Ковалевский П.И.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Представления о себе у подростков с хронической соматической патологией (на примере аллергических заболеваний)

Леушина Е.А. (Санкт-Петербург, Россия)

 

 

Леушина Екатерина Александровна

Леушина Екатерина Александровна

–  ассистент кафедры клинической психологии и психологической помощи; Российский Государственный Педагогический университет им. А.И. Герцена, наб. реки Мойки, д. 48, корп. 11, Санкт-Петербург, 191186, Россия. Тел.: (812) 571-25-69.

E-mail: leushina.katya@gmail.com

 

Аннотация. В работе представлены данные экспериментально-психологического исследования представлений о себе у подростков с бронхиальной астмой, ассоциированной с аллергическим ринитом и атопическим дерматитом. В исследовании приняли участие 53 подростка с аллергическими заболеваниями и 160 условно здоровых подростков в возрасте от 12 до 15 лет. Изучение представлений о физических характеристиках показало, что для мальчиков с аллергическими заболеваниями характерна реакция гиперкомпенсации, тогда как для девочек — реакция компенсации, заключающаяся в оценивании своей внешности как необычной, непохожей, отличающейся. Было показано, что для девочек контрольной и экспериментальной групп характерно использование полярных характеристик для описания внешности. В самоописаниях подростков с хроническими аллергическими заболеваниями часто встречаются указания на высокое умственное развитие и успешное обучение в школе, тогда как их условно здоровые сверстники склонны говорить о своих крепких дружеских и семейных связях. Говоря о семейных взаимоотношениях мальчики из экспериментальной группы характеризуют себя как младших членов семьи, но при этом подчеркивают свою главенствующую роль, тогда как девочки чаще всего используют категорию «ребенок». При описании эмоциональной сферы подростки с аллергическими заболеваниями достоверно чаще указывают на наличие у себя высокого контроля проявления эмоций в поведении, в сравнении с подростками из контрольной группы. При столкновении с неудачами мальчики из экспериментальной группы называют типичной реакцию безразличия, а девочки подчеркивают свою пассивную позицию. Мальчики-подростки с хроническими аллергическими заболеваниями склонны полагать, что от них окружающие ожидают в большей степени послушания и исполнениях чужой воли. При необходимости описать свою принадлежность к какой-либо социальной группе подростки с хроническими аллергическими заболеваниями испытывают выраженные затруднения.

Ключевые слова: подростки; представления о себе; бронхиальная астма; хроническое заболевание.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

В психологической литературе накоплен обширный материал, указывающий на связь особенностей представлений о себе и характеристик социальной среды, в которой происходит взросление ребенка [22]. Становится очевидным, что развитие различных аспектов психической жизни, становление личности может быть максимально глубоко понято лишь с учетом рамок социализации [21]. Одним из важных направлений исследования в этой области является вопрос влияния соматического заболевания на представление о собственной личности и отношении к ее особенностям.

Под представлениями о себе (образом «Я») принято понимать итоговый продукт работы трех аспектов самосознания (познавательного, эмоционально-ценностного и регулятивного); одну из его структурных характеристик [14]. Понятия «представления о себе» и «образ «Я» представляются синонимичными, отражающими в сути своей как когнитивный аспект, т.е. знание о себе, так и эмоционально-оценочный компонент работы самосознания. Таким образом, образ «Я» — есть некоторый целостный образ, в котором, однако, могут иметь место противоречивые представления и установки в отношении собственной личности; образ, включающий как познавательный, так и эмоционально-оценочный компоненты и формирующийся в условиях предметной деятельности и социального взаимодействия [8; 11; 19; 24].

К настоящему времени накоплен обширный материал, в котором отражены результаты исследования основных факторов развития образа «Я» у ребенка. Одним из таких факторов является индивидуальный опыт в изучении своих возможностей и способностей. Базисом, на котором начинает зарождаться самосознание, является овладение собственным телом и формирование способности к произвольной регуляции движений и действий. Развитие способности дифференцировать, диссоциировать ощущения, идущие от внешних раздражителей, а также вызванные собственной активностью организма, представляют собой начальную ступень формирования самосознания, в том числе и представлений о себе [15; 17; 23]. Индивидуальный опыт, ложащийся в основу становления представлений о себе, приобретается путем прямой проверки собственных сил, а также с помощью ситуаций необходимости самостоятельной оценки своих действий [11]. Таким образом, можно предположить, что хроническое соматическое заболевание, изменяя биологические условия протекания деятельности, накладывая отпечаток на сферу физического самочувствия, способно влиять на формирование представлений о собственных возможностях.

Еще одним важным фактором развития представлений о себе является опыт взаимодействия ребенка со взрослыми [1; 11]. В процессе совместной деятельности ребенка и взрослого у первого возникает возможность воспринять оценочные суждения относительно своих действий, что способствует их осознанию и создает предпосылки для формирования способности самому оценивать свои качества и результаты деятельности. Эмоционально-оценочное отношение к себе развивается в онтогенезе из непосредственного отражения оценок окружающих взрослых, участвующих в развитии и воспитании ребенка. В психосоматическом направлении медицинской психологии хроническую соматическую патологию рассматривают как явление, конструирующее особую социальную ситуацию развития [5; 18]. Сужение возможностей активности личности ребенка накладывает отпечаток на характер взаимодействия между ним и заботящимися взрослыми. Особое внимание в данном контексте стоит уделить тому факту, что описанное сужение возможностей активности (в некотором смысле — дефицитарные условия развития) оказывают существенное влияние на характер оценивания взрослыми результатов деятельности хронически болеющего ребенка.

Опыт взаимодействия ребенка со сверстниками также являет собой важнейший фактор формирования образа «Я» [11]. Наличие хронического соматического заболевания способно менять место человека во всей системе общественных отношений, в том числе и во взаимоотношениях со сверстниками. Такие отношения являются для ребенка источником оценочных воздействий, а также представляют собой материал, на основе которого осуществляются операции социального сравнения. При развитии в условиях хронической соматической патологии существует риск, что ребенок будет ограничен во взаимодействиях со сверстниками, например, ввиду необходимости постоянных госпитализаций или же ввиду ограничений физической активности.

Таким образом, хроническое соматическое заболевание формирует особые жизненные условия и способно искажать опыт познания ребенком собственных возможностей, а также опыт взаимоотношений со значимыми взрослыми и сверстниками, тем самым влияя на развитие представлений о себе.

В настоящий момент исследования представлений о себе подростков с хроническими соматическими заболеваниями носят единичный характер, мало структурированы и систематизированы. Наибольшее внимание при изучении образа «Я» уделяется подросткам с различными формами психического дизонтогенеза и отклоняющегося поведения. Также зачастую изучение представлений о себе осуществляется при использовании жестко структурированных психодиагностических методик, которые ограничивают возможность получить развернутые ответы и самоописания.

В представленной статье изучение представлений о себе у подростков с хроническими соматическими заболеваниями было произведено на примере аллергических заболеваний: бронхиальной астмы (j 45.0, j 45.8 по МКБ-10), ассоциированной с аллергическим ринитом (j 30.0 по МКБ-10) и атопическим дерматитом (l 20.8 по МКБ-10) различной степени тяжести. Бронхиальная астма имеет хроническое, прогрессирующее течение, может приводить к инвалидизации, вносит существенные ограничения в образ жизни, а также предполагает необходимость систематических госпитализаций (до 2-х в год), что, в свою очередь, способно вызывать у ребенка психологические трудности, представляющих риск развития искаженных представлений о собственной личности. Приведенные факты вкупе с высокой распространенностью указанных аллергических заболеваний обуславливают актуальность изучения образа «Я» у подростков с хронической аллергической патологией.

Целью данного исследования явилось изучение особенностей представлений о себе у подростков с хроническими аллергическими заболеваниями.

Материалы и методы

В исследовании приняли участие подростки в возрасте от 12 до 15 лет. Экспериментальную группу составили 53 подростка с хроническими аллергическими заболеваниями дыхательных путей и кожных покровов, из которых 26 человек — мальчики и 27 человек — девочки; средний возраст испытуемых составил 13,34 ± 1,23 лет. Контрольную группу составили 160 условно здоровых подростка, из которых 76 человек — мальчики и 84 — девочки; средний возраст испытуемых составил 13,73 ± 1,06 лет. Критерием отбора в контрольную группу являлось отсутствие хронических соматических заболеваний в анамнезе и заболеваний в остром периоде на момент обследования.

Исследование проводилось при помощи модифицированного автором варианта методики «Незаконченные предложения» Дж. Сакса и С. Леви [16], которая представляет собой проективную методику дополнения. Начальные слова предложения были сформулированы таким образом, чтобы вызывать ответы, относящиеся к представлениям и оценке физических, психических и социальных характеристик личности; всего было сформулировано 14 утверждений.

При изучении полученных ответов представилось необходимым введение таких дополнительных категорий, как «Расплывчатость представлений», куда входили ответы типа «нормально», «средне», «пойдет» и пр., и «Недифференцированный ответ», куда были отнесены пропуски ответа, а также ответы в шуточной форме. На следующем этапе был произведен анализ частоты встречаемости выделенных тематических категорий в экспериментальной и контрольной группах при использовании φ-критерия углового преобразования Р. Фишера.

Результаты исследования

Представления о физических характеристиках. Для исследования представлений о своих физических характеристиках испытуемым было предложено дополнить следующие предложения: «Мне кажется, что моя внешность…», «Моя фигура…», «Мои физические возможности…», «Движения моего тела…».

Обращает на себя внимание низкая дифференцированность представлений о собственной внешности у подростков как экспериментальной, так и контрольной групп. В пользу данного факта выступает высокая частота встречаемости категории «Расплывчатость представлений» (56,6% в группе условно здоровых мальчиков, 35,7% в группе условно здоровых девочек, 38,5% и 37,0% у мальчиков и девочек с хроническими аллергическими заболеваниями соответственно), а также распределение большинства полученных ответов по двум полюсам: «привлекательность — непривлекательность».

Статистический анализ показал, что мальчики с хроническими аллергическими заболеваниями достоверно чаще используют такие категории как «красота», «привлекательность» при оценке своей внешности, чем условно здоровые мальчики: 53,9% и 25,0% соответственно (φэмп = 2,269 при р ≤ 0,05). Исследование особенностей оценки подростков с хроническими аллергическими заболеваниями показало, что именно для мальчиков характерна более высокая частота встречаемости так называемого «комплекса недостаточности» [10]. Полученные результаты позволяют предположить, что для мальчиков с аллергическими заболеваниями в сфере оценивания собственной внешности характерно возникновение реакции гиперкомпенсации, которая проявляется в виде поиска самоутверждения в той области, где чувствуется слабость, и в основе своей имеет стремление избавиться от чувства неполноценности [7; 12].

Представляется интересным тот факт, что девочки из контрольной группы в большей степени склонны использовать при описании своей внешности такие слова, как «непривлекательность», «отталкивающая», «некрасивая», «уродливая», чем хронически болеющие девочки-подростки: 26,2% и 7,4% наблюдений соответственно (φэмп = 2,000 при р ≤ 0,05). Девочки же с аллергическими заболеваниями, скорее, предпочитают использовать понятие «необычность», чем их здоровые сверстницы: 22,2% и 3,6% наблюдений (φэмп = 2,375 при р ≤ 0,05). На наш взгляд, для девочек-подростков с аллергическими заболеваниями, в отличие от мальчиков, характерна реакция компенсации, когда ввиду «слабости» в сфере физической привлекательности собственная внешность начинает восприниматься как «особенная», «необычная».

Было показано, что девочки из контрольной (16,7% наблюдений) и экспериментальной (18,5%) групп в большей мере склонны считать свое телосложение привлекательным, нежели мальчики (φэмп = 2,106 при р ≤ 0,05 и φэмп = 2,048 при р ≤ 0,05 соответственно): для последних частота встречаемости данной категории составляет 5,3% и 0,0% наблюдений. В то же время девочки из обеих групп при описании своего телосложения чаще характеризуют его как непривлекательное (φэмп = 2,053 при р ≤ 0,05 для контрольной группы и φэмп = 2,275 при р ≤ 0,05 для экспериментальной группы): частота встречаемости данной категории в самоописаниях условно здоровых мальчиков — 1,3%, условно здоровых девочек — 9,5%, мальчиков и девочек с хроническими аллергическими заболеваниями — 3,9% и 29,6% соответственно. Отметим, что сравнение частоты использования такой категории, как «непривлекательность», показало его более частое использование девочками с хроническими аллергическими заболеваниями в сравнении со здоровыми сверстницами (φэмп = 1,993 при р ≤ 0,05). Полученные результаты демонстрируют некоторую полярность при оценивании сложения своего тела девочками: преимущественное количество оценок относится к категориям «привлекательность» и «непривлекательность». Вкупе с высокой частотой встречаемости категории «Расплывчатость представлений» (35,7% у девочек из контрольной группы и 40,7% у девочек из экспериментальной группы) описанные факты свидетельствуют о низком уровне дифференцированности представлений о своем телосложении.

Статистический анализ показал, что девочки с хроническими аллергическими заболеваниями достоверно чаще описывают свои физические возможности как ограниченные (в ряде случаев указывая причиной ограничения имеющееся заболевание), чем девочки-подростки из контрольной группы (φэмп = 2,122; при р ≤ 0,05), что представляется закономерным отражением имеющихся объективных ограничений. Частота встречаемости категории «Ограниченность» у условно здоровых девочек составляет 4,8% наблюдений, а у девочек с аллергическими заболеваниями — 22,2%. В описаниях условно здоровых мальчиков встречаются указания на то, что их физические способности постоянно совершенствуются посредством занятий спортом (13,2% наблюдений), тогда как у мальчиков с аллергическими заболеваниями подобные указания отсутствуют (φэмп = 2,007 при р ≤ 0,05). Данная особенность обнаружена и при изучении представлений девочек-подростков о своих физических возможностях (φэмп = 2,346 при р ≤ 0,05); частота встречаемости данной тематической категории у условно здоровых девочек — 15,5%. Подобный факт, предположительно, также являет собой отражение имеющихся у подростков из экспериментальной группы ограничений ввиду наличия хронической соматической патологии. Мальчики из контрольной (6,6% наблюдений) и экспериментальной (19,2%) групп указывают на то, что их возможности соответствуют возрастным нормам, тогда как в описаниях девочек обеих групп такие указания не встречаются (φэмп = 2,130 при р ≤ 0,05 и φэмп = 2,130 при р ≤ 0,05 соответственно). Наличие категории «Соответствие возрасту» представляет собой важный аспект оценки своих возможностей: умение видеть их ограничение на настоящий момент времени, при этом предполагая имеющийся потенциал развития по мере взросления.

Представления о психических характеристиках. Для исследования представлений о своих психических характеристиках испытуемым было предложено дополнить следующие предложения: «Мой ум развит…»; «Сколько себя помню, мои эмоции…»; «Когда я начинаю новое дело…»; «Если меня постигает неудача…»; «В целом, я человек…».

При анализе полученных результатов было установлено, что представления о своих умственных способностях у младших подростков слабо дифференцированы: преимущественное количество ответов приходится на категории «Расплывчатость представлений» и «Высокое развитие», последняя из которых также отражает невысокий уровень отчетливости восприятия данной сферы опыта личности.

Частотный анализ тематических категорий при описании своего умственного развития испытуемыми показал, что условно здоровые девочки склонны указывать на недостаточность развития интеллектуальных способностей (11,9% наблюдений), тогда как в описаниях девочек-подростков с хроническими аллергическими заболеваниями подобные выражения отсутствуют (φэмп = 2,000 при р ≤ 0,05). Представляется интересным, что при необходимости охарактеризовать умственное развитие хронически болеющие девочки достоверно чаще ссылаются на хорошие отметки в школе, чем их условно здоровые сверстницы (φэмп = 2,118 при р ≤ 0,05). Частота встречаемости данной категории при этом составляет 14,8% среди девочек с аллергическими заболеваниями и 1,2% для их условно здоровых сверстниц. Таким образом, можно предположить, что девочки с аллергическими заболеваниями в большей степени характеризуют свои умственные способности как высокие, что является проявлением компенсаторных механизмов. Однако важно отметить, что при этом они склонны использовать не оценочные, качественные характеристики, а формальную оценку со стороны окружающих (например: «Мой ум развит так, что я получаю хорошие оценки в школе»). Описанный факт, предположительно, может свидетельствовать о том, что истинная убежденность в высоком развитии своих умственных способностей отсутствует. Также важно отметить, что ориентация на функциональные характеристики, а не на субъективные оценочные категории характерна для более младшего возраста.

В описании особенностей своей эмоциональной сферы у подростков контрольной и экспериментальной групп преобладают такие характеристики, как: «высокая амплитуда эмоциональных реакций» (например: «Мои эмоции всегда бурлили и зашкаливали», «Мои эмоции были очень сильными»); «преимущественно положительные эмоции» (например: «Мои эмоции всегда положительные», «Мои эмоции всегда радостные»); «широкий спектр эмоциональных переживаний» (например: «Мои эмоции были очень разнообразными», «Мои эмоции разные, не похожие одна на другую»); а также «высокий контроль над эмоциональными реакциями в поведении» (например: «Мои эмоции постоянно сдерживаются», «Мои эмоции мне приходится держать внутри»).

При исследовании самоописаний эмоциональной сферы было показано, что для мальчиков и для девочек с хроническими аллергическими заболеваниями характерно частое указывание на высокий контроль над проявлениями эмоций в поведении (φэмп = 2,043 при р ≤ 0,05 и φэмп = 2,092 при р ≤ 0,05 соответственно). Частота встречаемости данной тематической категории среди условно здоровых мальчиков составила 5,3% наблюдений, среди условно здоровых девочек — 9,5%; среди мальчиков и девочек с хроническими аллергическими заболеваниями — 23,1% и 29,6% наблюдений. Многочисленные исследования показывают роль эмоциональных трудностей и нарушений в этиопатогенезе бронхиальной астмы. В частности, было показано, что характерное для детей и подростков торможение поведенческих компонентов эмоциональных реакций способствует деформации целостного паттерна эмоционального реагирования. Описанные особенности способствуют нарастанию нервно-психического напряжения и способны провоцировать ухудшение соматического состояния [4]. Представляется интересным, что испытуемым предлагалось самим обозначить наиболее значимые характеристики, а не выбрать из регламентированного списка — таким образом, появляется возможность увидеть степень осознанности различных сфер опыта индивида. Получение данных именно таким образом не только подтвердило наличие у подростков с хроническими аллергическими заболеваниями трудностей в эмоциональной сфере (а необходимость высокого контроля над проявлениями эмоций в поведении можно к ним отнести), но и наличие акцента на данных трудностях в их представлениях о себе.

При описании подростками того, как они берутся за новые начинания, по частоте встречаемости лидирует категория «Целеустремленность»: испытуемые склонны описывать себя как людей, доводящих все дела до логического завершения, настойчиво идущих к поставленной цели. На наш взгляд, доминирование данной характеристики является результатом воздействия такого фактора, как «социальная желательность», который способен несколько искажать самоотчеты испытуемых путем увеличения количества желательных, привлекательных ответов, выставляющих себя самих в выгодном свете [9].

Статистический анализ показал, что мальчики с хроническими аллергическими заболеваниями чаще указывают на тот факт, что при начинании нового дела склонны все детально планировать наперед в сравнении с мальчиками-подростками из контрольной группы (φэмп = 2,043 при р ≤ 0,05): 23,1% и 5,3% наблюдений соответственно. Данная особенность характерна и для хронически болеющих девочек (φэмп = 2,097 при р ≤ 0,05): частота встречаемости данной категории у девочек из экспериментальной группы — 11,1%, тогда как у девочек из контрольной группы такая категория в самоописаниях отсутствует. В ряде исследований показано, что для больных бронхиальной астмой (и аллергическими заболеваниями вообще) характерен высокий уровень тревоги [2; 3; 6; 13]. Данный факт позволяет предположить, что в основе необходимости подробного планирования лежит потребность в снижении чувства тревоги и напряжения.

Также представляется интересным, что мальчики-подростки с хроническими аллергическими заболеваниями чаще отмечают отсутствие какой-либо реакции у себя при столкновении с неудачами, чем мальчики из контрольной группы (φэмп = 2,066 при р ≤ 0,05): частота встречаемости — 15,4% и 1,3% соответственно. Предположительно, указание на отсутствие реакции является не отражением некоторого безразличия к ситуации неудачи, а, скорее, следствием блокирования проявлений эмоций из-за высокого «интеллектуального», рационального контроля [4]. В свою очередь, хронически болеющие девочки-подростки отмечают у себя пассивную позицию (11,1% наблюдений) при столкновении с ситуацией неудачи (φэмп = 2,097 при р ≤ 0,05), тогда как в других группах испытуемых такая категория ответов отсутствует.

Наиболее часто при описании подростками значимых и выраженных характеристик собственной личности встречаются такие характеристики, как «позитивный», «добрый», «уравновешенный» и «положительный образ», куда входят такие высказывания: «В целом, я человек положительный»; «В целом, я человек приятный и хороший» и т.д. На наш взгляд, такое описание отражает невысокий уровень дифференцированности представлений о себе. Результаты статистического анализа показали, что мальчики с хроническими аллергическими заболеваниями реже указывают доброту среди важных качеств своей личности, чем их здоровые сверстники (φэмп = 1,989 при р ≤ 0,05), у девочек же подобных отличий не наблюдается. Частота встречаемости данной категории среди условно здоровых мальчиков-подростков — 21,1%, среди мальчиков с аллергическими заболеваниями — 3,9%.

Представление о социальных характеристиках. Для изучения представлений подростков о своих социальных характеристиках им было предложено дополнить следующие высказывания: «Среди моих одноклассников я…»; «В моей семье я…»; «В моей жизни друзья…»; «От меня все время ожидают…»; «Могу сказать, что принадлежу к…».

Исследование представлений о своем положении среди одноклассников показало, что мальчики с хроническими аллергическими заболеваниями чаще склонны ссылаться на свои успехи в учебе и высокие умственные способности, чем мальчики из контрольной группы (φэмп = 2,066 при р ≤ 0,0 и φэмп = 2,043 при р ≤ 0,05 соответственно). Категория «успешный ученик» была использована 1,3% условно здоровых мальчиков и 15,4% мальчиков с хронической аллергической патологией, а категория «умный» была использована 5,3% мальчиков из контрольной группы и 23,1% мальчиков из экспериментальной группы. В свою очередь, условно здоровые мальчики-подростки достоверно чаще указывают на свою роль друга для одноклассников, чем хронически болеющие мальчики (φэмп = 2,128 при р ≤ 0,05): частота встречаемости данной категории у мальчиков из контрольной группы составляет 14,5%, тогда как у мальчиков с аллергическими заболеваниями она в самоописаниях не присутствует.

Еще одним важным аспектом социальной жизни являются семейные взаимоотношения. Описывая свое положение в семье, девочки с хроническими аллергическими заболеваниями чаще указывают роль ребенка, чем их условно здоровые сверстницы (φэмп = 2,094 при р ≤ 0,05): частота встречаемости данной категории — 48,2% и 23,8% соответственно. Мальчики с аллергическими заболеваниями склонны использовать такие категории как «младший» — 15,4% наблюдений (φэмп = 2,043 при р ≤ 0,05), а также им свойственно чаще обозначать свое положение в семье как «главный человек» — 19,2% наблюдений — в сравнении с мальчиками из контрольной группы (φэмп = 2,172 при р ≤ 0,05), у которых частота встречаемости указанных категорий — 5,3% и 2,6% соответственно. Девочки подростки — как из контрольной, так и из экспериментальной групп — характеризуют себя как помощника для других членов семьи чаще, чем мальчики-подростки (φэмп = 2,056 при р ≤ 0,05 и φэмп = 2,048 при р ≤ 0,05 соответственно).

Как показал статистический анализ, у условно здоровых мальчиков представления о друзьях менее конкретизированы, дифференцированы, чем у девочек (достоверно чаще встречается категория «Расплывчатость», φэмп = 2,334 при р ≤ 0,05). Девочки же из контрольной группы в большей степени склонны указывать на важную роль, которую друзья играют в их жизни, в сравнении с мальчиками-подростками (φэмп = 2,461 при р ≤ 0,05). Девочки с хроническими аллергическими заболеваниями чаще создают обобщенный положительный образ при описании своих друзей, чем мальчики-подростки из экспериментальной группы (φэмп = 2,118 при р ≤ 0,05). Однако преимущественное количество описаний характеризуется крайне низкой степенью отчетливости и дифференцированности; данное обстоятельство, вероятно, объясняется изменением системы межличностных отношений: впервые наиболее значимой становится сфера общения со сверстниками, а значит, впервые к ней приковывается фокус внимания подростка и формируются зачатки представлений о данной жизненной сфере.

Важность изучения представлений подростков о социальных ожиданиях со стороны окружающих обусловлена тем фактом, что они обеспечивают эмоциональную, познавательную и поведенческую готовность индивида действовать определенным образом [20]. Как мальчики, так и девочки с хроническими аллергическими заболеваниями не склонны полагать, что окружающие ожидают от них больше, чем они способны сделать, тогда как подобный ответ является характерным для условно здоровых подростков (φэмп = 2,132 при р ≤ 0,05 для мальчиков и φэмп = 2,000 при р ≤ 0,05 для девочек). Частота встречаемости категории «Преувеличенные ожидания» составляет 22,4% у здоровых мальчиков-подростков, 26,2% у здоровых девочек подростков, а также 3,9% и 7,4% у мальчиков и девочек с хроническими аллергическими заболеваниями. Также хронически болеющие мальчики-подростки достоверно чаще указывают, что от них ожидают послушного поведения, исполнения чужих указаний, по сравнению с мальчиками из контрольной группы (φэмп = 2,066 при р ≤ 0,05): частота встречаемости категории «Послушное поведение» — 15,4% и 1,3% соответственно.

В подростковом возрасте также наиболее остро встает вопрос о принадлежности к какой-либо социальной группе. Идентификация с группой способствует усвоению ее норм и ценностей, создавая готовность к определенным формам поведения. При изучении представлений младших подростков о принадлежности к группе было показано, что наибольшее количество ответов соответствует категории «Общество/народ». На наш взгляд, данная категория крайне обширна и размыта и отражает тот факт, что идентификация с группой в младшем подростковом возрасте находится на начальной стадии своего формирования. Также часто встречаются такие категории как «Семья», «Друзья», и указания на то, что испытуемый «принадлежит только себе», или «принадлежность к чему-либо отсутствует». Вероятно, последняя категория являет собой отражение еще одной тенденции, а именно — стремление отделиться от опекающих взрослых и обрести чувство независимости.

Статистический анализ показал, что мальчики с аллергическими заболеваниями склонны указывать, что ни к кому и ни к чему не принадлежат (11,5% наблюдений), тогда как у условно здоровых мальчиков-подростков такая категория в описаниях не встречается (достоверность различий при φэмп = 2,061 при р ≤ 0,05). Девочки из контрольной группы достоверно чаще обозначают свою принадлежность обществу, а также группе друзей, в сравнении с девочками с хроническими аллергическими заболеваниями (φэмп = 3,051 при р ≤ 0,01 и φэмп = 2,346 при р ≤ 0,05 соответственно). В свою очередь, хронически болеющие девочки-подростки склонны характеризовать себя как принадлежащих к позитивному и общительному типу людей в большей степени, чем условно здоровые девочки (φэмп = 2,375 при р ≤ 0,05 и φэмп = 2,097 при р ≤ 0,05 соответственно). При этом они отмечают у себя наличие эгоистичных черт в характере чаще, чем девочки из контрольной группы (φэмп = 2,097 при р ≤ 0,05). Как видно из приведенных результатов, девочки-подростки с хроническими аллергическими заболеваниями испытывают затруднения при определении своей принадлежности к социальной группе, заменяя ответы на перечисление своих наиболее выраженных черт характера.

Выводы

Имеет место гиперкомпенсаторная реакция при описании мальчиками-подростками с аллергическими заболеваниями своей внешности: они склонны характеризовать ее как «шикарную», «идеальную», «красивую», тогда как для девочек с аллергическими реакциями характерна компенсаторная реакция, выражающаяся в описании своей внешности как «необычной». Кроме того, болеющие девочки чаще указывают на ограничения в физических возможностях, накладываемые имеющимся соматическим заболеванием.

Анализ самоописаний умственного развития показал, что хронически болеющие девочки в большей степени характеризуют свои умственные способности как высокие, используя при этом не оценочные, качественные характеристики, а формальную оценку со стороны окружающих. При описании собственной личности девочки-подростки с аллергическими заболеваниями в большей степени склонны характеризовать себя как общительных, позитивных, но при этом эгоистичных в сравнении с их здоровыми сверстницами.

Подростки с хроническими аллергическими заболеваниями обращают внимание на наличие высокого контроля над проявлениями эмоций в своем поведении. Также характерной особенностью для них является необходимость подробного планирования предстоящих дел и занятий. При столкновении с неудачами болеющие мальчики склонны указывать на отсутствие какой-либо реакции, тогда как девочки характеризуют занимаемое в такой ситуации положение как пассивное.

Для мальчиков с хроническими аллергическими заболеваниями свойственно описывать себя как хорошего ученика с высокоразвитым интеллектом, тогда как мальчики из контрольной группы описывают свое положение в классе через роль «друга». Свое место в семейной системе мальчики с хроническими аллергическими заболеваниями характеризуют через категорию «младший», а девочки — через категорию «ребенок». Кроме того, для мальчиков с аллергическими заболеваниями характерно описывать себя как «главного» члена семьи.

Для подростков с хроническими аллергическими заболеваниями свойственно полагать, что от них ожидают послушания, исполнения чужой воли, в то время как здоровые подростки характеризуют ожидания окружающих как преувеличенные.

При определении своей принадлежности к какой-либо социальной группе условно здоровые девочки причисляют себя к членам общества либо к компании друзей, что не характерно для девочек с хроническими аллергическими заболеваниями. Мальчики с хронической аллергической патологией достоверно чаще указывают на отсутствие принадлежности какой-либо из социальных групп, чем их здоровые сверстники.

Таким образом, были показаны различия в представлениях о своих физических, психических и социальных характеристиках у подростков с хроническими аллергическими заболеваниями в сравнении со своими здоровыми сверстниками. Описанные особенности позволяют предположить гипотетические механизмы влияния хронической соматической патологии на формирование различных компонентов самосознания личности.

 

Литература

1.   Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. – СПб.: Питер, 2001. – 272 с.

2.   Боговин Л.В., Перельман Ю.М., Колосов В.П. Психологические особенности больных бронхиальной астмой. – Владивосток: Дальнаука, 2013. – 248 с.

3.   Говорова Г.М., Дарсалия О.В. Психологические особенности больных бронхиальной астмой // Тюменский медицинский журнал. – 2012. – № 1. – С. 50–51.

4.   Горская Е.А. Психологические особенности детей и подростков, больных бронхиальной астмой: в связи с задачами профилактики психосоматических расстройств: автореф. дис. … канд. психол. наук. – СПб., 2005. – 21 с.

5.   Елисеев Ю.Ю. Психосоматические заболевания. – СПб.: ACT, 2003. – 311 с.

6.   Исаев Д.Н. Психосоматические расстройства у детей: руководство для врачей. – СПб.: Питер, 2000. – 512 с.

7.   Ковалев В.В. Психиатрия детского возраста. – М.: Медицина, 1979. – 608 с.

8.   Кон И.С. Открытие Я. – М.: Политиздат, 1978. – 367 с.

9.   Краткий психологический словарь / под общ. ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. – Ростов-на-Дону: ФЕНИКС, 1998. – 512 с.

10.   Леушина Е.А. Особенности самооценки подростков с хроническими аллергическими заболеваниями // Вестник психотерапии. – 2016. – № 57(62). – С. 71–82.

11.   Лисина М.И., Силвестру А.И. Психология самопознания у дошкольников. – Кишинев: Штиинца, 1983. – 112 с.

12.   Личко А.Е. Психопатии и акцентуации характера у подростков. – СПб.: Речь, 2013. – 256 с.

13.   Особенности психологического статуса больных бронхиальной астмой с алекситимией / В.М. Провоторов, В.Н. Крутько, А.В. Будневский [и др.] // Пульмонология. – 2000. – № 3. – С. 30–35.

14.   Петрова С.М. Теоретическое обоснование интегративной образно-регулятивной модели самосознания // Вестник Псковского Государственного Университета. Серия: Социально-гуманитарные и психолого-педагогические науки. – 2008. – № 3. – С. 99–109.

15.   Рубинштейн С.Л. Избранные философско-психологические труды. Основы онтологии, логики и психологии. – М.: Наука, 1997. – 463 с.

16.   Румянцев Г.Г. Опыт применения метода незаконченных предложений в психиатрической практике // Исследование личности в клинике и в экстремальных условиях / под ред. В.Н.  Мясищева, М.Н.Вольпера, В.К. Гербачесвского. – Л.: НИИ им. В.М. Бехтерева, 1965. – С. 267–274.

17.   Сеченов И.М. Избранные философские и психологические произведения. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1947. – 647 с.

18.   Соколова Е.Т., Николаева В.В. Личность в условиях хронического соматического заболевания // Соматопсихология: Хрестоматия / под ред. И.В. Тухтаровой, Т.З. Биктимирова: электронный учебник Scibook.net. – 2014 [Электронный ресурс]. URL: http://scibook.net/klinicheskaya-psihologiya-knigi/sokolova-nikolaeva-lichnost-usloviyah-20454.html (дата обращения 21.04.2016).

19.   Столин В.В. Самосознание личности. – М.: Издательство Московского Университета, 1983. – 288 с.

20.   Философский энциклопедический словарь / под ред. Л.Ф. Ильичёва [и др.]. – М.: Советская энциклопедия, 1983. – 836 с.

21.   Хлыбова Е.В. Динамика представлений о себе у подростков // Вестник Костромского государственного университета им. Н.А. Некрасова. Серия Гуманитарные науки: Педагогика. Психология. Социальная работа. Акмеология. Ювенология. Социокинетка. – 2008. – Т. 14, № 3. – С. 211–214.

22.   Хлыбова Е.В. Общевозрастные и специфические особенности процесса социализации подростков 15–17 лет // Среднее профессиональное образование. – 2009. – № 3. – С. 49–51.

23.   Чамата П.Р. Вопросы самосознания личности в советской психологии // Психологическая наука в СССР: Часть 2. – М.: Издательство Академии педагогических наук РСФСР, 1960. – С. 91–109.

24.   Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. – М.: Наука, 1977. – 144 с.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.923.2:616-056.3-053.7

Леушина Е.А. Представления о себе у подростков с хронической соматической патологией (на примере аллергических заболеваний) // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2016. – N 2(37) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год