С.С. Мнухин

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год

Психологические особенности реагирования в «ситуации заболевания» больных шизотипическим расстройством

Сирота Н.А., Соболев В.А., Давыдова И.А., Ярославская М.А.
(Москва, Российская Федерация)

 

 

Сирота Наталья Александровна

Сирота Наталья Александровна

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук, профессор, декан факультета клинической психологии и заведующий кафедрой клинической психологии Московского государственного медицинского стоматологического университета им. А.И. Евдокимова; Член-корреспондент РАЕН.

E-mail: sirotan@mail.ru

Соболев Владимир Алексеевич

Соболев Владимир Алексеевич

–  кандидат медицинских наук, главный врач Государственного бюджетного учреждения здравоохранения города Москвы «Психиатрическая клиническая больница № 12 Департамента здравоохранения Москвы» (ГБУЗ ПКБ № 12 ДЗМ).

E-mail: info@pkb12.mosgorzdrav.ru

Давыдова Ирина Александровна

Давыдова Ирина Александровна

–  кандидат медицинских наук, заместитель главного врача по поликлинической работе Государственного бюджетного учреждения здравоохранения города Москвы «Психиатрическая клиническая больница № 12 Департамента здравоохранения Москвы» (ГБУЗ ПКБ № 12 ДЗМ).

E-mail: davydova1@yandex.ru

Ярославская Мария Александровна

Ярославская Мария Александровна

–  кандидат психологических наук, клинический психолог Государственного бюджетного учреждения здравоохранения города Москвы «Психиатрическая клиническая больница № 12 Департамента здравоохранения Москвы» (ГБУЗ ПКБ № 12 ДЗМ).

E-mail: visiteuse@mail.ru

 

Аннотация. Целью настоящего исследования — явилось изучение психологических особенностей реагирования в «ситуации заболевания» больных шизотипическим расстройством. В исследовании приняли участие 30 человек в возрасте от 35 лет до 52 лет. Методы: было проведено экспериментально-психологическое исследование при помощи опросника «Копинг поведения в стрессовых ситуациях», теста «Шкала Одиночества». Результаты: в ходе проведенного исследования установлено, что у больных шизотипическим расстройством отмечается ригидность в использовании стратегий стресс-преодолевающего поведения. Больные шизотипическим расстройством испытывают высокий уровень дистресса, ощущения социальной изоляции, а также дефицит в поведенческом репертуаре средств по улучшению психоэмоционального состояния с большей выраженностью у женщин. В репертуаре совладающих стратегий со стрессом у мужчин с диагнозом «шизотипическое расстройство» преобладают проблемно-ориентированные стили. Для женщин с диагнозом «шизотипическое расстройство» в ситуациях стресса и заболевания наиболее предпочтительными стратегиями совладания являются эмоционально-ориентированные. Обсуждение: исследование особенностей психологического реагирования в «ситуации заболевания» пациентов, страдающих шизотипическим расстройством, поможет не только расширить уже имеющиеся научные знания о клинико-психологических характеристиках данной группы, но и явиться полезной основой при построении психосоциальных реабилитационных программ.

Ключевые слова: совладающее поведение, адаптация, гендерные различия, шизотипическое расстройство.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

Шизофрения является одним из самых распространенных и высоко затратных психических заболеваний в мире [1; 3; 6; 8; 9; 11; 13; 16]. Ранняя диагностика и своевременная помощь, оказанная пациентам, страдающим расстройствами шизофренического спектра, может существенно повысить их уровень качества жизни [6; 15; 10; 12; 16]. Психологическая адаптация эндогенных больных в большинстве случаев затруднена и имеет низкий уровень функционирования вследствие когнитивных искажений, эмоционально-поведенческих изменений, социальной изоляции, характерных для данной группы [5]. Одной из главных причин, приводящей к социальной изоляции, является нарушение в оперировании копинг-стратегиями поведения. Corrigan P.W., Penn D.L. [7] отмечают положительную динамику в психосоциальной адаптации пациентов, страдающих шизофренией, при психотерапии, ориентированной на обучение разнообразным стилям стресс-преодолевающего поведения. На этом фоне приобретает особое значение исследование особенностей предпочтения стратегий стресс-преодолевающего поведения у пациентов, страдающих эндогенными расстройствами, что поможет не только расширить уже имеющиеся научные знания о клинико-психологических особенностях данной группы, но и явиться полезной основой при построении психосоциальных реабилитационных программ.

Цель настоящего исследования — изучить психологические особенности реагирования в «ситуации заболевания» больных шизотипическим расстройством.

Задачи исследования:

1.   На группах мужчин и женщин, имеющих диагноз «шизотипическое расстройство», исследовать стратегии совладающего поведения.

2.   На группах мужчин и женщин, имеющих диагноз «шизотипическое расстройство», исследовать уровень субъективного ощущения одиночества, а также степень выраженности чувства социальной изоляции.

Характеристика групп обследуемых и методы

В исследовании приняли участие 30 человек в возрасте от 35 до 52 лет с диагнозом F21 «шизотипическое расстройство». Больные находились на лечении в ГБУЗ ПКБ № 12 ДЗМ.

Выборка из 30 пациентов была разбита на 2 группы. В первую группу вошли 15 мужчин, средний возраст — 43,5±6,02. Группу сравнения составили 15 женщин, средний возраст — 46,4±5,12.

Для изучения частоты использования и оценки степени эффективности копинг-стратегий применялся опросник «Копинг поведения в стрессовых ситуациях» (Н.С. Эндлер, Д.А. Паркер, 1990; адаптированный вариант Т.Л. Крюковой [2]). Для изучения уровня субъективного ощущения одиночества и степени выраженности чувства социальной изоляции применялась The UCLA Loneliness Scale («Шкала одиночества») Russell, Peplau, Ferguson, 1996.

Статистическая обработка результатов исследования

При статистической обработке результатов рассчитывались среднеарифметические значения, стандартные отклонения, достоверность различий между группами. Последний показатель рассчитывался по U-критерию Манна–Уитни. При обработке результатов использовалась компьютерная статистическая программа «Statistica 6.0». Использовали также программу MICROSOFT EXCEL 2003. Расчет производился с достоверностью p ≤0,05.

Описание методики

Опросник «Копинг поведения в стрессовых ситуациях»

Тест включает перечень заданных реакций на стрессовые ситуации и нацелен на определение доминирующих копинг стратегий [2].

Методика состоит из 48 возможных реакций субъекта на различные стрессовые ситуации. Утверждения образуют 3 диагностические шкалы и 2 субшкалы:
– копинг, ориентированный на решение задачи;
– копинг, ориентированный на эмоции;
– копинг, ориентированный на избегание;
– субшкала отвлечение;
– субшкала социальное отвлечение.

Участнику исследования дается инструкция: «Ниже приводятся возможные реакции человека на различные трудные, огорчающие или стрессовые ситуации. Укажите, как часто вы ведете себя подобным образом в трудной стрессовой ситуации и поставьте соответствующую цифру в бланке ответов».

Как следует из инструкции, ответ оценивается испытуемым по 5-балльной шкале в зависимости от частоты обращения к стратегии: никогда — 1 балл, редко — 2 балла, иногда — 3 балла, чаще всего — 4 балла, очень часто — 5 баллов.

При обработке результатов суммируются баллы, поставленные испытуемыми, с учетом ключа методики.

«Шкала Одиночества»

«Шкала Одиночества» разработана в Университете Калифорнии в Лос-Анджелесе. Тест состоит из 20 пунктов и предназначен для измерения уровня субъективного ощущения одиночества, а также чувства социальной изоляции. Участнику исследования дается инструкция: «Вам предлагается ряд утверждений. Рассмотрите последовательно каждое и оцените с точки зрения частоты их проявления применительно к Вашей жизни при помощи четырех вариантов ответов: «часто», «иногда», «редко», «никогда». Выбранный вариант отметьте знаком «+».

Обработка результатов и интерпретация: подсчитывается количество каждого из вариантов ответов. Сумма ответов «часто» умножается на 3, «иногда» — на 2, «редко» — на 1 и «никогда» — на 0. Полученные результаты складываются. Максимально возможный показатель одиночества — 60 баллов. Высокую степень одиночества показывают от 40 до 60 баллов, от 20 до 40 баллов — средний уровень одиночества, от 0 до 20 баллов — низкий уровень одиночества.

Результаты исследования и их обсуждение

Опросник «Копинг поведения в стрессовых ситуациях»

Шкала Проблемно-ориентированный копинг (ПОК)

Средние значения для обследованных групп представлены на диаграмме № 1. Мужчины с шизотипическим расстройством  достоверно активнее (P≤0,05) обращаются к проблемно-ориентированным стратегиям в сравнении с женщинами, имеющими такой же диагноз. Средние показатели для 1 группы составили 54,2±9,73; 2 группы — 43,3±8,5. У мужчин отмечается средний уровень в использовании данной стратегии, что указывает на  возможность рационального анализа стрессовой ситуации, способности к построению и выполнению плана по разрешению проблемы. У женщин преобладает низкий уровень копинга, что свидетельствует о трудностях рассмотрения ситуации в перспективе и планирования действий.

Шкала Эмоционально-ориентированный копинг (ЭОК)

Средние показатели по шкале «эмоционально-ориентированный копинг» для мужчин составили 27,5±8,7, что достоверно ниже (P≤0,05) значений результатов женщин, полученные баллы для которых варьируют в пределах 61,5±7,9. Отчетливое предпочтение стратегии 2 группой указывает на инфантильность, эмоциональную неустойчивость, склонность к аффективным вспышкам, фиксацию на собственных чувствах, преобладание переживания негативных эмоций, уход от решения проблемы. Редкое обращение в 1 группе свидетельствует о проблемах вербализации эмоций, трудностях дифференциации своего душевного состояния.

Шкала Копинг, ориентированный на избегание (КОИ)

По данным теста, полученные значения 40,3±6,5 во 2 выборке не выходят за рамки нормативов теста, что указывает на умеренное обращение к копингу. У женщин показатели по шкале достоверно (P≤0,05) более высокие 68,3±7,2 в сравнении с результатами мужчин, что указывает на попытки избегания стрессовых мыслей и проблем на поведенческом и когнитивном уровне, склонность не признавать личной роли в возникновении ситуаций.

 

Диаграмма № 1
Средние показатели предпочтительности стратегий преодолевающего поведения для больных шизотипическим расстройством, полученные с помощью методики «Копинг поведения в стрессовых ситуациях»

 

Субшкала «Отвлечение»

Недостаточное обращение к стратегии «отвлечение» наблюдается у обеих групп, с достоверно (P≤0,05) более редким использованием у женщин, средние значения для которых составили 13,2±3,2, по сравнению с мужчинами, у которых показатели варьируют в пределах 16,2±3,8. Полученные данные указывают на высокий уровень внутреннего напряжения, дефицит в поведенческом репертуаре средств по улучшению психоэмоционального состояния с большей выраженностью во 2 группе.

Субшкала «Социальное отвлечение» (СО)

Редкое использование копинга «социальное отвлечение» отмечается в обеих группах. Достоверных различий не было выявлено (P>0,05). Средние значения для мужчин составили 8,2±2,3, у женщин — 7,3±1,02. Полученные данные свидетельствуют о выраженных трудностях в построении межличностных контактов, адекватного восприятия социального контекста ситуаций.

«Шкала Одиночества»

В целом, по данным теста, в обеих выборках получен высокий уровень субъективного ощущения одиночества (диаграмма № 2), для мужчин средние показатели варьируют в пределах 50,12±5,7, для женщин — 49,5±7,8 (P>0,05), что свидетельствует о низкой степени интеграции субъекта с социальной средой, низком уровне эмоциональной экспансивности, плохо развитых коммуникативных навыках и, как следствие, отсутствие глубоких личностных контактов, ограниченность круга общения, выраженное чувство социальной изоляции.

 

Диаграмма № 2
Уровень субъективного ощущения одиночества для больных шизотипическим расстройством, полученный с помощью методики «Шкала Одиночества»

 

Выводы

1.   У больных шизотипическим расстройством отмечается ригидность в использовании стратегий стресс-преодолевающего поведения.

2.   Больные шизотипическим расстройством испытывают высокий уровень дистресса, дефицит в поведенческом репертуаре средств по улучшению психоэмоционального состояния с большей выраженностью у женщин.

3.   В репертуаре совладающих стратегий со стрессом у мужчин с диагнозом «шизотипическое расстройство» преобладают проблемно-ориентированые стили. Для женщин с диагнозом «шизотипическое расстройство» в ситуациях стресса и заболевания наиболее предпочтительными стратегиями совладания являются эмоционально-ориентированные.

4.   У мужчин с диагнозом «шизотипическое расстройство» обнаруживается способность к рациональному анализу стрессовой ситуации, к построению и выполнению плана по разрешению проблем.

5.   У женщин с диагнозом «шизотипическое расстройство» преобладают инфантильность, эмоциональная неустойчивость, склонность к аффективным вспышкам, фиксация на собственных чувствах, переживание негативных эмоций, уход от решения проблем.

6.   У больных с диагнозом «шизотипическое расстройство» наблюдается высокий уровень субъективного ощущения одиночества, низкая степень социальной интеграции, низкий уровень эмоциональной экспансивности, недостаточно развитые коммуникативные навыки и, как следствие, трудности в построении межличностных контактов, отсутствие глубоких личностных контактов, ограниченность круга общения.

7.   Больные с диагнозом «шизотипическое расстройство» испытывают в выраженной степени чувство социальной изоляции.

Заключение

Полученные данные подтверждают результаты предыдущих исследований [4; 5] и позволяют выделить устойчивые стили реагирования в «ситуации заболевания» больных шизотипическим расстройством.

 

Литература

1.   Доказательная фармакотерапия шизофрении (клинико-экономические аспекты) // Современные проблемы науки и образования / К.Д. Рахимов, А.М. Акимбаева, К.А. Зординова и др. – 2010. – № 4 – С. 137–156.

2.   Копинг-поведение в стрессовых ситуациях / С. Норман, Д.Ф. Эндлер, Д.А. Джеймс, М.И. Паркер; адаптированный вариант Т.А. Крюковой // Н.П. Фетискин, В.В. Козлов, Г.М. Мануйлов. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. – М., Изд-во Института Психотерапии, 2002. – C. 442–444.

3.   Омельяновский В.В., Авксентьева М.В., Ивахненко О.И. Сравнительный клинико-экономический анализ медикаментозного лечения пациентов с шизофренией антипсихотическими препаратами первого и второго поколения в таблетированной форме // Социальная и клиническая психиатрия. – 2013. – № 2. – С. 73–83.

4.   Сирота Н.А., Ярославская М.А. Исследование проактивного совладающего поведения у больных шизотипическим расстройством // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2014. – N 1(24). [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: 15.03.2014).

5.   Совладающее поведение больных шизофренией как стратегия адаптации / дезадаптации к «ситуации заболевания» / Н.А. Сирота, В.А. Соболев, И.А. Давыдова и др. // Клиническая и медицинская психология: исследования, обучение, практика: электрон. науч. журн. – 2013. – N 2(2). [Электронный ресурс]. – URL: http://www.medpsy.ru/climp/ (дата обращения: 15.12.2013).

6.   Awad A.G., Voruganti L.N.P., Heslegrave R.J. Measuring quality of life in patients with schizophrenia // Pharmacoeconomics. – 1997. – Vol. 11(1). – P. 32–47.

7.   Corrigan P.W., Penn D.L. (Eds.). Social cognition and schizophrenia. – Washington, DC: APA, 2001.

8.   Disponible à l'adresse suivante : Direction générale des communications, Santé et Bien être social Canada, Pttawa, Ontario, KIA OK9.

9.   Jablensky A. Schizophrenia: the epidemiological horizon. In: Hirsch SR, Weinberger DR, editors. Schizophrenia. 2nd ed. – Oxford, United Kingdom: Blackwell Science, 2003.

10.   La schizophrénie – Guide à l'intention des familles. Ottawa, Ontario, Approvisionnements et. – Services Canada, 1991.

11.   Lewine, R.R.J. "Gender and Schizophrenia" in Nasrallah H.A., et, Handbook of schizophrenia. – Vol. 3. – Amsterdam: Pays-Bas. Elsevier, 1988. – Р. 379–397. – http://epirev.oxfordjournals.org/content/30/1/67.long - xref-ref-2-1

12.   Male sexual dysfunction and quality of life in schizophrenia / M. Olfson, T. Uttaro, W.H. Carson [at al.] – J Clin Psychiatry. – 2005;66:331–338.

13.   McGrath J.J. Myths and plain truths about schizophrenia epidemiology – the NAPE lecture 2004. – Acta Psychiatr Scand, 2005. – Р. 111:4–11.

14.   Quality of life and response to negative symptoms in schizophrenia to haloperidol and the atypical antipsychotic remoxipride / A G. Awad, Y.D. Lapierre, C. Angus [et al.] // J Psychiatry Neurosci. – 1997. – Vol. 22(4). – P. 244–248.

15.   Quality of life in schizophrenia: relationship to sociodemographic factors, symptomatology and tardive dyskinesia / S. Browne, M. Roe, A. Lane [et al.] – Acta Psychiatrica Scandinavica. – 1996. – Vol. 94. – P. 118–124. – http://www.ijmhs.com/pubmed/8883573http://www.hqlo.com/pubmed/9262046

16.   Self-report quality of life measure for people with schizophrenia: the SQLS / G. Wilkinson, B. Hesdon, D. Wild [et al.]. – Br J Psychiatry. – 2000. – Vol. 177. – P. 42–46.

17.   The de facto mental and addictive disorders service system. Epidemiologic Catchment Area prospective 1-year prevalence rates of disorders and services / D.A. Regier, W.E. Narrow, D.S. Rae [at al.]. – Archives of General Psychiatry . – 1993. – Feb, Vol. 50(2). – P.  85–94.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.943.8:616.895.8

Психологические особенности реагирования в «ситуации заболевания» больных шизотипическим расстройством / Сирота Н.А., Соболев В.А., Давыдова И.А. и др. // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2014. – N 3(26) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения