком, которые в дальнейшем преобразуются в стабильное отвержение личностью собственного «Я» [17].

 

Рис. 2. Сравнение результатов методики «Самооценка способностей» сирот из социально-реабилитационного центра «Луч» и подростков из общеобразовательной школы № 11.

 

Это положение вполне можно отнести к отсутствию связи ребёнка с матерью или заменой этой связи связью с другим лицом.

Показатели коммуникативных, волевых способностей и способностей к различным видам деятельности детей-сирот ниже показателей детей, воспитывающихся в семье. Статистический анализ по t-критерию для независимых выборок выявил значимые различия по шкалам «Способности к разным видам деятельности» и «Коммуникативные способности».

Стоит отметить, что показатели коммуникативных способностей детей-сирот находятся ниже установленной нормы (60—100 баллов). Это означает, что детям-сиротам сложнее идти на контакт и устанавливать крепкие доверительные отношения со сверстниками и со взрослыми. Нарушения коммуникативного уровня проявляются в конфликтности, неумении находить общий язык с другими людьми, неумении понимать другого, принимать иные точки зрения, смотреть на проблему глазами других людей.

Результаты методики «Вопросник жизненного стиля и уровня здоровья» [25] выявили, что социальное и психологическое здоровье подростков обеих групп находится в пределах нормы (от 16 до 32 баллов).

 

Рис. 3. Сравнение результатов методики «Вопросник жизненного стиля и уровня здоровья» сирот из социально-реабилитационного центра «Луч» и подростков
из общеобразовательной школы № 11.

 

В то же время, мы видим, что показатели детей-сирот по обеим шкалам ниже, чем показатели детей из семей (рис. 3). Это говорит о том, что уровень психологического здоровья и социального здоровья детей-сирот ниже, чем у детей, воспитывающихся в семьях. И несмотря на то, что показатели находятся в пределах нормы, они не достигают высокого уровня и находятся в пределах нижней нормы. Таким образом, подтверждается необходимость осуществления психологической помощи детям-сиротам, которая была бы направлена на работу с коммуникативными способностями ребенка, работой с уровнем его самооценки, способности к рефлексии и к эмпатии.

Шкала сенситивной ригидности представляет нам совсем другие данные. Показатели шкалы сенситивной ригидности обеих групп находятся на границе умеренной ригидности и высокой ригидности (умеренная ригидность: 20—38 баллов, высокая ригидность: 39—57 баллов). Эти показатели отражают эмоциональную реакцию подростков на новое, на ситуации, требующие каких-либо изменений, возможно, страх перед новым. Это, несомненно, личностный уровень проявления психической ригидности, выраженный в эмоциональном отношении к соответствующим требованиям объективной действительности.

На основании полученных данных мы можем сделать вывод, что для социально-психологического здоровья детей-сирот характерно:

1.  Низкая самооценка своих способностей и как результат — низкий интерес к различным видам деятельности. У детей-сирот не сформирован позитивный образ собственного Я, отсутствует абсолютное принятие самого себя с осознанием своих сильных и слабых сторон. Ребенку сложно определить свои сильные стороны и с помощью них компенсировать или развивать слабые.

2.  Дети-сироты не освоили навыки продуктивного общения, их отношения с окружающими приобретают характер поверхностных, они нервозны, поспешны, часто дети занимают по отношению к другим негативную позицию. Они часто конфликтны, не умеют находить общий язык с другими людьми, понимать другого, принимать иные точки зрения, смотреть на проблему глазами других людей. Сиротам сложно устанавливать доверительные отношения со сверстниками и со взрослыми.

3.  Подросткам, воспитывающимся без родителей, сложно понимать и описывать свои эмоциональные состояния и состояния других людей, свободно и открыто проявлять свои чувства, говорить о них. Эмоционально они остаются либо закрытыми ото всех, либо проявляют свои эмоции лихорадочно, не адекватно ситуации и чувствам, которые они на самом деле испытывают в данный момент.

Специалисты по социальной работе и психологи учреждений, в которых воспитываются дети, оставшиеся без попечения родителей, отмечают, что бывает очень трудно найти подходящие методы для работы с такими детьми. Имеющиеся практические материалы часто не могут быть использованы в работе с детьми, так как детям невозможно справиться с предлагаемыми заданиями, с которыми хорошо справляются дети из семей. Нередко дети не понимают смысла предлагаемых заданий, они им не интересны, у них отсутствуют интеллектуальные навыки решения заданий, они не получают удовольствия от выполненной работы, и, как правило, такая работа оказывается малоэффективной [11; 14].

Исходя из всего вышеизложенного, можно сделать вывод, что при работе с детьми-сиротами для решения их психологических проблем необходимо использовать творческие методы социальной работы, например, такие как музыкотерапию, сказкотерапию, танцетерапию, которые входят в одно направление — арт-терапии. Основная цель арт-терапии в социальной работе с детьми-сиротами состоит в гармонизации развития личности через развитие способности самовыражения и самопознания [2; 10].

 

Литература

1.   Безруких М.М. Здоровьесберегающая школа. – М.: МГППИ, 2004. – 240 с.

2.   Березина Т.А., Воронина О.И. Диагностика особенностей семейного воспитания дошкольников в системе взаимодействия дошкольного учреждения и семьи // Педагогическая диагностика как инструмент познания и понимания ребенка дошкольного возраста. – СПб.: РГПУ им. А.И. Герцена, 2008.

3.   Васильева О.С., Филатов Ф.Р. Психология здоровья человека. – М.: Академия, 2001. – 352 с.

4.   Васильева О.С. Образование в сфере здоровья как стратегическое направление психологии здоровья // Психология в вузе. – 2010. – № 6. – С. 5–17.

5.   Вассерман Л.И., Трифонова К.Г., Фоломеева К.Г. Гуманистическая психология, качество жизни и ценностное сознание // Ценностные основания психологии и психология ценностей: материалы 4 Сиб. психол. форума. – Томск, 2011. – С. 14–19.

6.   Горовая В.И., Петрова Н.Ф. Идея системности в определении понятия здоровья // Фундаментальные исследования. – 2006. – № 3. – С. 25–27.

7.   Дубровина И.В. Практическая психология образования / под ред. И.В. Дубровиной. – М., 1998.

8.   Жиляев А.Г. Разработка психологического сопровождения национального проекта «Здоровье здоровых» // Психология в вузе. – 2010. – № 5. – С. 128–132.

9.   Закомолдина Т.О. Проблема социального сиротства в совеременной россии // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия: Право. – 2008. – № 2. – С. 3–9.

10.    Залевский Г.В., Кузьмина Ю.В. Некоторые проблемы психологии здоровья и здорового образа жизни // Сиб. психол. журнал. – 2009. – № 35. – С. 6–11.

11.   Испулова С.Н., Шулаева И.А. Арт-терапия как метод социальной работы с детьми-сиротами // Технологии психолого-социальной работы в условиях мегаполиса: материалы международной научно-практической конференции, Санкт-Петербург, 25–26 ноября 2010 г. — СПб.: СПбГИПСР, 2010.

12.   Козлова Н.В., Гуляев А.С. Психологическая безопасность как критерий профессионального здоровья студентов старших курсов инновационных университетов // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2012. – N 4(15) [Электронный ресурс]. URL: http://mprj.ru.

13.   Кузнецова И.В. Психологические основания реализации здоровьесберегающих технологий в образовательных учреждениях: автореф. дис. … докт. психол. наук. – М., 2003. – 58 c.

14.   Никифоров Г.С. Психология здоровья: учебник для вузов. – СПб.: Питер, 2006. – 607 с.

15.   Рагимова О.А. Социальное здоровье младших школьников в условиях трансформации российского общества: монография / пед. ин-т Сарат. гос. ун-та им. Н. Г. Чернышевского. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2004. – 228 с.

16.   Соколова Е.Т. Самосознание: самооценка при аномалиях личности. – М.: МГУ, 1989. – 278 с.

17.   Соловьев А.В. Социальное сиротство: грани проблемы // Сибирский психологический журнал. – 2009. – № 34. – С  86–89.

18.   Тхостов А.Ш. Влияние современных технологий на развитие личности и формирование патологических форм адаптации: обратная сторона социализации / А.Ш. Тхостов,  Г.К. Сурнов  //  Психологический  журнал. –  2005. –  Т. 26, № 6. – С. 16–24.

19.   Хухлаева О.В. Коррекция нарушений психологического здоровья дошкольников и младших школьников. – М., 2003.

20.   Шувалов А.В. Гуманитарно-психологические основы теории психологического здоровья // Вопросы психологии. – 2004. – № 6. – С. 18–33.

21.   Ясперс К. Общая психопатология. – М.: Практика, 1997. – 1053 с.

22.   Buhr E.J. Risk factors associated with care for orphaned children: a case-control study of orphans in orphanages and orphans in family care in kinshasa (Congo). – 2006.

23.   O'Donnell K., Murphy R., Ostermann J. A brief assessment of learning for orphaned and abandoned children in low and middle income countries //AIDS and Behavior. – 2012. – Vol. 16, № 2. – P. 480–490.

24.   Straub R. Health Psychology. – N.Y.: Worth Publishers, 2002. – 705 p.

25.   Zalevskiy G., Kuzmina Y. Internal picture of actual state of person in the total score of his health state // International Journal of Psychology. – 2008. – Vol. 43, №. 3\4. – P. 80.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.922.767

Социально-психологическое здоровье детей-сирот / Н.В. Козлова, Д.Е. Зуева, С.А. Богомаз и др. // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2014. – N 2 (25) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения