С.С. Мнухин

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год

Психопатологические феномены, сопровождающие интернет-зависимое поведение у подростков

Малыгин В.Л., Антоненко А.А., Меркурьева Ю.А., Искандирова А.С.
(Москва, Российская Федерация)

 

 

Малыгин Владимир Леонидович

Малыгин Владимир Леонидович

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор медицинских наук профессор, заведующий кафедрой психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии Московского государственного медицинского стоматологического университета им. А.И. Евдокимова (МГМСУ).

E-mail: malyginvl@yandex.ru

Антоненко Анна Анатольевна

Антоненко Анна Анатольевна

–  клинический психолог, аспирант кафедры психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии факультета клинической психологии Московского государственного медицинского стоматологического университета им. А.И. Евдокимова (МГМСУ).

E-mail: anuta4ever@gmail.com

Меркурьева Юлия Александровна

Меркурьева Юлия Александровна

–  клинический психолог, соискатель кафедры психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии факультета клинической психологии Московского государственного медицинского стоматологического университета им. А.И. Евдокимова (МГМСУ).

E-mail: teurgia@mail.ru

Искандирова Арина Сункаровна

Искандирова Арина Сункаровна

–  кандидат медицинских наук доцент, кафедра психологического консультирования, психокоррекции и психотерапии факультета клинической психологии Московского государственного медицинского стоматологического университета им. А.И. Евдокимова (МГМСУ).

E-mail: Arisha21@rambler.ru

 

Аннотация. Объектом настоящего исследования являются подростки, учащиеся 9—11 классов общеобразовательных учреждений г. Москвы с интернет-зависимым поведением (ИЗП), с разным типом предпочитаемой деятельности в сети Интернет. Целью исследования является выявление клинико-психологических особенностей подростков с интернет-зависимым поведением от компьютерным игр и онлайн-общения. В статье приводятся результаты сравнительного исследования клинико-психопатологических феноменов у подростков с интернет-зависимым поведением, характеризующихся различными типами деятельности в сети Интернет, в частности, предпочитающими игры и предпочитающими сервисы онлайн-общения. Исследование проводилось следующими методиками: анкета участника исследования, разработанная с целью объективного подтверждения мнтернет-зависимости и выявления предпочитаемых интернет-ресурсов; методика «Шкала интернет-зависимости Чена» (Шкала CIAS в адаптации Малыгина В.Л., Феклисова К.А.); симптоматический опросник SCL-90-R (Simptom Check List-90-Revised). В статье описывается выраженность интернет-зависимого поведения в целом и его симптомов у подростков с ИЗП, и проводится сравнение выраженности симптомов у подростков с ИЗП, предпочитающих игры, и подростков с ИЗП, предпочитающих сервисы онлайн-общения. Выявлено, что интернет-зависимое поведение от игр обладает большей аддиктогенностью, чем интернет-зависимое поведение от сервисов онлайн-общения. Также в статье проводится сравнение клинико-психопатологических феноменов, сопровождающих интернет-зависимое поведение у подростков указанных групп. Выявлено, что для подростков, предпочитающих массовые многопользовательские ролевые он-лайн игры, более свойственна тревожная и астено-депрессивная симптоматика, что может указывать на более патогенный характер воздействий многопользовательских он-лайн игр. Для подростков, предпочитающих сервисы онлайн-общения более свойственно проявление враждебности.

Ключевые слова: интернет-зависимое поведение у подростков, зависимость от игр, аддиктивное поведение, клинико-психологические особенности зависимого поведения.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Актуальность исследования

Современное общество невозможно представить без высоких технологий и, в частности, Интернета. Интернет-среда многофункциональна и привлекает пользователей многообразием различных видов деятельности, отличающихся по своему характеру, целям, мотивам [1; 4; 20; 21]. Особенно ярко это проявляется в подростковом возрасте, в котором наиболее часто возникают сверхувлеченность Интернетом, в частности, массовыми многопользовательскими ролевыми онлайн-играми и сервисами онлайн-общения [5; 7; 10]. Увлеченность подростков компьютерными играми описана во многих исследованиях [2; 3; 6; 9]. В то же время клинико-психопатологические феномены, сопровождающие интернет-зависимое поведение, описаны лишь в отдельных малочисленных работах [3; 12; 13]. Так, в частности, А.Е. Войскунский и др. [8] обращает внимание на необычность переживаний, получаемых от компьютерных игр («опыт потока»), характеризующийся эффектом лёгкого изменения сознания. В исследовании А. Урсу [12; 13] отмечается преобладание обсессивно-компульсивных, тревожных, астено-депрессивных расстройств и синдрома измененного состояния сознания у интернет-зависимых подростков. Имеются данные о своеобразном стимулирующем влиянии интернет-среды на Ц.Н.С. В.Л. Малыгиным, Ю.А. Меркурьевой [11] выявлено, что у подростков, склонных к интернет-зависимости, отмечается функциональная недостаточность передней доли левого полушария, а также нарушение межполушарного взаимодействия, которое вторично приводит к перегрузке первого блока мозга и явлениям истощения. Следует заметить, что рассмотрением различных аспектов влияния компьютерных игр на личность пользователя первыми начали заниматься зарубежные исследователи, накопившие к настоящему времени обширный теоретический и фактический материал [16; 19; 22; 23]. Согласно статистике, среди любителей компьютерных игр есть патологические игроки, число которых, по разным данным, колеблется от 3 до 14% [15; 25; 26]. Компьютерные игры имеют разную направленность и технические возможности. Для более точных выводов о характере влияния той или иной игры на личность пользователя необходимо учитывать сюжет игры, ее сложность, цель, поставленную перед игроком, уровень развития навыков, которых требует игровая деятельность [24]. Воздействие компьютерных игр стимулирует Ц.Н.С. [12; 13], снижая у подростка субьективное ощущение истощения и, одновременно, на последующих этапах истощает Ц.Н.С., вызывая необходимость «новых доз виртуальной игры», тем самым формируя порочный круг зависимости от игры [11]. Выявлено, что учащиеся с интернет-зависимостью демонстрируют значительно более высокую невнимательность, гиперактивность и импульсивность поведения в сравнении с группой, у которой признаки интернет-зависимости выявлены не были [14]. Кроме этого в группе интернет-зависимых была отмечена более высокая распространённость синдрома дефицита внимания и двигательной активности (СДВГ), что вызывает быстрое пресыщение деятельностью [17]. С другой стороны, доказано, что видео игры стимулируют выработку стриарного дофамина и повышают концентрацию внимания, улучшая выполнение задачи, что компенсирует игроку фрустрацию от неудач в реальном мире [18].

Следует отметить, что клинико-психопатологические феномены, сопровождающие интернет-зависимое поведение у подростков, остаются недостаточно описанными, нуждаются в уточнении особенности психопатологических феноменов, сопровождающих различные формы деятельности в сети.

Целью исследования было выявление клинико-психологических особенностей подростков с интернет-зависимым поведением от компьютерным игр и онлайн-общения.

Материалы и методы исследования

Характеристика выборки: всего в исследовании приняли участие 214 подростков, учащихся старших 9–11 классов, из них юношей было 110 (51,5%), девушек — 104 (48,5%). Возраст подростков составлял от 14 до 17 лет, средний возраст — 15,6±0,7 года. Критерием для включения испытуемых в исследование являлся факт наличия дома доступа в Интернет и использование Интернет более 1 года.

По результатам первичной диагностики, включающей анкету участника исследования и шкалу интернет-зависимости Чена (CIAS), были сформированы следующие группы: подростки с интернет-зависимым поведением от массовых многопользовательских ролевых онлайн-игр (n=68) и подростки с интернет-зависимым поведением от сервисов онлайн-общения (n=86), подростки, характеризующиеся здоровым использованием сети Интернет (n=60).

Критерии включения в группу подростков с интернет-зависимым поведением от массовых многопользовательских ролевых онлайн-игр (группа 1) следующие:

  • наличие доступа в Интернет в течение последнего года, опыт использования Интернета более 1 года;
  • время пребывания в Интернете не менее 3 часов в сутки;
  • низкая социальная активность (отсутствие увлечений вне учебной деятельности, недостаток общения с друзьями вне школы);
  • наличие массовых многопользовательских ролевых онлайн-игр в списке предпочитаемых интернет-ресурсов;
  • наличие более 43 баллов по шкале интернет-зависимости Чена (CIAS).

Критерии включения в группу подростков с интернет-зависимым поведением, предпочитающих сервисы онлайн-общения (группа 2):

  • наличие доступа в Интернет в течение последнего года, опыт использования Интернета более 1 года;
  • время пребывания в Интернете не менее 3 часов в сутки;
  • низкая социальная активность (отсутствие увлечений вне учебной деятельности, недостаток общения с друзьями вне школы);
  • наличие социальных сетей в списке предпочитаемых интернет-ресурсов;
  • наличие более 43 баллов по шкале интернет-зависимости Чена (CIAS).

Критерии включения в группу подростков, характеризующихся здоровым использованием сети Интернет (контрольная группа):

  • проводимое в Интернете время менее 3 часов в сутки;
  • высокая социальная активность (расширенный круг увлечений, удовлетворенность частотой встреч с друзьями);
  • наличие менее 42 баллов по шкале интернет-зависимости Чена (CIAS).

Используемые методики:

  • Анкета участника исследования, разработанная с целью объективного подтверждения интернет-зависимости и выявления предпочитаемых интернет-ресурсов;
  • Методика «Шкала интернет-зависимости Чена» (Шкала CIAS в адаптации Малыгина В.Л, Феклисова К.А.);
  • Симптоматический опросник SCL-90-R (Simptom Check List-90-Revised).

Результаты исследования

Анализ выраженности интернет-зависимого поведения среди подростков с различными видами деятельности в сети выявил определенные различия по шкале выраженности симптомов интернет-зависимого поведения, что представлено в таблице № 1.

Таблица 1

Выраженность симптомов интернет-зависимости по шкале CIAS

Примечание: жирным шрифтом выделены достоверно значимые различия.

 

Подростки, злоупотребляющие играми, по сравнению с подростками, предпочитающими сервисы онлайн-общения, показывают более высокую степень выраженности интернет-зависимого поведения (шкала CIAS — общий балл, p<0,05 ), что соответственно проявляется и по отдельным шкалам теста: проблемы, связанные с интернет-зависимым поведением (IA-RP), шкала управлением времени (TM), ключевые симптомы интернет-зависимости (IA-Sym) и шкала толерантности (Tol). В то же время подростки, предпочитающие игры, и подростки, общающиеся в социальных сетях, отмечают примерно одинаковый уровень как компульсивных симптомов влечения (шкала COM), так и симптомов отмены (шкала WIT). Подросткам, предпочитающим игры, постоянно приходится увеличивать время и интенсивность игры для получения удовлетворения процессом, в то время, как подросткам, предпочитающим сервисы онлайн-общения в большей степени важно поддерживать количество и интенсивность общения на определенном уровне (шкала TOL). Так, подростки группы 1 (многопользовательские игры онлайн) сравнительно чаще, чем подростки, предпочитающие сервисы онлайн-общения, отмечают такие симптомы, как увеличение времени, проведенного за компьютером, периодически спят меньше 4 часов из-за компьютера, все чаще выходят в Интернет вместо реальной встречи с друзьями, нарушают режим питания, переживают или расстраиваются, если приходится прекратить пользоваться Интернетом на определенный период времени (шкала ключевых симптомов интернет-зависимости). Подростки же группы 2, предпочитающие сервисы онлайн-общения, сравнительно чаще отмечают такие симптомы, как беспокойство и раздражение, когда Интернет отключен или недоступен, потребность выйти в Интернет при каждом удобном случае, увеличение количества времени и сил, затраченного на этот тип деятельности, снижение социальной активности (шкала общих симптомов интернет-зависимости).

Таким образом, полученные данные могут свидетельствовать о более высокой аддиктогенности массовых многопользовательских ролевых онлайн-игр по сравнению с увлеченностью сервисами онлайн-общения, где подростки, скорее, пробуют свои навыки в межличностном общении, подготавливая себя к реальным контактам в социуме.

Исследование клинико-психопатологических проявлений интернет-зависимого поведения в изучаемых группах показало, что отмечаются значимые различия среди интернет-зависимых подростков и подростков со здоровым использованием Интернета (опросник выраженности психопатологической симптоматики SCL-90-R) — табл. 2.

Таблица 2

Соотношение показателей психопатологических симптомов подростков
с интернет-зависимым поведением и контрольной группы подростков
со здоровым использованием Интернета по опроснику выраженности психопатологической симптоматики (SimptomCheckList-90-Revised — SCL-90-R)

Примечание: жирным шрифтом выделены достоверно значимые различия.

 

У подростков с интернет-зависимым поведением по сравнению с контрольной группой подростков со здоровым использованием Интернета достоверно выше (p<0,05) показатели по шкале депрессивности, тревожности и враждебности по сравнению с подростками, не злоупотребляющими сетью Интернет. Клинически это проявляется повышенной утомляемостью, впечатлительностью, снижением аппетита, сниженным настроением, чувством одиночества, затруднением в сосредоточении. Кроме этого подростки отмечали периодические импульсы ломать или крушить что-либо, чувствуя необходимость в разрядке накопившихся чувств и энергии. Также выявлялись симптомы, связанные с социумом: чувство одиночества, неловкость, когда люди наблюдают за ними, ощущение, что люди не понимают и не сочувствуют им, досаду и раздражение, ощущение, что что-то мешает сделать что-либо, ощущение себя хуже других. Подростки с интернет-зависимым поведением проявляют большую агрессивность, направленную именно в социум, такой манящий и такой пугающий. Враждебность включает мысли, чувства или действия, которые являются проявлениями негативного аффективного состояния злости. Следует также отметить, что у подростков с интернет-зависимым поведением по сравнению с подростками контрольной группы достоверно выше (p<0,05) уровень дистресса и общей фрустрации, что отражает снижение их адаптационных возможностей.

Анализ клинико-психопатологических феноменов у подростков с различными видами деятельности в сети вывил следующее (табл. 3).

 

Таблица 3

Соотношение средних показателей группы подростков с интернет-зависимым поведением, предпочитающих массовые многопользовательские ролевые онлайн-игры, и подростков с интернет-зависимым поведением, предпочитающих сервисы онлайн-общения, по опроснику выраженности психопатологической симптоматики (SimptomCheckList-90-Revised – SCL-90-R)

Примечание: жирным шрифтом выделены достоверно значимые различия.

 

Выявлено, что у подростков с интернет-зависимым поведением, предпочитающих массовые многопользовательские ролевые онлайн-игры, по сравнению с группой 2, предпочитающих сервисы онлайн-общения, достоверно более выражены показатели по шкалам тревожности и депрессивности. У подростков группы 2, предпочитающих сервисы онлайн-общения, достоверно выше показатели по шкале враждебности. Они быстро раздражаются и пытаются выплеснуть свой гнев и негодование на окружающую действительность и социум. Возможность анонимности в интернет-среде привлекает таких подростков, так как можно не получить социального неодобрения за проявленную агрессию. В подростковой среде интернет-общения считается «крутым» использовать мат, намеренно оскорблять знакомых и незнакомых людей, образ «интернет-тролль» возведен в культ. Социальные сети дают большое пространство именно для выражения своей агрессии.

Анализ выраженности отдельных психопатологических симптомов у подростков, предпочитающих игры, и у подростков, предпочитающих сервисы онлайн-общения, выявил следующее — табл. 4. В данной таблице представлены только отдельные симптомы, имеющие статистически достоверное значение.

 

Таблица 4

Выраженность отдельных симптомов у подростков с разным типом
деятельности в сети

 

У подростков с интернет-зависимым поведением, предпочитающих онлайн-игры, по сравнению с подростками, предпочитающими сервисы онлайн-общения, достоверно более выражены (p<0,05) такие симптомы тревоги, как чувство страха или напряженности, приступы ужаса или паники, а также следующие симптомы депрессии: подавленное настроение, ощущение, что будущее безнадежно, снижение аппетита, упадок сил, чувство усталости от обыденных дел. Таким образом, психопатологическая картина интернет-зависимого поведения от игр отражает наличие тревожно-депрессивной симптоматики, сопровождающейся явлениями высокой истощаемости психической сферы. Как известно, компьютерные игры способствуют выработке стриарного дофамина, тем самым снижая, на какое-то время, субъективные ощущения истощения, симптомов тревоги и депрессии. Однако на последующих этапах игровой деятельности явления истощения нарастают, формируя, тем самым, порочный круг зависимости.

Психопатологические нарушения, сопровождающие интернет-зависимое поведение от сервисов онлайн-общения, отличаются более выраженной симптоматикой враждебности: постоянное ощущение раздражения, конфликтность в межличностном общении, вспышки гнева, крик, швыряние вещами, а также ощущение скуки (отсутствие интереса к чему бы это ни было). В то же время симптомы тревожности и депрессии являются менее выраженными. Полученные данные могут свидетельствовать о сравнительно более высоком энергетическом потенциале подростков, зависимых от сервисов онлайн-общения, по отношению к подросткам, зависимым от онлайн-игр. Высокий уровень раздражительности, гнева, конфликтность в межличностном общении способствуют бегству этих подростков в виртуальный мир, где анонимность позволяет избежать социального неодобрения за проявленную агрессию.

Обсуждение результатов

Таким образом, подростки, предпочитающие игры, показывают достоверно более высокую степень выраженности интернет-зависимого поведения, что проявляется затруднением управления своим временем (шкала управления временем TM), более быстрым ростом толерантности (шкала толерантности Tol), а также в отдельных ключевых симптомах интернет-зависимости (IA-Sym) и степени выраженности дезадаптации (проблемы, связанные с интернет-зависимым поведением — шкала IA_RP). В свою очередь, подростки, предпочитающие сервисы онлайн-общения, демонстрируют более высокие показатели по шкалам симптомов отмены и компульсивности. Полученные данные могут свидетельствовать о сравнительно большей аддиктогенности массовых многопользовательских ролевых онлайн-игр по сравнению с увлеченностью сервисами онлайн-общения, где подростки, скорее, пробуют свои навыки в межличностном общении, подготавливая себя к реальным контактам в социуме. Особенности клинико-психопатологических феноменов интернет-зависимого поведения проявляются тем, что подросткам, предпочитающим сервисы онлайн-общения, по сравнению с подростками, предпочитающими массовые многопользовательские ролевые онлайн-игры, в большей степени свойственен высокий уровень враждебности, что, возможно, обусловлено самим характером действий на форумах, в частности, высоким уровнем конфликтности. Для подростков, предпочитающих массовые многопользовательские ролевые онлайн-игры, более свойственна тревожная и астено-депрессивная симптоматика, что может указывать на более патогенный характер воздействий многопользовательских онлайн-игр.

 

Литература

1.   Алексеева И.Ю. Интернет и проблема субъекта // Влияние Интернета на сознание и структуру знания / под ред. В.М. Розина. – М., 2004. – С. 24–25.

2.   Арестова О.П., Бабанин Л.Н., Войскунский А.Е. Коммуникация в компьютерных сетях: психологические детерминанты и последствия // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. – 1996. – № 4. – С. 14–20.

3.   Бабин А.И., Искандирова А.Б. Особенности личностных свойств как факторы риска формирования зависимости от азартных компьютерных игр // Молодое поколение 21 века: актуальные проблемы социально-психологического здоровья: материалы 4-го междунар. конгр. – М., 2009. – С. 42–43.

4.   Бурлаков И.В. HomoGamer: психология компьютерных игр. – М.: Класс, 2000. – 144 с.

5.   Бухановский А.О. Зависимое поведение: клиника, динамика, систематика, лечение, профилактика. – Ростов н/Д: Феникс, 2002. – 360 с.

6.   Войскунский А.Е. Групповая игровая деятельность в Интернете // Психол. журн. – 1999. – Т. 17, № 1. – С. 126–132.

7.   Войскунский А.Е. Актуальные проблемы психологии зависимости от Интернета // Психол. журн. – 2004. – Т. 25, № 1. – С. 90–100.

8.   Войскунский А.Е. Общение и «опыт потока» в групповых ролевых интернет-играх // Психол. журн. – 2005. – Т. 26, № 5. – С. 47–63.

9.   Войскунский А.Е., Богачева Н.В. Киберпсихология и ее современные проблемы // Социальный компьютинг: основы, технологии развития, социально-гуманитарные эффекты (IISC-12): материалы Первой междунар. конф.: сб. ст. и тез. – М., 2012. – С. 76–81.

10.   Войскунский А.Е. Альтернативная идентичность в социальных сетях // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. – 2013. – № 1. – С. 66–83.

11.   Меркурьева Ю.А., Малыгин В.Л. Нейропсихологические особенности и особенности телесности у подростков с интернет-зависимым поведением // Молодое поколение XXI века: актуальные проблемы социально-психологического здоровья: материалы V междунар. конгр. – М., 2013. – С. 25.

12.   Урсу А.В. Компьютерная игра как форма аддиктивного поведения // Лечение и профилактика болезней зависимости: материалы рос. конф. – Иваново, 2008. – С. 119.

13.   Урсу А.В. Сверхценное увлечение компьютерными играми детей и подростков: распространенность и клинико-психопатологические проявления: автореф. дис. … канд. психол. наук. – М., 2012. – 21 с.

14.   Attention deficit hyperactivity symptoms and Internet addiction / Yoo H.J., Cho S.C., Ha J. [et al.] // Psychiatry and Clinical Neurosciences. – 2004. – Vol. 58. – P. 487–494.

15.   Block J.J. Pathological computer game use // Psychiatric Times. – 2007. – N. 1 (March). – P. 49.

16.   Brian D.Ng, Weimer-Hastings Р. Addiction to the internet and Online Gaming // Сyberpsychology and Behavior. – 2005. – Vol. 8. – N. 2.

17.   Diamond A. Attention-deficit disorder (attention-deficit hyperactivity disorder without hyperactivity): a neurobiologically and behaviorally distinct disorder from ADHD attention-deficit/hyperactivity disorder (with hyperactivity) // Development and Psychopathology – 2005 – Vol. 17 – P. 807–825.

18.   Evidence for striatal dopamine release during a video game / M.J. Koepp, R.N. Gunn, A.D. Lawrence [et al.] // Nature. – 1998. – Vol. 393. – P. 266–268.

19.   Factors influencing internet addiction in a sample of freshmen university students in China / X.L. Ni, H. Yan, S.L. Chen, Z.W. Liu // Cyberpsychology and Behavior. – 2009. – Vol. 12, N 3. – P. 327–330.

20.   Griffiths M. Relationship between gambling and video-game playing: A response to Johansson and Gotestam (15 refs.) // Psychological Reports. – 2005. – Vol. 96, N 3, Part 1. – P. 644–646.

21.   Griffiths M.D., Kuss D.J., King D.L. Video game addiction: Past, present and future // Current Psychiatry Reviews. – 2012. – Vol. 8, N 4. – P. 308–318.

22.   Orzack M.H. Computer addiction: What is it? // Psychiatric Times. – 1998. – Vol. 15, N 8.

23.   Orzack M.H., Orzack D.S. Treatment of Computer Addicts with Complex Co-Morbid Psychiatric Disorders // Сyberpsychology and Behavior. – 1999. – Vol. 2, N 5. – P. 53–57.

24.   Recognizing problem video game use (23 refs.) / G. Porter, V. Starcevic, D. Berle, P. Fenech // Australian and New Zealand J. of Psychiatry. – 2010. – Vol. 44, N 2. – P. 120–128.

25.   The association between Internet addiction and problematic alcohol use in adolescents: The problem behavior model / C.H. Ko, J.Y. Yen, C.F. Yen [et al.] // Cyberpsychology and Behavior – 2008. – Vol. 11, N 5. – P. 571–576.

26.   The associations between aggressive behaviors and Internet addiction and online activities in adolescents / C.H. Ko, J.Y. Yen, S.C. Liu [et al.] // J. of Adolescent Health. – 2009. – Vol. 44, N 6. – P. 598–605.

 

 

Ссылка для цитирования

Психопатологические феномены, сопровождающие интернет-зависимое поведение у подростков / Малыгин В.Л., Антоненко А.А., Меркурьева Ю.А. и др. // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2014. – N 3(26) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения