Халецкий А.М.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год

Психология здоровья в Латвии в контексте современных европейских исследований

Мартинсоне К., Фреймане Г., Колесникова Е. (Рига, Латвия)

 

 

Мартинсоне Кристинe

Мартинсоне Кристинe

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  доктор психологических наук, заведующая кафедрой психологии здоровья и педагогики Рижского университета им. П. Страдыня, руководитель учебной программы «Супервизия». Факультет общественного здоровья и социального благополучия. Кафедра психологии здоровья и педагогики.

E-mail: kristine.martinsone@rsu.lv

Фреймане Гунта

Фреймане Гунта

–  магистр психологических наук. Рижский университет им. П. Страдыня. Факультет общественного здоровья и социального благополучия. Кафедра психологии здоровья и педагогики.

E-mail: gunta.freimane@rsu.lv

Колесникова Елена

Колесникова Елена

–  доктор психологических наук, руководитель магистерской учебной программы «Психология здоровья» Рижского университета им. П. Страдыня. Факультет общественного здоровья и социального благополучия. Кафедра психологии здоровья и педагогики.

E-mail: jelena.kolesnikova@rsu.lv

 

Аннотация

В современных развитых странах система здравоохранения сталкивается с глобальными и локальными проблемами, которые решают специалисты разных отраслей. Психология здоровья является одной из таких отраслей, где специалисты помогают конкретным группам людей и обществу, обеспечивая целенаправленные профилактические мероприятия по предотвращению болезней, разрабатывают и проводят мероприятия, направленные на улучшение качества жизни больных, способствуя сохранению здоровья и благополучия индивида и общества, что подтверждают результаты проведенных исследований.

Развитие психологии здоровья в Латвии началось в 2012 году, когда была создана Латвийская ассоциация психологии здоровья, а также была разработана и лицензирована магистерская программа в Рижском университете имени П. Страдыня.

Понимание и определение психологии здоровья в Латвии, как страны, входящей в состав Европейского союза, соотносится с подходом Европейского общества психологии здоровья (англ. European Health Psychology Society; EHPS). Психология здоровья является отраслью психологии, которая, базируясь на биопсихосоциальной модели, изучает влияние психических, поведенческих, социальных и культурных факторов на сохранение здоровья, исследует причины заболеваний и реакции человека на болезнь, восприятие болезни во время заболевания, а также предлагает интервенции / методы, направленные на поддержание и сохранение здоровья и на преодоление болезни.

Выводы по краткому отображающего обзору исследований, проведенных в Латвии за последние 10 лет в области психологии здоровья, которые актуальны и в европейских странах, говорят о том, что латвийские исследователи внесли вклад в развитие актуальных направлений исследований. A также в определение следующих исследовательских тем, в решении задач и проблем на ближайшее время, что будет способствовать развитию отрасли психологии здоровья в Латвии и интеграции услуг психологов здоровья в систему здравоохранения.

Ключевые слова: психология здоровья, биопсихосоциальная модель, краткий отображающий обзор.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

Психология здоровья является одной из стремительно развивающихся отраслей психологии, что отражается в увеличении числа исследований и публикаций, а также в активном развитии профессиональных образовательных систем [11]. В рамках психологии здоровья изучается влияние психических, поведенческих, социальных и культурных факторов на сохранение здоровья, различные возможные причины заболеваний и реакции человека на болезнь, восприятие болезни во время заболевания; психологи здоровья предлагают интервенции / методы, направленные на поддержание здоровья и на помощь в преодолении болезни [39; 54]. Например, британские психологи здоровья отмечают, что в этой отрасли психологии используются результаты исследований и методы с целью поддержания и сохранения здоровья, профилактики и лечения болезней, а также с целью идентификации психологических факторов, которые связаны с физическими заболеваниями. Таким образом, осуществляются усовершенствование системы здравоохранения и возможно влиять на формирование политики здоровья [4; 70].

Психологию здоровья можно разделить на четыре сферы, которые образуют уровни, подходы и структуру исследовательских направлений. К ним относятся клиническая психология здоровья, общинная (англ. community) психология здоровья, психология общественного здоровья, и критическая психология здоровья, а также межотраслевая сфера — психология труда [11]. В соответствии с этим психологи в области здоровья работают в различных сферах деятельности.

Стремительное развитие психологии здоровья сегодня определяют события в обществе, в том числе демографическая ситуация (старение общества), увеличение растущего культурного разнообразия, этнической перемешанности и социальной разнородности населения, уровня доходов жителей, различий в образовании и занятости, увеличение расходов на здравоохранение. Все выше упомянутые тенденции в отнощении общественного здоровья и здравоохранения отражены в документе Всемирной Организации Здравоохранения «Здоровье 2020» (англ. Health 2020: Policy framework and strategy) [81]. В этом документе подчеркнута необходимость внедрения в отношении пациентов централизованного подхода к образованию пациентов, к расширению возможностей и полномочий пациентов (англ. empowerment) и к привлечению общины к процесу взаимной поддержки (англ. peer support) в отношении охраны здоровья с целью достижения взаимной ответственности и готовности жителей следить за своим здоровьем, а также с целью поддержания поведения здоровья (англ. health behavior).

Значимым прорывом в развитии психологии здоровья стало внедрение в качестве методологической основы биопсихосоциального подхода [8; 16; 46; 47; 62]. Биопсихосоциальный подход является холистической парадигмой, которая содержит идею о том, что биологические, психологические и социальные процессы интегрально и интерактивно включены в здоровье и болезнь. Данный подход основывается на понимании того, что здоровье определяется не только биомедицинскими достижениями, но и политикой и обеспечением мероприятий, направленных на предотвращение болезней, а также обеспечением интервенций в отношении здоровья и психологического благополучия [81], например, разрабатывают программы и проводят мероприятия, направленные на улучшение качества жизни больных. Эффективность применения методов психологии здоровья в здравоохранении подтверждена полученными результатами исследований (например, [27]). Психологи здоровья помогают преодолеть психологический кризис в ситуации тяжелых заболеваний, способствуют формированию мотивации лечения, мобилизации психических ресурсов в преодолении болезни, поиску и реализации эффективных стратегий в заботе о себе, а также помогают приобрести навыки успешной коммуникации со специалистами в сфере здравоохранения и в использовании ресурсов системы здравоохранения [11].

Основатели отрасли психологии здоровья в Латвии опирались на изданное учебное пособиe «Психология здоровья» [41], мировой опыт — теоретическое и эмпирическое обоснование психологии здоровья [15; 29; 75], проведенные исследования близких сфер психологии здоровья, например, диссертации [3; 12; 58; 68; 73], другие исследования в психологии [5; 7; 32; 35; 66; 72], а также междисциплинарные исследования [52; 53].

Развитие психологии здоровья в Латвии началось в 2012 году, когда была создана Латвийская ассоциация психологии здоровья (ЛАПЗ), которая объединяет заинтересованных в этой отрасли специалистов, которые в профессиональной / академической / научной деятельности связаны со сферой психологии здоровья. ЛАПЗ состоит в Европейском обществе по психологии здоровья EHPS и использует его методическую помощь. В 2013 / 2014 академическом году в Рижском университете имени П. Страдыня началась реализация профессиональной магистерской учебной программы в соответствии с выданной лицензией Латвийского министерства образования и науки.

Эта учебная программа, как и другие магистерские программы по психологии в Латвии, состоит из двух частей — базовой (основной) и вариативной (профильной). Базовая часть составлена в соответствии со стандартом профессии психолога в Латвии и с рекомендациями Европейской федерации ассоциаций психологов (англ. European Federation of Psychologists Associations) как в отношении курсов учебных программ, так и в отношении объема практики.

В базовой части программы обучения магистранты изучают теоретически и эмпирически обоснованные принципы, развивают практические умения в психодиагностике и психологическом консультировании, в том числе, когнитивно-бихевиоральном консультировании и в других подходах консультирования, в психосоциальной реабилитации, кризисной интервенции, а также другие профессионально важные навыки. В свою очередь, вариативная часть магистерской программы соответствует руководствующим принципам, которые разработаны EHPS и включает, например, поведение здоровья, психонейроиммунологию, стресс, хронические заболевания. При создании магистерской программы были проанализированы британские, литовские программы обучения и программы других стран, а также был произведен сравнительный анализ содержания программы в соответствии с европейским опытом.

Цель статьи — дать краткий отображающий обзор (angl. mapping review) исследований, проведенных в Латвии за последние десять лет, по темам психологии здоровья, которые являются актуальными в Европе. Это вклад в дальнейшее развитие психологии здоровья в Латвии.

Материал и методы исследования

Критерии отбора публикаций. Для выполнения краткого отображающего обзора проведенных исследований в Латвии за последние 10 лет, которые были реализованы в области психологии здоровья, были отобраны публикации, соответствующие следующим критериям:

1.  информация об исследованиях была опубликована в 2004 — 2014 годах в научном Балтийском журнале по психологии (Baltic Journal of Psychology) Латвийского университета и научных сборниках семи Латвийских высших учебных заведений (Латвийский университет, Рижский университ имени П. Страдыня, Лиепайский университет, Резекненский университет, Рижская академия педагогики и управления образованием, Даугавпилский университет, Балтийская высшая школа психологии и менеджмента) — в научных статьях, научных материалах конференций. Было отобрано 123 журнала и сборника научных публикаций. Упомянутые высшие учебные заведения выбраны потому, что 5 из них подготавливают психологов (Латвийский университет, Рижский университет имени П. Страдыня, Рижская академия педагогики и управления образованием, Даугавпилский университет, Балтийская высшая школа психологии и менеджмента), а двa учебных заведения (Лиепайский и Резекненский университеты) подготавливают педагогов, активно исследуя темы в рамках психологии.

2.  исследования были реализованы в 2004 — 2014 годах в рамках диссертаций по психологии в Латвии.

Отбор публикаций производился в следующем порядке:

1.  в первую очередь публикации отбирались по темам, которые характерны для психологии здоровья, которые соотносятся со следующими направлениями исследований: психологические аспекты в предоставление услуг в сфере здоровья; трудовая и профессиональная психология здоровья; жизнестойкость; семья и дети в контексте психологии здоровья; саморегуляция в связи с болезнью и здоровьем, и восприятие болезни; интервенции при хронических и психосоматических заболеваниях; культура и социальные изменения в контексте психологии здоровья; психологические аспекты старения в контексте болезни и здоровья; психофизиология / психонейроиммунология и нейропсихология; восприятие риска и коммуникация в сфере здравоохранения; социальная поддержка в связи болезнью и здоровьем; психологические аспекты услуг и качества здравоохранения; поведение здоровья; интервенции в изменении поведения здоровья; стресс и совладание со стрессом (англ. coping). Перечисленные выше темы были выбраны, принимая во внимание вопросы, включенные в программы конференций EHPS [9], которые характеризуют значимые важные и актуальные предметы исследований в психологии здоровья в Европе.

2.  далее производился повторный отбор, были обозначены ключевые темы в содержании публикаций, которые были оценены в контексте психологии здоровья (предметы и методы исследования) и были отсеяны публикации по темам, которые не были связаны с психологией здоровья.

Оценку и отбор публикаций производили два эксперта.

Результаты и обсуждение

Таблица 1

Число публикаций латвийских авторов в латвийских изданиях
по актуальным темам психологии здоровья в Европе

Результаты исследований в контексте психологии здоровья

Трудовая и профессиональная психология здоровья

В исследовании о психоэмоциональном стресе у работников здравоохранения [Там же] было подтверждено, что медицинские работники подвергаются значительному стрессу, который вызывает высокий риск психоэмоциональных расстройств и высокий риск посттравматических проявлений стресса. Исследовались также другие вопросы, связанные с профессиональной средой [34; 55].

Жизнестойкость

В психологии здоровья жизнестойкость рассматривается как ресурс в преодолении неблагоприятных жизненных факторов (в том числе — стресс, болезнь, травма) для сохранения здоровья (о жизнестойкости в психологии здоровья см., например, [1]). В исследованиях латвийских ученых теоретический концепт жизнестойкости был оценен и апробирован [48; 64], была проделана работа в адаптации психологического метода исследования [51]. Так же как и в похожих исследованиях других стран было обнаружено, что для респондентов старшего возраста более важными факторами жизнестойкости являются социальная поддержка и поддержка родственников, в то время как для молодых респондентов — вера в себя и желание стать лучше. Жизнестойкость связана с психологическим благополучием [65; 66], а также самоуважением [67]. Используя различный дизайн и подходы, ученые обнаружили, как жизнестойкость можно улучшить, применяя разные психологические методы / итнервенции [49; 64; 67]. Ученые также констатировали, что жизнестойкость у спасателей выше в сравнении с жизнестойкостью в популяции [48].

Психологические аспекты старения в контексте болезни и здоровья

В исследованиях о старении [17] ученые пришли к выводу, что активный образ жизни и духовные интересы замедляют развитие органических и функциональных изменений мозга и позволяют жить полноценной жизнью.

Восприятие риска и коммуникация в сфере здравоохранения

Подчеркивая необходимость изучения коммуникации в медицинских учреждениях, оценивается обоснованная теория (англ. grounded theory) и возможность ее использования в таких исследованиях [74].

Социальная поддержка в связи болезнью и здоровьем

В европейской методологической базе психологов здоровья социальная поддержка рассматривается как вопрос, который необходимо брать во внимание в отношении любых проблем психологии здоровья [11; 13; 14]. Исследования, которые проводились в Латвии, показали, что студентам первого курса можно помочь избежать депрессии и увеличить удовлетворенность жизнью, если способствовать усилению их надежды в том, что их цели достижимы, в свою очередь психологическое благополучие способствует карьере и ориентации в их интересах, что одновременно связано с воспринимаемой социальной поддержкой [77]. Социальные факторы, которые одновременно обеспечивают возможность получать социальную поддержку (проживание в селе или городе, общежитии или с родителями) или также само государство является социальной поддержкой (обучение за счет государственных средств или личные средства) влияет на факторы мотивации в выборе обучения [61].

Поведение здоровья

В психологии здоровья ученые поведение здоровья, описывают как любую деятельность целью, которой является выявление болезни, предотвращение болезни и улучшение здоровья [6; 38; 54]. В Латвии был исследован такой тип поведения здоровья, как безопасное/агрессивное вождение. Наибольшая связь в отношении выбора скорости, агрессивного вождения была констатирована в отношении возраста и стажа вождения водителя [36; 37], а также поведение здоровья прогнозируют не отдельные ценности (напрямую связанные со здоровьем), а ценности в целом [43]. В другом исследовании была обнаружена взаимосвязь между рискованным вождением и оценкой временных параметров — ориентацией в настоящем и будущем [23].

Поведение здоровья включает в себя навыки решения социальных проблем. В исследованиях было выявлено, что дефицит навыков в решении социальных проблем связан с личностными расстройствами у пациентов зависимых от психоактивных веществ [19; 20; 21]. Ученые обнаружили взаимосвязь между со-зависимостью и личностной адаптацией [24], привязанностью к родителям, употреблением алкоголя в семье и интернализированными и экстернализированными проблемами [25].

В исследовании о поведении здоровья у больных сахарным диабетом [7] было обнаружено, что респонденты с выраженным внутренним локусом контроля следуют рекомендациям врача в образе жизни.

Интервенции в изменении поведения здоровья

Анализируя европейские исследования в области психологии здоровья о том, что способствует изменениям в поведении, помогает осуществлять здоровые формы поведения и снижает вредное для здоровья поведение, было обнаружено, что в Европе это направление в исследованиях является востребованным, так как поведение, способствующее здоровью, означает внимательное соблюдение, например, рекомендаций врача, а следовательно, помогает достичь лучших результатов в отношении лечения, особенно в отношении пациентов с хроническими заболеваниями (например, сахарным диабетом, гипертензией, ишемической болезнью сердца).

Латвийские ученые [18; 19; 20; 21], длительно исследовавшие пациентов, зависимых от психоактивных веществ, пришли к выводу, что психосоциальная реабилитация способствует развитию навыков в решении социальных проблем и достижении цели.

Стресс и совладание со стрессом (coping)

В Европе в отрасли психология здоровья часто встречаются исследования о стрессе, в которых используются психонейроиммунологические методы — маркеры физиологического стресса (например, адреналин). Также многие латвийские ученые сосредоточены в исследовании стресса (например, [22; 31; 55; 68; 69] и совладания со стрессом, однако, они используют менее сложные методы исследования.

Для исследования кризиса, который связан с утратой / потерей у женщин, ученые выяснили, какие существуют различия между проявлением чувства потери во время развода и какие — во время смерти близкого человека, и то, какие они используют стратегии совладания со стрессом [5; 10; 28; 30; 33; 60; 71; 72]. В исследовании о стратегиях совладания со стрессом, в особенности у мужчин с и без признаков зависимости от алкоголя, ученые пришли к выводу, что мужчины без признаков зависимости от алкоголя в большей степени способны оценить возникающие кризисные ситуации и активнее ищут возможности преодоления кризиса, используя все известные им механизмы совладания и личные ресурсы [31].

В исследованиях об аспектах взаимосвязи совладания со стрессом и разными стилями юмора [56; 57; 58; 59] подтвердилась необходимость различать адаптивные и малоадаптивные стили юмора. Также проводились исследования о факторах, которые связанны с адаптацией в стрессе и депрессией у студентов 1 курса [61; 77; 78; 79]. В исследованиях по совладанию со стрессом у безработных ученые обнаружили, что самоэффективность в совладании со стрессом и негативные мысли о карьере являются самыми важными предсказателями тревожности и депрессии у безработных [21], а также у этой группы респондентов была установлена связь с показателями интеллектa и психологическими защитными механизмами [42]. В Латвии был адаптирован «Опросник совладания при потере» (англ. Coping with bereavement inventory) [32] и также был адаптирован и протестирован метод биологической обратной связи в контексте способов совладания со стрессом (англ. biofeedback) [63].

Ограничениями данного краткого отображающего обзора является относительно узкий охват тем, временные рамки (10 лет) и спектр изданий для выбранных исследований. В будущем желательно учитывать не только анализируемые в данной работе сборники научных трудов латвийских учебных заведений, материалы конференций и научные периодические издания, но и другие публикации (например, монографии), а также необходимо расширить временные рамки для выбора исследований и провести анализ научных публикаций латвийских ученых в зарубежных изданиях.

В подготовленный краткий отображающий обзор было включено ограниченное число исследователей, что отражает риск в отношении точности интегрированной информации. Более того, в некоторых случаях были трудности различить публикации в отрасли клинической психологии здоровья и клинической психологии: обе эти отрасли объединяют интерес к восприятию, эмоциям и поведению индивида. Сферой интересов специалистов по клинической психологии здоровья является поведение индивида, которое связанно с поддержанием здоровья, восприятием болезни, преодолением болезни [2]. В свою очередь, клиническая психология включает в себя теории и результаты научных исследований, клинические знания о тревоге, депрессии, проблемах в отношениях, трудностях в обучении, детских и семейных проблемах и психических заболеваниях [70].

Следует отметить, что многие исследования, которые были на стыке психологии и других наук, таких как социология, медицина, не были включены в данный обзор.

Еще одно ограничение связано с оценкой методологии. Основой методологической базы психологии здоровья, как уже упоминалось, является биопсихосоциальный подход [8; 16; 46; 47; 62] — «золотой стандарт» в исследованиях этой отрасли психологии, к достижению которого стремятся исследователи в Европе. До сих пор в латвийских исследованиях подчеркивались психологические, в некоторой степени, социальные, и только в отдельных случаях — биологические дименсии. В то же время следует подчеркнуть, что реализация этой парадигмы является дорогостоящей и требует мультидисциплинарного подхода [62].

 

Актуальные задачи на ближайшее время и проблемы развития
психологии здоровья в Латвии

Обобщенные результаты исследований по темам, которые связанны с психологией здоровья, показывают, что за последние 10 лет латвийские ученые сделали вклад в ряд актуальных направлений психологии здоровья. Особенно активно были исследованы различные аспекты стресса и совладания со стрессом, жизнестойкость, а также поведение здоровья. Тем не менее, даже в этих направлениях не были изучены, например, связи с специфическими клиентами / группами пациентов (например, пациенты с неизлечимыми заболеваниями, клиенты медицинских учреждений и т.д.), реализованными в медицинскиой среде, интервенции (например, мероприятия по снижению стресса до хирургической операции, в отношении болезненных методов обследования), а также исследования в различных ситуациях здоровья и болезни в отношении эффективности видов совладания со стрессом (например, выбор оптимальных форм преодоления стресса сразу после определения тяжелого диагноза болезни, в случае хронических заболеваний).

В следующие годы в Латвии, развивая отрасль психологии здоровья, осуществляя подготовку специалистов, а также способствуя разработке диссертаций, следует поощрять исследования в направлениях психологии здоровья, которые актуальны в европейских странах, но до сих пор не были изучены в Латвии: психологические аспекты в предоставлении услуг в сфере здоровья; семья и дети в контексте психологии здоровья; саморегуляция в связи с болезнью и здоровьем и восприятие болезни; интервенции при хронических заболеваниях; психофизиология / психонейроиммунология и нейропсихология, психологические аспекты услуг и качества здравоохранения.

Необходимы более широкие и разнообразные исследования о поведении здоровья, коммуникации в среде медицинских учреждений (в том числе с использованием новых коммуникационных технологий (как показано, например, [45]), о старении (как подчеркивается, например, [40]), о роли семьи в отношении здоровья и болезни, для того, чтобы результаты исследования могли стать основой в практической деятельности психологов здоровья в работе с разными клиентами / группами пациентов на всех уровнях — индивидуально, общины, общества. Исследования о поведении, которое способствует здоровью, в настоящее время также приобретают значение и являются определяющими факторами и в отношении интервенции.

Принимая во внимание оценку результатов исследований психологии здоровья в Европе, особенно важно основываться на биопсихосоциальной модели и описанном отношении между этими тремя дименсиями данной модели. Несмотря на то, что это трудно и требует усилий, это — «золотой стандарт», к достижению которого нужно стремиться и в Латвии.

Потенциал психологии здоровья можно использовать не только в сотрудничестве с профессионалами в области здравоохранения, но также в сотрудничестве с социологами, антропологами, исследователями в области общественного здоровья, экономистами в сфере здоровья, специалистами в области коммуникаций и политиками, интегрируя из всех ранее названных сфер собранную информацию, результаты исследований, с целью повышения психологического благополучия общества, используя психологические подходы в увеличении продолжительности жизни и снижении распространения негативных последствий при заболеваниях.

 

Литература

1.   Aspinwall L.G., Tedeschi R.G. The Value of Positive Psychology for Health Psychology: Progress and Pitfalls in Examining the Relation of Positive Phenomena to Health // Annals of Behavioral Medicine. – 2010. – Vol. 39, № 1. – P. 4–15 (In Latvian).

2.   Bennett P. Introduction to Clinical Health Psychology. – Buckingham: Open University Press, 2000.

3.   Bušs G. Psychological traits and options for psycho-correction in adolescents having asthma: doctoral thesis. – 1993 (In Latvian).

4.   Clinical Psychology The British Psychological Society. – http://www.bps.org.uk/careers-education-training/how-become-psychologist/types-psychologists/becoming-clinical-psychologist  (Accessed 17  February 2013).

5.   Common and diverse aspects of emotional experience and crisis coping categories in case of loss for women in Latvia / K. Martinsone, K. Maslovska, I. Bite [at al] //  Social work. – 2005. – Vol. 4 (1). – P. 40–54.

6.   Conner M., Norman P. (Eds). Predicting Health Behaviour Berkshire // Open University Press, 2005.

7.   Differences in Diabetes Control Between Diabetes Patiens who can and can not Formulate the Meaning of Illness in their Life / G. Freimane, K. Martinsone, I. Rasa [at al] // 4th International Interdisciplinary Scientific Conference “Society. Health. Welfare”: Abstracts. – 2012. –  P. 32–33.

8.   Engel G.L. The need for a new medical model: A challenge for biomedicine // Science. – 1977. – Vol. 196. – P. 129–136.

9.   European Health Psychology Society. Conferences 2012–2014. – http://www.ehps.net/index.php?option=com_content&view=article&id=19&Itemid=127 (Accessed 12 March 2014).

10.   Harlamova J., Sebre S. Relationships between Posttraumatic Negative Cognitions, Panic Attack and Posttraumatic Stress Symptoms // Baltic Journal of Psychology. – 2013. – Vol. 14, № 1;2. – P. 117–130.

11.   Health Psychology. Theory-Research-Practice / D.F. Marks, M. Murray, B. Evans [at al] – 3rd ed. – Sage Publications, 2011.

12.   Jirgena S. Self-sentiment in young people and choosing an addictive behaviour: doctoral thesis. – 1999 (In Latvian).

13.   Johnston M. Current trends in Health Psychology // The Psychologist. – 1994. – Vol. 7. – P. 114–118.

14.   Joint Statement Integrated Community Case Management. – WHO. – UNICEF. – 2012. – Vol. 7.

15.   Justification for the establishment of health psychology in Latvia / K. Martinsone, G. Freimane, S. Mihailova [at al] // Veselibas psihologijas izveides pamatojums Latvija. Sabiedriba, integracija, izglitiba. Starptautiskas zinatniskas konferences materiali. 2. Dala. – Rezekne: RA izdevnieciba, 2013, 593–602 (In Latvian).

16.   Kaplan R. Behaviour as the central outcome in the health care // American Psychologist. – 1990. – Vol. 45. – P. 1211–1220.

17.   Karpova A. Experiences of crisis in memories of pensioners-teachers. Starptautiska starpdisciplinara zinatniska konference „Krize un tas parvarešanas iespejas”, 2011. gada 4.–5. maijs: Programma un tezes / Rigas Pedagogijas un izglitibas vadibas akademija. Rigas Stradina universitate. – Riga: Drukatava, 2011. – 32 p. (In Latvian).

18.   Kolesnikova J. Drug-addicted Personality Disorders and Social Problem-solving in the Rehabilitation Process: a Longitudinal Study. Longitudinals petijums // Latvijas Universitates zinatniskie raksti. Psihologija. – Riga: LU, 2013. – P. 49–65 (In Latvian).

19.   Kolesnikova J. Drug-addicted Personality Disorders and Social Problem-solving in the Rehabilitation Process: doctoral thesis. – 2013 (In Latvian).

20.   Kolesnikova J., Miezite S. Changes in Drug Addicts’ Social Problem-Solving Abilities and Goal Achievement Orientations during Rehabilitation // Baltic Journal of Psychology. – 2007. – Vol. (8), № 1,2. – P. 49–57.

21.   Kolesnikova J., Miezite S., Osis G. Relationship of drug-addicted patients' personality disorders to social problem-solving changes during the rehabilitation process // Nordic Journal of Psychiatry. – 2013. – 67. – Vol. 4. – P. 282–288.

22.   Kolesovs A. Hopes and Fears about the Future in 17 to 18 Year Old Russian Students’ Time Perspective // Latvijas Universitates zinatniskie raksti. Psihologija.– Riga: LU, 2005. – P. 19–28 (In Latvian).

23.   Kolesovs A. Individual’s Orientation Towards the Present and Future as a Predictor of Self-reported Risky Driving // Latvijas Universitates zinatniskie raksti. Psihologija. – Riga: LU, 2012. – P. 66–74 (In Latvian).

24.   Lahovska R., Plotka I. Interconnection Between Co-dependence and Adaptable Skills of Personality and Quality of Life in Latgale Region, Latvia // An International Collection of Papers, Proceedings of International Scientific and Practical Conference “Actual problems of psychology, business, and social sphere: theory and practice”. – Riga, Latvia: The Higher School of Psychology, 2009. – Vol. 5, № 3. – P. 83–95.

25.   Laizane I. Co-dependence signs of young persons in connection to attraction to parents, alcohol abuse in the family and internalised and externalised problems: doctoral thesis. – 2012 (In Latvian).

26.   Ludane M. Self-efficacy and Dysfunctional Career Thoughts as Predictors of Anxiety and Depression of the Unemployed // Latvijas Universitates zinatniskie raksti. Psihologija. – Riga: LU, 2012. – P. 89–107 (In Latvian).

27.   Margalit P.A., Benbassat J., Cohen A. Effect of a Biopsychosocial Approach on Patient Satisfaction and Patterns of Care // Journal of General Internal Medicine. – 2004. – Vol. 19, № 5. – P. 485–491.

28.   Martinsone K. Types of crisis management in women. Starptautiska starpdisciplinara zinatniska konference “Krize un tas parvarešanas iespejas”. Konferences programma un tezes. – Riga: Drukatava, 2011. – 32 p. (In Latvian).

29.   Martinsone K., Freimane G., Mihailova S. Health psychology in Latvia: challenges, options to solve them and benefits to the society // Sabiedriba un kultura. Rakstu krajums XIV / Sast. A. Medveckis. – Liepaja: LiePA, 2014 (In Latvian).

30.   Martinsone K., Jirgena S., Zakrizevska M. Art therapy in crisis management: theoretical aspects. Makslas terapija krizes parvarešana: teoretiskie aspekti. 5. Starptautiska makslas terapijas konference: тezes. – Riga: RSU, 2007. – 258 p. (In Latvian).

31.   Maslova J. Stress and its management techniques in adolescents // RPIVA: Jauno zinatnieku konference. – 2011. – P. 107–114 (In Latvian).

32.   Maslovska K. Validity and Reliability of the Coping with Bereavement Inventory // Baltic Journal of Psychology. – 2004. – Vol. 5, № 2. – P. 39–51.

33.   Maslovska K. Bereavement Experience in Latvian Women’s Representations of the Death of a Close Person and Integration of the Loss // Latvijas Universitates zinatniskie raksti. Psihologija. – Riga: LU, 2005. – P. 63–79 (In Latvian).

34.   Mayste G., Plotka I. Psychological traits and occupational adjustment of personality // Proceedings of II International Scientific and Practical Conference Prospects and Possibilities of Psychology, Business and Social Work in Modern Europe. The Higher School of Psychology, Baltic International Academy, Riga, April 23–24, 2009. – Riga: The Higher School of Psychology, 2009. – P. 39–40.

35.   Mihailova S. Young people and addictive behaviour. – Sandra Jirgena. Riga : Drukatava, 2006. – P. 160 (In Latvian).

36.   Muzikante I., Renge V. Drivers’ Individual Values and Dangerous Driving. Autovaditaju individualo vertibu saistiba ar riskantu braukšanu // Latvijas Universitates zinatniskie raksti. Psihologija. – Riga: LU, 2008. – P. 39–50 (In Latvian).

37.   Muzikante I., Renge V. Drivers’ Values and Attitudes to Reckless Driving and Risky Driving Behavior // Latvijas Universitates zinatniskie raksti. Psihologija. – Riga: LU, 2011. – P. 41–56 (In Latvian).

38.   Norman P., Conner M., Abraham C. (eds). Understanding and Changing Health Behaviour: From Health Beliefs to Self-regulation // Psychology press, 2000.

39.   Ogden J. Health Psychology: A Textbook (5th ed). – Maidenhead, UK: Open University Press, 2012.

40.   Pinquart M., Sörensen S. Differences between caregivers and noncaregivers in psychological health and physical health: A meta-analysis // Psychology and Aging. – 2003. – Vol. 18(2). – P. 250–267.

41.   Pipere A. Health psychology: Human. Environment. Perspectives // Veselibas psihologija: Cilveks. Vide. Perspektivas. – Daugavpils: Daugavpils Universitate, 2005 (In Latvian).

42.   Plaude A. Intelligence, stress management and psychological defence mechanisms in the unemployed: doctoral thesis. – 2012 (In Latvian).

43.   Politere J., Zuitinš J. Differences in stress management strategies in 20–35-year-old males with and without signs of alcoholism // RPIVA: Jauno zinatnieku konference, 2005. – P. 143–149 (In Latvian).

44.   Rehabilitation Solutions for Health Care Staff after Suffering from Psychoemotional Stress in the Workplace / Z. Roja, I. Roja, H. Kalkis [at al] // Collection of Scientific Papers 2009. Research Articles. – Riga: RSU, 2010. – P. 224–229.

45.   Saab P. Technological and medical advances: Implications for health psychology // Health Psychology, 2004. – Vol. 23. – P. 142–146.

46.   Schwarrtz G. Testing the biopsychosocial model. The ultimate challenge facing behavioural medicine? // Journal of Consulting Clinical Psychology. – 1982. – Vol. 50. – P. 1040–1053.

47.   Schwartz G.E., Weiss S.M. Behavioral medicine revisited: An amended definition // Journal of Behavioral Medicine. – 1978. – Vol. 1. – P. 249–251.

48.   Shaplavska J., Plotka I. Life hardiness as one of the aspects of human’s personal potentional development // Proceedings of 14th International Creativity Conference “Creativity Across the Lifespan of an Individuality”. RTTEMA (Riga Teacher Training and Educational Management Academy), Riga, Latvia, 11. – Riga: RTTEMA, 2009.

49.   Shaplavskaya J., Plotka I. The research of hardiness in the context of social ecology: social and psychological adjustment, achivement motivation // Proceedings of The 2nd International Scientific Conference “Actuality of Psychology in modern higher education”. – Liepaja University, Liepaja, Latvia, 2009.

50.   Shaplavskaya J., Plotka I. Adaptation of Russian and Latvian versions of S. Maddi hardiness test // L. Vacere (Ed.). Identifying the personality of a soldier in the science of psychology – a step forward the future. Scientific articles of the 45-th International Applied Military Psychology symposium. Latvia, Riga, June 1–4, 2009. – Daugavpils: Daugavpils University Academic Press “Saule”, 2010. – P. 140–145.

51.   Shaplavska J., Plotka I. Research of hardiness in the context of the social ecology: search of lifemeaningful orientations among the students youth // Abstracts of the 52nd International Scientific Conference of Daugavpils University. – Daugavpils: Daugavpils University, 2010.

52.   Sile V.u.c. Ethics in biomedicine. – Riga: RSU, 2006. – P. 226 (In Latvian).

53.   Silis V. Influence of determinants of the quality of life of Latvian pension age population on health behaviours // Rigas Stradina universitates Zinatniskie raksti, 2009. gada socialo zinatnu petnieciska darba publikacijas. – Riga: RSU, 2010. – P. 142–158 (In Latvian).

54.   Smith T.W., Suls J. Introduction to the Special Section on the Future of Health Psychology // Health Psychology. – 2004. – Vol. 23, №. 2. – P. 115–118.

55.   Soboleva M., Plotka I. Psychological features of occupational stress // Proceedings of II International Scientific and Practical Conference Prospects and Possibilities of Psychology, Business and Social Work in Modern Europe. The Higher School of Psychology, Baltic International Academy. – Riga. – 2009. – Vol. 52. – P. 23–24.

56.   Stokenberga I. Humor Effect on Stress Responses: The experimental study using  stress  inducing  movie // Baltic  Journal of Psychology. – 2006. – Vol. 7, № 2. – P. 15–25.

57.   Stokenberga I. Humorous Personality: Relationship to Stress and Well-being // Baltic Journal of Psychology. – 2008. – Vol. 9, № 1;2. – P. 70–84.

58.   Stokenberga I. Role of humour in the process of stress management: doctoral thesis. – 2010 (In Latvian).

59.   Stokenberga I. The Role of Styles of Humor in the Interrelationship between Daily Stress and Mood: Moderator vs. Mediator Model // Latvijas Universitates zinatniskie raksti. Psihologija. – Riga: LU, 2011, 768. – P. 176–196 (In Latvian).

60.   Stress management strategies and internal coherence feelings in women with different loss experience / A. Miltuze, A. Upmane, K. Martinsone [at al] // RPIVA zinatnisko rakstu krajums “Teorija un prakse skolotaju izglitiba II”. – Riga: RPIVA, 2004. – P. 371–381 (In Latvian).

61.   Student Motivation for Choice of Study Program, Psychological Well-being, Perceived Social Support and Needs at the Start of University Studies /  S. Voitkane, S. Miezite, M. Rascevska [at al] // Baltic Journal of Psychology. – 2006. – Vol. 7, № 1. – P. 46–59.

62.   Suls J., Rothman A. Evolution of the Biopsychosocial Model: Prospects and Challenges  for  Health  Psychology // Health  Psychology. – 2004. – Vol. 23, № 2. – P. 119–125.

63.   Svence G. Stress reduction programme straimy and biofeedback management system adaptation in Riga Teaching Training and Education Management Academy // Signum Temporis. – 2009. – Vol. 2.

64.   Svence G. Approbation of a new concept of positive psychology “resilience” in the research of RTTEMA psychology students // RPIVA: Teorija praksei musdienu sabiedribas izglitiba, 6. starptautiska zinatniska konference. – 2012. – P. 335–342 (In Latvian).

65.   Svence G. Studies of the indicators of their quality of life in the citizens of Latvia. Latvijas iedzivotaju dzives kvalitates raditaju izpete. Zinatniskie raksti. – Riga: RPIVA, 2013 (In Latvian).

66.   Svence G., Golde S. Correlations between the indicators of sense of psychological well-being and optimism. Zinatniskie raksti. – Riga: RPIVA, 2008 (In Latvian).

67.   Svence G., Seglina-Gluškova J. Differences in indicators of well-being, self-esteem and vitality in women of different ages // RPIVA: Teorija praksei musdienu sabiedribas izglitiba, 7. starptautiska zinatniska konference. – 2014. – P. 174–179 (In Latvian).

68.   Šuškovnika D. Anxiety in Latvians and Russians living in Latvia: Doctoral thesis (sociala psihologija; vad. V. Renge), 2004 (In Latvian).

69.   Škuškovnika D. Comparison of State and Trait Anxiety of Latvians and Russians  Residing  in  Latvia // Baltic Journal of Psychology. – 2004. – Vol. 5, № 1. – P. 21–32.

70.   The British Psychological Society. Health Psychology Division. http://www.bps.org.uk/subject/health-psychology (Accessed 01 March 2014).

71.   The crisis of the loss in a woman's life: common and different experience after the death of a close person and divorce / K. Maslovska, K. Martinsone, A. Miltuze [at al] // Latvijas Universitates zinatniskie raksti. Psihologija. – Riga: LU, 2004. – P. 52–62 (In Latvian).

72.   Types of crisis management in Latvian women with an experience of the death of the close person and divorce / K. Maslovska, K. Martinsone, A. Miltuze [at al] // Latvijas Universitates zinatniskie raksti. Psihologija. – Riga: LU, 2006. – P. 19–36 (In Latvian).

73.   Uzole T. Occupational stress in teachers: Doctoral thesis. Sociala psihologija / vad. A. Vorobjovs. – 2004 (In Latvian).

74.   Upenieks R. Grounded Theory and Its Use in Physician-Patient Communication Research // Latvijas  Universitates  zinatniskie  raksti.  Psihologija. – Riga: LU, 2011. – P. 214–224 (In Latvian).

75.   Upenieks R., Martinsone K., Freimane G. Health psychology – a part of the health care system. 2013. gada RSU zinatniska konference. Tezes. – Riga: RSU, 2013. – 434 p. (In Latvian).

76.   Vaverniece I., Majore-Dusele I. Dance Movement Therapy in Obese Women with Emotional Eating – Evaluation of Results // Rigas Stradina universitates Zinatniskie raksti, 2009. gada socialo zinatnu petnieciska darba publikacijas. – Riga: RSU, 2010. – P. 251–259 (In Latvian)

77.   Voitkane S. Goal Directedness in Relation to Life Satisfaction, Psychological Immune System and Depression in First-semester University Students in Latvia // Baltic Journal of Psychology. – 2004. – Vol. 5, № 2. – P. 19–30.

78.   Voitkane S. Relationship of Self-esteem and Assertiveness to Psychological Well-being and Depression of Female at the Begining of Studies // Latvijas Universitates zinatniskie raksti. Psihologija. – Riga: LU, 2005. – P. 41–51 (In Latvian).

79.   Voitkane S., Miezite S. Adjustment Problems in First-Year Students at the Beginning of Studies at the University of Latvia in 2006/2007 // Latvijas Universitates zinatniskie raksti. Psihologija. – Riga: LU, 2011. – P. 225–245 (In Latvian).

80.   What is Health Psychology? // The British Psychological Society, 2011.

81.   WHO Europe. Health 2020: Policy framework and strategy. – 2012. – http://www.euro.who.int/en/health-topics/health-policy/health-2020-the-european-policy-for-health-and-well-being/publications/2013/health-2020-a-european-policy-framework-and-strategy-for-the-21st-century  (Accessed 01 March 2014).

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9.07

Мартинсоне К., Фреймане Г., Колесникова Е. Психология здоровья в Латвии в контексте современных европейских исследований // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2014. – N 5(28) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения