Ковалевский П.И.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Танатологическая подготовка и отношение к ней
студентов-психологов

Баканова А.А. (Санкт-Петербург, Россия)

 

 

Баканова Анастасия Александровна

Баканова Анастасия Александровна

–  доцент, кандидат психологических наук, доцент кафедры клинической психологии и психологической помощи, ФГБОУ ВПО «Российский государственный университет им. А.И. Герцена», наб. р. Мойки, 48, корп. 11, 191186, Санкт-Петербург, Россия. Тел.: 8 (812) 571-25-69.

E-mail: ba2006@mail.ru

 

Аннотация

Танатологическая компетентность является в настоящее время значимым компонентом профессиональной подготовки психологов и включает в себя 3 основных компонента: когнитивный, деятельностный и ценностно-мотивационный.

В статье анализируются результаты исследования, целью которого являлось изучение особенностей отношения к танатологической подготовке у студентов-психологов, а также определение содержания каждого компонента танатологической компетентности. В исследовании приняли участие 38 студентов старших курсов вузов Санкт-Петербурга, обучающихся по специальностям «Клиническая психология» и «Психологическое консультирование».

Исследование показало, что с возрастом у студентов происходит накопление танатического опыта, который нуждается в осмыслении и интеграции, что формирует интерес к танатологической подготовке. Примечательно в этой связи, что наличие танатического опыта у студентов может выступать как в качестве ресурсного аспекта для формирования танатологической компетентности, так и в качестве препятствующего, что делает целесообразным предварительное уточнение мотивов и ожиданий студентов от изучения соответствующих дисциплин, а также предъявляет высокие требования к обеспечению психологической безопасности образовательной среды. Важно, что наличие в образовательной программе дисциплин танатологического профиля позволяет студентам не только овладевать соответствующими знаниями, но и ориентирует их на формирование конкретных навыков психологической помощи.

Когнитивный компонент танатологической компетентности психологов должен быть направлен на расширение осведомленности в вопросах гуманитарной танатологии и танатопсихологии.

Основной целью деятельностного компонента выступает освоение навыков и технологий психологической помощи в кризисных ситуациях и ситуациях, связанных с танатической проблематикой.

Ценностно-мотивационный компонент предполагает формирование профессиональной позиции психологов при работе с темой смерти, в том числе — за счет осмысления собственного танатического опыта, проработки страхов, связанных с профессиональной деятельностью, а также поиска внутренних ресурсов, что требует подкрепления соответствующими образовательными технологиями и компетенциями преподавателя.

Ключевые слова: танатологическая подготовка психологов; танатологическая компетентность; отношение к смерти; танатическая проблематика; танатопсихология; танатология.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

Актуальность обращения к теме смерти в рамках помогающей деятельности обуславливается целым рядом причин, наиболее широким контекстом для которых являются особенности современного отношения к смерти [4], которые, по мнению ряда ученых, недвусмысленно отражают состояние потери значимых духовных ориентиров, которые могли бы интегрировать представления человека о жизни и смерти в условиях интенсивного роста научного знания, информатизации и усиливающегося воздействия СМИ. Особенности современного танатологического дискурса в социокультурной практике [3] определяют, в свою очередь, необходимость социогуманитарного сопровождения танатической проблематики, которая может актуализироваться не только в кризисной, но и в нормальной ситуации развития личности.

Большинство профессионалов, работающих в сфере помогающих профессий, в разной степени сталкиваются с необходимостью обращаться к танатической проблематике (феноменам смерти, умирания, горевания). Однако профессиональная позиция в отношении смерти у большинства специалистов формируется стихийно, основываясь в большей степени на личном опыте и интуиции. За единичными исключениями, большинство образовательных программ не предполагает целенаправленного формирования профессиональной компетентности помогающего специалиста в сфере гуманитарной танатологии, оставляя это пространство человеческого опыта практически не заполненным.

В то же время целесообразность танатологической подготовки специалистов помогающей деятельности определяется, на наш взгляд, несколькими основными составляющими, — не только профессиональной, но также личностной и социокультурной [2]. Так, прояснение собственной профессиональной позиции (как устойчивой системы отношений личности к различным аспектам профессиональной деятельности) в ситуации, когда экзистенциальная данность смерти попадает в фокус внимания специалиста, является важным аспектом его психологической готовности, а значит (наряду с личной терапией и супервизией) — профилактикой выгорания и вторичной травматизации [1]. Обращение к темам жизни и смерти в процессе профессиональной подготовки позволяет личности не только определить свое отношение к экзистенциальным проблемам, но также укрепить способность совладать с трудными жизненными ситуациями и кризисными состояниями, сориентироваться во внутреннем опыте и актуализировать способность к самопомощи. Обращение к личностному значению смерти может открыть также доступ к внутреннему ресурсу оказания эмоциональной и психологической поддержки человеку, переживающему горе или тревогу перед смертью. А это, в свою очередь, не только усиливает профессиональный потенциал специалиста, но и устанавливает более тесную связь с сообществом.

Таким образом, многообразие различных танатических контекстов и необходимость взаимодействовать с ними в процессе помогающей деятельности определяет значимость владения соответствующими навыками обращения к теме смерти, совокупность которых можно охарактеризовать как танатологическую компетентность. Этот термин впервые появляется в работах зарубежных авторов (Ч. Корр, Р.А. Калиш, Х. Вэсс и др.) и рассматривается как степень овладения танатологическими знаниями, необходимыми для принятия профессиональных решений [Цит. по: 9]. В отечественной научной литературе этот термин использовался в работах Т.А. Гавриловой (2008) [6], а также в работах Юстус И.В. и Трушиной О.Ю. в контексте подготовки студентов медицинского колледжа [9; 11; 12]. Однако, анализируя проблему танатологической подготовки отечественных специалистов и, в частности, психологов, мы сталкиваемся не только с отсутствием методологии, методов и основного содержания этих программ, но также практически с отсутствием научных публикаций в этой области — она остается на уровне частных авторских курсов, основанных по большей части на вдохновении отдельных специалистов [5; 6; 8; 10]. В то же время образование по вопросам смерти (death education) стало развиваться в США, начиная с 60-х годов XX века [13; 14; 15].

Несмотря на то, что модель танатологической подготовки психологов требует тщательной проработки, как на теоретическом, так и на технологическом уровне, уже на этом этапе можно выделить основные компоненты танатологической компетентности [Приводится по: 11]: ценностно-мотивационный (личностное отношение к смерти, формируемое в процессе профессиональной подготовки), когнитивный (знание танатологии как науки о смерти) и деятельностный (как система свойств, качеств и способностей, обеспечивающих успешность профессиональной деятельности). Взяв за основу предложенную структуру [9], мы поставили цель изучить некоторые особенности отношения к танатологической подготовке у студентов-психологов, а также определить содержание каждого компонента танатологической компетентности.

Методы

Для этого нами было проведено исследование, в котором приняли участие 38 студентов, среди которых — 25 студентов 4 курса (возраст от 19 до 26 лет), обучающихся по специальности «Клиническая психология», и 13 магистрантов 2-го года обучения (от 22 до 50 лет), обучающихся по специальности «Психологическое консультирование». Исследование проводилось на базе ФГБОУ ВПО «Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена» и ГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный педиатрический медицинский университет».

Из студентов, принявших участие в исследовании, 18 отметили, что в их образовательной программе присутствовали дисциплины, направленные на формирование танатологической компетентности. Среди таких дисциплин назывались: в образовательной программе магистра — «Психологическая помощь в кризисных ситуациях», в образовательной программе клинических психологов — «Танатология», «Суицидология», «Психология экстремальных ситуаций».

В соответствии с поставленными задачами была разработана анкета, которая позволила студентам высказать свое мнение по различным аспектам танатологической подготовки. Анкета состояла из целого ряда вопросов, которые можно объединить в 5 основных тем:

1.

Субъективная оценка значимости различных компонентов танатологической компетентности (когнитивного, деятельностного и ценностно-мотивационного) и их содержание в контексте профессиональной подготовки психолога.

2.

Вероятность обращения клиентов с танатической проблематикой и ее предположительный характер.

3.

Особенности танатического опыта студентов.

4.

Особенности профессиональной позиции психолога при взаимодействии с танатической проблематикой.

5.

Требования к личности и профессиональной компетентности преподавателя дисциплин танатологического профиля.

Результаты исследования и их обсуждение

Рассмотрим полученные в ходе исследования результаты в соответствии с выделенными нами темами.

1. Субъективная оценка значимости различных компонентов танатологической подготовки и их содержание в контексте профессиональной подготовки психолога.

В своей анкете мы предложили студентам оценить когнитивный, деятельностный и ценностно-мотивационный компоненты танатологической компетентности с разных точек зрения. Во-первых, насколько каждый компонент вызывает личный интерес; во-вторых, насколько соответствующие знания и навыки необходимы в профессиональной деятельности; и, в-третьих, как бы они оценили уровень сформированности каждого компонента собственной танатологической компетентности. Также мы предложили ответить на вопросы о том, какие знания о психологии смерти и профессиональные навыки им представляются необходимыми для подготовки психолога, и к каким аспектам собственного танатического опыта им было бы важно обратиться в данном контексте.

Рассмотрим полученные нами результаты (см. рис. 1) и начнем с когнитивного компонента танатологической компетентности.

Как видно из данных, приведенных на рис. 1, студенты склонны оценивать профессиональную необходимость в танатологических знаниях несколько больше, чем «просто личную заинтересованность». Об этом же говорит и тот факт, что субъективный уровень сформированности этого компонента большинство студентов отметили на уровне 50%.

 

 

Рис. 1. Субъективная оценка студентами-психологами различных аспектов когнитивного, деятельностного и ценностно-мотивационного компонентов танатологической компетентности.

 

Среди знаний о смерти, которые представляются студентам важными в контексте их профессиональной подготовки, можно выделить 3 основные темы:

1.

«Представление о смерти в различных культурах, исторических эпохах, философских, религиозных, психологических и др. учениях».

2.

«Теоретические аспекты психологии смерти и умирания».

3.

«Теоретические аспекты психологической помощи в ситуации горя и умирания».

Так, первая тема представляет собой знакомство с различными аспектами гуманитарной танатологии, вторая способна более детально раскрыть основные разделы танатопсихологии (например, теоретические аспекты психологии горя и утраты, психологию суицидального поведения, отношение к смерти и умирающим, возрастные особенности формирования представлений о смерти и т.д.), а третья в большей степени ориентирована на знакомство с частными методологическими принципами и технологиями психологической помощи детям и взрослым в кризисных и чрезвычайных ситуациях.

Следующий компонент танатологической подготовки психологов — деятельностный. Анализируя данные, представленные на рисунке, можно увидеть те же тенденции, которые были описаны нами ранее. Можно отметить и тот факт, что значимость деятельностного компонента оценивается студентами несколько выше, чем когнитивного, а сформированность, наоборот, — ниже. В связи с этим можно предположить, что практические навыки, необходимые для успешного решения профессиональных задач в рамках танатологического контекста, представляются студентам несколько более важными, чем знания, и, соответственно, их нехватка чувствуется острее.

Говоря о навыках, которые могут составить ядро деятельностного компонента танатологической подготовки, можно выделить группу общепрофессиональных навыков, необходимых психологу, и группу частных навыков, имеющих отношение к танатологической компетентности.

К группе общепрофессиональных навыков психолога можно отнести:

1.

Принципы и техники клиент-центрированного (гуманистического) подхода к консультированию: эмпатическое слушание, конгруэнтность, безусловное принятие (забота), а также сострадание, милосердие, интерес к клиенту. В эту же группу можно отнести вербальные и невербальные навыки консультирования (умение слушать, держать паузы, перефразирование и т.д.).

2.

Навыки саморегуляции и стрессоустойчивости.

Эта группа навыков является для психолога базовой и выступает в качестве основы для формирования деятельностного компонента танатологической компетентности.

К группе частных навыков, имеющих отношение к танатологической компетентности, можно отнести следующие: навыки работы с чувствами, возникающими при обсуждении танатической проблематики, а также владение методологией и технологиями психологической помощи в кризисных ситуациях:

1.

Навык рефлексии переживаний, связанных с танатическим опытом. Здесь речь идет не только о психологической готовности взаимодействовать с танатической проблематикой, но и о проработанности собственного танатического опыта, позволяющего психологу иметь некоторые «личностные предпосылки» для обращения к аналогичному опыту клиента.

2.

Навыки работы с чувствами клиента, возникающими при обсуждении танатической проблематики. Несомненно, профессиональные навыки психолога связаны с его психологической готовностью, так как способность психолога выдерживать проявления сильных чувств клиента, говорить с ним о смерти и быть эмпатичным по отношению к чужой боли основана на его способности создать безопасное внутреннее пространство, которое одновременно позволяет чувствовать себя достаточно защищенным в отношении темы смерти и в то же время — восприимчивым по отношению к клиенту.

3.

Навыки психологической помощи и консультирования в кризисных ситуациях, куда можно отнести владение технологиями психологической помощи взрослым и детям в ситуациях горя, суицидальной готовности, умирания (в том числе близкого родственника), постановки диагноза неизлечимого заболевания и т.д.

Таким образом, становление деятельностного компонента танатологической компетентности студента-психолога основано на базовых навыках в оказании психологической помощи, которые должны претерпеть значительное «усложнение», невозможное без опоры на мотивационные и ценностно-смысловые аспекты выбора профессии.

Поэтому, анализируя субъективную оценку студентами третьего компонента танатологической компетентности — ценностно-мотивационного, можно отметить, что, по сравнению с предыдущими компонентами, студенты склонны оценивать более высоко и профессиональную необходимость обращения к этому компоненту, и личную заинтересованность. Можно предположить, что обращение к личному танатическому опыту и формирование осмысленного отношения к жизни и смерти представляются значимым аспектом как для саморазвития, так и для профессионального становления психологов.

Среди аспектов значимого танатического опыта, к которым было бы важно обратиться в процессе танатологической подготовки, студенты называли:

–  

страх смерти (как собственный, так и своих близких) и совладание с ним;

–  

переживание горя и отпускание потерь, связанных со смертью близких;

–  

чувства, связанные с темой смерти и возникающие в процессе рефлексии;

–  

общение с уходящими из жизни.

Таким образом, возможность обратиться к личностно значимому танатическому опыту, позволяющая сформировать (осознать) собственное отношение к смерти и встретиться с теми его аспектами, которые могут оказать влияние на формирование профессиональной позиции, является значимым аспектом танатологической подготовки психологов.

Интересным представляется здесь вопрос о том, какие различия существуют в оценке танатологической компетентности у студентов, имевших в образовательной программе подготовки дисциплины танатологического профиля. Так, опираясь на результаты критерия Манна — Уитни, мы можем судить о том, что наличие в образовательной программе подготовки психологов дисциплин танатологического профиля значимо повышает субъективную оценку студентами понимания профессиональной необходимости соответствующих знаний (p < 0,02) и проработанной личной позиции по отношению к смерти (p < 0,02), а также субъективный уровень сформированности когнитивного (p < 0,003), деятельностного (p < 0,005) и ценностно-мотивационного (p < 0,03) компонентов. Например, среди студентов, у которых в образовательной программе были дисциплины танатологического профиля, средний уровень сформированности деятельностного компонента находится на уровне 55,5%, а у тех, у кого таких дисциплин не было, — лишь 30%.

То есть наличие дисциплин танатологического профиля помогает студентам понимать значимость танатологической компетентности для будущей профессиональной деятельности, а также чувствовать большую уверенность в наличии необходимых для такой работы знаний, навыков и профессиональной позиции.

Кластерный анализ показал, что дисциплины, включающие танатологические аспекты, ориентируют студентов на формирование конкретных навыков психологической помощи в кризисных ситуациях. Отсутствие в программе подготовки соответствующих дисциплин оставляет поле танатологического опыта «закрытым». В этом случае для студентов представляется значимым обращение к целому ряду аспектов, начиная от вопросов культуральных различий в понимании смерти и заканчивая собственными чувствами, связанными со смертью. Это еще раз указывает на тот факт, что обращение к экзистенциальной данности смерти является важным аспектом в подготовке психологов, а также свидетельствует о том, что наличие информации о психологии смерти позволяет студентам быть заинтересованными в овладении профессиональными навыками.

Еще одним важным аспектом наличия в образовательной программе дисциплин танатологического профиля является тот факт, что они могут актуализировать тему страха смерти. Так, сравнительный анализ данных с помощью критерия Манна — Уитни показал, что в этом случае субъективная значимость страха смерти в системе отношения к жизни и смерти возрастает (p < 0,02). Можно предположить, что при наличии соответствующих дисциплин переживания, связанные со смертью, в том числе страх, попадают в фокус осознания студентов, за счет чего значимость данных переживаний становится выше. Это показывает важность создания доверительного и психологически безопасного пространства во время проведения подобных занятий, а также необходимость фасилитации возникающих во время работы над темами переживаний.

Таким образом, можно отметить, что наличие в образовательной программе дисциплин танатологического профиля не только позволяет студентам овладевать соответствующими знаниями, но и ориентирует их на формирование конкретных навыков психологической помощи. Актуализирующийся в процессе подготовки страх смерти может указывать на то, что ценностно-мотивационный компонент программы, позволяющий осознать собственное отношение к смерти и, по возможности, встретиться с личным опытом, нуждающимся в психологической проработке, играет немаловажную роль и должен быть подкреплен соответствующими образовательными технологиями.

2. Вероятность обращения клиентов с танатической проблематикой и ее предположительный характер.

По мнению студентов, вероятность того, что в своей профессиональной деятельности они так или иначе будут взаимодействовать с танатической проблематикой, составляет в среднем 49%. Можно отметить, что в группе клинических психологов средняя оценка этой вероятности составляет 45%, а в группе магистрантов — 56%. В целом, можно отметить, что большинство студентов допускает возможность столкновения с темой смерти и умирания в будущей профессиональной деятельности, что вновь показывает значимость этого аспекта подготовки психологов.

Когда речь идет о предположительном характере обращений клиентов с танатической проблематикой, в большинстве случаев называются ситуации, связанные с переживанием горя в результате смерти близких (20 ответов); на втором месте находятся проблемы инкурабельных больных и высокой суицидальной готовности (по 6 ответов), а также различные ситуации угрозы жизни и их последствий (ПТСР, чрезвычайные ситуации, несчастные случаи, насилие). В ответах магистрантов встречаются также экзистенциальные проблемы, в том числе — страх смерти.

Примечательным в этой связи являются результаты кластерного анализа, который показал связь между тем, как студенты представляют себе проблематику клиентов, с которыми они будут работать, и необходимые им профессиональные навыки. Например, если предположительный характер обращений клиентов лежит в плоскости экзистенциальных проблем, то студент хотел бы овладеть навыками недирективной психотерапии, а если он планирует работать в сфере медицинской психологии, то ориентирован на развитие саморегуляции, толерантности и профессиональной осведомленности в области танатопсихологии. Этот результат может помочь конкретизировать деятельностный компонент программ танатологической подготовки для разных направлений специализации.

Проведенный нами корреляционный анализ показал, что вероятность обращения клиентов с танатической проблематикой имеет прямую связь с личной заинтересованностью студентов в овладении когнитивным (r = 0,38; p < 0,05), деятельностным (r = 0,44; p < 0,01) и ценностно-мотивационным (r = 0,35; p < 0,05) компонентами танатологической компетентности, а также с субъективной оценкой степени сформированности деятельностного (r = 0,34; p < 0,05) и ценностно-мотивационного (r = 0,39; p < 0,05) компонентов.

Сравнительный анализ с помощью критерия Манна — Уитни показал также наличие значимых различий в субъективном уровне оценки личной заинтересованности в овладении деятельностным компонентом танатологической подготовки: у тех студентов, которые более высоко оценивали вероятность работы с танатическим опытом клиентов, личная заинтересованность в овладении соответствующими навыками значимо выше (p < 0,04).

Таким образом, личная заинтересованность студентов в овладении танатологической компетентностью, а также сформированность соответствующих навыков и профессиональной позиции делает работу с танатической проблематикой для них более вероятной. Можно сделать вывод о том, что личная заинтересованность выступает здесь в роли своеобразного ядра, помогающего личности студента овладеть соответствующими компетенциями и, тем самым, чувствовать себя более уверенно с клиентами, имеющими тот или иной танатический опыт.

Поэтому рассмотрим далее, какой именно танатический опыт имеется у студентов-психологов, и каким образом он может «стимулировать» их заинтересованность.

3. Некоторые особенности танатического опыта студентов-психологов.

Для того чтобы описать этот опыт, мы предложили студентам, во-первых, перечислить, с какими танатическими ситуациями они сталкивались на протяжении своей жизни, а во-вторых, оценить субъективную значимость различных аспектов отношения к жизни и смерти.

Говоря о танатическом опыте (см. рис. 2), можно отметить, что у большинства студентов есть опыт столкновения со смертью других людей или животных, а также переживания жизненных кризисов и ситуаций угрозы здоровью, заставляющих задуматься о жизни и ее конечности. Можно обратить внимание и на тот факт, что треть студентов отметила наличие в своем опыте размышлений о совершении суицида, а пятая часть — суицидальных попыток, в том числе у знакомых и друзей.

 

 

Рис. 2. Представленность танатического опыта у студентов-психологов.

 

На рис. 3 можно увидеть результаты, отражающие субъективную значимость для студентов-психологов различных аспектов отношения к жизни и смерти.

 

 

Рис. 3. Субъективная значимость для студентов-психологов различных аспектов отношения к жизни и смерти.

 

Результаты показывают, что в системе отношения студентов к жизни и смерти преобладают страх смерти и переживание горя, а также поиск ценностно-смыслового аспекта собственной жизни (стремление к самореализации, нахождение смыслов и т.д.). Такие результаты отражают как ресурсный, так и травматический аспекты опыта личности, которые, применительно к танатологической подготовке, позволяют говорить о необходимости сохранения в программе баланса между этими двумя составляющими человеческого опыта.

Сравнительный анализ полученных данных с помощью критерия Манна — Уитни показывает: с возрастом у студентов происходит накопление танатического опыта (p < 0,04), который определяет бóльшую субъективную значимость размышлений о смерти (p < 0,02), стремления объяснить и интегрировать свой танатический опыт (p < 0,004), переживания связи с экзистенциальными и духовными аспектами жизни (p < 0,01). Накопленный танатический опыт (как опыт столкновения со смертью) повышает значимость ценностно-мотивационного компонента танатологической подготовки — как в сфере заинтересованности в проработке соответствующего личного опыта (p < 0,02), так и в сфере понимания его значимости для профессиональной деятельности (p < 0,007), что, в свою очередь, повышает готовность студентов овладевать танатологической компетентностью (p < 0,02).

Таким образом, интерес к танатологической подготовке базируется на осознании ее ценностно-мотивационного компонента, что связано с накоплением танатического опыта и потребностью в его интеграции.

Описание личного танатического опыта студентов закономерно ставит вопрос о том, с какими собственными опасениями и тревогами они могут столкнуться в профессиональной ситуации взаимодействия с темой смерти.

4. Особенности профессиональной позиции психолога при взаимодействии с танатической проблематикой.

В анкете мы попросили студентов перечислить их опасения в связи с возможной профессиональной необходимостью взаимодействия с танатической проблематикой, а также назвать вопросы, связанные с профессиональной позицией психолога, которые могли бы быть наиболее значимыми в этом контексте.

Среди страхов можно выделить 2 основных группы: страх некомпетентности (19 ответов) и (20 ответов).

Первый страх отражает опасения студентов не смочь оказать поддержку и психологическую помощь в соответствующей ситуации, что может быть связано с недостаточным уровнем знаний и практической подготовки в области танатопсихологии. Вероятно, понимание принципов и владение технологиями психологической помощи при работе с танатической проблематикой помогли бы студентам чувствовать себя более уверенно в этой области.

Второй страх отражает, на наш взгляд, более глубокий уровень затруднений, которые могут крыться в сфере некорректного понимания методологии психологической помощи и технологий работы с чувствами, а также несформированной профессиональной позиции. Такие примеры, как: «Боюсь горя других людей»; «Боюсь, буду брать их боль на себя», «Боюсь "заразиться" суицидальным настроением», «Боюсь заплакать», — иллюстрируют также опасения столкнуться с собственными непроработанными чувствами и контрпереносными реакциями, препятствующими профессиональной деятельности психолога. В эту же группу попали и такие ответы, как: «Мешает собственный страх смерти», «Я боюсь не успеть проработать эту проблему прежде, чем ко мне придет клиент» и т.д.

Из этих результатов видно, что возможность обращаться в контексте танатологической подготовки к своим переживаниям может стать одним из инструментов формирования профессиональной позиции при работе с танатической проблематикой.

Говоря о вопросах, связанных с профессиональной позицией психолога, значимым представляется не только расширение осведомленности в вопросах гуманитарной танатологии и танатопсихологии, но также проработка собственных страхов психологов в контексте профессиональной деятельности, поиск внутренних ресурсов и способов их активации при работе с танатической проблематикой.

Таким образом, обобщая приведенные выше идеи, можно сказать, что танатологическая компетентность психолога, основанная на 3 основных компонентах — когнитивном, деятельностном и ценностно-мотивационном, — раскрывается через: 1) расширение осведомленности в вопросах гуманитарной танатологии и танатопсихологии; 2) освоение навыков и технологий психологической помощи в кризисных ситуациях и ситуациях, связанных с танатической проблематикой; 3) формирование профессиональной позиции путем интеграции (осмысления, рефлексии) собственного танатического опыта.

Эти цели, заложенные в основу формирования танатологической компетентности, предъявляют целый ряд требований к личности преподавателя.

5. Требования к личности и профессиональной компетентности преподавателя.

Исходя из того, что танатологическая подготовка предполагает не только информирование по вопросам танатопсихологии, но также формирование конкретных практических навыков и, более того, — профессиональной позиции (что немыслимо в данном случае без обращения к собственному опыту рефлексии темы смерти), преподаватель такой дисциплины должен владеть различными технологиями образования: от умения преподнести лекционный материал до способности вести обсуждение в группе и, при необходимости, оказывать психологическую поддержку ее участникам.

Обобщая представления студентов на этот счет (см. рис. 4), можно отметить, что для них являются важными не только навыки преподавания и проработанная собственная позиция в отношении к смерти, но, прежде всего, наличие теоретических знаний и практического опыта в области танатопсихологии, а также целый спектр личностных качеств, среди которых особое место занимают доброжелательность, терпимость, стрессоустойчивость и уверенность.

 

 

Рис. 4. Представления студентов о профессионально важных качествах преподавателя дисциплин танатопсихологического профиля.

 

Такое представление о преподавателе может отражать, на наш взгляд, выраженную потребность студентов в психологической безопасности, актуальную для дисциплины, предполагающей обращение к личному и эмоционально-значимому опыту.

Обобщая особенности танатического опыта студентов, формирования их танатологической компетентности и требований к преподавателю, можно привести результаты кластерного анализа.

Так, кластерный анализ показал, что наличие в танатическом опыте студентов попыток суицида (как собственных, так и среди родственников и знакомых) «усиливает» значимость для них таких тем танатологической подготовки, как: переживание горя и стадии горевания; эвтаназия; суицид и помощь в ситуации высокой суицидальной готовности; общение с уходящими из жизни. В этом случае студенты ориентированы на тренинговую форму занятий, обсуждение личного опыта, а также на семинары, дискуссии и другие активные методы проведения занятий. Важным профессиональным навыком психолога выступает здесь умение работать с чувствами, поэтому к преподавателю предъявляются требования, связанные не только с наличием опыта преподавания, теоретическими знаниями и практическим опытом, но и с проработанной позицией в отношении к смерти. Это становится важным еще и потому, что среди опасений, связанных с танатической проблематикой, студенты называют страх «заразиться эмоциями» и непроработанные чувства в отношении собственной смерти.

Этот кластер показывает, что у студентов-психологов в процессе обучения есть потребность «заземлить» имеющийся травматический опыт и собственные непроработанные чувства в отношении смерти. В этом они ждут помощи от преподавателя, чья профессиональная позиция может выступить своеобразным ориентиром.

Также кластерный анализ показывает, что наличие опыта столкновения с танатическими ситуациями в личной жизни дает студентам основания предполагать, что их клиенты могут обращаться с проблемами переживания горя, что, в свою очередь, актуализирует у них не только страх неоказания помощи в этих ситуациях, но и интерес к теоретическим аспектам смерти и психологической помощи в ситуации горя. В этом случае студенты ориентированы не только на лекции, но и на практические занятия, упражнения, на разбор случаев как на более эффективные способы проведения занятий.

Таким образом, наличие танатического опыта у студентов может выступать как в качестве ресурсного аспекта, так и в качестве препятствующего. В первом случае этот опыт позволяет искать в танатологической подготовке возможности профессионального роста и реализации, а во втором — возможности отреагирования собственных чувств.

Выводы

1.

Личная заинтересованность студентов в овладении танатологической компетентностью выступает системообразующим компонентом, помогающим овладеть соответствующими компетенциями и, тем самым, чувствовать себя более уверенно с клиентами, имеющими танатический опыт. В свою очередь, интерес к танатологической подготовке базируется на стремлении личности объяснить и интегрировать накопленный танатический опыт. Эти особенности показывают, что дисциплины танатологического профиля могут быть более целесообразны на старших курсах и в магистратуре.

2.

Наличие танатического опыта у студентов может выступать как в качестве ресурсного аспекта для формирования танатологической компетентности, так и в качестве препятствующего. В первом случае этот опыт позволяет искать в танатологической подготовке возможности профессионального роста и реализации, а во втором — возможности отреагирования собственных чувств. Это делает целесообразным предварительное уточнение танатического опыта студентов, их мотивов и ожиданий от изучения соответствующих дисциплин, а также предъявляет высокие требования к обеспечению психологической безопасности образовательной среды и созданию возможностей для получения психологической поддержки, в том числе — со стороны преподавателя.

3.

Основной целью когнитивного компонента танатологической компетентности психологов выступает расширение осведомленности в вопросах гуманитарной танатологии и танатопсихологии. Содержательная часть этого компонента может включать в себя знакомство не только с основными разделами этих дисциплин, но и с частными методологическими принципами и подходами к психологической помощи детям и взрослым в кризисных и чрезвычайных ситуациях.

4.

Основной целью деятельностного компонента танатологической подготовки психологов выступает освоение навыков и технологий психологической помощи в кризисных ситуациях и ситуациях, связанных с танатической проблематикой. Среди навыков, которые могут составить ядро деятельностного компонента, можно выделить группу базовых профессиональных навыков, необходимых психологу (например, принципы и техники клиент-центрированного (гуманистического) подхода), а также частных навыков, имеющих отношение к танатологической компетентности: навыки работы с чувствами, возникающими при обсуждении танатической проблематики и владение методологией и технологиями психологической помощи в кризисных ситуациях.

5.

Целью ценностно-мотивационного компонента танатологической подготовки психологов выступает формирование профессиональной позиции, в том числе за счет осмысления собственного танатического опыта, проработки страхов, связанных с профессиональной деятельностью, а также поиска внутренних ресурсов (смыслов, ценностей, связи с духовным опытом, методов самопомощи т.д.) и способов их активации. Среди условно-негативных аспектов значимого танатического опыта, которые могут актуализироваться в процессе подготовки, стоит назвать: чувства, связанные с темой смерти и возникающие в процессе рефлексии над ней; переживание горя и отпускание потерь; страх смерти и совладание с ним. Важной задачей реализации этого компонента подготовки является поддержание баланса между условно-негативным и ресурсным аспектами танатического опыта, что может быть отражено в такой позиции, как «защищенность в отношении темы смерти и восприимчивость по отношению к клиенту с танатической проблематикой».

6.

Наличие в образовательной программе дисциплин танатологического профиля позволяет студентам не только овладевать соответствующими знаниями, но и ориентирует их на формирование конкретных навыков психологической помощи. Актуализирующийся в процессе подготовки страх смерти может указывать на то, что ценностно-мотивационный компонент программы, позволяющий осознать собственное отношение к смерти, играет немаловажную роль и должен быть подкреплен соответствующими образовательными технологиями.

7.

К профессионально важным качествам преподавателя дисциплин танатопсихологического профиля можно отнести наличие теоретических знаний и практического опыта в области танатопсихологии, а также личностные особенности (доброжелательность, терпимость, стрессоустойчивость и уверенность), выступающие базой для создания психологически безопасной атмосферы в группе, позволяющей студентам обращаться к эмоционально значимому опыту, связанному с отношением к жизни и смерти.

 

Литература

1.   Баканова А.А. Профессиональная позиция психолога при обращении к теме смерти // Личность в экстремальных и кризисных ситуациях жизнедеятельности: сборник научных статей III Международной научно-практической конференции / под ред. Р.В. Кадырова. – Владивосток: Морской государственный университет, 2014. – С. 288–296.

2.   Баканова А.А. К вопросу о танатологической подготовке специалистов помогающих профессий // Современные тенденции развития психологии труда и организационной психологии / отв. ред. Л.Г. Дикая, А.Л. Журавлев, А.Н. Занковский. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2015. – С. 255–265.

3.   Баканова А.А. Основные характеристики современного танатологического дискурса в отечественных социально-гуманитарных науках // Психология третьего тысячелетия: II Международная научно-практическая конференция: сборник материалов / под общей ред. Б.Г. Мещерякова. – Дубна: Гос. ун-т «Дубна», 2015. – С. 35–40.

4.   Баканова А.А., Горьковая И.А. Психология страха смерти: теория и практика. – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2014. – 160 с.

5.   Вихорев С.А., Дмитриева Л.Ю. Танатическая тревога и субъективное ощущение одиночества // Ананьевские чтения – 2008: Психология кризисных и экстремальных ситуаций: междисциплинарный подход: материалы науч.-практ. конф., 21–23 окт. 2008 г. / под ред. Л.А. Цветковой, Н.С. Хрусталевой; С.-Петерб. гос. ун-т., фак. психологии. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2008. – С. 590–592.

6.   Гаврилова Т.А. Актуальность танатологического просвещения в подготовке практических психологов образования // Инновационный потенциал психологии в развитии человека и XXI века: сб. материалов межрегиональной научно-практической конференции с международным участием / под общ. ред. проф. В.С. Чернявской; Владивостокский государственный университет экономики и сервиса (25–27 июня 2009 г.). – 2-е изд., испр., доп. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2010. – С. 18–20.

7.   Гаврилова Т.А. Танатологическая компетентность как компонент профессиональной подготовки педагогов-психологов // Экономика и социум: электронный журнал. – 2015. – № 4(17) [Электронный ресурс]. – URL: http://iupr.ru.

8.   Семенова Н.Д. Балинтовские группы для врачей, работающих с умирающими пациентами // Умирание и смерть: философия, психология, хоспис: сборник материалов двух Конференций «Умирание и смерть: опыт междисциплинарного обсуждения» (1993 г.), «Хоспис» как междисциплинарное медико-социальное учреждение: проблемы и пути развития» (1994 г.) / отв. ред. П.Д. Тищенко, В.В.  Миллионщикова  [Электронный  ресурс].  –  URL:  http://vsem-mirom.narod.ru/
together/conf2_25.htm

9.   Трушина О.Ю., Юстус И.В. Формирование танатологической компетентности студентов медицинского колледжа // Образование в современном мире: роль вузов в социально-экономическом развитии региона: сборник научных трудов Международной научно-методической конференции (Самара, 18 марта 2014 г.) / отв. ред. Т.И. Руднева. – Самара: Изд-во «Самарский университет», 2014. – С. 420–422.

10.   Щербакова А.М. Подготовка студентов-психологов к работе с терминальными больными (в рамках специализации «Психологическая реабилитация») // Психологическая наука и образование: электронный журнал. – 2010. – № 5. – С. 30–40 [Электронный ресурс]. – URL: www.psyedu.ru

11.   Юстус И.В., Трушина О.Ю. Танатологическое просвещение студентов медицинского колледжа. – Ульяновск, 2012. – 144 с.

12.   Юстус И.В., Трушина О.Ю. Система формирования танатологической компетентности студентов – будущих медицинских работников среднего звена // Среднее профессиональное образование. – 2015. – № 7. – С. 19–23.

13.   Corr C.A. Who want to teach morbid courses? // The Forum. – 2004. – Vol. 30 (January/February/March). – P. 12.

14.   Kalish R.A. Death education // Encyclopedia of death / Ed. by R. Kastenbaum, B. Kastenbaum. – Phoenix (Ariz): Oryx press, 1989. – P. 75–79.

15.   Noppe I.C. Death education and the scholarship of teaching: A Meta-Educational Experience // The Forum. – 2004. – Vol. 30 (January/February/March). – P. 1–5.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9.07 – 052.63

Баканова А.А. Танатологическая подготовка и отношение к ней студентов-психологов // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2016. – N 2(37) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год