Ковалевский П.И.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Саморегуляция состояния психического выгорания пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России

Молчанова Л.Н., Кузнецова А.А. (Курск, Россия)

 

 

Молчанова Людмила Николаевна

Молчанова Людмила Николаевна

–  доктор психологических наук, профессор кафедры психологии здоровья и коррекционной психологии; ГБОУ ВПО «Курский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения РФ, ул. Карла Маркса 3, Курск, 305041, Россия. Тел.: 8 (4712) 58-81-32.

E-mail: molchanowa.liuda@yandex.ru

Кузнецова Алеся Анатольевна

Кузнецова Алеся Анатольевна

–  старший преподаватель кафедры психологии здоровья и коррекционной психологии; ГБОУ ВПО «Курский государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения РФ, ул. Карла Маркса 3, Курск, 305041, Россия. Тел.: 8 (4712) 58-81-32.

E-mail: kuznetsova.a80@mail.ru

 

Аннотация.

Проблема исследования саморегуляции пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России как средства преодоления состояния психического выгорания имеет научное и практическое значение. Как известно, их профессиональная деятельность реализуется в условиях психотравматических ситуаций, способствующих возникновению негативных психических состояний в виде психического выгорания и предъявляющих повышенные требования к способности личности их преодолевать. Выявлены пределы оптимизации уровня саморегуляции, когда она является эффективной в преодолении и регуляции состояния психического выгорания.

Доказана его структурная обусловленность саморегуляцией. Причем самостоятельность как регуляторно-личностное свойство в ее структуре представлена автономностью, способностью самостоятельно планировать деятельность и поведение, организовывать работу по достижению выдвинутой цели, контролировать ход ее выполнения, анализировать и оценивать как промежуточные, так и конечные результаты деятельности, что способствует преодолению состояния психического выгорания.

Ключевые слова: саморегуляция; состояние психического выгорания; пожарные Государственной противопожарной службы МЧС России; психотравматическая ситуация.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Введение

Проблема саморегуляции негативных эмоциональных состояний пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России интересна и значима. Это связано с тем, что их деятельность реализуется в условиях психотравматических ситуаций: физического и психического перенапряжения, внезапности происходящих событий, высокой вероятности собственной смерти или увечья во время работы, сильной травматизации спасенных людей или их гибели [2; 5; 11; 20; 21]. С одной стороны, данные ситуации вызывают такие негативные психические состояния, как эмоциональная напряженность, посттравматическое стрессовое расстройство, психическое выгорание [12; 13; 14; 16; 18; 19; 29], а с другой, предъявляют повышенные требования к способности личности преодолевать их [1; 3; 7].

Методика

В эмпирическом исследовании использовались следующие тестовые методики: опросник «Стиль саморегуляции поведения» (В.И. Моросанова [21]), опросник на выгорание MBI (C. Maslach, S.E. Jackson, в адаптации Н.Е. Водопьяновой [Там же]), опросник «Шкала для оценки посттравматических реакций Миссисипская» (МШ-гражданский вариант) (MS, Mississippi Scale, Keane et al., в адаптации Н.В. Тарабриной [23]). В группу методов количественной и качественной оценки данных вошли методы описательной, сравнительной и многомерной статистики, метод структурно-психологического анализа А.В. Карпова [6].

Эмпирическая база исследования

Общий объем выборки участников исследования включал 49 пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России (г. Курск) мужского пола в возрасте от 21 года до 48 лет со стажем профессиональной деятельности от одного года до 30 лет.

Основная часть

Методологическим основанием нашего исследования выступают субъектно-деятельностный и системный подходы В.И. Моросановой [15] к исследованию процессов саморегуляции. Система саморегуляции, по В.И. Моросановой, рассматривается как целостная, замкнутая структура, открытая информационная система, реализуемая взаимодействием функциональных звеньев, основанием для выделения которых служат присущие им специфические регуляторные функции, системно взаимодействующие в общем процессе регуляции независимо от конкретных психических средств и способов их реализации. Стилевые особенности приобретают черты конкретного стиля саморегуляции в том случае, когда под влиянием требований конкретной деятельности и личностных переменных формируется индивидуально-типический комплекс стилевых особенностей регуляторных процессов. Понятие индивидуального стиля включает в себя не только приспособительную активность, но и активность человека, преобразующего окружающий мир и себя как субъекта этой активности.

В.И. Моросанова характеризует стиль саморегуляции как индивидуальный способ человека планировать и программировать достижение жизненных целей, учитывать значимые внешние и внутренние условия, оценивать результаты и корректировать свою активность для достижения субъективно приемлемых результатов. К основным звеньям саморегуляции автор относит планирование, программирование, моделирование, оценивание результатов, а к регуляторно-личностным, или инструментальным, свойствам личности — самостоятельность, надежность, гибкость и т.д. [Там же]. Таким образом, через формирование и оптимизацию стилевых особенностей саморегуляции можно воздействовать на негативные состояния, в том числе и на состояние психического выгорания.

В современном научном понимании психическое выгорание представляет собой состояние физического, эмоционального и умственного истощения, проявляющееся в профессиях социальной сферы и включающее в себя три составляющие: эмоциональное истощение, деперсонализацию и редукцию личных достижений [16; 17; 23; 25; 26; 27; 28; 30; 31]. Многочисленные исследования взаимосвязи состояния психического выгорания и индивидуально-личностных особенностей указали на такие его детерминанты, как рефлексивность, особенности ценностно-смысловой сферы и стили саморегуляции [4; 7; 8; 9; 10]. При этом подчеркивается, что степень выраженности выгорания в большей степени зависит от структурной организации индивидуально-личностных детерминант, нежели от каждого в отдельности [4; 17].

Типичными признаками посттравматического стрессового расстройства являются эпизоды повторного переживания травмы в виде навязчивых воспоминаний (реминисценций), снов или кошмаров, возникающих на фоне хронического чувства «оцепенелости», эмоциональной притупленности, отчуждения от социального мира, уклонения от деятельности или ситуаций, напоминающих о травме. Согласно Н.В. Тарабриной [24], посттравматическое стрессовое расстройство включает в себя две взаимосвязанные подгруппы нарушений: 1) симптомы вторжения в сознание образов, воспоминаний и эмоций, связанных с содержанием психотравмирующих обстоятельств и вызывающих сильный психологический дистресс у индивида; 2) симптомы «избегания», проявляющиеся в стремлении и попытках настойчиво избегать мыслей, чувств, разговоров, лиц, мест и деятельности, вызывающих воспоминания о травме.

Цель исследования состоит в изучении взаимосвязи саморегуляции и состояния психического выгорания пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России.

В нашем исследовании взаимосвязь саморегуляции и состояния психического выгорания рассматривается через взаимообусловленность саморегуляции и психического выгорания при их крайне низких и высоких уровневых значениях.

Состояние психического выгорания пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России выступает в качестве объекта исследования.

Саморегуляция состояния психического выгорания пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России является предметом исследования.

Общая гипотеза исследования состоит в существовании значимой взаимообусловленности саморегуляции и психического выгорания пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России.

Частные гипотезы исследования:

– 

cуществуют статистически значимые взаимосвязи стилевых особенностей саморегуляции и состояния психического выгорания; существуют статистически значимые различия в уровнях выраженности саморегуляции при различных уровнях психического выгорания;

– 

существуют статистически значимые различия в уровнях выраженности структурных элементов психического выгорания при различных уровнях саморегуляции;

– 

существуют различия в структурной организации элементов саморегуляции и психического выгорания при крайне высоких и крайне низких показателях уровня развития данных психологических конструктов.

Анализ средних значений показателей саморегуляции и ее стилей, полученных с помощью опросника «Стиль саморегуляции поведения» (В.И. Моросанова [21]), свидетельствует о среднем уровне выраженности показателей «общий уровень саморегуляции»: Xср. = 27,84 ± 2,30; «планирование»: Xср. = 5,71 ± 1,44; «моделирование»: Xср. = 4,61 ± 1,95; «программирование»: Xср. = 5,69 ± 1,45; «оценивание результатов»: Xср. = 4,43 ± 1,77; «гибкость»: Xср. = 4,82 ± 1,39; и низком — «самостоятельность»: Xср. = 3,98 ± 2,30. Таким образом, индивидуальная система саморегуляции произвольной активности пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России (г. Курск) является сформированной при наличии зависимости от мнений и оценок окружающих в ситуации принятия ответственных решений.

Изучение средних значений показателей структурных элементов состояния психического выгорания пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России (г. Курск) осуществлялось с использованием опросника на выгорание MBI  (С. Maslach, S.E. Jackson, в адаптации Н.Е. Водопьяновой [Там же]) и засвидетельствовало низкий уровень выраженности с тенденцией к среднему элемента  «эмоциональное истощение» (Xср. = 17,12 ± 3,38), средний уровень элемента «деперсонализация» (Xср. = 18,82 ± 2,14) и высокий — «редукция личных достижений» (Xср. = 35,67 ± 0,99). Таким образом, пожарные Государственной противопожарной службы МЧС России (г. Курск) испытывают состояние психического выгорания, о чем также свидетельствует высокое значение индекса состояния психического выгорания: Xср. = 71,61 ± 5,70.

Оценка посттравматических стрессовых реакций Государственной противопожарной службы МЧС России (г. Курск) осуществлялась с использованием опросника «Шкала для оценки посттравматических реакций Миссисипская» (МШ — гражданский вариант; MS, Mississippi Scale, Keane et al, в адаптации Н.В. Тарабриной [23]) и указала на средний уровень их выраженности: Xср. = 75,35 ± 10,73.

Проведенный корреляционный анализ взаимосвязей между показателями стилевых особенностей саморегуляции и структурных элементов состояния психического выгорания подтвердил гипотезу об их наличии (табл. 1).

 

Таблица 1

Значимые корреляции стилевых особенностей саморегуляции и структурных элементов состояния психического выгорания пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России

Примечание:  * — статистическая значимость при р ≤ 0,05;
** — статистическая значимость при р ≤ 0,001.

 

Высокозначимые корреляционные взаимосвязи положительной и отрицательной направленности умеренной, средней и сильной степени выраженности выявлены между показателями саморегуляции и состояния психического выгорания. Это позволяет прогнозировать снижение уровня психического выгорания пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России при усилении выраженности процесса моделирования, характеризующегося индивидуальной развитостью представлений о внешних и внутренних значимых условиях профессиональной деятельности, степенью их осознанности, детализированности и адекватности. Автономность пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России, их способность самостоятельно планировать деятельность и поведение, организовывать работу по достижению выдвинутой цели, контролировать ход ее выполнения, анализировать и оценивать как промежуточные, так и конечные результаты деятельности способствуют преодолению состояния психического выгорания (табл. 1).

Гипотеза о статистически достоверных различиях в уровнях выраженности структурных элементов состояния психического выгорания при различных уровнях саморегуляции также нашла свое подтверждение (проверка достоверности различий осуществлялась с помощью непараметрического критерия U Манна — Уитни. U-критерий Манна — Уитни, р ≤ 0,05; U*эмп. ≤ Uкр."). Значимость различий в уровнях выраженности показателей структурных элементов состояния психического выгорания пожарных в зависимости от уровня выраженности саморегуляции составила: «эмоциональное истощение»: Uэмп. = 35,5* при р = 0,011; «деперсонализация»: Uэмп. = 35,5* при р = 0,011; «редукция личных достижений»: Uэмп. = 42,0* при р = 0,028; «индекс психического выгорания»: Uэмп. = 35,5* при р = 0,011. Значимость различий в уровнях уровня выраженности состояния психического выгорания: «планирование»: Uэмп. = 36,5* при р = 0,034; «программирование»: Uэмп. = 43,50* при р = 0,093; «гибкость»: Uэмп. = 35,50* при р = 0,029; «общий уровень саморегуляции»: Uэмп. = 190,0** при р = 0,002. Полученные результаты свидетельствуют о том, что недостаточный уровень сформированности осознанной саморегуляции оказывает влияние на возникновение состояния психического выгорания пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России.

Исследование структурной организации системы саморегуляци и состояния психического выгорания пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России (г. Курск) при крайне высоких и крайне низких показателях уровня развития данных психологических конструктов осуществлялось с использованием структурно-психологического анализа А.В. Карпова [6]. Используемый нами метод предназначен для выявления взаимодетерминации саморегуляции и состояния психического выгорания не только с позиций «аналитических» или «единичных» взаимосвязей, но и в плане структурной обусловленности их целостными подсистемами. Метод структурно-психологического анализа А.В. Карпова предусматривал выявление матриц интеркорреляций элементов осмысленности жизни и жизнестойкости, а также последующих исследований полученных на их основе структур с помощью системы структурных индексов: индекса когерентности (ИКС), дивергентности (ИДС) и общей организованности (ИОС), или меры интегрированности структуры, предусматривающей подсчет весовых коэффициентов каждого элемента в структуре.

Индекс когерентности структуры определялся как функция положительных значимых связей в структуре, а также меры их значимости; индекс дивергентности (дифференцированности) структуры (ИДС) — как функция числа и значимости отрицательных связей в структуре; индекс организованности структуры (ИОС) — как разница «весов» положительных и отрицательных связей. При этом учитывались связи, значимые при p = 0,01 и p = 0,05. Первым приписывался «весовой» коэффициент в 3 балла, вторым — 2 балла. Учитывались и связи при p = 0,10 (с «весовым» коэффициентом 1 балл). Полученные по всей структуре «веса» связей суммировались, и это давало значения указанных индексов. Величина ИОС свидетельствует об эффективности функционирования подсистемы [Там же].

Матрицы интеркорреляций и, соответственно, структурная организация саморегуляции и состояния психического выгорания определялись дифференцированно для разных групп испытуемых, характеризующихся значимо различающимися уровнями саморегуляции (низким/средним/высоким) и состояния психического выгорания (низким/высоким) и сформированных на основе метода полярных (контрастных) групп (Д. Фланаган).

Мера интегрированности структуры саморегуляции пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России в зависимости от степени выраженности состояния психического выгорания различна и является самой высокой при его среднем уровне (ИОС = 72) и представляет собой инвертированную U-образную кривую (табл. 2).

 

Таблица 2

Мера интегрированности структуры саморегуляции пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России с различным уровнем
психического выгорания

 

Таким образом, высокий уровень осознанной саморегуляции и наибольшая успешность овладения сотрудниками Государственной противопожарной службы МЧС России новыми видами деятельности диагностированы при среднем уровне психического выгорания, что предположительно обусловлено спецификой условий и содержания их профессиональной деятельности.

Изучение гомогенности-гетерогенности структур саморегуляции в зависимости от степени выраженности состояния психического выгорания (низкая/средняя/высокая) пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России (г. Курск) с использованием метода χ² засвидетельствовало их разнородность в связи с отсутствием статистической достоверности в корреляционных взаимосвязях между рангами структур: R = −0,87 при р = 0,33. Таким образом, состояние психического выгорания детерминирует саморегуляцию пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России (г. Курск).

Мера интегрированности структуры состояния психического выгорания в зависимости от уровня выраженности саморегуляции различна и является самой высокой при низком уровне саморегуляции пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России г. Курска (ИОС = 34, см. табл. 3).

 

Таблица 3

Мера интегрированности структуры состояния психического выгорания пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России с различным
уровнем саморегуляции

 

Изучение гомогенности-гетерогенности структур состояния психического выгорания в зависимости от уровня выраженности саморегуляции (низкая/средняя/высокая) пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России с использованием метода χ² засвидетельствовало их разнородность в связи с отсутствием статистической достоверности в корреляционных взаимосвязях между рангами структур: R = −0,87 при р = 0,33. Таким образом, саморегуляция пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России выступает детерминантой состояния психического выгорания.

В соответствии с логикой исследования следующим его этапом выступил факторный анализ структуры саморегуляции пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России с различным уровнем психического выгорания.

Так, низкий уровень психического выгорания пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России обеспечивается следующими факторами.

Фактор 1: «Регуляторная автономность, анализ внешних и внутренних условий деятельности и выделения комплекса условий, значимых для достижения цели» (27,1%). Представлен такими переменными, как «моделирование» (0,743) и «самостоятельность» (0,744). Содержание этого фактора характеризует автономность пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России в организации деятельности, способность самостоятельно ее планировать, организовывать работу по достижению выдвинутой цели, контролировать ход ее выполнения, анализировать и оценивать как промежуточные, так и конечные ее результаты, способность выделять значимые условия достижения целей — как в текущей профессиональной ситуации, так и в перспективном будущем. Это проявляется в соответствии программ действий и планов деятельности, а также в соответствии принятых целей и получаемых результатов.

Фактор 2: «Программирование» (24,1%). Включает показатели «программи-рование» (0,890) и «общий уровень саморегуляции» (0,874), характеризует степень сформированности потребности продумывать способы своих действий и поведения для достижения намеченных целей в профессиональной деятельности, детализированности и развернутости разрабатываемых программ.

Фактор 3: «Гибкость» (19,2%). Представлен единственным показателем — «гибкость» (0,933) и свидетельствует о способности перестраивать, вносить коррекции в систему саморегуляции при изменении внешних и внутренних условий профессиональной деятельности, успешно решать поставленную задачу в ситуации риска.

Процедура факторизации структуры саморегуляции пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России, имеющих высокий уровень выраженности состояния психического выгорания, также указала на наличие трех факторов.

Фактор 1: «Потребность в осознанном планировании и программировании своего поведения» (32,0%). Представлен отрицательными показателями «моделиро-вание» (−0,854) и «общий уровень саморегуляции» (−0,868). Содержание данного фактора указывает на слабую сформированность процессов моделирования, что приводит к неадекватной оценке значимых внутренних условий и внешних обстоятельств профессиональной деятельности и проявляется в трудностях в определении цели и программы действий, адекватных текущей профессиональной ситуации, зависимости от ситуации и мнения окружающих людей.

Фактор 2: «Программирование и гибкость» (24,1%). Включает следующие показатели с отрицательной факторной нагрузкой: «программирование» (−0,922) и «гибкость» (−0,846). Содержание данного фактора характеризует неумение и нежелание продумывать последовательность действий, импульсивность, неспособность сформировать программу действий, перестраиваться, вносить коррективы в систему саморегуляции при изменении внешних и внутренних условий профессиональной деятельности, адекватно реагировать на ситуацию, быстро и своевременно планировать деятельность и поведение, разрабатывать программу действий, выделять значимые условия, оценивать рассогласование полученных результатов с целью деятельности и вносить коррективы.

Фактор 3: «Зависимость» (18,6%). Включает показатель «самостоятельность» с отрицательной факторной нагрузкой (−0,817) и характеризует зависимость от мнений и оценок окружающих.

Таким образом, при низком уровне выраженности состояния психического выгорания пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России эффективно функционируют такое регуляторно-личностное свойство системы саморегуляции, как самостоятельность. При высоком уровне выраженности состояния психического выгорания звенья процесса саморегуляции (моделирование, программирование) не обеспечивают его эффективного функционирования.

Заключение и выводы

Результаты исследования взаимосвязи саморегуляции и состояния психического выгорания подтвердили гипотезу о существовании их значимой взаимообусловленности у пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России, что позволило сформулировать следующие выводы:

1.

Недостаточная сформированность осознанной саморегуляции структурно обуславливает состояние психического выгорания.

2.

Самостоятельность как регуляторно-личностное свойство в структуре саморегуляции, характеризующееся автономностью, способностью самостоятельно планировать деятельность и поведение, организовывать работу по достижению выдвинутой цели, контролировать ход ее выполнения, анализировать и оценивать как промежуточные, так и конечные результаты деятельности, способствует преодолению состояния психического выгорания.

3.

Выявленные в исследовании на основе метода структурно-психологического анализа А.В. Карпова пределы оптимизации уровня саморегуляции (когда она является эффективной в преодолении и регуляции состояния психического выгорания) можно рассматривать в качестве основания в разработке программы психологического сопровождения пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России.

 

Литература

1.   Агапитова Е.С. Жизнестойкость как внутренний ресурс, препятствующий возникновению эмоционального выгорания у пожарных МЧС // Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2012» / отв. ред. А.И. Андреев [и др.]. – М., 2012. – С. 1–2.

2.   Алексанин С.С. Концепция и принципы медико-психологического сопровождения профессиональной деятельности спасателей МЧС России // Вестник психотерапии. – 2006. – № 19(24). – С. 8–20.

3.   Ашанина Е.Н., Минина И.Н. Значение личностных ценностей в формировании профессиональной пригодности специалистов государственной противопожарной службы МЧС России // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. – 2014. – № 2. – С. 69–73.

4.   Волканевский С.В. Рефлексивность как детерминанта синдрома «психического выгорания» личности: автореф. дис. … канд. психол. наук. – Ярославль, 2010.

5.   Дарвиш О.Б. Психологические особенности проявления стрессоустойчивости личности в экстремальных ситуациях // Психологическая наука и образование. – 2012. – № 1. – С. 1–14.

6.   Карпов А.В. Психология принятия управленческих решений. – М.: Юристъ, 1998. – 440 с.

7.   Каширский Д.В., Сабельникова Н.В., Овчинникова А.Н. Ценности спасателей с различной степенью эмоционального выгорания // Психологическая наука и образование. – 2013. – № 2. – С. 14–24.

8.   Кузнецова А.А. Параметры системы саморегуляции и рефлексивные механизмы регуляции состояния выгорания в условиях педагогической деятельности // Образование и общество. – 2012. – № 4. – С. 54–59.

9.   Кутузова Д.А. Организация деятельности и стиль саморегуляции как факторы профессионального выгорания педагога-психолога: автореф. дис. … канд. психол. наук. – М., 2006. – 26 с.

10.   Малышев И.В. Социально-психологические и индивидуальные характеристики личности представителей экстремальных профессий с высоким и низким эмоциональным выгоранием // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: Философия. Психология. Педагогика. – 2011. – Т. 11, № 3. – С. 83–87.

11.   Матыцина Е.Н. Психологические особенности защитно-совладающего поведения и профессиональное выгорание инспекторов Государственного пожарного надзора и сотрудников пожарных частей МЧС России // Медико-биологические и социально-психологические проблемы безопасности в чрезвычайных ситуациях. – 2012. – № 1. – С. 81–84.

12.   Молчанова Л.Н. Закономерности трансформации состояния психического выгорания у представителей экстремальных профессий // Перспективы науки и образования. – 2013. – № 4. – С. 161–171.

13.   Молчанова Л.Н., Недуруева Т.В., Кузнецова А.А. Жизнестойкость как пcихологический ресурс регуляции состояния психического выгорания в условиях экстремальной деятельности // Международный журнал экспериментального образования. – 2015. – № 2–1. – С. 88–89.

14.   Молчанова Л.Н., Редькин А.И. Жизнестойкость как детерминанта состояния психического выгорания у спасателей МЧС // Перспективы науки и образования. – 2014. – № 1(7). – С. 216–223.

15.   Моросанова В.И., Коноз Е.М. Стилевая саморегуляция поведения человека // Вопросы психологии. – 2000. – № 2. – С. 118–127.

16.   Никишина В.Б., Молчанова Л.Н. Состояния выгорания медицинских работников в контексте внутрипрофессиональной дифференциации // Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского. – 2011. – № 24. – С. 986–993.

17.   Никишина В.Б., Молчанова Л.Н., Недуруева Т.В. Состояние «выгорания»: детерминация, феноменология, генезис, измерение: монография. – Курск, 2007. – 381 с.

18.   Орёл В.Е. Синдром психического выгорания личности. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2005. – 330 с.

19.   Павлова Е.В. Особенности эмоционального выгорания пожарных-спасателей  //  Международный  научно-исследовательский  журнал.  –  2014.  – № 1–3(20). – С. 119–122.

20.   Павлова Е.В. Исследование взаимосвязи эмоционального выгорания, посттравматического стрессового расстройства и социальной фрустрированности пожарных-спасателей // Теория и практика общественного развития. – 2014. – № 2. – С.  126–129.

21.   Профессионально-личностные деформации врачей: феноменология, детерминация, измерение / В.Б. Никишина, А.Г. Дроздов, И.В. Запесоцкая [и др.]. – М., 2010.

22.   Рыбников В.Ю., Ашанина Е.Н. Психология копинг-поведения специалистов опасных профессий: монография. – СПб.: Политехника сервис, 2011. – 120 с.

23.   Тарабрина Н.В. Практикум по психологии посттравматического стресса. – СПб.: Питер, 2001. – 272 с.

24.   Тарабрина Н.В. Лабезная Е.О. Синдром посттравматических стрессовых нарушений: современное состояние и проблемы // Психологический журнал. – 1992. – Т. 13, № 2. – С. 14–29.

25.   Arora M., Diwan A.D., Harris I.A. Burnout in orthopaedic surgeons: a review // ANZ Journal of Surgery. – 2013. – Vol. 83(7–8). – P. 512.

26.   Burnout in anesthesiology and intensive care. Is there a problem in Germany? Burn-out in der Anästhesie und Intensivmedizin: Gibt es ein Problem in Deutschland? / W. Heinke, P. Dunkel, E. Brähler [et al.] // Anaesthesist. – 2011. – Vol. 60(12). – P. 1109.

27.   Burnout risk in medical students in Spain using the Maslach Burnout Inventory-Student Survey / F. Galán, A. Sanmartín, J. Polo [et al.] // International Archives of Occupational and Environmental Health. – 2011. – Vol. 84(4). – P. 453.

28.   Faust V. Burnout: erschöpft, verbittert, ausgebrannt. – Stuttgart: S. Hirzel-Verlag, 2011.

29.   Maslach C. Вurnout. The Cost of Caring. – Englewood Cliffs: Prentice-Hall, 1982. – 177 p.

30.   Schonfeld I.S., Bianchi R. Burnout in firefighters: A word on methodology // Occupational Medicine. – 2016. – Vol. 66(1). – P. 79.

31.   Work process and its impact on mental health nursing professionals / I.A.S. Souza, M.O. Pereira, M.A.F. De Oliveira [et al.] // ACTA Paulista de Enfermagem. – 2015. – Vol. 28(5). – P. 447.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9:614.8

Молчанова Л.Н., Кузнецова А.А. Саморегуляция состояния психического выгорания пожарных Государственной противопожарной службы МЧС России // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2016. – N 2(37) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год