Лазурский А.Ф.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Предыдущие
выпуски журнала

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год

Танатопсихология: современное состояние и основные направления исследований в России

Баканова А.А. (Санкт-Петербург, Российская Федерация)

 

 

Баканова Анастасия Александровна

Баканова Анастасия Александровна

–  доцент, кандидат психологических наук, доцент кафедры клинической психологии и психологической помощи ФГБОУ ВПО «Российский государственный университет им. А.И. Герцена», наб. р. Мойки, 48, корп. 11, 191186, Санкт-Петербург, Российская Федерация.

E-mail: ba2006@mail.ru

 

Аннотация

В статье дается характеристика современного состояния и основных направлений отечественных танатопсихологических исследований. Рассматривая историю становления танатологии как науки о смерти, можно отметить, что она меняла свой статус от сугубо клинической и естественнонаучной дисциплины к гуманитарной, а в настоящее время — к междисциплинарной. Говоря о тенденциях в развитии отечественной гуманитарной танатологии, можно отметить, что в последнее десятилетие интерес к феномену смерти охватывает целый ряд социальных наук, что говорит о своеобразном переходе от общекультурного опыта осмысления смерти к опыту конкретного человека в его повседневной жизни. Возрастающее число научных публикаций и исследований по этой теме позволяет сделать вывод о начавшемся процессе институционализации отечественной танатопсихологии как научной дисциплины, находящейся на стыке психологии и гуманитарной танатологии.

Анализ современных научных публикаций по теме позволяет выделить основные направления отечественных танатопсихологических исследований, которые охватывают широкий круг теоретических, эмпирических и прикладных задач в этой области и могут быть описаны через следующие аспекты изучения психологии смерти: содержательный, генетический, сравнительный, деятельностный и ситуационный. В статье каждый аспект раскрывается через конкретизацию предмета исследования, а также особенности его психодиагностического оснащения.

Анализируя современное состояние танатопсихологии, к ее основным проблемным зонам как научной дисциплины можно отнести следующее. Во-первых, несмотря на целый ряд частных исследований в этой области, до сих пор не описаны присущие ей как частной психологической науке атрибуты. Во-вторых, имеющейся психодиагностический комплекс находится в процессе формирования, а потому имеет свои особенности методологического, технического и этического плана. В-третьих, ориентация на статистические методы исследования порой подменяет собственно психологические интерпретации изучаемого феномена.

Говоря о перспективах в развитии танатопсихологии, следует отметить появившуюся тенденцию к дифференциации понятийного аппарата, активную работу российских ученых по переводу англо-американских танатопсихологических исследований, а также поддержку этого направления исследований российскими научными фондами. В завершении статьи отмечается, что у танатопсихологии есть будущее в науке, так как эта дисциплина раскрывает не только психологию смерти и умирания, но и психологию жизни в ее предельных значениях.

Ключевые слова: танатология, танатопсихология, танатопсихологические исследования.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Работа выполнена при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований, проект 13-06-00574.

 

Введение

В последние десятилетия современные науки о человеке, обществе и культуре все чаще обращаются к экзистенциальной данности смерти, пытаясь описать ее со своих позиций, используя для этих целей собственные методологические основания и методические приемы. Темы смерти и конечности все чаще звучат в современных отечественных философских, филологических, социологических, этнографических, психологических и других научных исследованиях, в том числе — кандидатских и докторских диссертациях. Понятие «танатология» прочно входит в тезаурус многих гуманитарных областей знания, каждая из которых изучает свой аспект феномена смерти. Так, например, в философских работах предметом исследования чаще выступает осмысление феномена смерти [36; 49], в том числе — в контексте биоэтики и культуры [45]; в культурологических исследованиях смерть рассматривается как социокультурная проблема [38]; одна из детерминант поведенческой модели социума [21]; фактор динамики культуры [47] и др. В литературоведческих работах предметом выступают, например, танатологические мотивы в художественной литературе [30], эстетика и поэтика смерти [46], а в социологических — социальный модус смерти [26]. Психологические исследования посвящены различным аспектам отношения к смерти [2; 27; 32; 43; 53; 55] (и др.), а также переживанию страха смерти и совладанию с ним [1; 3; 8; 10; 17; 20; 44] (и др.).

Возросший интерес гуманитарных и социальных наук к теме смерти как предельной категории человеческой жизни отражает изменения, происходящие в сфере духовного самосознания человека, а также актуальные потребности общества, связанные, по словам А.В. Демичева, с необходимостью «обретения культуры смерти, культуры умирания, культуры переживания тяжелой утраты, культуры утешения» [22, с. 14] и «выработки отношения к этим событиям как естественным, а кроме того, обладающим специфической человеческой значимостью» [Там же. С. 9]. Особое место в решении этих задач отводится психологии, а потому представляется целесообразным описать современное состояние и основные направления исследований психологического аспекта танатологии.

Танатопсихология как «раздел» гуманитарной танатологии

Термин «танатология» (греч. tánatos — смерть и logos — слово) известен с конца XIX века и одновременно используется в медицине и гуманитарных науках [31], что отражает высокую заинтересованность научного сообщества в изучении и понимании различных аспектов смерти и умирания. Такой всеобъемлющий характер феномена смерти и его значимая роль в развитии человечества позволяет некоторым ученым определять танатологию как метанауку, способную, по словам Р.Л. Красильникова, «дать ответы на большинство онтологических и экзистенциальных вопросов, которые задают учения, имеющие дело с другими типами смерти» [3].

Проведенный нами анализ [4] показал, что существующий в настоящее время массив исследований и публикаций на танатологическую тематику можно в самом общем виде описать следующим образом (см. рис. 1). Как видно из рисунка, наиболее общее разделение танатологического знания основано на критерии научности, в соответствии с которым попытки осмысления феномена смерти можно отнести либо к научным теориям, либо к альтернативному знанию, представленному целым рядом религиозных и эзотерических учений.

Процесс институционализации танатологии закономерно привел ее к разделению на два направления — естественнонаучное и гуманитарное, которые при этом, по словам Р.Л. Красильникова, «никогда не были противопоставлены друг другу» [31]. Гуманитарная танатология (куда входят научные знания о смерти как из гуманитарных, так и из общественных наук) предстает «научной дисциплиной об общекультурном опыте осмысления феномена смерти (культурной танатологии)» [30, с. 19]. Следует отметить, что естественнонаучная и гуманитарная танатология взаимосвязаны друг с другом в силу постоянной интеграции научного знания так же, как научное и альтернативное знание о смерти.

Гуманитарная танатология включает в себя теоретические и эмпирические исследования из многих областей знания — философии, религиоведения, психологии, педагогики, социологии, филологии, антропологии, этнографии, культурологии и т.д. Философия, являясь «матерью всех наук», занимает центральное место в системе гуманитарного танатологического знания, так как оказывает существенное влияние на осмысление смерти в рамках различных научных дисциплин.

 

Рис. 1. Танатология как междисциплинарное направление исследований

 

На рисунке видно, что на стыке танатологии и каждой отрасли научного знания возникает особая междисциплинарная область, которая может быть рассмотрена как отдельная научная дисциплина. Так, по аналогии с философской танатологией [22] и танатологическим литературоведением [30] представляется целесообразным выделить психологическую танатологию или танатопсихологию. При этом следует отметить, что в 2004 году А.А. Налчаджян в своей книге «Загадка смерти. Очерки психологической танатологии» [40] фактически ввел это понятие в научно-популярную психологию, однако по причине отсутствия четкого определения, предмета и категориального аппарата оно так и не вышло за ее пределы, несмотря на то, что сам термин активно используется в некоторых научных публикациях [14; 55], а также на психологических форумах и в блогах, посвященных психологическим проблемам танатологии1.

В настоящее время танатопсихология определяется чаще через перевод с греческого как «психология смерти (умирания)» или «психология отношения к смерти», а также, рассматриваясь в контексте геронтопсихологии, как «наука о закономерностях умирания». Такие трактовки танатопсихологии представляются, на наш взгляд, не совсем корректными, так как либо необоснованно сужают спектр изучаемых танатопсихологических проблем, либо препятствуют пониманию границ научной дисциплины. Как писал В.А. Ганзен, «в психологии мы имеем дело главным образом с концептуальными отображениями целостных реальностей» [19, с. 9], поэтому танатопсихология имеет дело не столько со смертью (в отличие от танатологии), сколько с ее репрезентацией в психике, пытаясь ответить на вопрос о том, какое место занимает феномен смерти в психологии человека и какова его роль в становлении человеческой индивидуальности.

Таким образом, на современном этапе развития отечественной танатологии, признавая ее, в целом, как науку, способную в дальнейшем интегрировать достижения из различных областей гуманитарного и естественнонаучного знания, представляется целесообразным выделить танатопсихологию в отдельную отраслевую дисциплину, охватывающую широкий круг исследований в области психологического осмысления феномена смерти и его репрезентации в психике человека.

История становления отечественной танатологии и танатопсихологии

Осмысление феномена смерти имеет, безусловно, длинную историю, начиная с различных мифологических и религиозных, а затем философских парадигм. Однако о целенаправленном изучении этого вопроса можно говорить лишь применительно к началу XX века, когда смерть становится объектом пристального внимания медиков и психоаналитиков.

В развитии танатологии как науки о смерти условно можно выделить, согласно исследованиям Р.Л. Красильникова [29], три этапа. На первом этапе (начало XX века), благодаря работам И. Мечникова и Г. Шора, танатология была обоснована с медицинской точки зрения. Именно Г. Шор ввел в научный оборот такие термины, как «танатолог» и «танатологическое мышление», а также призвал представителей различных научных дисциплин приступить к разработке танатологической проблемы [54]. Примерно в это же время интерес к теме смерти в науке был подкреплен психоаналитическими исследованиями инстинкта смерти, «который можно считать первым объектом гуманитарной ветви танатологии» [29, с. 138]. Многие авторы того времени — К.Г. Юнг, О. Ранк, Г.С. Салливан, М. Кляйн, Э. Фромм, К. Хорни, Э. Эриксон и др. обращались к теме смерти, признавая, вслед за З. Фрейдом, роль танатической тревоги в психической жизни человека, а также обсуждая теорию влечения к смерти.

На втором этапе (50—70 г.г. XX века) проблема смерти становится объектом многочисленных исследований в западной науке, в результате чего появляются даже специальные организации, занимающиеся танатологическими проблемами (например, Фонд танатологии, Ассоциация образования и консультирования по вопросам смерти) [29]. Именно в это время появляется большое количество трудов, определивших дальнейшее развитие не только естественнонаучной, но, в первую очередь, гуманитарной танатологии, в том числе работы Ф. Арьеса (1977), Ж. Бодрийяра (1976), Р. Кастенбаума (1977), Э. Кюблер-Росс (1969), П. Тиллиха (1952), Г. Фейфела (1973), Э. Шнейдмана (1973), В. Янкелевича (1966) и др.

Третий этап становления танатологии связан с ее активным развитием в России (конец XX в. — начало XXI в.). Так, 90-ые г.г. XX в. оставили в отечественной гуманитарной танатологии целый пласт работ, преимущественно философского, религиоведческого и литературоведческого характера, раскрывающие роль Танатоса в жизни человека и истории человечества, часто выступая при этом в качестве теоретико-методологической базы психологических исследований (Борецкий О.Н., 1989; Бородай Ю.М., 1995; Гуревич А.Я., 1989; Гуревич П.С., 1991; Демичев A.B., 1997; Дубровский Д.И., 1990; Исупов К.Г., 1994; Лаврикова И.Н., 1999; Лаврин А.П., 1993; Лотман Ю.М., 1994; Матяш Т.В., 1997; Мордовцева Т.В., 2001; Рязанцев С.В., 1994; Розин В.М., 1997; Семина К.А., 1990; Толстая С.М., 1999; Трубников Н.Н., 1992; Федорова М.М., 1991 и др.).

Одним из основателей российской гуманитарной танатологии по праву считается А.В. Демичев, чья докторская диссертация «Философские и культурологические основания современной танатологии» (1997) была одной из первых отечественных академических гуманитарных работ, где использовалось слово «танатология» [22]. Зародившись в недрах русской философской танатологии, современная гуманитарная танатология, по словам Р.Л. Красильникова, «предстает вполне устоявшейся междисциплинарной областью научных исследований, решающей большое количество задач, связанных с осмыслением сущности смерти, ее причин и механизмов, изучением исторических и современных стратегий ее понимания» [31].

Таким образом, в процессе своего развития (с конца XIX в. по настоящее время) танатология как наука о смерти меняла свой статус от сугубо клинической и естественнонаучной дисциплины к гуманитарной, а в настоящее время — к междисциплинарной. Остановка в развитии отечественной танатологии в 20-х г.г. XX века и ее возобновление лишь во второй половине ХХ в. закономерно привело к тому, что зарубежные исследователи обогнали отечественную науку больше, чем на полвека. Именно поэтому при возобновлении интереса к танатологии, в том числе и психологической, исследователи вынуждены опираться в основном на труды зарубежных авторов, с которыми знакомы зачастую лучше, чем с отечественными.

Говоря о тенденциях в развитии танатологии, можно отметить, что вслед за первой волной танатологического интереса в 90-ых г.г. XX в., в последнее десятилетие можно наблюдать вторую волну, охватившую ряд социальных наук — психологию, социологию, культурологию, юриспруденцию, о чем свидетельствуют появляющиеся в этих отраслях научные публикации. Интерес социальных наук к проблемам гуманитарной танатологии можно рассматривать как следующий шаг на пути ее развития: осмысление феномена смерти «приближается к человеку», переходя от общекультурного опыта к опыту конкретного человека в повседневной жизни. Это говорит о том, что предельные категории человеческой жизни — такие, как жизнь и смерть, страх и трепет, боль и надежда перестают быть достоянием только лишь философии, религии или искусства, — они обращаются к Человеку Живущему для того, чтобы помочь ему быть ближе к самому себе и своей жизни.

Основные направления танатопсихологических исследований в России и их методическое оснащение

Дифференциация науки, как известно, имеет неупорядоченный характер, так как идет, по словам В.В. Никандрова, «не по какому-то плану, а ситуативно, спонтанно, неравномерно» [41, с. 22], ориентируясь в большей степени на актуальные потребности общества. Поэтому танатопсихология за последние 10—20 лет как будто незаметно, но в то же время настойчиво «прорастала» сквозь толщу психологических исследований, став способной к настоящему моменту заявить о себе как об относительно новой и еще формирующейся частной психологической науке, имеющей, тем не менее, глубокие междисциплинарные и межотраслевые «корни». Это хорошо видно из тематики научных публикаций за последние 10 лет, посвященных изучению различных аспектов психологии столкновения с данностью смерти. Результаты проведенного нами анализа научных публикаций по данной теме позволяют выделить основные аспекты отечественных танатопсихологических исследований.

Анализ тематики танатопсихологических публикаций позволяет не только более узко описать объект танатопсихологии, но и выделить основные направления отечественных исследований, которые могут быть описаны через следующие аспекты.

1.   Содержательный аспект танатопсихологических исследований охватывает изучение целого ряда психических явлений и состояний, связанных с репрезентацией феномена смерти в психике человека. Сюда можно отнести изучение отношения к смерти [2; 23; 25; 27; 33; 52; 55], представлений о смерти [34] и ее восприятия [24; 42], установок [32; 43], различных аспектов переживаний [5], а также образов смерти [48; 53], в том числе — персонифицированных [16].

В качестве отдельной группы можно выделить изучение страха смерти (танатической тревоги) и аутомортальной тревожности. В этой связи можно отметить, что страх смерти, выступая традиционной категорией философских размышлений, является относительно новым предметом исследования в отечественной психологической науке. В то же время можно отметить, что в отечественных исследованиях он изучается как с позиций стратегий совладания с ним [1; 3; 17; 44], в том числе — в рамках христианской психологии [7], так и с точки зрения психологических защит [27] и, в частности, вытеснения [50].

Несомненно, что исследования в этой области позволят описать многообразие психологического опыта осмысления смерти.

2.   Генетический аспект танатопсихологических исследований представлен изучением динамики психических явлений и состояний, связанных с репрезентацией феномена смерти в психике человека, в контексте возрастных особенностей — в детском [5; 11; 17], подростковом [13; 23; 24; 27; 34], юношеском [1; 10; 53; 55], зрелом [25; 35; 37] или пожилом возрасте [18]. Можно отметить, что исследователи чаще обращаются к изучению танатопсихологической проблематики в подростковом или юношеском возрасте; детский возраст так же, как и пожилой, гораздо реже становятся объектом танатопсихологических исследований по целому ряду причин, среди которых можно выделить этические и организационные.

3.   Сравнительный аспект отражает изучение танатопсихологической проблематики во взаимосвязи с индивидуально-личностными, а также психологическими и социокультурными особенностями. К первой группе можно отнести исследования взаимосвязи представлений о смерти и танатической тревоги с интеллектом [23; 34]; общим уровнем аутоагрессивности [35]; личностными чертами [32] и психической патологией [28]. Ко второй — в контексте смысложизненных и ценностных ориентаций [35; 55], жизнестойкости [53] и экзистенциальной наполненности [6], субъективного ощущения одиночества [8], психологических защит [27], копинг-поведения [35], а также самоактуализации и уровня субъективного контроля. К третьей можно отмести изучение особенностей танатопсихической реальности в зависимости от региона проживания [10; 33], межкультуральных особенностей [39], вероисповедания и национальности [1].

Рассмотрение закономерностей формирования и развития психических феноменов, связанных с репрезентацией смерти в психике человека, на разных этапах онтогенеза с учетом различных внешних и внутренних факторов позволит не только выделить зависимые и независимые переменные этих процессов, но и описать роль танатопсихологического опыта в становлении личности и индивидуальности.

4.   Деятельностный аспект охватывает изучение особенностей психических явлений и состояний, связанных с репрезентацией феномена смерти, в контексте профессиональной деятельности, предполагающей опыт столкновения со смертью. В этом ключе можно выделить два основных направления исследований. Во-первых, изучаются особенности танатопсихологической проблематики у представителей различных профессий: например, хирургов, онкологов, пожарных [6]; врачей скорой помощи [37]; медицинских работников ургентной службы и работников морга [48]; сотрудников хосписа [32]; психологов, врачей и сотрудников правоохранительных органов [43]; профессиональных военнослужащих [25]. Вторым направлением является изучение лиц, включенных в экстремальные виды деятельности — парашютизм, альпинизм [37], кайтсерфинг, экстремальное закаливание и др.

Практическая значимость результатов подобных исследований определяется не только необходимостью психологического обеспечения профессиональной деятельности, но и задачами подготовки целого ряда специалистов, что позволяет использовать эти результаты в образовательных целях, — например, в рамках танатологической пропедевтики [8; 12].

5.   Ситуационный аспект танатопсихологических исследований направлен на изучение особенностей репрезентации феномена смерти в зависимости от различных жизненных ситуаций, предполагающих столкновение со смертью. Сюда можно отнести такие ситуации, как: острый постсуицид [52]; трудноизлечимую болезнь (например, ВИЧ-инфекцию [42] или онкологию [2], в том числе — на терминальной стадии [6]); переживание потери и горя [6], участие в боевых действиях [2; 6; 25], совершение гомицида [27], заключение в места лишения свободы [2].

Практическая значимость этого направления исследований заключается, прежде всего, в возможности разработки инструментов психологической помощи личности, сталкивающейся с танатической проблематикой в процессе проживания различных жизненных ситуаций.

Необходимо отметить, что представленная типология танатопсихологических исследований построена эмпирическим путем, служа, скорее, целям систематизации и упорядочивания разнонаправленной тематики исследований. К тому же она позволяет описать основной спектр актуальных для отечественной танатопсихологии проблем. В этой связи можно добавить, что если учесть танатопсихологические исследования, выполненные в рамках дипломных работ и магистерских диссертаций, но не оформленные в качестве научных публикаций, то мы получим более детализированное представление о широте охвата изучаемых психологических феноменов, которое, тем не менее, укладывается в представленную типологию.

Из приведенного анализа видно, что танатопсихологические исследования постепенно начинают выходить за рамки психологии личности и возрастной психологии, обращаясь к психологии профессиональной и спортивной деятельности, этнопсихологии, психологии образования, клинической и даже юридической психологии. Это отражает процесс проникновения танатопсихологического знания в смежные дисциплины и выстраивания тесных междисциплинарных связей.

Несомненно, что на этапе становления отечественной танатопсихологии как науки проблема инструментального оснащения исследований представляется весьма актуальной, поэтому остановимся на имеющихся в этой связи психодиагностических возможностях. Так, среди используемых методов в большинстве танатопсихологических исследований преобладают стандартизированные методики, по большей части — разработанные зарубежными авторами: например, Шкала Тревожности по поводу смерти Д. Темплера («Death Anxiety Scale» — DAS, в адаптации Т.А. Гавриловой, 2001) [9], опросники «Страх личной смерти» (V. Florian, S. Kravetz) в адаптации Чистопольской К.А. и др. [51], «Отношение к смерти» (P. Wong, J. Reker, J. Gesser) в адаптации Т.А. Гавриловой [14], методика «Метафоры Личной Смерти» Дж. МакЛеннана (Metaphors of Personal Death — RDFS), переведенная на русский язык Гавриловой Т.А. [9] и некоторые другие. В редких случаях используются методики, разработанные отечественными авторами, например, семантический дифференциал «Образ смерти» [53], а также экспериментальные методики (например, «Проявляющиеся слова», «Падающие слова»), стимульный материал которых предъявляется испытуемым визуально при помощи компьютера [50]. Метод анкетирования представлен, в основном, авторскими анкетами, содержащими перечень вопросов, направленных на выяснение представлений о жизни и смерти [1; 25], отношения к смерти [27; 37], а также наличия опыта столкновения со смертью [6; 53]. Помимо собственно вопросов, в анкеты включается также ассоциативный эксперимент (например, дать ассоциации на слово «смерть») [28; 34; 53] и незаконченные предложения [42; 43].

Из других методов в исследованиях танатопсихологической тематики используется семантический дифференциал [42], репертуарная оценочная решетка [28], авторская модификация цветового теста М. Люшера [43], метод свободного описания на заданную тему — психологическое письмо [55] или сочинение «Что такое смерть?» [23], а также различные варианты рисуночной методики — рисунок смерти [23; 25; 48; 55] или «Проективный рисунок» [53]. При работе с подростками 13—15 лет применялся также эмоционально-личностный тест «Сказка «Похороны»» (авторы М. Габрунер, В. Соколовская), который можно отнести к проективным методам [23]. Лишь в одной публикации анализируются примеры работы с образами смерти не только посредством рисунка, но и песочной картины в рамках индивидуального консультирования детей [5], однако такие работы — пока большая редкость среди научных танатопсихологических исследований.

Таким образом, отечественные исследователи, в целом, имеют необходимый диагностический инструментарий для проведения танатопсихологических исследований, хотя потребность в новых методах исследований все еще остается актуальной.

Проблемы и перспективы танатопсихологических исследований

Анализируя современное состояние танатопсихологии, необходимо сказать как о имеющихся проблемных зонах, так и о перспективах развития.

К основным проблемным зонам танатопсихологии можно отнести следующее:

1.   Отечественная танатопсихология пока не может во всей полноте заявить о себе как о самостоятельной научной дисциплине, так как, несмотря на целый ряд частных исследований в этой области, до сих пор не описаны присущие ей как частной психологической науке атрибуты, а именно: межотраслевые и междисциплинарные связи, предмет, терминологический аппарат, круг собственных теоретических и прикладных задач, а также проблемное поле.

2.   Среди проблемных зон, связанных с использованием психодиагностических методов в танатопсихологических исследованиях, можно назвать следующие: 1) преобладание статистически-ориентированных (формализованных) методов над феноменологическими и экспериментальными; 2) использование неадаптированных англоязычных методик; 3) использование авторских методик без соответствующих процедур их проверки или, по крайней мере, выделения основных методологических принципов их построения; а также 4) проблемы этического характера, связанные с нежеланием участников говорить на «запретные темы», а также с убеждением, что тема смерти является «неприличной» для обсуждения.

3.   К проблемам, имеющим отношение к содержательной части танатопсихологических исследований, можно отнести преобладание в описании результатов данных статистической обработки, а не их психологической интерпретации. При таком подходе смерть «опредмечивается», превращаясь из духовной и экзистенциальной категории в таблицы и гистограммы, цифры которых явно нуждаются в обратном процессе — «очеловечивании».

Говоря о перспективах в развитии танатопсихологии, следует отметить следующее:

1.   В научных публикациях на танатопсихологические темы стала проявляться тенденция к дифференциации понятийного аппарата, что свидетельствует о начавшемся процессе институционализации танатопсихологии и постепенном ее становлении как научной дисциплины. Эта тенденция отражает потребность исследователей в уточнении уже известных терминов, а также введении новых понятий.

2.   В настоящее время российскими учеными ведется активная работа по переводу англо-американских танатопсихологических исследований, что позволяет знакомить отечественных авторов с новыми подходами (например, с такими, как теория управления ужасом Дж. Гринберга, Т. Пыжински и Ш. Соломона [15] или теория управления смыслом П. Вонга [14]), а также расширять имеющийся методический инструментарий за счет адаптации и стандартизации на русской выборке англоязычных методов исследования отношения к смерти [9; 51].

3.   В последнее время некоторые танатопсихологические исследования [10; 11; 15; 16; 20; 50] активно поддерживаются российскими научными фондами (РГНФ и РФФИ), что дает надежду не только на появление новых монографий, научных публикаций и психодиагностического инструментария, но и на усиление позиций танатопсихологии как перспективной научной дисциплины.

 

Подводя итог представленному обзору, хочется отметить, что несмотря на имеющиеся проблемы, у танатопсихологии есть будущее, так как взгляд на психологию человека сквозь призму такой предельной категории как смерть, неумолимо обращает исследователей к необходимости изучения и других предельных категорий человеческой жизни — возможностей и страданий, вины и ответственности, беспомощности и силы духа, горя и любви, невосполнимости потерь и радости обновления, страха перед смертью и жажды жизни. Предельные для человека категории — это не только страх, смерть, потери и боль, но и вызов, усилие, изменение и рост. Именно поэтому танатопсихология — это не столько «психология смерти и умирания», сколько психология жизни в ее предельных значениях.

 

_______________________

1 Например, http://tanat.info

 

Литература

1.   Абдулгалимова С.А. Психологические особенности преодоления страха смерти у старшеклассников с разными смысложизненными стратегиями: автореф. дис. … канд. психол. наук. – Ростов-на-Дону, 2010. – 22 с.

2.   Баканова А.А. Отношение к жизни и смерти в критических жизненных ситуациях: автореф. дис. … канд. психол. наук. – СПб., 2000. – 20 с.

3.   Баканова А.А. Стратегии совладания со страхом смерти // Психология стресса и совладающего поведения: материалы III Междунар. науч.-практ. конф. Кострома, 26–28 сент. 2013 г.: в 2 т. / отв. ред.: Т.Л. Крюкова, Е.В. Куфтяк, М.В. Сапоровская, С.А. Хазова. – Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2013. – Т. 1. – С. 165–167.

4.   Баканова А.А. Танатопсихология – перспективное направление научных исследований // Современные научные исследования. – Вып. 2 – Концепт. – 2014 [Электронный ресурс]. – URL: http://e-koncept.ru/2014/55170.htm (дата обращения: 15.08.2014).

5.   Благовещенская М.Н. Символическое проявление переживания смерти у детей и подростков, перенесших онкологическое заболевание // Журнал практической психологии и психоанализа. – 2012. – № 3 [Электронный ресурс]. – URL: http://psyjournal.ru/psyjournal/articles/detail.php?ID=3227 (дата обращения: 11.10.2013).

6.   Богданова Т.А., Перминова С.О. Экзистенциальная проблема столкновения со смертью и особенности ее преодоления // Вестник ЮУрГУ. Серия «Психология». – 2013. – Т. 6, № 2. – С. 4–12.

7.   Веселова Е.К. Онтологическая идентичность и стратегии совладания // Диалог отечественных светской и церковной образовательных традиций: материалы Покровских педагогических чтений 2001–2003 г.г. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2004. – С. 314–317.

8.   Вихорев С.А., Дмитриева Л.Ю. Танатическая тревога и субъективное ощущение одиночества // Ананьевские чтения – 2008: Психология кризисных и экстремальных ситуаций: междисциплинарный подход: материалы науч.-практ. конф., 21–23 окт. 2008 г. / под ред. Л.А. Цветковой, Н.С. Хрусталевой; С.-Петерб. гос. ун-т., Фак. психологии. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2008. – С. 590–592.

9.   Гаврилова Т.А. Экзистенциальный страх смерти и танатическая тревога: методы  исследования  и  диагностики  // Прикладная психология. – 2001. – № 6. – С. 1–8.

10.   Гаврилова Т.А. Страх смерти в подростковом и юношеском возрасте // Вопросы психологии. – 2004. – № 6. – С. 63–71.

11.   Гаврилова Т.А. Проблема детского понимания смерти // Психологическая наука и образование PSYEDU.ru. – 2009. – № 4 [Электронный ресурс]. – URL: http://www.psyedu.ru/journal/2009/4/Gavrilova.phtml (дата обращения: 07.10.2013).

12.   Гаврилова Т.А. Актуальность танатологического просвещения в подготовке практических психологов образования // Инновационный потенциал психологии в развитии человека и XXI века: сб. материалов межрегиональной научно-практической конференции с международным участием / под общ. ред. проф. В.С. Чернявской. Владивосток, 25–27 июня 2009 г. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2010. – С. 18–20.

13.   Гаврилова Т.А. Эффект влияния аутомортальной тревожности на подростковое чувство взрослости // Инновационный потенциал психологии в развитии человека и XXI века: сб. материалов межрегиональной научно-практической конференции с международным участием / под общ. ред. проф. В.С. Чернявской; Владивостокский государственный университет экономики и сервиса (25–27 июня 2009 г.). – 2-е изд. испр., доп. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2010. – С. 78–80.

14.   Гаврилова Т.А. Об адаптации опросника «Профиль аттитюдов по отношению к смерти – переработанный» (DAP-R), разработанного П.Т.П. Вонгом, Г.Т. Рикером и Дж. Гессер // Теоретическая и экспериментальная психология. – 2011. – Т. 4, № 1. – С. 46–57.

15.   Гаврилова Т.А. Тревога смерти в теории управления ужасом Дж. Гринберга, Т. Пищинского и Ш. Соломона // Психологический журнал. – 2011. – Т. 32, № 1. – С. 45–54.

16.   Гаврилова Т.А., Барнашова Г.В. Персонификация смерти в юношеском возрасте // Современные проблемы психологии личности: теория и практика; материалы междун. науч.-практ. конф. – М., 2008. – С. 208–211.

17.   Гаврилова Т.А., Попова С.А. Детские совладания с первым опытом переживания аутомортальной тревожности // Психолого-социальная работа в современном обществе: проблемы и решения: материалы международной научно-практической конференции, 21–22 апреля 2011 г. / под общ. ред. Ю.П. Платонова. – СПб.: СПбГИПСР, 2011. – С. 52–56.

18.   Гаврилова Т.А., Скоморохова Н.А. Аутомортальная тревожность пожилых в связи с их здоровьем и удовлетворенностью жизнью // Психолого-социальная работа в современном обществе: проблемы и решения: материалы международной научно-практической конференции, 21–22 апреля 2011 г. / под общ. ред. Ю.П. Платонова. – СПб.: СПбГИПСР, 2011. – С. 56–58.

19.   Ганзен В.А.  Системные  описания  в  психологии. – Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1984. – 176 с.

20.   Горьковая И.А., Баканова А.А. Психологические аспекты переживания страха смерти // Психология и педагогика: методика и проблемы практического применения. – 2013. – № 34. – С. 8–12.

21.   Губанова Н.Д. Представления о смерти как детерминант социальной практики: автореф. дис. … канд. филос. наук. – Ставрополь, 2000. – 23 с.

22.   Демичев В.А. Философские и культурологические основания современной танатологии: автореф. дис. … док. филос. наук. – СПб., 1997.

23.   Завражин С.А., Жукова Н.В. Исследование отношения к жизни и смерти у  подростков  с  нарушением  интеллекта // Вопросы психологии. 2006. – № 2. – С. 58–67.

24.   Исаев Д. Н., Новикова Т.О. Нужна ли подросткам помощь в восприятии смерти // Вопросы психологии. – 2003. – № 3. – С. 110–117.

25.   Кадыров Р.В. Отношение к жизни и смерти у профессиональных военнослужащих, принимавших участие в боевых действиях // Сб. научных статей Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы практической психологии». Часть 1. – ИПИиС Хер.ГУ, Херсон, 2010. – С. 160–168.

26.   Кленина Е.А. Отношение к смерти в системе социальных взаимодействий: автореф. дис. … канд. философ. наук. – Волгоград, 2001. – 21 с.

27.   Коваленко С.В. Отношение к жизни и смерти подростков, совершивших гомицидные действия: авореф. дис. … канд. психол. наук. – Ростов-на-Дону, 2007.

28.   Костяная М.И., Сафуанов Ф.С. Отношение к концепту смерти у лиц с психическими расстройствами, совершивших агрессивные преступления // Психологическая наука и образование PSYEDU.ru. 2011. – № 1 [Электронный ресурс]. – URL: http://www.psyedu.ru/journal/2011/1/2050.phtml (дата обращения: 23.01.2014).

29.   Красильников Р.Л. О литературоведческой танатологии // Известия Уральского государственного университета. – Сер. 2. Гуманитарные науки. – 2010. – № 2(76). – С. 137–144.

30.   Красильников Р.Л. Танатологические мотивы в художественной литературе: автореф. дис. … док. филол. наук. – М., 2011. – 56 с.

31.   Красильников Р.Л. Танатология как гуманитарная дисциплина: история и современность // Пятая электронная Всероссийская научно-практическая конференция «Вуз культуры и искусств в образовательной системе региона» [Электронный ресурс]. – URL: http://smrgaki.ru/8/1/1_6/krasilnikova.htm (дата обращения 14.01.2014).

32.   Кукина М.В. Социально-психологические установки к смерти личности в малой контактной группе в условиях хосписа: автореф. дис. … канд. психол. наук. – Ярославль, 2011. – 22 с.

33.   Кулагина И.Ю., Сенкевич Л.В. Отношение к смерти: возрастные, региональные и гендерные различия // Культурно-историческая психология. – 2013. – № 4. – С. 58–64.

34.   Лебедева Е.И. Представления подростков о смерти // Ананьевские чтения — 2013. Психология в здравоохранении: материалы научной  конференции, 22–24 октября 2013 г. / отв. ред. О.Ю. Щелкова. – СПб.: Скифия-принт. – С. 397–399.

35.   Липецкий Н.Н. Танатическая тревога и смысложизненные ориентации аутоагрессивной личности // Психология: проблемы практического применения: материалы II междунар. науч. конф., Чита, июнь 2013 г. – Чита: Изд-во «Молодой ученый», 2013. — С. 55–63.

36.   Лях К.Ф. Смерть как проблема истории философии и биоэтики: автореф. дис. … канд. филос. наук. – Мурманск, 2007. – 23 с.

37.   Матвеева А.Ю. Отношение к предельным жизненным понятиям личности с экстремальным опытом // Личность в экстремальных условиях и кризисных ситуациях жизнедеятельности: сборник научных статей научно-практической конференции с международным участием / под ред. Р.В. Кадырова. – Владивосток: Владивостокский государственный медицинский университет, 2012. – С. 183–189.

38.   Минькова Н.В. Репрезентация смерти и коды позднесредневековой «макабрической культуры» в социокультурной реальности рубежа XX–XXI веков: автореф. дис. … канд. филос. наук. – М., 2010. – 24 с.

39.   Михайлова А.В., Нафанаилова М.С. Значение восприятия смерти в этнокультуральном аспекте // Сибирская психология сегодня: сборник научных трудов. – Вып. 2. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2004. – С. 295–300.

40.   Налчаджян А.А. Загадка смерти. Очерки психологической танатологии. – СПб.: «Питер», 2004. – 224 с.

41.   Никандров В.В. Методологические основы психологии: учебное пособие. – СПб.: «Речь», 2008. – 234 с.

42.   Новожилова О.В. Восприятие смерти и жизненные планы людей, переживающих витальную угрозу // Вестник СПбГУ. – Сер. 12. – 2010. –  Вып. 1. – С. 101–107.

43.   Орлова Ю.В. Смысловые установки личности в понимании жизни и смерти: автореф. дис. … канд. психол. наук. – СПб., 2007. – 22 с.

44.   Попова С.А. Стратегии совладания с аутомортальной тревожностью в аспекте их популярности и эффективности (на материале исследования студентов педвуза) // Психология стресса и совладающего поведения: материалы III Междунар. науч.-практ. конф. Кострома, 26–28 сент. 2013 г.: в 2 т. / отв. ред.: Т.Л. Крюкова, Е.В. Куфтяк, М.В. Сапоровская, С.А. Хазова. – Кострома: КГУ им. Н.А. Некрасова, 2013. – Т. 1. – С. 115–167.

45.   Роганов С.В. Критерий «смерть мозга» и трансформация понятия смерти в современной культуре: автореф. дис. … канд. филос. наук. – М., 2007. – 13 с.

46.   Семикина Ю.Г. Художественная танатология в творчестве Л.Н. Толстого 1850–1880-х годов: образы и мотивы: автореф. дис. … канд. филол. наук. – Волгоград, 2002. – 27 с.

47.   Сорокина А.А. Феномен смерти как фактор динамики культуры: автореф. дис. … канд. филос. наук. – Ростов-на-Дону, 2009. – 26 с.

48.   Узлов Н.Д., Пантилеева Е.Н. Образы смерти в рисунках медицинских работников // Человек в современном обществе: вопросы психологии: материалы международной заочной научно-практической конференции (1 июня 2010 г.). – Новосибирск: Изд. «ЭНСКЕ», 2010. – C. 142–152.

49.   Федяй Д.С. Философское осмысление феномена смерти: гносеологические аспекты: автореф. дис. … канд. филос. наук. – Саратов, 2005. – 19 c.

50.   Филиппова М.Г., Чернов Р.В., Мирошников С.А. Вытеснение угрожающей информации: изучение возможности измерения неосознаваемого страха // Вестник СПбГУ. – Сер. 12. – 2010. – Вып. 2. – С.143–158.

51.   Чистопольская К.А., Ениколопов С.Н., Бадалян А.В. и др. Адаптация методик исследования отношений к смерти у людей в остром постсуициде и в относительном психологическом благополучии // Социальная и клиническая психиатрия. – 2012. – № 2. – С. 35–42.

52.   Чистопольская К.А., Ениколопов С.Н. Проблема отношения к смерти после суицидальной попытки // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2013. – № 2(19) [Электронный ресурс]. – URL: http://www.mprj.ru (дата обращения: 24.01.2014).

53.   Шварева Е.В. Психологические особенности образа смерти у старших школьников с разным уровнем жизнестойкости: автореф. дис. … канд. психол. наук. – Екатеринбург, 2012.

54.   Шор Г.В. О смерти человека (введение в танатологию). – Л.: 1925. – 117 с.

55.   Шутова Л.В. Смысложизненные и ценностные ориентации в отношении к жизни и смерти у лиц юношеского возраста: автореф. дис. … канд. психол. наук. – Таганрог, 2005.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9.07:393

Баканова А.А. Танатопсихология: современное состояние и основные направления исследований в России // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2014. – N 6(29) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

им. В.М. Бехтерева


Попов Ю.В., Пичиков А.А. Особенности суицидального поведения у подростков (обзор литературы)


Емелина Д.А., Макаров И.В. Задержки темпа психического развития у детей (обзор литературных данных)


Григорьева Е.А., Хохлов Л.К. К проблеме психосоматических, соматопсихических отношений


Деларю В.В., Горбунов А.А. Анкетирование населения, специалистов первичного звена здравоохранения и врачей-психотерапевтов: какой вывод можно сделать о перспективах психотерапии в России?

Серия 16

ПСИХОЛОГИЯ

ПЕДАГОГИКА


Щелкова О.Ю. Основные направления научных исследований в Санкт-Петербургской школе медицинской (клинической) психологии

Cамые читаемые материалы журнала:


Селезнев С.Б. Особенности общения медицинского персонала с больными различного профиля (по материалам лекций для студентов медицинских и социальных вузов)

Панфилова М.А. Клинический психолог в работе с детьми различных патологий (с задержкой психического развития и с хроническими соматическими заболеваниями)

Копытин А.И. Применение арт-терапии в лечении и реабилитации больных с психическими расстройствами

Вейц А.Э. Дифференциальная диагностика эмоциональных расстройств у детей с неврозами и неврозоподобным синдромом, обусловленным резидуально-органической патологией ЦНС

Авдеева Л.И., Вахрушева Л.Н., Гризодуб В.В., Садокова А.В. Новая методика оценки эмоционального интеллекта и результаты ее применения