В.Я. Сёмке

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год

Особенности соотношения жизнестойкости и способов совладания при различных формах хронической
соматической патологии

Идлов А.В., Стоянова И.Я. (Томск, Российская Федерация)

 

 

Идлов Алексей Владимирович

Идлов Алексей Владимирович

–  психолог-консультант. Центр коучинга «Осознанный выбор» (Томск). Национальный исследовательский Томский государственный университет.

E-mail: endopsy@mail.ru

Стоянова Ирина Яковлевна

Стоянова Ирина Яковлевна

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор психологических наук, руководитель группы медицинской психологии в Федеральном Государственном Бюджетном учреждении «НИИ психического здоровья» СО РАМН, профессор кафедры психологического консультирования и психотерапии на факультете психологии Национального исследовательского Томского государственного университета.

E-mail: Fiale@yandex.ru      redo@mail.tomsknet.ru

 

Аннотация. Личностное качество жизнестойкости по С. Мадди рассматривается специалистами в ряду ресурсных компонентов психики, способствующих активному преодолению человеком воздействия серьезных соматических заболеваний. В статье изложены результаты количественного исследования соотношений между выраженностью жизнестойкости и использованием способов совладания, а также зависимостей между выраженностью указанных психологических конструктов и характеристиками гендерных особенностей, мотивационной направленности, тяжести заболевания при различных формах хронической соматической патологии. Исследование проводилось в выборках испытуемых с инсулинозависимым сахарным диабетом, ВИЧ-инфекцией и без выявленных хронических заболеваний общим объемом в 38 человек. Сбор экспериментальных данных производился с использованием опросника жизнестойкости С. Мадди, опросника способов совладания Р. Лазаруса и С. Фолкман и анкеты по изучаемым характеристикам испытуемых. В результате корреляционного анализа данных было установлено, что выраженность компонентов жизнестойкости у испытуемых с инсулинозависимым диабетом и без хронических заболеваний связана с частотой использования адаптивных проблемно- и эмоционально-ориентированных способов совладания, а у испытуемых с ВИЧ-инфекцией — с частотой использования условно-адаптивных эмоционально-ориентированных и ориентированных на внешнюю поддержку способов совладания. Анализ значимости различий показал, что частота использования некоторых способов совладания, в отличие от выраженности компонентов жизнестойкости, связана с характеристикой гендерных особенностей у испытуемых во всех исследуемых группах, а также с характеристикой тяжести заболевания у испытуемых с инсулинзависимом диабетом и ВИЧ-инфекцией. Таким образом, в плане соотношения выраженности жизнестойкости и использования способов совладания испытуемые с инсулинзависимым диабетом существенно отличаются от испытуемых с ВИЧ-инфекцией, обладая при этом существенно большим сходством с испытуемыми без хронических соматических патологий, чем испытуемые с ВИЧ-инфекцией. В плане зависимостей между выраженностью жизнестойкости и характеристиками гендерных особенностей, мотивационной направленности, тяжести заболевания испытуемые исследуемых групп сходством не обладают, обнаруживая при этом как существенное сходство, так и различия в плане зависимостей между использованием способов совладания и указанными характеристиками.

Ключевые слова: хроническая соматическая патология, инсулинозависимый сахарный диабет, ВИЧ-инфекция, жизнестойкость, способы совладания, гендерные особенности, мотивационная направленность, тяжесть заболевания.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

Хронические соматические патологии — это отдельный класс заболеваний, при которых отсутствие возможности полной ликвидации этиологических факторов приводит к стойким нарушениям функций органов и систем, вовлеченных в патологический процесс [9]. Осознание характера хронического заболевания, вероятности развития его осложнений, необходимость самостоятельного и продолжительного лечения могут способствовать возникновению тяжелых психических реакций пациента, которые создают психологические основы дальнейшего ухудшения состояния здоровья [1]. Развитие конструктивных механизмов преодоления связанных с наличием хронического заболевания объективных и субъективных трудностей может способствовать улучшению качества жизни пациента.

К числу психологических механизмов приспособления к хронической соматической патологии специалисты, в частности, относят стратегии совладания и личностное качество жизнестойкости. Обобщая различные подходы, совладающее поведение можно определить как стратегии действий, предпринимаемых человеком в ситуациях психологической угрозы физическому, личностному и социальному благополучию. Они реализуются в когнитивной, эмоциональной и поведенческой сфере функционирования ;личности и направлены на достижение успешной адаптации [7; 10].

Жизнестойкость, согласно С. Мадди, представляет собой личностное качество, реализуемое особым паттерном структуры установок и навыков, который позволяет человеку любые происходящие с ним изменения рассматривать как новые возможности. Выраженность данного качества способствует не только развитию личностного потенциала человека, но и оценке неблагоприятных событий как менее травматических и формированию нового опыта успешного совладания со стрессом [8].

Результаты ряда исследований позволяют предполагать наличие связи между выраженностью у человека проявлений жизнестойкости и полнотой задействованности стратегий совладания в процессе преодоления сложных жизненных ситуаций. При этом условия выявленной у человека хронической соматической патологии могут оказывать существенное воздействие на характеристики адаптивности используемых им способов совладания. С учетом вышеприведенного, изучение особенностей соотношения между внутренним ресурсом жизнестойкости и предпочитаемыми способами совладания в условиях различных хронических соматических патологий может представлять интерес для решения таких задач клинической психологии, как разработка программ адаптации к патологиям данного вида.

Основная цель нашей работы состояла в том, чтобы исследовать характер зависимости между выраженностью компонентов жизнестойкости и использованием способов совладания у пациентов с различными формами хронической соматической патологии. Кроме того, предполагалось исследовать характер зависимости между использованием способов совладания, выраженностью компонентов жизнестойкости и характеристиками гендерных особенностей, мотивационной направленности, тяжести заболевания у таких пациентов. В качестве сопоставляемых форм хронической соматической патологии для нашего исследования были выбраны инсулинозависимый сахарный диабет (ИЗСД) и заболевание, вызываемое наличием в организме вируса иммунодефицита человека (ВИЧ).

Выбор указанных нозологических форм, помимо их распространенности и социальной значимости, определяется субъективно воспринимаемым балансом общих и отличительных черт, которыми характеризуется их клинико-психологическая картина. Общими факторами для пациентов с исследуемыми патологиями является психогенное воздействие, определяемое невозможностью полного их излечения методами современной медицины, риском развития вторичной вирусной и онкопатологии при ВИЧ [6], а также кетоацидоза и поздних сосудистых осложнений при ИЗСД [5]. Эти особенности обуславливают потребность пациентов в пожизненном ежедневном применении средств антиретровирусной терапии и инсулинотерапии соответственно. Вместе с тем, в отличие от ИЗСД, с ВИЧ ассоциировано явление социальной стигматизации [4; 12], относимое специалистами к числу специфических стрессогенных факторов при данном заболевании.

Анализ литературных источников выявил ряд работ, направленных на изучение жизнестойкости и способов совладания при ИЗСД [2; 14; 16] и ВИЧ [3; 11; 13; 15], однако по их результатам не представляется возможным сделать достоверные выводы по специфичности соотношений указанных характеристик при данных формах патологии. Поэтому мы провели установочное исследование, направленное на выявление соответствующих тенденций.

Материалы и методы

Материалом для нашего исследования являются данные по выраженности изучаемых индивидуально-личностных характеристик, собранные в трех группах испытуемых общим объемом 38 человек. В основную экспериментальную группу (ОЭГ) были включены 16 человек с ИЗСД в возрасте от 25 до 46 лет, из них 8 женщин (50%) и 8 мужчин (50%). Дополнительную экспериментальную группу (ДЭГ) составили 6 человек с ВИЧ-инфекцией в возрасте от 21 до 33 лет, из них 4 женщин (67%) и 2 мужчин (33%). В контрольную группу (КГ) вошли 16 человек без хронических соматических патологий в возрасте от 25 до 41 года, из них 11 женщин (69%) и 5 мужчин (31%). В качестве способа формирования каждой из групп использовался метод рандомизации с подбором испытуемых по принципу информированного согласия с участием в исследовании.

Сбор данных для нашего исследования проходил в форме заполнения испытуемыми опросных бланков. Для получения данных по выраженности личностного качества жизнестойкости применялся стандартизованный опросник С. Мадди («Hardiness Survey», Maddi S.), адаптированный Д.А. Леонтьевым. Результирующие шкалы данного опросника измеряют в условных баллах выраженность у испытуемого каждой из составляющих трехкомпонентной модели жизнестойкости (вовлеченность, контроль, принятие риска), а также значение интегрального ее показателя (общий балл жизнестойкости).

Для получения данных по выраженности способов совладания со сложными жизненными ситуациями в нашем исследовании применялся опросник Р. Лазаруса и С. Фолкман («Ways of Coping Questionnaire», Lazarus R., Folkman S.) в адаптации Т.Л. Крюковой, Е.В. Куфтяк и М.С. Замышляевой. Выбор опросника Лазаруса-Фолкман во многом объясняется сходством его объема и структуры с таковыми у опросника жизнестойкости Мадди. Результирующие субшкалы опросника позволяют оценить в условных баллах частоту использования испытуемым каждой из 8 устойчивых форм совладающего поведения (конфронтационный копинг, дистанцирование, самоконтроль, поиск социальной поддержки, принятие ответственности, бегство-избегание, планирование решения проблемы, положительная переоценка).

Сбор данных по выраженности характеристик гендерных особенностей (ГО), мотивационной направленности (МН) и тяжести заболевания (ТЗ) проводился в форме анкетирования. У участников каждой из групп запрашивались сведения по полу и возрасту, месту проживания (город или область), образованию, сфере занятости, семейному положению и наличию детей. У участников экспериментальных групп дополнительно запрашивались сведения о стаже жизни с основной патологией и наличии сопутствующих патологий (последним термином в нашем исследовании обозначались поздние осложнения при ИЗСД и вторичные заболевания при ВИЧ-инфекции).

Аналитическая обработка собранных экспериментальных данных проводилась с использованием параметрических и непараметрических методов математической статистики. Для выявления зависимостей между величинами выраженности компонентов жизнестойкости и частотами использования способов совладания выполнялся корреляционный анализ данных по критериям Пирсона и Спирмена. Для выявления зависимостей между частотами использования способов совладания, величинами выраженности компонентов жизнестойкости и характеристиками гендерных особенностей, мотивационной направленности и тяжести заболевания проводился анализ значимости различий между средними величинами в выборках по T-критерию и критерию Манна-Уитни, а также однофакторный дисперсионный анализ и ранговый дисперсионный анализ по критерию Краскела-Уоллеса. Выявления особенностей соотношения жизнестойкости и способов совладания у людей с ИЗСД и ВИЧ проводилось посредством качественного и количественного сопоставления статистически значимых результатов анализа по каждой из групп испытуемых.

Результаты исследований

Анализ зависимостей между выраженностью компонентов жизнестойкости и частотами использования способов совладания выявил наличие статистически значимых корреляционных соотношений в каждой из групп испытуемых. Сопоставление результатов корреляционного анализа показало наличие как уникальных для каждой из групп соотношений между исследуемыми характеристиками (табл. 1), так и соотношений, общих для нескольких групп (табл. 2).

 

Таблица 1

Соотношения между жизнестойкостью и способами совладания,
уникальные для каждой из групп испытуемых

 

Значения коэффициентов корреляции Пирсона считались достоверными для сочетаний шкал опросников, форма распределения данных по которым оказалось близкой к нормальному виду. Коэффициенты корреляции Спирмена рассматривались как достоверные для сочетаний шкал опросников, в которых форма распределения данных хотя бы по одной шкале имеет существенные отличия от нормального вида.

 

Таблица 2

Соотношения между жизнестойкостью и способами совладания,
общие для различных групп испытуемых

 

Анализ зависимостей между частотами использования способов совладания и характеристиками ГО, МН, ТЗ выявил наличие статистически значимых различий в выборках по соответствующим независимым переменным в каждой из групп испытуемых. Характеристика ГО в нашем исследовании описывается переменной половой принадлежности испытуемого, характеристика МН — переменными уровня образования, сферы занятости и семейного статуса, характеристика ТЗ — переменными стажа жизни с патологией и наличия сопутствующих патологий. Сопоставление результатов анализа значимости различий показало наличие как уникальных для каждой из групп соотношений между исследуемыми характеристиками (табл. 3), так и соотношений, общих для нескольких групп (табл. 4).

 

Таблица 3

Соотношения между способами совладания и характеристиками ГО, МН и ТЗ, уникальные для каждой из групп испытуемых

 

Результаты анализа по T-критерию и однофакторного дисперсионного анализа считались достоверными, если форма распределения данных по шкалам опросника приближалась к нормальному виду. Результаты анализа по критериям Манна-Уитни и Краскела-Уоллеса рассматривались как достоверные для шкал опросника, в которых форма распределения данных имеет существенные отличия от нормального вида.

 

Таблица 4

Соотношения между способами совладания и характеристиками ГО, МН и ТЗ,
общие для различных групп испытуемых

 

Анализ зависимостей между выраженностью компонентов жизнестойкости и характеристиками ГО, МН, ТЗ также выявил присутствие статистически значимых различий в выборках по соответствующим переменным в каждой из групп испытуемых. При этом сопоставление результатов анализа значимости различий показало наличие только уникальных для каждой из групп соотношений между исследуемыми характеристиками (табл. 5) в отсутствие соотношений, общих для нескольких групп.

 

Таблица 5

Соотношения между жизнестойкостью и характеристиками ГО, МН и ТЗ,
уникальные для каждой из групп испытуемых

 

Помимо анализа внутригрупповых соотношений в общей выборке испытуемых исследована значимость различий частот использования способов совладания и выраженности компонентов жизнестойкости по характеристике принадлежности к каждой из групп. Дисперсионный анализ по фактору принадлежности к группе испытуемых был дополнен методами обнаружения значимых различий между средними величинами по T-критерию и критерию Манна-Уитни с последовательным их применением для всех подходящих сочетаний. В результате выявлены существенные различия по частоте использования способов совладания в экспериментальных группах (табл. 6) при отсутствии различий в выраженности компонентов жизнестойкости во всех трех группах испытуемых.

 

Таблица 6

Соотношения между способами совладания и характеристикой принадлежности
к группе испытуемых

 

Обсуждение результатов

Выраженность показателей жизнестойкости у испытуемых с ИЗСД и без хронических заболеваний оказалась связанной с более частым использованием усилий, направленных на анализ и активное разрешение сложных жизненных ситуаций, создание положительного отношения к ним, а также более редким стремлением к мысленному и поведенческому избеганию таких ситуаций (табл. 1, 2). Следовательно, у испытуемых указанных групп выраженность жизнестойкости обнаруживает связь с использованием адаптивного проблемно- и эмоционально-ориентированного совладания со сложными ситуациями. Кроме того, наличие в ОЭГ и КГ общих статистически значимых корреляционных соотношений между выраженностью исследуемых характеристик (табл. 2) позволяет предположить, что присутствие развитых качеств жизнестойкости в структуре личности человека с ИЗСД в эмоциональном, когнитивном и поведенческом плане приближает его к человеку без хронических соматических патологий. Это позволяет сделать вывод о позитивном значении включенности пациентов соответствующей группы в активную жизнедеятельность, а также о возможности базироваться на данном положении в процессе медико-психологической работы.

У испытуемых с ВИЧ-инфекцией выявлены связи между выраженностью компонентов жизнестойкости и более частым использованием когнитивных усилий по снижению значимости сложных ситуаций, более редким признанием своей роли в их возникновении и разрешении, а также более редким обращением к поиску информационной, действенной и эмоциональной поддержки со стороны других людей (табл. 1). Таким образом, у пациентов с ВИЧ выраженность жизнестойкости связана с использованием условно-адаптивного эмоционально-ориентированного совладания со сложными ситуациями и совладания, ориентированного на внешнюю поддержку. Кроме того, в данной группе не выявлено статистически значимых корреляционных соотношений между выраженностью компонентов жизнестойкости и частотами использования способов совладания, характерных для испытуемых из ОЭГ и КГ (табл. 2). Это позволяет сделать вывод о том, что по критерию соотношения указанных характеристик пациенты с ВИЧ-инфекцией являются полностью обособленными от пациентов с ИЗСД и людей без хронических заболеваний.

По-видимому, наличие ассоциированных с ВИЧ-инфекцией специфических хронических стрессогенных факторов (таких, как социальная и внутренняя стигматизация) может приводить к тому, что личностный ресурс жизнестойкости у людей, живущих с ВИЧ, затрачивается на реализацию принципиально иных способов совладания, чем у людей с ИЗСД и без хронических соматических патологий. У людей с ИЗСД в силу отсутствия подобных факторов ресурс жизнестойкости может способствовать развитию и поддержанию способов совладания, характерных для людей без хронических заболеваний. Учет этих особенностей может быть полезным при разработке клинико-психологических программ по улучшению качества жизни пациентов с различными нозологическими формами.

В результате анализа различий выраженности способов совладания по характеристикам ГО, МН и ТЗ установлено, что принимавшие участие в исследовании женщины с ИЗСД, ВИЧ-инфекцией и без хронических заболеваний существенно чаще мужчин в сложных жизненных ситуациях обращаются к поиску информационной, действенной и эмоциональной поддержки со стороны других людей. Испытуемые с ИЗСД и ВИЧ-инфекцией при отсутствии сопутствующих патологий значимо более редко признают свою роль в возникновении и разрешении сложных ситуаций, чем при неизвестном статусе сопутствующих патологий и при их наличии соответственно (табл. 4). Испытуемые с ИЗСД, обладающие среднеспециальным образованием или имеющие семью, существенно чаще склонны прибегать к агрессивным усилиям по изменению сложных ситуаций, чем испытуемые со средним образованием или несемейные. Мысленные и поведенческие усилия, направленные на избегание сложных ситуаций, при ИЗСД значимо более часто применяются испытуемыми со среднеспециальным образованием, чем со средним, а при отсутствии хронических заболеваний — женщинами, чем мужчинами (табл. 3). Усилия по созданию положительного значения сложных ситуаций при ИЗСД существенно чаще прилагаются испытуемыми, занятыми работой и учебой, чем занятыми домашним хозяйством, при ВИЧ-инфекции — несемейными испытуемыми, чем семейными, а в отсутствие хронических заболеваний — женщинами или испытуемыми, занятыми домашним хозяйством, чем мужчинами или занятыми работой и учебой (табл. 3, 4). Отметим, что наличие в ОЭГ и ДЭГ общих статистически значимых соотношений между выраженностью исследуемых характеристик (табл. 4) позволяет независимые переменные гендерной принадлежности и наличия сопутствующих патологий отнести к числу общих факторов, существенным образом связанных с частотой использования способов совладания в условиях изучаемых хронических заболеваний.

Анализ различий выраженности жизнестойкости по характеристикам ГО, МН и ТЗ показал, что уверенность в позитивном значении включенности в динамику жизненных процессов при ВИЧ-инфекции значимо более часто свойственна испытуемым, не имеющим сопутствующих патологий, чем имеющим сопутствующие патологии, а при отсутствии хронических заболеваний — испытуемым, занятым домашним хозяйством, чем занятым работой и учебой. Убежденность в положительном значении жизненного опыта для личностного развития при ИЗСД существенно более свойственна испытуемым, занятым работой и учебой, чем занятым домашним хозяйством, при ВИЧ-инфекции — мужчинам, чем женщинам, а при отсутствии хронических заболеваний — испытуемым с высшим образованием, чем со средним. Способностью к восприятию любых изменений в жизни как источника новых возможностей при ВИЧ-инфекции существенно чаще обладают мужчины, чем женщины, а в отсутствие хронических заболеваний — испытуемые с высшим образованием, чем со средним (табл. 5). При этом отсутствие в ОЭГ и ДЭГ общих статистически значимых соотношений между выраженностью исследуемых характеристик позволяет заключить, что ни одна из переменных, рассматривавшихся нами в составе ГО, МН и ТЗ, не может быть отнесена к числу общих факторов, существенным образом связанных с выраженностью компонентов жизнестойкости в условиях изучаемых хронических заболеваний.

По-видимому, связи между компонентами личностного ресурса жизнестойкости и исследуемыми в данной работе характеристиками ГО, МН и ТЗ являются более чувствительными к специфическому воздействию ИЗСД и ВИЧ-инфекции, чем связи между указанными характеристиками и привычными способами совладания со сложными ситуациями. В таком случае развитие у человека одного из исследуемых заболеваний должно обуславливать преобразование донозологических связей личностного ресурса жизнестойкости с обозначенными индивидуально-личностными характеристиками, в то время как аналогичные донозологические связи между способами совладания и указанными характеристиками могут частично сохраняться. Кроме того, манифестация ИЗСД и ВИЧ-инфекции может приводить к образованию новых связей между изучаемыми характеристиками, которые дополняют специфическую картину значимых различий в их выраженности при указанных нозологических формах.

Анализ различий выраженности жизнестойкости и способов совладания в каждой из групп испытуемых показал единственный статистически достоверный результат, согласно которому пациенты с ВИЧ-инфекцией существенно более часто, чем пациенты с ИЗСД, используют мысленные и поведенческие усилия, направленные на избегание сложных жизненных ситуаций (табл. 6). Отсутствие других значимых различий в выраженности изучаемых характеристик предположительно может быть следствием проявления эффекта социальной желательности при заполнении испытуемыми стандартизованных методик, которые использовались нами для сбора экспериментальных данных.

Выводы

1.  Принимавшие участие в исследовании пациенты с ИЗСД обладают существенными отличиями от пациентов с ВИЧ-инфекцией в аспекте соотношения между выраженностью компонентов жизнестойкости и частотой использования определенных способов совладания. Проявления жизнестойкости у испытуемых с ИЗСД обнаруживают связь с использованием адаптивного проблемно- и эмоционально-ориентированного совладания со сложными ситуациями. У испытуемых с ВИЧ-инфекцией выраженность жизнестойкости связана с использованием условно-адаптивного эмоционально-ориентированного совладания и совладания, ориентированного на внешнюю поддержку.

2.  Пациенты с ИЗСД, в отличие от пациентов с ВИЧ-инфекцией, обладают существенным сходством с испытуемыми без хронических заболеваний в аспекте соотношения между выраженностью компонентов жизнестойкости и частотой использования определенных способов совладания.

3.  Принимавшие участие в исследовании пациенты с ИЗСД и ВИЧ-инфекцией обладают незначительными различиями по частоте использования способов совладания и выраженности компонентов жизнестойкости. При этом по данному критерию пациенты с изучаемыми патологиями не имеют существенных отличий от испытуемых без хронических заболеваний.

4.  Гендерная принадлежность и тяжесть заболевания у пациентов с ИЗСД и ВИЧ-инфекцией относятся к числу индивидуальных качеств, связанных с частотой использования определенных способов совладания.

5.  Характеристики гендерных особенностей, мотивационной направленности, тяжести заболевания определяют индивидуальные качества пациентов с ИЗСД и ВИЧ-инфекцией, не связанные с проявлениями однородных характеристик жизнестойкости.

 

Литература

1.   Александер Ф. Психосоматическая медицина. Принципы и практическое применение / пер. с англ. С. Могилевского. – М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2002. – 352 с.

2.   Аминева Я.Р. Эмпирическое изучение личностных детерминант копинг-стратегий у лиц находящихся в условиях сложной жизненной ситуации // Материалы Междунар. заочной науч.-практ. конф. «Педагогические и психологические науки: актуальные вопросы». – Новосибирск: НП «СибАК», 2012 [Электронный ресурс]. – URL: http://sibac.info/index.php/2009-07-01-10-21-16/4632-2012-11-09-05-57-09.

3.   Ахмеров Р.А. Жизнестойкость и успешная самореализация ВИЧ-инфицированных // Материалы IV съезда психологов образования России. – М., 2008. – С. 408–410.

4.   Беляева В.В., Покровский В.В., Кравченко А.В. Консультирование при ВИЧ-инфекции: пособие для врачей различных специальностей. – М.: Министерство здравоохранения РФ, 2003. – 77 с.

5.   Дедов И.И., Мельниченко Г.А., Фадеев В.Ф. Эндокринология: учебник для вузов. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: ГЭОТАР-Медиа, 2007. – 432 с.: ил.

6.   Змушко Е.И., Белозеров Е.С., Митин Ю.А. Клиническая иммунология: руководство для врачей. – СПб.: Питер, 2001. – 576 с.

7.   Набиуллина Р.Р., Тухтарова И.В. Механизмы психологической защиты и совладания со стрессом (определение, структура, функции, виды, психотерапевти-ческая коррекция): учебное пособие. – Казань: Изд-во ИП Тухтаров В.Н., 2003. – 96 с.

8.   Наливайко Т.В. К вопросу осмысления концепции жизнестойкости С. Мадди // Вестник интегративной психологии: журнал для психологов. – Ярославль, Москва. – 2006. – Вып 4. – С. 127–130.

9.   Рубцовенко А.В. Патологическая физиология. – М.: МЕДпресс, 2006. – 605 с.

10.   Семке В.Я., Стоянова И.Я. Личность пациентов с невротическими расстройствами в пространстве концепции клинической персонологии // Сибирский вестник психиатрии и наркологии. – Томск. – 2010. – № 2(59). – С. 9–12.

11.   Социально-психологические аспекты совладания с болезнью у людей, живущих с ВИЧ / А.Ф. Махаматова, К.Ю. Ерицян, М.М. Русакова и др. // Теория и практика общественного развития. – Издательский дом «ХОРС», 2013. – № 1 [Электронный ресурс]. – URL: http://www.teoria-practica.ru/ru/2013/1-2013.html.

12.   Стигматизация и дискриминация людей, живущих с ВИЧ в России: отчет по результатам социологического исследования. – М.: МРОО «Сообщество ЛЖВ», 2010. – 24 с.

13.   Moskowitz J.T., Hult J.R., Bussolari C., Acree M. What works in coping with HIV? A meta-analysis with implications for coping with serious illness // Psychological Bulletin. – 2009. № 135. – Р. 121–141.

14.   Turan B., Osar Z., Turan J.M., Damci T., Ilkova H. The role of coping with disease in adherence to treatment regimen and disease control in type 1 and insulin treated type 2 diabetes mellitus // Diabetes and Metabolism. – 2002. – Vol. 28, № 3. – Р. 186–193.

15.   Vance D.E., Burrage J., Couch A., Raper J. Promoting successful aging with HIV through hardiness: Implications for nursing practice and research // Journal of Gerontological Nursing. – 2008. – № 34(6). – Р. 22–31.

16.   Yi J.P., Vitaliano P.P., Smith R.E., Yi J.C., Weinger K. The role of resilience on psychological adjustment and physical health in patients with diabetes // British Journal of Health Psychology. – 2008. – № 13(2). – Р. 311–325.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.943.8

Идлов А.В., Стоянова И.Я. Особенности соотношения жизнестойкости и способов совладания при различных формах хронической соматической патологии // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2014. – N 2 (25) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения