Халецкий А.М.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год

Образование по клинической психологии в России:
вперед с широко закрытыми глазами вбок в тупик?

Беребин М.А. (Челябинск, Российская Федерация)

 

 

Беребин Михаил Алексеевич

Беребин Михаил Алексеевич

–  член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

–  кандидат медицинских наук, заведующий кафедрой клинической психологии ГБОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет» (национальный исследовательский университет).

E-mail: m_berebin@mail.ru

 

Аннотация. Приведено сравнительное описание современных моделей подготовки клинических психологов в США, Австралии, Великобритании, немецкоговорящих странах Европы и некоторых государствах на постсоветском пространстве. Обращается внимание на основные их особенности и существенные различия в этих системах образования. Представлен анализ состояния кадров преподавательского состава вузов, осуществляющих подготовку медицинских психологов. Обосновывается необходимость констатации существования «университетской» и «медвузовской» моделей подготовки клинических психологов в России и вызванных этим проблем. Подробно описаны результаты приемной кампании 2013 года по специальности «Клиническая психология» в федеральных округах Российской Федерации. Приведен анализ статистических данных по вузам Уральского федерального округа. Подробно рассмотрены законодательное и нормативное обеспечение подготовки по клинической психологии и профессиональной деятельности в здравоохранении Российской Федерации, Украины, Казахстана и Белоруссии. Обозначены важные проблемы подготовки в области клинической психологии, препятствующие ее интеграции в мировые модели образования в области клинической психологии.

Ключевые слова: образование в области клинический психологии, клиническая психология в здравоохранении, боулдерская модель, вейльская модель, медицинская психология.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

От автора. Автор статьи надеется на правильное понимание читателем того, что с настойчивостью, заслуживающей, возможно, более достойного применения, ему приходится регулярно обращаться к сложным проблемам образования и деятельности клинических психологов в нашей стране (без особого, впрочем, эффекта изменения ситуации). В одной из более ранней публикаций автора по этой проблеме [2]1, названы наиболее острые и противоречивые положения в образовании и профессиональной деятельности клинических (медицинских) психологов. Кроме того, в содружестве с некоторыми коллегами были выполнены сравнительный анализ статуса зарубежной, российской и украинской клинической психологии [3]2, а также анализ положения дел с подготовкой по специальности «клиническая психология» в вузах Уральского федерального округа Российской Федерации [1]3. Настоящая публикация в определенной степени опирается на изложенные в этих статьях материалы, продолжает и развивает их.

Реплика. Несмотря на прошедшие с того времени два года, следует признать, что выражение «А воз и ныне там» сохраняет свое фундаментальное положение в российской психологической и медицинской действительности в области организации подготовки клинических психологов. Действительно, не смотря на проведенные совещания, обсуждения, обращения и тому подобные действия, все отмеченные в цитируемых выше публикациях факты, выводы и тренды сохранились и, более того, развивались в самом неблагоприятном, по нашему мнению, направлении.

Формулируя такую позицию, автор настоящей публикации вполне осознает возможные последствия, реакции и оценки ее читателями — от представлений о ней как «правдоискательстве» (с вытекающими отсюда выводами, вплоть до «клинических») и до восприятия ее как «гласа вопиющего в пустыне»4. Отметим, что автору не хотелось бы выглядеть в отношении постулируемого тезиса «голословным», не подтверждающим чем-либо свои выводы. В этом плане источником аргументов декларируемой позиции могут являться:

во-первых, появившиеся за последние годы федеральные и ведомственные законодательные акты и практика их исполнения или, вернее, неисполнения;

во-вторых, имеющееся положение с нормативным обеспечением медицинского образования и с обеспечением образования клинических психологов как смежной области подготовки специалистов для системы здравоохранения;

в-третьих, анализ положения дел с подготовкой специалистов в области клинической психологии, сложившийся в других странах.

Status praesens objectivus5. Итак, чем же характеризуется положение с подготовкой клинических психологов в Российской Федерации в настоящее время (2013—2014 гг.)?

В системе высшего образования страны продолжает увеличиваться число вузов различной ведомственной подчиненности, в которых открывается подготовка по специальности «клиническая психология» при фактически отсутствии в них подготовленных для этого научно-педагогических кадров (или, по крайней мере, их (не)укомплектованность до уровня, соответствующего требованиям ФГОС по этой специальности). Но при этом зачастую некоторые руководители вузов, факультетов и кафедр не видят в этом ничего предосудительного6. Как следствие, к подготовке по специальным клинико-психологическим дисциплинам сегодня привлекаются доктора, кандидаты наук и просто специалисты по многим отраслям гуманитарного и медицинского образования — от филологов, биологов, «неклинических» психологов до психиатров, гинекологов и патологоанатомов. В связи с этим хотелось бы процитировать два положения Федерального образовательного стандарта по клинической психологии:

1)  «Реализация ООП подготовки специалиста должна обеспечиваться научно-педагогическими кадрами, имеющими, как правило, базовое образование, соответствующее профилю преподаваемой дисциплины…»;

2)  «…не менее 70 процентов преподавателей (…) должны иметь ученые степени и ученые звания (из них не менее 25 процентов — по клинической или медицинской психологии…» (п. 7.17 ФГОС).

Таким образом, перед вузами стоит дилемма: либо требуется выполнять эти требования ФГОС до момента начала подготовки (в крайнем случае, с момента начала подготовки), либо открыть такую подготовку, а вернуться к этой проблеме потом, лишь в момент аккредитационной экспертизы Рособрнадзором соблюдения лицензионных требований и условий образовательной деятельности (т.е. лет через пять после начала такой подготовки).

Не нужно быть «семи пядей во лбу», чтобы догадаться, по какому пути идут современные вузы.

Особенно распространена такая практика во многих подведомственных Минздраву России вузах, где часто необходимым и достаточным условием подготовки клинических психологов является наличие одной кафедры психолого-педагогических дисциплин в купе с кафедрой психиатрии либо даже нескольких остепененных врачей-психиатров.

При этом в качестве примера и ориентира государственной и ведомственной защиты медицинского образования от участия в нем некомпетентных преподавательских кадров следует привести п. 13 ст. 82 Федерального Закона № 273–ФЗ «Об образовании в Российской Федерации»: «К педагогической деятельности по образовательным программам высшего медицинского образования (…), а также дополнительным профессиональным программам для лиц, имеющих высшее образование, допускаются (…) имеющие высшее медицинское образование (…) и прошедшие обучение в ординатуре или интернатуре работники медицинских и научных организаций…». То есть обучать будущих врачей могут только специально подготовленные (в том числе к практической медицинской деятельности) преподаватели с медицинским образованием.

Думается, что по аналогии с таким законным (законодательно закрепленным) положением либо нужно изначально требовать от ведущих подготовку клинических психологов вузов соблюдения ими кадровых требований ФГОС, либо, продолжая тренд таких вузов (особенно медицинских), открыть аd exemplum7 в немедицинских университетах подготовку врачей-психиатров и психотерапевтов с перспективой обзавестись необходимыми кадрами преподавателей лет так через пять—шесть, перед самой аккредитацией…. Может быть, хотя бы такого рода аrgumentum a contrario8 позволит дать действительно адекватную оценку с открытием подготовки в вузах, не создавших для этого никаких первоначальных условиях?

В качестве иллюстрации автор, проживающий в «суровом» г. Челябинске, считает целесообразным привести пример положения дел с кадрами преподавателей по 6 вузам Уральского федерального округа, ведущим подготовку по клинической психологии. При этом размещенная на официальных сайтах информация в принципе не расходится с циркулирующей в профессиональной среде, а если и расходится, то все возможные претензии к самим вузам, которые в соответствии с п. 3. Постановления Правительства РФ от 10.07.2013 г. № 5829 должны на официальных сайтах размещать и своевременно обновлять информацию о персональном составе педагогических работников с указанием уровня их образования, научной квалификации и опыта работы.

В г. Екатеринбурге такую подготовку ведет Уральский федеральный университет им. первого Президента России Б.Н. Ельцина и Уральский государственный медицинский университет, в г. Челябинске — Южно-Уральский государственный национальный исследовательский университет, Челябинский государственный университет, Южно-Уральский государственный медицинский университет, а также Сургутский государственный университет Ханты-Мансийского автономного округа.

В Уральском федеральном университете подготовка клинических психологов проводится в Департаменте психологии института социальных и политических наук на кафедре клинической психологии и психофизиологии, из 5 преподавателей которой только 2 кандидата психологических наук и ни одного по специальности 19.00.04 «медицинская психология»10 .

В Уральском государственном медицинском университете на кафедре клинической психологии из 4-х преподавателей — 1 доктор наук по специальности 19.00.04 и 1 кандидат педагогических наук11, а общепсихологическую подготовку ведет кафедра педагогики и психологии, из 7 преподавателей которой на 2 кандидата психологических наук приходится 2 кандидата философских и социологических наук12.

В Сургутском государственном университете из 7 сотрудников 1 доктор и 1 кандидат медицинских наук, 2 кандидата психологических наук и ни одного из них — по медицинской психологии13.

В Южно-Уральском государственном научно-исследовательском университете, осуществляющем подготовку клинических психологов более 10 лет, на кафедре клинической психологии из 8 имеющих ученую степень преподавателей 7 являются кандидатами, докторами наук по специальности 19.00.04 «медицинская психология»14, а общепсихологическая подготовка ведется на факультете с 4 выпускающими кафедрами15, имеющими право номинировать своих выпускников на право получения EuroPsy–сертификата.

В Челябинском государственном университете подготовка клинических психологов проводится на базе факультета психологии и педагогики кафедрой специальной и клинической психологии16) среди 8 имеющих ученую степень кандидатов наук только 4 имеют степень по психологическим наукам и ни один из них — по специальности 19.00.04.

Аналогична ситуация и в Южно-Уральском государственном медицинском университете, где подготовка клинических психологов ведется на факультете клинической психологии, социальной работы, высшего сестринского образования и менеджмента, на кафедре клинической психологии, среди штатных остепененных преподавателей которой нет ни одного преподавателя с психологическим образованием и, тем более, с ученой степенью по медицинской психологии17, а среди преподавателей кафедры психологии этого вуза на одного доктора и одного кандидата психологических наук приходится по одному кандидату биологических, педагогических и философских наук18. При этом в 2013 и 2014 годах прием на первый курс этого вуза был одним из самых многочисленных в Российской Федерации — 73 и 57 человек соответственно.

Таким образом, в 5 из 6 вузов Уральского региона участвующие в обучении будущих клинических психологов преподаватели в своей основной массе не соответствуют критериям и требованиям Государственного стандарта, и, тем не менее, ведут такую подготовку… Каким термином можно назвать такую ситуацию?

Думается, что если под таким же прицелом посмотреть на ситуацию в вузах в других регионах Российской Федерации, то получим примерно такую же картину.

В соответствии с п. 5 Постановления Пленума Совета по психологии УМО по классическому университетскому образованию от 24 апреля 2013 г.19 была автором статьи была подготовлена аналитическая записка, основанная на материалах приемной кампании 2013 года20, которая лишь подкрепляет все ранее описанные тенденции.

Так, в 2013 году прием абитуриентов по специальность «клиническая психология» вели, как минимум, 51 вуз, в том числе, по 8 — в г. Москве и Приволжском федеральном округе (ПрФО), по 7 — в Центральном (без г. Москвы) и Северо-Западном (включая г. Санкт-Петербург) округах, по 6 — в Сибирском (СибФО) и Уральском (УрФО) округах, 5 — в Южном и Северо-Кавказском округах (совместно) и 4 — в Дальневосточном федеральном округе (ДВФО). При этом в г. Москве, Северо-Западном и Уральском округах такая подготовка ведется преимущественно в университетах21 (5, 4 и 4 соответственно). В Приволжском, Сибирском и Дальневосточном округах наблюдается «межведомственный» паритет (по 4, 3 и 2 вуза соответственно). В Центральном округе преобладает подготовка в 4 медицинских вузах (4 против 3 в «классических» университетах).

Всего соотношение численности вузов, подведомственных Минобрнауки России и Минздраву России составляет (без учета статистики МГУ) 1 к 1,2 (23 и 28 соответственно). В то же время соотношение принятых на 1-й курс абитуриентов имеет противоположные тенденции: 1,4 к 1 (959 абитуриентов к 674). Причем, почти треть абитуриентов (511 человек) поступили в 7 вузов: пять медицинских (Первый московский — 102; Новосибирский — 86, Южно-Уральский [Челябинский] — 72, Курский — 56 и Красноярский — 54), а также в Московский городской психолого-педагогический и Уральский федеральный университеты (95 и 46 человек соответственно). В приемной кампании 2014 года эта тенденция в целом сохранилась (Новосибирский, Южно-Уральский, Курский и Красноярский медуниверситеты приняли на 1-й курс, как минимум, 20, 39, 57, 36, 40 человек, а на сайте Первого московского медуниверситета22 теперь приведены приказы на зачисление по всем специальностям, кроме клинической психологии. В МГППУ и УрФУ зачислено 33 и 54 студента соответственно). Думается, что информированный читатель согласится, что большинство из перечисленных вузов не очень известны профессиональному сообществу какими-либо своими значительными научными и образовательными достижениями и школами в области клинической психологии.

Возможная подоплека таким фактам становятся более понятной, если принять во внимание, что большинство абитуриентов зачислены на обучение на коммерческих условиях (от 100% — в Красноярском, Южно-Уральском [Челябинском] медицинских и Уральском федеральном университетах до 79—85% в Новосибирском и Первом московском медицинских вузах).

При этом увеличивается диспропорция выделения «бюджетных» мест в пользу медицинских вузов. Так, без учета статистики МГУ и СПбГУ, в 2013 году в первую пятерку вузов с максимальным числом таких мест вошли Московский городской психолого-педагогический университет (50 мест), Курский, Волгоградский, Тихоокеанский (г. Владивосток) и Оренбургский медицинские вузы (39, 35, 30 и 30 мест соответственно). Как следствие, отмечается существенное превалирование абитуриентов, поступивших в медицинские вузы, над первокурсниками «классических» университетов как в целом по всем местам в вузах Российской Федерации (2,4 к 1), так и по «бюджетным» и «платным» местам (2,1 и 2,7 к 1 соответственно). Наиболее явно такая диспропорция проявляется в вузах Сибирского, Уральского, Приволжского и Центрального ФО, доходя в них до уровня 4 к 1.

Вместе с тем, следует отметить и другую негативную тенденцию — диспропорцию в структуре выделяемых Минобрнауки бюджетных мест для региональных вузов — 26% приходится на 8 вузов г. Москвы, по 16—15% на 8 вузов Приволжского, 7 и 7 вузов Северо-Западного и Центрального федерального округов. И, как не поддающийся какому-либо объяснению, следует привести тот факт, что ни в 2013 г., ни в 2014 г. не было выделено ни одного (!) бюджетного места на 5 (!) вузов Уральского округа, за исключением ежегодных 25 мест в Сургутском государственном университете, расположенном в Ханты-Мансийском автономном округе, потенциал потребности учреждений здравоохранения в кадрах медицинских психологов очевидно не соотносится с потребностями учреждений здравоохранения, например, областей с центрами в мегаполисах с более чем миллионным населением. Вот уж, действительно, «no comment».

В целом результаты анализа ситуации приводит к весьма недвусмысленным выводам:

В Российской Федерации усиливается роль «медицинской» модели подготовки по клинической психологии, приводящая к тому, что в регионах (прежде всего, в наиболее населенных Центральном, Приволжском, Уральском и Сибирском федеральных округах) в ближайшие годы абсолютное большинство специалистов будут представлять выпускники медицинских вузов.

При этом, как правило, в штатах профессорско-преподавательского состава в этих вузах и многих «классических» университетах отсутствуют кадры кандидатов, докторов наук по специальности 19.00.04. «медицинская психология».

Кроме того, в структуре некоторых таких вузов либо совсем отсутствуют профильные выпускающие кафедры, либо за выпуск отвечают объединенные кафедры, как правило, общей и клинической психологии (в университетах), либо психиатрии и клинической (медицинской) психологии (в медицинских вузах).

На этом фоне некоторые медицинские вузы осуществляют прием достаточно большого контингента абитуриентов на 1-й курс (от 50 до 86 человек) на внебюджетной основе, преследуя очевидные коммерческие цели, вводя потребителей своих услуг, как минимум, в заблуждение либо обман.

В вузах городов с численностью населения свыше 1 млн чел. подготовка по клинической психологии проводится в ситуации недобросовестной конкуренции на рынке образовательных услуг в виде предоставления их в условиях, не соответствующих требованиям ФГОС (как минимум, в части кадрового обеспечения подготовки по этой специальности), и, как максимум, в нарушении федерального антимонопольного законодательства и недостоверной рекламы качества образовательных услуг.

Как следствие, описанная ситуация несет в себе угрозу:

• фактического исчезновения подготовки по клинической психологии как гуманитарной (немедицинской) специальности, по крайней мере, как специальности в рамках подготовки специалистов в классических университетах;

• выхода в ближайшие 3—5 лет на рынок труда большого числа выпускников, подготовленных преподавателями, не имеющими научной квалификации по специальности 19.00.04 «медицинская психология»; /p>

• снижение числа выделяемых бюджетных мест для подготовки по специальности 030401 в «классических» университетах несет угрозу фактического закрытия такой подготовки в университетах, имеющих определенный опыт, стаж и школы клинической психологии.

Спрашивается, какие еще нужны профессиональному сообществу клинических психологов факты для того, чтобы дать необходимую оценку такому неприглядному положению?

Может быть, следует поступать в соответствии с тем озвученным на заседании Правительства России 16 июля 2014 г. премьер-министром Д.А. Медведевым и министром образования и науки РФ Д.В. Ливановым23 фактом о том, что 30% студентов учатся по некачественным основным образовательным программам (ООП). Действительно, разве отсутствие квалифицированных кадров преподавателей не есть один из критериев Рособнадзора для признания ООП некачественной? Или, может быть, все-таки с этим пора разбираться не университетскому УМО с его Советом по психологии, а Рособрнадзору с его полномочиями об отзыве или приостановке лицензий в случае нарушения лицензионных требований (а в этом случае налицо нарушение, как минимум, одного из них — лицензионных требований к профессиональной подготовке кадров преподавателей)?

И вообще, какого рода клиническое психологическое образование будет развиваться в нашей стране? Каким, по нынешней моде на заимствованные термины, может быть «тренд» образования и практики в области клинической (медицинской) психологии?

Ad narrandum, non ad probandum24. В нашей стране, где головы государственного символа смотрят и на Восток, и на Запад, представляется обоснованным сравнить, что происходит с подготовкой там, «на Западе», и тут, на восточном «постсоветском пространстве», для того, чтобы, возможно, определиться, по какому пути идет клиническая психология в России?

В зарубежной (прежде всего — в американской) психологии сформировались несколько одновременно существующих и частично взаимодействующих моделей (парадигм) клинической психологии, отличающиеся:

во-первых, системой образования;

во-вторых, соотношением объема подготовки к научно-исследовательской и к практической деятельности;

в-третьих, объемом компетенций при решении клиническими психологами профессиональных задач в сфере здравоохранения [4].

В США услуги по охране психического здоровья представлены четырьмя равноправными видами: «клиническая психология», «психиатрия», «психиатрическая социальная работа» и «сестринское дело в психиатрии» [6; 7]. При этом подготовка клинических психологов во многом определяется решениями состоявшейся еще в 1949 году Боулдерской конференции Американской психологической ассоциации (APA), сформировавшей курс на подготовку клинического психолога как «ученого-практика» на фоне объявления клинической психологии неотъемлемой частью научной психологии25.

«Боулдерская» модель основана на наличии:

• университетского психологического образования;

• четырехлетней постдипломной практической подготовки, как правило, в университетских клиниках (в виде годичной интернатуры и трехлетней профессиональной подготовки);

• написания и защиты диссертации на соискание звание доктора по клинической психологии (Ph. D).

Выпускник считается подготовленным к выполнению 3-х видов деятельности: тестирование (психологическая оценка, Assessment Psychology), терапия и научные исследования.

С 1979 года в APA, наряду с «Боулдерской» моделью, существует и «Вейльская» модель («профессиональная модель», «модель практиков-ученых»), характеризующаяся бóльшей практической направленностью подготовки клинических психологов26. Обучение в этой системе проводится после бакалавриата по психологии на протяжении 4—5 лет и осуществляется вне университетской базы, в независимых школах профессиональной подготовки в области клинической психологии («Schools of professional psychology»). В течение последнего года обучения является обязательным прохождение супервизии. Завершается такая подготовка присвоением звания доктора психологии (Psy. D).

Обе эти системы подготовки признаются АРА как равнозначные, но различающиеся между собой в основном по формальным основаниям (наименование ученой степени) и акцентами своей направленности — исследовательским (в «боулдерской» модели) и профессионально-прикладным (в «вейльской»). Вместе с тем, в профессиональном сообществе АРА встречается различное к ним отношение27 (см., например, [10; 12]).

В Великобритании Отделение клинической психологии Британского психологического общества (Division of Clinical Psychology pitish Psychological Society, BPS) устанавливает требование обязательного прохождения обучения в группе предварительной квалификации (Pre-Qualification Group). В таких группах могут обучаться как не имеющие клинико-психологической подготовки «стажеры» («pre-training roles», в том числе помощники психолога, специалисты «помогающих профессий», выпускники университетов), так и специалисты, обучающиеся по различным аккредитованным программам клинической психологии28.

При этом магистерская программа по клинической психологии и ряд связанных с ней других программ (по консультативной, судебной психологии, психологии здоровья и др.) должны быть обязательно аккредитованы ВPS. Кроме того, ВPS предъявляет «на входе» к обучению достаточно высокие требования к выпускникам бакалавриата.

В целом обучение по программам клинической психологической направленности в BPS сопровождается высоким конкурсом, поддерживающимся, в том числе, требованием к кандидату на обучение быть членом в Совете специалистов здравоохранения и социальной сферы (Health and Care Professions Council, HCPC).

Австралийское психологическое общество (APS) установило, что магистры по клинической психологии («Master of Psychology (Clinical)»), заканчивающие специализированные учебные заведения («College of Clinical Psychologists»), по завершении обязательной шестилетней подготовки должны иметь двухлетнюю супервизию и практику продолжительностью не менее 1000 часов. Объем, содержание и результаты такой практики должны быть эквивалентными требованиям к занятости дипломированного клинического психолога на уровне его полной занятости при работе в университетской клинике или во внешних учреждениях («supervised full-time equivalent practice»). При этом APS прогнозирует значительное увеличение спроса на услуги таких специалистов, пик которого должен приходиться на 2015—2016 годы29.

В немецкоязычных странах Западной Европы (Германии, Австрии, Швейцарии) во второй половине ХХ века клиническая психология прошла путь от представлений о ней как «психологии соматических болезней» до ее слияния (вплоть до отождествления) с психотерапией.

В частности, в названии одной из фундаментальных и популярных немецкоязычных книг в этой области (см. U. Baumann, M. Perrez «Klinische Psychologie, Psychotherapie» [4]) эти термины сочетаются без союза «и», что свидетельствует о представлениях в пользу рядоположенности психотерапии и клинической психологии в структуре деятельности клинических психологов в Федеративной Республике Германии.

В немецкоязычных странах изданы отдельные законы о психологической и психотерапевтической помощи (в Федеративной Республике Германии — «Psychotherapeutengesetz» от 16.06.1989 г.30; в Австрии — «Psychologengesetz»31) (включая редакцию от 14.06.2013 г.) и, отдельно, «Psychotherapiegesetz»32 от 07.06.1990 г.; в Швейцарии — «Psychologieberufegesetz» от 18.3.2011 г., с дополнениями от 15.03.2013 г.33), в которые включены требования о прохождении специализации и по отдельным методам, и по отдельным специальностям, областям и профилям деятельности в здравоохранении. Только после такой подготовки возникает право работать по профессии «клинический психолог/психологический психотерапевт» (в Германии) либо присваивается (в Австрии) профессиональное наименование «клинический психолог» или «психолог здоровья» («Gesundheitspsychologinne», понимание которого близко к укрепившемуся в нашей стране термину «медицинский психолог»)34.

В ФРГ основные различия в «медицинской» и «психологической» моделях психотерапии вызваны исторической традицией предпочтительного выбора психологами-психотерапевтами методов поведенческой и клиент-центрированной психотерапии, а врачами-психотерапевтами — методов психоанализа [5]. Специализация клинических психологов в Германии длится от 3 лет до 5 лет (в последнем случае — при обучении без отрыва от производства) и включает в себя 600 часов теоретической подготовки; 600 часов практики в виде самостоятельно проведенной психотерапии, но под обязательным контролем супервизора; 100 часов личной супервизии либо анализ не менее 10 клинических случаев; индивидуальную или групповую обучающую терапию и учебный анализ в течение 100—250 часов. В отдельных случаях Ассоциация психотерапевтов Германии устанавливает необходимость прохождения самостоятельного обучения в объеме до 1200 часов35.

В Австрии профессия психотерапевта признается самостоятельной, в том числе и вне ее связи с клинической психологией, поэтому психотерапевтическая и клиническая психологическая подготовка должны завершаться обособленно. В целом, узаконенные наименования «клинический психолог» и «медицинский психолог» не являются эквивалентом врачебной специальности и подлежат правовой охране36. Продолжительность постдипломной подготовки установлена в объеме 160, 1480 и 120 часов для теоретической, практической подготовки и супервизии соответственно37, но может проводиться только после 5 летнего обучения психологии (бакалавры обучаться по курсу клинической и медицинской психологии не имеют права).

В Швейцарии специальности «клинический психолог» и «психолог в области здоровья» являются самостоятельными. Полное образование в аспирантуре по клинической психологии в системе Швейцарской ассоциации клинических психологов (SVKP) требует наличия университетского диплома по психологии на уровне магистра и подтвержденного знания психопатологии, и проводится в виде пятилетней практической клинико-психологической работы, обучения на рабочем месте, самоподготовки, самопознания и супервизии, различных образовательных мероприятий всего продолжительностью не менее 1025 часов, причем в случае неполной занятости в первые 3 года должно быть выполнено не менее 50% объема программы38. Кроме того, требуется постоянное ежегодное обучение в области клинической психологии в объеме не менее 25 часов, а также возможность получения дополнительной квалификации в области виктимологии, экстренной психологической помощи и помощи при психических травмах, онко- и геронто-психологии и др.

Таким образом, для системы подготовки клинических психологов и их профессиональной деятельности в странах Западной Европы и США характерны:

• сугубо психологическая основа базовой подготовки в бакалавриате и строго фиксированный объем и содержание клинической профессиональной подготовки в магистратуре по психологии на протяжении, как правило, не менее 4—5 лет;

• длительный период теоретического и практического последипломного образования с супервизорским сопровождением и с обязательной защитой диссертации, присвоением званий Ph. D. либо Psy. D.;

• подготовка к выполнению в ходе профессиональной деятельности в сфере здравоохранения широкого спектра компетенций, включая самостоятельное выполнение психотерапевтической практики.

Несколько иная практика сложилась в СССР и постсоветских государствах, проявляющаяся определенным противоречием между «клиническим психологическим» и «медицинским психологическим»39.

Социальные и экономические катаклизмы, произошедшие на постсоветском пространстве в 80-х — 90-х годах XX столетия, трансформировали и исказили процесс развития нормативно-правовой базы клинической (медицинской) психологии в сфере образования и здравоохранения.

Еще в советский период Министерством здравоохранения страны предпринимались попытки организовать подготовку медицинских психологов в системе медицинского образования. С этой целью в порядке эксперимента по разрешению Министерства образования в Архангельском, Курском и Самарском медицинских институтах в рамках подготовки врачей по специальности «лечебное дело» проводилось обучение по дополнительной специальности «медицинская психология». Завершение такой подготовки предполагалось присвоением квалификации «врач-психолог» и обязательным требованием проведения не менее чем двухлетней последипломной подготовки с целью получения сертификата «клинический (медицинский) психолог». Однако дальнейшее развитие нормативной базы в здравоохранении привело к отказу от необходимости сертификации медицинских психологов, поэтому в настоящее время в этих и теперь уже многих других медицинских вузах подготовка клинических психологов ведется в соответствии с Федеральным стандартом по этой гуманитарной, а не медицинской специальности.

В Российской Федерации (РФ) организация подготовки таких специалистов и в классических университетах (имеющих, как правило, большие возможности в области качественной подготовки по психологии), и в медицинских вузах (имеющих в условиях действующего законодательства большие возможности в области практической подготовки) приводит к представлению о российской клинической психологии как более «психологической (университетской)» или как более «клинической (медицинской)». При этом среди специалистов здравоохранения сохраняется позиция, порожденная представлениями Э. Кречмера о медицинской психологии как «психологии из практики врача для практики врача».

Длительное время в здравоохранении страны не были законодательно закреплены требования к образованию по клинической психологии, права, обязанности и статус медицинского психолога. Такая проблема вышла на первый план только после того, как в 2000 г. Министерством образования России из состава общей и единственной тогда специальности «Психология» была выделена отдельная образовательная специальность «Клиническая психология». В ситуации российской действительности несомненным достоинством следует признать то, что при переходе нашей системы образования на так называемую «Болонскую модель» удалось сохранить статус клинической психологии как специальности и даже удалось увеличить продолжительность додипломной подготовки до 5,5 лет (что приближает ее к трудоемкости подготовки врачей первичного звена), и, косвенно, сохранить возможность подготовки специалистов в магистратуре по специализированным образовательным программам.

Более подробно анализ проблем и парадоксов нормативного обеспечения деятельности психологов и клинических (медицинских) психологов, в частности, описан в нашей публикации двухлетней давности [2]40, но, к сожалению, ситуация за этот период ни на йоту не изменилась …

В образовавшихся после распада СССР наиболее экономически и социально развитых постсоветских государствах системы подготовки клинических психологов существенно различаются.

Так, в Украине (по предшествующим известным последним событиям сведениям) положение с подготовкой в области клинической психологии достаточно противоречиво и существенно отличается и от зарубежных моделей, и от российской образовательной практики.

Во-первых, по действующему в Украине законодательству медицинская психология с 1997 года относится к группе медицинских специальностей («медична психологiя»), включена в Номенклатуру врачебных специальностей, а в Перечне врачебных должностей в учреждениях здравоохранения указана отдельная должность «врач-психолог» («лiкар-психолог»).

Как следствие, в Классификаторе профессий Украины («Классификатор профессий ДК 003:2010») профессия «врача-психолога» относится к группе профессий «врач» (по Классификатору — Группа КП 2221.2 «Врачи»)41.

В то же время среди других образовательных специальностей и профессий находятся еще «психолог» и «практический психолог», отнесенные к группе образовательных специальностей «Социально-политические науки», а в Классификаторе профессий — включенные в группу профессий «психолог» (Группа КП 2445.2 «Психологи»)42. При этом в характеристике деятельности, указанной в Справочнике квалификационных характеристик работников социальной сферы43, приводится информация о направленности такой деятельности практического психолога преимущественно на решение психолого-педагогических задач.

В 2008 году приказом № 199 Минздрава Украины (Мiнiстерство охорони здоров'я України) врачу-психологу как специалисту с полным высшим образованием (магистру, специалисту) по направлению подготовки «Медицина» и специализации по профессии «медицинская психология» разрешено использовать методы «психологического и психотерапевтического воздействия». Однако использование врачом-психологом этих методов ограничивается «диагностикой, коррекцией психического состояния человека, его личности, реабилитацией, профилактикой психических расстройств (медико-психологическая диагностика, коррекция, профилактика, реабилитация)»44.

Кроме того, в соответствии со Справочником квалификационных характеристик профессий работников системы охраны здоровья Украины (в который врач-психолог внесен под номером 59), он обязан «осуществлять психопрофилактику среди людей групп риска, психодиагностику и лечение (!!! — прим. М.Б.) больных соматического и психического профиля (совместно с другими врачами-специалистами), психологическую реабилитацию с применением специальных методик, психологическую помощь лицам разного возраста, несостоятельным справиться с неблагоприятными условиями, сложившимися в их жизни», а также «руководить работой среднего медицинского персонала и вести врачебную документацию (?!)».

Отметим, что такое понимание задач «врача-психолога» во многом совпадает с предусмотренными этим Справочником компетенциями «врача-психотерапевта» (п. 60), который «применяет современные методы профилактики, диагностики, лечения, реабилитации и диспансеризации больных психотерапевтического профиля, предоставляет им быструю и неотложную медицинскую помощь. Осуществляет надзор за побочными реакциями / действиями лекарственных средств».

Как следствие, возникает либо необходимость «разведения» компетенций таких врачей («врача-психолога» и «врача-психотерапевта»), либо необходимость соблюдать известный принцип монаха-францисканца и философа-номиналиста Уильяма Оккама «Non sunt entia multiplicanda praeter necessitatem» («Не умножай сущности без необходимости»)…

Кроме того, в учреждениях здравоохранения Украины могут вводиться должности психологов с немедицинским образованием (упомянутые выше «практические психологи», которые после обучения на образовательно-квалификационном уровне «магистратура» могут получить квалификацию «практический психолог (по видам)», в т.ч. и по виду «здравоохранение»). Однако в основном практический психолог рассматривается в числе должностей педагогических работников (Постановление Кабинета Министров Украины от 14.06.2000 г. № 963 «Об утверждении Перечня должностей педагогических и научно-педагогических работников»). Как следствие, такие психологи при работе в учреждениях здравоохранения, в соответствии с п. 6.1. упомянутого выше приказа Минздрава Украины № 199, должны заниматься не только психологическим обеспечением учебно-воспитательного процесса, но и «определением, коррекцией, реабилитацией, профилактикой нарушений отношений с окружающей социальной средой человека (социально-психологической коррекцией, профилактикой, реабилитацией)».

В изложенном выше очевидно проявляется неразрывность проблем личности «болеющего человека», только почему-то компетенции «врача-психолога» и «практического психолога» оказываются сопряженными (по крайней мере, по концептуальным положениям отечественной клинической (медицинской) психологии о роли системы отношений личности).

И снова, как следствие, возникает либо необходимость «разведения» компетенций таких психологов («врача-психолога» и «практического психолога»), либо вновь вспомнить оккамовский принцип «Non sunt entia multiplicanda praeter necessitatem»…

Возможно, обсуждение такой ситуации имело бы, скорее, риторический характер, если бы вследствие такого нормативного регулирования специалисты-психологи не оказались бы в различном статусе и положении.

Например, «врачи-психологи», согласно их принадлежности в Украине к «врачебному» сообществу, периодически должны проходить повышение квалификации, сертификацию и аттестацию с присвоением квалификационной категории. Однако порядок осуществления этих мероприятий никак не регламентирован никакими приказами или инструкциями.

С другой стороны, «практические психологи» (в более ранней редакции украинских нормативных документов — «психологи с педагогическим образованием, занятые в системе здравоохранения») фактически находятся под юрисдикцией Министерства образования Украины в части организации и правового обеспечения своей деятельности, аттестации на квалификационные категории и по вопросам оплаты труда. При этом стоит обратить внимание, что эти психологи выполняют свои функции не только собственно в рамках педагогического процесса, но и выполняют коррекционно-реабилитационную работу с находящимися в учреждениях здравоохранения лицами.

Возможно, разрешение таких непонятностей осталось бы «головной болью» исключительно для наших украинских коллег, если бы не произошли известные события с присоединением Республики Крым и г. Севастополя к Российской Федерации.

Теперь уже Минобрнауки России начинает решать задачу об установлении соответствия направлений и специальностей украинского высшего образования нашим, российским. В итоге в проекте соответствующего министерского приказа46 российской специальности «клиническая психология» соответствует и подготовка по украинской специальности «медична психологiя», и магистратура по «практична психологiя (за видами)», и даже бакалавриат по этой же «практична психологiя»… Если все это так, то получается, что гражданин У. Оккам оказался в очередной раз прав?

Все выше описанные противоречия еще более структурированно представлены в системе подготовки и статусе клинических (медицинских) психологов в Республике Беларусь (РБ).

Так же как в Украине, клиническая (медицинская) психология в Республике Беларусь (РБ) является одной из специальностей первого уровня высшего медицинского образования, называется «медико-психологическое дело» («медыка-псiхалагiчная справа»)47, предполагает обучение на протяжении 6 лет с последующим присвоением квалификации «Врач», что однозначно позиционирует таких специалистов как лиц с высшим профессиональным образованием и квалификацией в области медицины. Как следствие, в соответствии с Образовательным стандартом по этой специальности48 врач-психолог должен быть готовым, например, «определять медицинские показания, необходимый объем для оказания психиатрической помощи»; «осуществлять диагностику психических и поведенческих расстройств (…) в соответствии с МКБ и протоколами диагностики и лечения»; «лечить психические расстройства в соответствии с (…) протоколами диагностики и лечения», (…), использовать современные биологические, фармакологические и психотерапевтические методы в лечении психических и поведенческих расстройств»; «обучать врачей общемедицинской сети диагностике и лечению психических и поведенческих расстройств». С этой целью в программу подготовки «врача-психолога» в соответствии со Стандартом включаются сугубо «медицинские», но далекие от психологии дисциплины — от биологической и биоорганической химии, микробиологии, вирусологии и иммунологии до патологической анатомии и физиологии, оперативной хирургии, основ энергосбережения и охраны труда. Следует отметить, что модуль «психологических дисциплин» достаточно представителен и включает в себя сочетание общепсихологических (общая, социальная, возрастная и дифференциальная психология и психология личности, общая и клиническая психодиагностика), клинико-психологических (общая и частная медицинская психология, пато- и нейропсихология, психосоматика), смежных с медицинскими (психотерапия, психологическое консультирование в клинике, сексология и сексопатология, психотерапия) и сугубо медицинских (психиатрия и наркология, деонтология в психиатрии, пограничные состояния) дисциплин.

Очевидно, что изложенное выше иллюстрирует стремление в рамках системы медицинского образования проводить подготовку медицинских кадров для решения психологических задач (в том числе и сугубо медицинскими способами). Однако в рамках действующей в РБ двухуровневой «Болонской» системой подготовки кадров49 в числе специальностей первого уровня по направлению «Коммуникация» утверждено направление специальности «Психология» (код 1—23.01.04 упомянутого Общегосударственного классификатора) с восемью специализациями, в том числе, со специализацией «Медицинская психология» (код 1–23.01.04.07). Выпускникам с такой подготовкой присваивается квалификация «Психолог. Преподаватель психологии», дающая право занимать должности служащих с наименованием «Психолог», а также претендовать на получение высшего профессионального образования второй ступени (магистратура по профилю «Психология» по группе специальностей либо «Научная и педагогическая деятельность» с последующим присвоением степени «Магистр» (1–23.80.03) по отраслям наук, среди которых указаны психологические и медицинские науки, либо по группе «инновационная деятельность»). При этом магистерскую подготовку по психологии могут проходить и выпускники по специальности «медико-психологическое дело», также с возможностью присвоения степени «магистра (психологических? медицинских? — М.Б.) наук».

Таким образом, уже на уровне первого и, частично, второго уровня базового профессионального образования имеются две одновременно функционирующие системы подготовки кадров психологов для системы здравоохранения:

1) специалистов с высшим медицинским образованием и квалификацией «врач-психолог»;

2) бакалавров со специализацией «медицинская психология» и магистров психологии по психологическим либо медицинским наукам.

Определенную дополнительную «интригу» привносит и нормативное закрепление в РБ последипломной профессиональной переподготовки в области медицинской психологии.

В действующей с 2009 г. Номенклатуре должностей служащих с медицинским образованием, утвержденной постановлением Минздрава РБ от 08.06.2009 г. № 61 наличие квалификации «врач» у выпускников по специальности «медико-психологическое дело» дает основание занимать должности врача-интерна50. Кроме того, в упомянутом Классификаторе «Специальности и квалификации» указано, что выпускник по специальности «медико-психологическое дело» с квалификацией «врач» имеет право занимать должности врача-специалиста только после прохождения стажировки в соответствии с приказом Минздрава РБ. Однако среди публикуемых Минздравом РБ планов и программ по дисциплинам субординатуры, интернатуры и клинической ординатуры каких-либо программ «стажировки» по медицинской психологии нет51.

Ситуация становится еще менее понятной в связи с тем, что, по Классификатору «Специальности и квалификации», выпускники по специальности «медико-психологическое дело» после получения квалификации по психиатрии, психиатрии-наркологии и психотерапии, могут занимать должности врача-психолога. В последнем случае остается непонятным статус такого специалиста и его квалификация («врач-психолог со специализацией в психиатрии (психиатрии-наркологии, психотерапии)»? «врач-психолог-психиатр-нарколог»? «врач-психолог-психотерапевт»? «врач-психолог-сексолог»?).

Кроме того, в Республике Беларусь существует достаточно регламентированная система переподготовки руководящих работников и специалистов, имеющих высшее образование. В частности, включенный в Классификатор «Специальности и квалификации» отдельный Систематизированный указатель специальностей и квалификаций переподготовки закрепляет, что профессиональную переподготовку по специальности «Медицинская психология» (код специальности 1–81 02 79) могут проходить не только выпускники по специальности «медико-психологическое дело», но и выпускники бакалавриата по психологии.

В соответствии с утвержденным в 2012 г. Образовательному стандарту переподготовки по специальности «медицинская психология»52 такое обучение проводится в объеме не менее 1000 часов в течение 5 месяцев (при очной форме обучения) либо 19 месяцев (при заочной форме). По завершении переподготовки присваивается квалификация «медицинский психолог». При этом в Образовательном стандарте по переподготовке указано, что квалификация «Медицинский психолог» присваивается специалистам с высшим (медицинским или психологическим) образованием в области медицинской психологии.

Таким образом, после такой переподготовки бывшие бакалавры с психологическим образованием могут занимать должности «Психолог (для системы здравоохранения)» и, формально, осуществлять медицинскую деятельность. Такой вывод следует из квалификации полученного последипломного образования (исходя из буквального понимания названия раздела «81 02» Классификатора «Специальности и классификации»: «Медицинская и фармацевтическая деятельность на основе переподготовки специалистов»).

Однако в утвержденном в 2012 г. приказом Минтруда и соцзащиты РБ Едином квалификационном справочнике должностей служащих, занятых в здравоохранении и предоставлении социальных услуг53, фармацевтической деятельности должности психологов (в том числе, «для системы здравоохранения») не указаны вообще.

Кроме того, согласно Классификатору «Специальности и классификации» выпускники по специальности «медико-психологическое дело» могут проходить переподготовку не только в «медико-психологическом» направлении, но и по специальности «медицинская судебно-психологическая экспертиза» с присвоением квалификации «медицинский судебный эксперт-психолог», позволяющей работать в Государственной службе медицинских судебных экспертиз Республики Беларусь. Кроме этого, выпускники по специальности «медико-психологическое дело» в РБ имеет право получать переподготовку и по отдельным специализациям медицинского образования (психиатрии-наркологии, по психотерапии и по сексологии).

Вместе с тем, в принятом в 2010 г. в Республике Беларусь Законе «Об оказании психологической помощи» указано, что:

во-первых, оказание психологической помощи подлежит лицензированию;

во-вторых, психологическая помощь оказывается, в том числе, в учреждениях здравоохранения при оказании бесплатной медицинской помощи в соответствии с государственными минимальными социальными стандартами в области здравоохранения;

в-третьих, психологом может быть лицо с высшим образованием, в том числе, либо психологическим, либо медицинским (с квалификацией «врач-психолог», «медицинский психолог», «клинический психолог»), либо педагогическим (с квалификацией «психолог», «педагог-психолог», «практический психолог в системе образования»); и прошедшее переподготовку по специальности «практическая психология», «медицинская психология», «психология» и(или) имеющее ученую степень доктора или кандидата психологических наук.

Следует подчеркнуть, что лицензирование оказания психологической помощи осуществляет Минздрав РБ, но с 2010 г. государственные организации, организации здравоохранения и образования, а также оказывающие такую помощь бесплатно общественные объединения могут ее не получать, если работающие в них специалисты соответствуют критериям, установленным для специалистов-психологов Законом «Об оказании психологической помощи». Как следствие, подлежит лицензированию только психологическая помощь, оказываемая белорусскими либо иностранными юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями на платной основе с заключением соответствующих договоров.

В связи с этим возникает вопрос о характере деятельности психологов РБ, подготовленных для работы в системе здравоохранения. Так, Стандартом подготовки выпускник по специальности «медико-психологическое дело» с квалификацией «врач» должен быть готовым «лечить» («осуществлять лечебную работу»; должен обладать компетенциями «лечить психические расстройства в соответствии с современным уровнем психиатрической науки, протоколами диагностики и лечения»; «использовать современные биологические, фармакологические и психотерапевтические методы в лечении психических и поведенческих расстройств»).

Но уже в Стандарте переподготовки уже не присутствует тема «лечения»: основным видом деятельности является «оказание психологической помощи пациентам» путем проведения «психологической коррекции психических, невротических и поведенческих расстройств, расстройств личности», «психологических консультаций» и «коллективной и групповой психотерапии». При этом медицинский психолог всего лишь является «ко-терапевтом» — «совместно с лечащим врачом разрабатывает реабилитационные программы для пациентов и осуществляет реабилитационные мероприятия». Следуя логике этих документов, после такой переподготовки специалисты с медицинским образованием по специальности «медико-психологическое дело» и квалификацией «врач» утрачивают ранее приобретенное ими право «лечить», а прошедшие такую переподготовку лица с психологическим образованием получают.

Хочется отметить, что автору статьи, имеющему большой опыт работы с написанными чиновничьим языком нормативными документами, тем не менее, многие положения этих документов остались до конца непонятными, хочется надеяться — прежде всего в силу сложности самой системы такой организации подготовки и практической деятельности одновременно и по «медицинской», и по «психологической модели». Может быть, стоит в очередной раз прислушаться к У. Оккаму с его «Non sunt entia multiplicanda praeter necessitatem»? И одним глазком сравнить с тем, что есть в зарубежной системе, и другим — в то, что может ожидать нас, не дай Бог, в перспективе…

Примерно аналогичная ситуация складывается с подготовкой и статусом клинических психологов в Республике Казахстан. При этом приказом Министерства здравоохранения Республики Казахстан от 24 ноября 2009 г. № 774 медицинская психология включена в Номенклатуру медицинских и фармацевтических специальностей54, отнесена к группе специалистов в области психиатрии (п. 16, вместе со специалистами по психиатрии, наркологии, психотерапии, сексопатологии, судебно-психиатрической и судебно-наркологической экспертизе). Вместе с тем, какой-либо отдельной должности клинических (медицинских) психологов по утвержденной Минздравом РК Номенклатуре должностей работников здравоохранения55 не предусмотрено. В этой Номенклатуре все «рядовые» должности специалистов с высшим медицинским образованием определены как «врач-ординатор (профильный специалист»), а среди должностей специалистов с высшим немедицинским образованием указана должность «специалист-психолог».

Необходимо отметить, что в соответствии с нормативно-правовыми актами Республики Казахстан работники здравоохранения, занимающие должности «специалистов» (в частности, психологи) не обладают компетенциями, правами и обязанностями, установленными для врачей и других лиц с медицинским образованием, а уровень оплаты их труда в среднем на 10% ниже, чем у учителей и врачей56.

При этом в приказе Минздрава РК от 24 августа 2012 года № 58857, утвердившем Квалификационные характеристики работников здравоохранения, в отношении должности специалиста-психолога в здравоохранении указано, что требования к нему такие же, как и к психологу в государственных учреждениях и казенных предприятиях, общих для всех сфер деятельности. Однако в официальном тексте этих общих для всех отраслей характеристик не содержится каких-либо положений, отражающих специфику работы психолога в клинике, а также отсутствуют какие-либо требования к специальной подготовке этого специалиста в области клинической психологии. Также следует отметить, что организация психотерапевтической работы с больными и членами семьи, а также содействие «психологическому лечению» (по терминологии приказа № 588) отнесена к компетенции сотрудников лечебных учреждений, выполняющих социальную работу в сфере здравоохранения.

Важно, что в Республике Казахстан выпускникам по специальности «Общая медицина» после пяти лет обучения присваивается академическая степень «бакалавр медицины», позволяющая работать по специальности, не связанной с клинической практикой. Лишь после завершения обучения в двухлетней интернатуре такой бакалавр может работать врачом общей практики и имеет право продолжить обучение в резидентуре или магистратуре58. При этом подготовка по клинической (медицинской) психологии в резидентуре осуществляется в структуре подготовки по программе «психиатрия» (в течение 2-х лет на всю «психиатрическую» подготовку), а также может проводиться и в составе подготовки в магистратуре (2 года с присвоением академической степени «магистр медицинских наук» по специальности «Общая медицина»), и в докторантуре (3 года по специальности «медицина» с присвоением ученой степени «Доктор философии (PhD)».

Обобщая вышеизложенное, можно считать, что в Республике Казахстан клиническая (медицинская) психология не является самостоятельной специальностью, даже среди требующих углубленной подготовке в резидентуре специальностей общей медицины. Фактически она является одной из специализаций психиатрии, при этом профессиональную медико-(клинико)-психологическую помощь в учреждениях здравоохранения оказывают врачи-ординаторы учреждений здравоохранения. Правовой статус специалистов-психологов как представителей лиц с немедицинским образованием в учреждениях здравоохранения не предусматривает их какого-либо участия в лечебно-диагностическом процессе (в отличие, например, от специалистов по социальной работе).

Как признак возможного изменений ситуации можно рассматривать решение Республиканского общественного объединения «Национальная Медицинская Ассоциация» в 2011 году, определившего статус клинических психологов как специалистов в области клинической психологии и реабилитологии, и посчитавшего их в числе специалистов новой формации (наряду со специалистами по вопросам космической медицины, медицинского права, биоэнергоинформационных технологий (??? — М.Б., клинической фармакологии и генной инженерии, био- и нанотехнологий). Однако запланированная Минздравом РК работа над нормативными правовыми актами, регулирующими профессионально-квалификационную структуру кадров, в том числе и «специалистов здравоохранения в области психологии в организациях здравоохранения»59 так и не проведена.

Приведенные выше модели подготовки — американские и западноевропейские, с одной стороны, и «постсоветские», с другой, — очевидно различаются, прежде всего, по критерию «клиническое-психологическое» и «медицинское-врачебное». При этом представляется очевидным (тривиальным) ответ на очевидный (тривиальный) вопрос — одинаковым ли на «выходе» будет специалист, вышедший из университетской школы, подготовленный университетскими психологами и вышедший из «мединститутской» школы, подготовленный, как правило, педагогами и врачами? Формально (по стандарту) — «одинаковым»; по факту — «психолог» (в первом случае) и «врач-психолог» (во втором) — нет … Очевидно, что во втором случае, даже если и не будет такой сложной законодательно-нормативной базы, как в постсоветских государствах, скорее всего, «психологическое» будет подменено «медицинским»60 … Так, может быть, и не мудрствовать лукаво и вместо подготовки клинических психологов в медицинских вузах расширить там подготовку так недостающих в здравоохранении врачей-психотерапевтов (как самых близких к клинической психологии специалистов)? И в этом плане становятся очень важными вопросы, возникающие в связи с описанным выше очевидным акцентом на подготовке клинических психологов в России в рамках «медицинской модели»: Почему отечественная система подготовки не учитывает или даже игнорирует международный тренд? Каковы риски доведения ситуации с подготовкой клинических психологов при дальнейшей экспансии «медицинской» модели до положения, аналогичного описанному для Украины, Беларуси и Казахстана? И, в конце концов, будет ли какая-нибудь реакция профессионального сообщества на массовую подготовку будущих клинических психологов преподавателями, которые по стандартам образования не имею права привлекаться к такому? Станет ли настоящим клиническим психологом специалист, подготовленный в области психологии преподавателем, защитившим диссертацию по педагогике, ботанике, философии, психиатрии, акушерству и гинекологии и т.п. (не сомневаясь в их компетенции в этой области)? И т.д. … И вообще, что происходит с подготовкой клинических психологов и как это называется? И если представленной выше информации недостаточно для признания необходимости не умалчивать далее о сложившейся ситуации, то что еще нужно, и что будет дальше? «Украинско-белорусско-казахстанская» модель? Или, все-таки, нужно двигаться в сторону сложившихся зарубежных моделей (с учетом возможности их адаптации к конкретике наших условий)? Или пусть все так и остается? Тогда, может быть, следует предложить ввести в университетах подготовку, например, психологов-психотерапевтов на таких же предпосылках, как сейчас ведется подготовка клинических психологов? И что будет тогда завтра? Откроем обучение клинической психологии в индустриальном колледже или медицинском училище?

Представляется, что прежде чем сформулировать образовательную модель подготовки таких специалистов с дальнейшей разработкой и принятием образовательных и профессиональных стандартов, закреплением статуса клинических (медицинских) психологов в здравоохранении, следует разобраться и дать оценку тому, что происходит у нас в стране, и только малая толика которого представлена выше. При этом своеобразными «Сциллой и Харибдой» могут выступать те самые две группы моделей. И если удастся найти между ними свою нужную «прямую стезю в степи», и «наполнить» дол тем, кем и чем нужно хотя бы по Стандарту, и «понизить» навороченные в последние годы «горы и холмы», «выпрямить» кривизны и «сгладить» неровности и «загогулины» в образовании по клинической психологии, то, может быть, и будет нам если не «спасение Божие», то хотя бы не стыдно будет взирать на происходящее в учебном доме нашем…

А пока, похоже, более вероятным являются либо «куда кривая (кривизна) выведет», либо «украинско-белорусско-казахстанская» модель, чтобы в очередной раз удивить весь цивилизованный мир такой «самобытностью российской»…

 

_______________________

1 См. URL: http://www.medpsy.ru/mprj/archiv_global/2012_2_13/nomer/nomer21.php (дата обращения 20.08.2014)

2 См. URL: http://vestnik.susu.ac.ru/psychology/article/view/1089 (дата обращения 20.08.2014)

3 См. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/o-podgotovke-po-spetsialnosti-klinicheskaya-psihologiya-v-vuzah-uralskogo-regiona (дата обращения 20.08.2014)

4 Хотя, по нашему атеистическому мнению, как было бы прекрасно, если бы сбылось ветхозаветное из Книги пророка Исаии «Глас вопиющего в пустыне: приготовьте путь Господу, прямыми сделайте в степи стези Богу нашему; всякий дол да наполнится, и всякая гора и холм да понизятся, кривизны выпрямятся и неровные пути сделаются гладкими; и явится слава Господня, и узрит всякая плоть спасение Божие»… И вышли бы мы на «прямую дорогу», и «наполнилось» бы «нормативами отсутствующими», и «понизились» бы «препоны административные», «спрямилось» бы все «кривое», и «сгладилось бы» все «неровное», и «узрили бы мы спасение»… (Прим. наше — М.Б.)

5 Status praesens objectivus (лат.) — в точном переводе «Объективное состояние на настоящий момент».

6 Двухлетний опыт общения с такими руководителями позволил автору сформулировать их позицию в общих чертах как «ну ведь есть потребность подготовки клинических психологов, и поэтому в принципе любой психолог и любой врач может такую подготовку делать, ничего страшного здесь нет».

7 Лат. — по образцу.

8 Лат. — доказательство от противного.

9 См. URL: http://www.rg.ru/2013/07/22/sait-site-dok.html (дата обращения 20.08.2014).

10  См. URL: http://psy.ispn.urfu.ru/psyho.php (дата обращения 20.08.2014).

11 См. URL: http://www.usma.ru/department/1031/1180 (дата обращения 20.08.2014).

12 См. URL: http://www.usma.ru/department/psi/1359 (дата обращения 20.08.2014).

13  См. URL: http://www.surgu.ru/index.php?view=menu&mid=739 (дата обращения 20.08.2014).

14 См. URL: http://klynepsy.susu.ac.ru/sotrudniki-kafedry (дата обращения 20.08.2014).

15 См. URL: http://susu.ac.ru/ru/f/fakultet_psihologii (дата обращения 20.08.2014).

16 См. URL: (http://www.csu.ru/faculties/psychology/chair-of-special-and-clinical-psychology/
staff.aspx (дата обращения 20.08.2014).

17 См. URL: http://www.chelsma.ru/nodes/902/ (дата обращения 20.08.2014).

18 См. URL: http://www.chelsma.ru/nodes/11540/ (дата обращения 20.08.2014).

19 См. URL: http://www.psy.msu.ru/educat/umo/resolution_24-04-2013.htm (дата обращения 20.08.2014).

20 Автор готов представить эту записку любому читателю, обратившемуся по личному электронному почтовому адресу (прим. М.Б.).

21 Термин употреблен «по старинке», поскольку используется для подведомственных Минобрнауки вузов, организационно-методическое руководство которыми формально отнесено к компетенции УМО по университетскому образованию и его Совету по психологии. В то же время многие медицинские вузы получили статус университетов, в том числе и благодаря открытию подготовки по клинической психологии. Однако вопрос, подотчетны ли они де-юро и де-факто «университетскому» УМО и Совету по психологии остается открытым — по мнению автора, судя по фактам описываемого положения дел, — «не подотчетны». Например, как минимум, вызывает удивление сам факт появления в структуре УМО по медицинскому и фармацевтическому образованию отдельной УМК по клинической психологии (см. URL: http://www.mma.ru/mgmu/umo/yui/, дата доступа 20.08.2014 г.), а также отсутствие реакции УМС по психологии на этот факт, символизирующий, на наш (М.Б.) взгляд, «узаконивание» де-факто существование «медицинской модели» подготовки клинических психологов и ее автономность от ранее сложившейся системы.

22 См. URL: http://80.250.173.122/prikazy2014-1/ (дата обращения 20.08.2014).

23 См. URL: http://www.rg.ru/2014/07/16/obrazovanie.html (дата обращения 20.08.2014).

24 Ad narrandum, non ad probandum. — Лат: «для рассказывания, а не для доказывания».

25 См. URL: http://en.wikipedia.org/wiki/Scientist-practitioner_model (дата обращения 20.08.2014).

26 См. URL: http://en.wikipedia.org/wiki/Practitioner-scholar_model (дата обращения 20.08.2014).

27 См. URL: http://psycnet.apa.org/psycinfo/1984-27011-001 (дата обращения 20.08.2014).

28 См. URL: http://www.bps.org.uk/careers-education-training/careers-education-and-training (дата обращения 20.08.2014).

29  См. URL: http://www.acap.edu.au/courses/psychology/graduate-diploma-professional-psychology (дата обращения 20.08.2014).

30 См., например, сайт Немецкой ассоциации психотерапевтов: URL: http://www.deutschepsychotherapeutenvereinigung.de/index.php?id=242 (дата обращения 20.08.2014).

31  «Bundesgesetz über die Führung der Bezeichnung «Psychologin» oder «Psychologe» und über die Ausübung der Gesundheitspsychologie und der Klinischen Psychologie», см. например, сайт Профессиональной ассоциации австрийских психологов:
URL: http://www.boep.or.at/Psychologengesetz-2013.243.0.html (дата обращения 20.08.2014).

32 «Bundesgesetz über die Ausübung der Psychotherapie», см. например, сайт (интернет-платформу) нормативной документации Австрийской Республики URL: http://www.austrianlaw.at/cms/fileadmin/gesetze/gesundheit/psychotherapiegesetz.pdf (дата обращения 20.08.2014).

33 См., например, сайт Федерального управления общественного здравоохранения Швейцарской конфедерации URL: http://www.bag.admin.ch/themen/berufe/00994/14189/
index.html?lang=de (дата обращения 20.08.2014).

34 Автор сознательно оставляет «за скобками» мнение о проекте Закона о психологической помощи, сообщение о внесении которого в Государственную Думу недавно было распространено среди психологической общественности с просьбой организовать обсуждение и внесение предложений…

35 См.: URL: http://www.deutschepsychotherapeutenvereinigung.de/index.php?id=242 (дата обращения 20.08.2014).

36 См.: URL: http://www.postgraduatecenter.at/klinges/information-for-international-students/
informationen-fuer-interessentinnen-aus-deutschland-und-der-schweiz/ (дата обращения 20.08.2014).

37 См.: URL: http://www.psyonline.at/contents/280/psychotherapiegesetz-pthg- (дата обращения 20.08.2014).

38  См.: URL: http://www.psychologie.ch/de/aus_weiter_fortbildung/weiterbildung_br_fachtitel/
weiterbildung/anerkannte_curricula/svkp.html (дата обращения 20.08.2014).

39 В качестве наиболее иллюстративного, на наш взгляд, примера такого противоречия можно привести то, что квалификация по диплому выпускника по этой «образовательной» специальности называется «клинический психолог», а наименование должности в учреждениях здравоохранения, по которой они могут работать, сохраняется как «медицинский психолог».

40 См. URL: http://www.medpsy.ru/mprj/archiv_global/2012_2_13/nomer/nomer21.php (дата обращения 20.08.2014).

41 См. сайт правовой информации о кодексах Украины
URL: http://kodeksy.com.ua/ka/buh/kp/22212.htm (дата обращения 20.08.2014).

42 См. сайт правовой информации о кодексах Украины
URL: http://kodeksy.com.ua/buh/kp/24452.htm (дата обращения 20.08.2014).

43 См., напр., URL: http://donetskmedprof.org/sites/default/files/9%29Практичний_психолог.pdf
(дата обращения 20.08.2014).

44 Приказ Минздрава Украины от 15 апреля 2008 г. № 199 «Об утверждении Порядка применения методов психологического и психотерапевтического воздействия». Cм. URL: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=23822 (дата обращения 20.08.2014).

45 См. сайт Информационной справочной системы «Будстандарт» URL: http://budstandart.com/read/document_body/id/3102409 (дата обращения 20.08.2014).

46  См. документ на Едином портале для размещения информации о разработке федеральными органами исполнительной власти проектов нормативных правовых актов и результатов их общественного обсуждения URL: http://www.regulation.gov.ru/get.php?view_id=15&doc_id=38231 (дата обращения 20.08.2014).

47  См., например, URL: http://pravo.levonevsky.org/bazaby11/republic32/text136.htm (дата обращения 20.08.2014).

48 См. Портал «Законодательство Беларуси», Постановление Министерства образования Республики Беларусь от 02.05.2008 № 40 «Об утверждении и введении в действие образовательных стандартов по специальностям высшего образования первой ступени»
URL: http://pravo.newsby.org/belarus/postanov10/pst532/page184.htm (дата обращения 20.08.2014).

49 См. Общегосударственный классификатор Республики Беларусь ОКРБ 011-2009 «Специальности и квалификации», URL: xtt.grsu.by/download/NPB/Klass.doc (дата обращения 20.08.2014).

50 См., например, URL: http://brsoo.by/datas/users/page_192_1.pdf (дата обращения 20.08.2014).

51 См. сайт Министерства здравоохранения Республика Беларусь URL: http://minzdrav.gov.
by/ru/static/spavochno-infirm/plany_progr_internatury/plany_internatura_arhiv;
URL: http://minzdrav.gov.by/ru/static/spavochno-infirm/Programms_subordinature
(дата обращения 20.08.2014).

52 См., например, информацию на сайте Республиканского института высшей школы РБ, URL: http://www.nihe.bsu.by/images/cnpo/Standart_1-81_02_79.pdf (дата обращения 20.08.2014).

53 См.. например, портал Национального фонда технических нормативных правовых актов РБ, URL: http://www.tnpa.by/KartochkaDoc.php?UrlRN=285291&UrlIDGLOBAL=383097 (дата обращения 20.08.2014).

54 См. портал Информационно-правовой системы нормативных правовых актов Республики Казахстан, URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/V090005885_ (дата обращения 20.08.2014).

55 См., например, портал нормативно-учетной документации URL: http://normativ.uchet.kz/
view.php?ID=27507 (дата обращения 20.08.2014).

56 См., Постановление Правительства Республики Казахстан от 30 ноября 2006 года №1156 http://ru.government.kz/docs/p061156~2.htm (дата обращения 20.08.2014).

57 См., например, URL: http://dkkmfd-zko.kz/fileadmin/user_upload/No588.doc (дата обращения 20.08.2014).

58 См. блог министра здравоохранения РК C.З. Каирбековой URL: http://www.blogs.egov.kz/
ru/questions/130156?alias=kairbekova_s&route=questions&routevalue=130156&130156= (дата обращения 20.08.2014).

59 См. блог министра здравоохранения РК C.З. Каирбековой URL: http://www.blogs.e.gov.kz/
kk/blogs/kairbekova_s/questions/179233 (дата обращения 20.08.2014).

60 В качестве иллюстрации такого рода коллизий можно привести актуальную, на наш взгляд, проблему: «одинаково ли клиническое мышление врача (психотерапевта, например) и клинического психолога?». Если ответ «да», то «не умножай числа сущностей без необходимости» и подготовку клинических психологов следует закрыть, и начать подготовку «врачей-психологов». Если ответ «нет», то, может быть, пусть формированием будущих психологов будут заниматься психологи (не педагоги, биологи, врачи и т.д.), а врачебные кадры пусть будут готовить люди с медицинским образованием?…

 

Литература

1.   Батурин Н.А., Беребин М.А. О подготовке по специальности «клиническая психология» в вузах Уральского региона // Вестник Южно-Уральского государственного университета: Психология. – 2012. – № 45 (304). – С. 119–123.

2.   Беребин М.А. О статусе медицинского психолога в системе здравоохранения, недостатках системы подготовки клинических психологов и связанных с ними проблемами и перспективах // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2012. – № 2 (13) [Электронный ресурс]. – URL: http:// medpsy.ru (дата обращения: 20.08.2014).

3.   Беребин М.А., Синицкий И.В. Статус клинической (медицинской) психологии в здравоохранении за рубежом, в России и в Украине: проблемы и реальность // Вестник Южно-Уральского государственного университета: Психология. – 2012. – № 45 (304). – С. 67–77.

4.   Клиническая психология / под ред. М. Пере, У. Баумана. – СПб.: Питер, 2002. – 1312 с.

5.   Клиническая психология: в 4 т.: учебник для студ. высш. учеб. заведений / под ред. А.Б. Холмогоровой. – Т. 1. Общая патопсихология / А.Б. Холмогорова. – М.: Издательский центр «Академия», 2010. – 464 с.

6.   Санденберг Н., Уайнберг А., Таплин Дж. Клиническая психология. Теория, практика, исследования. – СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК, 2007. – 383 с.

7.   Тод Дж., Богарт А.К. Основы клинической и консультативной психологии / пер. с англ. – СПб.: Сова; М.: Изд-во ЭКСМО – Пресс, 2001. – 768 с.

8.   American Psychological Association, Society of Clinical Psychology (Division 12) //http://www.div12.org/sections (дата обращения 22.05.2014).

9.   Australian College of Applied Psychlogy (ACAP). – http://www.acap.edu.au/
Graduate-Diploma-of-Professional-Psychology.html (дата обращения 22.05.2014).

10.   Benjamin L.T., Baker D.B. Boulder at 50: Introduction to the section // American Psychologist. – 2000. – Vol 55(2), Feb. – P. 233–236. doi: 10.1037/h0087859

11.   Division of Clinical Psychology British Psychological Society. – http://www.dcp.bps.org.uk (дата обращения 22.05.2014).

12.   Frank G. The Boulder Model: History, rationale, and critique // Professional Psychology: Research and Practice. – 1984. – Vol. 15(3). – P. 417–435. doi: 10.1037/0735-7028.15.3.417

 

 

Ссылка для цитирования

УДК [159.9:61]:378

Беребин М.А. Образование по клинической психологии в России: вперед с широко закрытыми глазами вбок в тупик? // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2014. – N 5(28) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения