Амосов Н.М.

 

Вернуться на главную страницу
О журнале
Редакционный совет
Приглашение к публикациям

Эффективность применения когнитивно-бихевиоральной терапии депрессий у женщин с учетом личностных особенностей

Бабарахимова С.Б., Искандарова Ж.М., Шаикрамов Ш.Ш.
(Ташкент, Республика Узбекистан)

 

 

Бабарахимова Сайёра Бориевна

Бабарахимова Сайёра Бориевна

–  ассистент кафедры психиатрии, наркологии, детской психиатрии, медицинской психологии и психотерапии; Ташкентский педиатрический медицинский институт, ул. Богишамол, 223, Ташкент, 100140, Республика Узбекистан. Тел.: 8-371-260-31-26.

E-mail: sayorababaraximova2010@gmail.com

Искандарова Жаннета Мухтаровна

Искандарова Жаннета Мухтаровна

–  ассистент кафедры психиатрии, наркологии, детской психиатрии, медицинской психологии и психотерапии; Ташкентский педиатрический медицинский институт, ул. Богишамол, 223, Ташкент, 100140, Республика Узбекистан. Тел.: 8-371-260-31-26.

E-mail: jiskandarova10@gmail.com

Шаикрамов Шоолим Шаабдурахманович

Шаикрамов Шоолим Шаабдурахманович

–  ассистент кафедры психиатрии, наркологии, детской психиатрии, медицинской психологии и психотерапии; Ташкентский педиатрический медицинский институт, ул. Богишамол, 223, Ташкент, 100140, Республика Узбекистан. Тел.: 8-371-260-31-26.

E-mail: suwlin@mail.ru

 

Аннотация. Целью исследования явилось изучение эффективности применения когнитивно-бихевиоральной терапии депрессивных расстройств у женщин с учётом личностных особенностей. Объектом исследования были выбраны 60 пациенток закрытого отделения психиатрического стационара в возрасте от 29 до 52 лет. Все пациентки были разделены на две репрезентативные группы. В основную группу были включены 30 женщин с депрессивными расстройствами, находившихся на стационарном лечении в 9 отделении Городской клинической психиатрической больницы (ГКПБ) города Ташкента, которым проводились краткосрочные сеансы когнитивно-бихевиоральной терапии в сочетании с медикаментозным лечением. Контрольная группа состояла из 30 пациенток с депрессивной симптоматикой, которые получали только психофармакотерапию. Методами  исследования депрессивной патологии выбраны шкала оценки депрессии Гамильтона, для определения личностных особенностей был использован тест Шмишека — Леонгарда. Когнитивно-бихевиоральная психотерапия проводилась медицинскими психологами и психотерапевтами в течение двух месяцев по три сеанса в неделю. Комплексный подход к лечению больных с депрессивными расстройствами включал в себя совместные действия психиатров, медицинских психологов и психотерапевтов, что достаточно квалифицированно осуществлялось в процессе врачебных советов и консилиумов в условиях стационара. В результате исследования определено, что применение в стационарных условиях когнитивно-бихевиоральной терапии депрессивных расстройств с учётом личностных особенностей в комбинации с психофармакотерапией оказывает положительное влияние на редукцию симптомов аффективной патологии. Быстрое выздоровление сокращает длительность пребывания пациентов в отделении стационара, способствует скорейшему возвращению в социум и восстановлению трудоспособности. Выводы: опыт применения в стационарных условиях когнитивно-бихевиоральной терапии депрессивных расстройств в комбинации с психофармакотерапией показал эффективность комплексного лечения данного контингента больных, значительно сократил сроки пребывания пациенток в отделении, вызвал наступление стойкой ремиссии и реабилитации. Пациентки с депрессивными расстройствами в процессе проведённой когнитивно-бихевиоральной терапии овладели рядом психотерапевтических установок, предназначенных для выработки и укрепления самоконтроля.

Ключевые слова: депрессивные расстройства; когнитивно-бихевиоральная психотерапия; типологические особенности личности.

 

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

 

 

Актуальность

Проблема депрессивных расстройств в общей врачебной практике в последние десятилетия приобретает особую значимость и становится одной из приоритетных задач медицинской науки и системы практического здравоохранения. По данным ВОЗ, к 2020 году депрессия будет одной из основных причин нетрудоспособности и займет второе место после сердечно-сосудистой патологии [5]. Риск заболевания на протяжении жизни составляет 7—12% для мужчин и 20—25% для женщин. По данным немецких исследователей, каждая пятая женщина в течение жизни перенесла депрессивный эпизод. Факторами риска являются личностные особенности с преобладанием тормозимых вариантов, тимопатические колебания настроения, психосоматические расстройства, часто с сезонными колебаниями, и склонность к депрессивным психогенным расстройствам на протяжении всей жизни больных [8]. Актуальность изучения депрессивных расстройств связана с их высокой распространенностью и низким качеством диагностики, неблагоприятным влиянием на развитие, течение и прогноз многих соматических заболеваний, на показатели трудоспособности и качества жизни пациентов, а также с высоким социально-экономическим бременем депрессий [4]. Депрессия влечет за собой ряд неблагоприятных последствий как медицинского, так и социального порядка: снижает адаптационные возможности пациента, повышая риск развития суицидальных тенденций, может привести к снижению профессионального статуса с вынужденной сменой работы, к распаду семьи и, наконец, к полной инвалидизации. Депрессии влияют на длительность пребывания больных в соматическом стационаре и на их трудоспособность [2]. Мощное развитие эры психофармакологии, однако, не решило проблему оказания помощи больным с аффективными нарушениями: до 30% больных характеризуются резистентностью или незначительной реакцией на терапию антидепрессантами. При этом стремительными темпами, учитывая возможности, предоставляемые в условиях всеобщей глобализации, развивается когнитивно-поведенческая терапия [16]. Традиционно Aaron Beck рассматривал депрессию как неправильное восприятие окружающей действительности и себя самого в этой ситуации (когнитивная триада депрессии), что легло в основу когнитивно-бихевиориальной терапии депрессий [11]. В настоящее время когнитивно-поведенческая терапия (когнитивно-бихевиоральная терапия (КБТ), cognitive-behavioraltreatment (CBT)) является одним из наиболее распространенных методов психотерапии во всем мире [12]. Наряду с индивидуальной работой разработан и применяется групповой формат. По данным метаанализа, индивидуальная терапия в ближайшем периоде более эффективна, однако спустя 6 месяцев катамнестического наблюдения эти различия нивелируются [15]. Теория когнитивной терапии достаточно сложна и громоздка для применения в клинической практике, поэтому нуждается в адаптации к конкретному спектру психопатологических расстройств в направлении дифференцированного индивидуально-личностного подхода [14]. В качестве мишеней психотерапевтического воздействия рассматривались когнитивные дисфункциональные схемы, составляющие основу избыточно используемых стратегий совладания со стрессом, а так же аффективных расстройств у пациентов с различной личностно-типологической картиной [13]. Основная часть когнитивно-поведенческой терапии (КПТ) связана с определением и изменением негативных автоматических мыслей и глубинных убеждений; в терапевтическом процессе, значимую роль также играет идентификация и применение сильных сторон пациента [17; 19]. Выбор методов психотерапии психически больных в стационаре определяется как особенностями патогенеза заболевания, так и ограниченными сроками госпитализации. Интенсифицировать психотерапевтический процесс возможно путем комплексности психотерапевтических усилий [6]. Применение краткосрочных методов когнитивно-бихевиоральной психотерапии, ориентированных на обучение больных и их родственников навыкам преодоления депрессии, стало важной частью спектра медицинской помощи при лечении пациентов, страдающих патологией эмоциональной сферы [1; 10]. Традиционно выделяют триаду помощи пациентам: обучение распознавания стресса (recognize); обучение стратегиям избегания (avoid); обучение стратегиям совладания (cope) с психотравмирующими факторами и другими проблемными ситуациями [3; 9]. В процессе психотерапии, ориентированной на коррекцию неадекватных интеракций, конфликтные отношения пациента утрачивают свой центральный характер. Это влечет за собой снижение выраженности симптоматики. Вторично наблюдается уменьшение и внутриличностной проблематики. Задачи психотерапии также фокусируются, в основном, на трех составляющих самосознания: самопонимании (когнитивный аспект), отношении к себе (эмоциональный аспект) и саморегуляции (поведенческий аспект) [18]. Когнитивная терапия, основанная на осознанности (Mind fulness-based cognitive therapy, MBCT) — это вид терапии «третьей волны», основанной на когнитивно-поведенческой терапии и практиках осознанности. Главным применением этой терапии является лечение и предотвращение депрессии [7]. В целом идеи специалистов в сфере КПТ указывают на актуальность создания новых альтернативных схем/моделей, создания новых впечатлений через воображение и подкрепление позитивного опыта с целью повышения вероятности их возникновения и использования в будущем [20].

Цель исследования: определить эффективность применения когнитивно-бихевиоральной модели психотерапии, адаптированной для проведения в стационарных условиях у женщин с депрессивными расстройствами с учётом личностных особенностей.

Материал и методы исследования

Объектом исследования были выбраны 60 пациенток закрытого отделения психиатрического стационара в возрасте от 29 до 52 лет. Все пациентки были разделены на две репрезентативные группы. В основную группу были включены 30 женщин с депрессивными расстройствами, находившихся на стационарном лечении в 9 отделении Городской клинической психиатрической больницы (ГКПБ) города Ташкента, которым проводились краткосрочные сеансы когнитивно-бихевиоральной терапии в сочетании с медикаментозным лечением. Контрольная группа состояла из 30 пациенток с депрессивной симптоматикой, которые получали только психофармакотерапию. В ходе исследования для оценки выраженности депрессивной симптоматики применялась шкала Гамильтона, для определения личностных особенностей был использован тест Шмишека — Леонгарда. Когнитивно-бихевиоральная психотерапия проводилась медицинскими психологами и психотерапевтами в течение двух месяцев по три сеанса в неделю. Комплексный подход к лечению больных с депрессивными расстройствами включал в себя согласованное взаимодействие психиатров, медицинских психологов и психотерапевтов, что достаточно квалифицированно осуществлялось в результате советов врачей и консилиумов в условиях стационара. В группы отбирались пациентки с упорядоченным поведением и положительными установками на лечение и психокоррекцию, находящиеся на этапе формирующейся ремиссии. Метод психотерапевтической тактики являлся двухэтапным, применялись групповые и индивидуальные краткосрочные сессии, где пациентки могли получить возможность изменить своё поведение на более высоком адаптивном уровне с родственниками, другими пациентами и персоналом стационара. Начальный (инициальный) этап был направлен на эмоциональную стимуляцию, активацию общения, налаживание коммуникаций и установление межличностных взаимоотношений между участниками групповой психотерапии. Заключительный этап — на восстановление согласованного взаимодействия разных уровней психической деятельности, выработку социально одобряемых стереотипов адаптивного поведения и повышение уверенности в себе. Программа когнитивно-бихевиоральной терапии состояла из следующих задач: определить неадаптивное поведение, выработать мотивацию на трансформацию неадаптивных способов реагирования на адаптивное поведение для оптимизации лечения депрессий.

Результаты и обсуждение

В результате исследования было установлено, что наиболее часто аффективные нарушения классифицировались как тяжёлый депрессивный эпизод (F 32.3) у 33,3% пациенток, смешанное тревожное и депрессивное расстройство (F 41.2) — у 26,7% женщин. Реже встречались: умеренный депрессивный эпизод (F 32.1) — у 20% обследованных женщин, пролонгированная депрессивная реакция, обусловленная расстройством адаптации (F 43.21) — у 17% женщин и дистимия (F34.1) — у 3% обследованных. Клиническая структура аффективной патологии была представлена гипотимией с тревогой, ипохондрической фиксацией на своих переживаниях, выраженным замедлением мышления и движений, пессимистической оценкой своего будущего, только лишь у 7 пациенток зафиксирован смешанный тревожно-тоскливый аффект. У 8 пациенток были зафиксирован конгруэнтный аффекту бред (самообвинения, самоуничижения, ипохондрический бред), который достигал своей выраженности и актуальности лишь на высоте аффекта, что свидетельствовало о тяжести и степени депрессивного синдрома. В анамнезе у 68% обследованных женщин отмечались психосоматические расстройства (бронхиальная астма, псориаз, синдром раздражённой толстой кишки, нейродермиты), в динамике этих состояний прослеживалась чёткая периодичность, как правило, сезонная. Эти состояния были близки к маскированным депрессиям. У больных основной и контрольной групп в анамнезе под влиянием психотравмирующих ситуаций наблюдались различные транзиторные психические расстройства: тревожно-фобические, истерические, депрессивные, дисфорические. Причем именно депрессии были наиболее частыми, так у 56% больных основной группы в прошлом наблюдались психогенные депрессии, у 20% обследованных депрессии отличались особой тяжестью и продолжительностью, выраженностью эмоциональных и конгруэнтных аффекту расстройств, достигали психотического уровня. При исследовании конституционально-личностных особенностей основной группы обследуемых женщин с помощью теста-опросника Шмишека — Леонгарда среди всех пациенток были выявлены: демонстративный тип личности — у 3 больных (10%), застревающий тип личности — у 8 больных (26,7%), дистимический тип — в 40% случаев (12 обследованных), тревожно-боязливый тип — у 5 больных (16,7%), в 6,6% случаев был выявлен эмотивный тип личности. В зависимости от типа личности пациенткам были присущи такие черты, как робость, застенчивость, склонность к пессимизму и фатализации, отсутствие толерантности к быстро меняющимся условиям социальной среды, трудности адаптации в условиях стресса. Пациентки имели чрезмерно высокие требования к собственной личности и результатам своей деятельности, нереалистичный, завышенный характер целей, требований к себе, на фоне которых легко формировалось чувство вины как следствие стремления быть совершенной и невозможности реализовать его. Для всех обследованных характерным было значительное снижение показателей физического здоровья, больные отмечали неспособность справляться с обычными физическими нагрузками, увеличение количества времени, затрачиваемого на выполнение своей работы, трудности и ошибки в работе. Больные с тревожно-боязливым типом личности жаловались на ухудшение физического здоровья, неспособность к функционированию в повседневной жизни даже при наличии депрессии средней степени тяжести. Больные с эмотивным типом личности с трудом выполняли физическую нагрузку, они также низко оценивали общее чувство благополучия, но при благоприятной обстановке в семье и сохранении привычных социальных контактов на фоне депрессии тяжёлой степени эти показатели оставались на достаточно высоком уровне. У пациенток с тревожно-боязливым и застревающим типом личности на фоне депрессии тяжёлой степени сокращалось количество социальных контактов, ухудшались отношения в семье, что создавало дополнительные переживания, формировало аутодеструктивные установки, идеи самообвинения, при этом появлялись суицидальные мысли. У женщин с дистимическим типом личности отмечалась прямая корреляционная связь между выраженностью депрессивных расстройств и социальными взаимоотношениями, при этом депрессия средней степени тяжести в 100% случаев возникала на фоне семейных конфликтов, депрессия крайне тяжёлой и тяжёлой степени развивалась вследствие нарушения взаимоотношений на работе. После проведённой психокоррекционной работы в основной группе отмечены достоверно значимые различия в улучшении социального функционирования и адаптации к социуму по сравнению с контрольной группой. Основной мишенью психотерапии было изменение поведенческих навыков и стратегий в ситуации стресса, акцентирование особого внимания на соблюдении режима лечения, выявление эффектов от краткосрочной и долгосрочной систематической помощи: когнитивных тренингов, индивидуальных и групповых занятий, семейной терапии, реабилитационной терапии, разработки различных протоколов лечения депрессивной патологии в рамках когнитивно-бихевиоральной психотерапии. В ходе проведения в стационарных условиях групповых сеансов психотерапии было выявлено, что пациентки с дистимическим и демонстративным типами акцентуации характера лучше поддаются воздействию психотерапевта, быстрее усваивают предлагаемые установки по развитию самоконтроля и саморегуляции в условиях воздействия стрессовых факторов и активно меняют поведенческие реакции в ситуациях возникновения депрессий. Пациентки с тревожно-боязливым и застревающим типами личности труднее входили в контакты с психотерапевтом, не всегда усваивали предлагаемые инструкции, эффект от проводимой терапии не достигал положительных результатов.

Выводы

Опыт применения в стационарных условиях когнитивно-бихевиоральной терапии депрессивных расстройств в комбинации с психофармакотерапией показал эффективность комплексного лечения данного контингента больных, значительно сократил сроки пребывания пациенток в отделении, вызвал наступление стойкой ремиссии и реабилитации. Пациентки с депрессивными расстройствами в процессе проведённой когнитивно-бихевиоральной терапии овладели рядом психотерапевтических установок, предназначенных для выработки и укрепления самоконтроля. Приобретенные навыки позволяли самостоятельно справляться с негативными аффективными реакциями, что в дальнейшем сопровождалось улучшением эмоционального состояния, достижением позитивных поведенческих изменений: расширением ресурсов личности и социальных связей, устранением изнурительных реакций тревоги, страха, паники, саморегулированием эмоциональных всплесков, обучением адаптивным поведенческим реакциям в различных психотравмирующих ситуациях быстро изменяющегося социума.

 

Литература

1.   Александров А.А., Балашова Т.Н. Сотрудничество врача и психолога в диагностическом процессе // Психотерапия и клиническая психология: методы, обучение, организация. – СПб. – Иваново, 2000. – С. 199–204.

2.   Бабарахимова С.Б., Искандарова Ж.М. Психотерапия депрессий у женщин с учётом личностных особенностей // Современные концепции реабилитации в психоневрологии: отрицание отрицания. Материалы Всероссийского конгресса с международным участием. Санкт-Петербург, 9–11 июня 2016 г. – СПб., 2016. – 219 с.

3.   Бабин С.М. Психотерапия психозов: практическое руководство. – СПб., 2012. – 315 с.

4.   Винокур В.А. Депрессия как проблема общей врачебной практики // Актуальные проблемы психосоматики в общемедицинской практике, Санкт-Петербург, декабрь, 2015 г. – Вып. XV / под общей редакцией акад. РАН Мазурова В.И. – СПб.: изд-во «Альта Астра». – 2015. – С. 46.

5.   Герасимчук М.Ю. Когнитивно-поведенческая терапия депрессивных расстройств: традиционный подход и инновации // Материалы Всероссийской конференции с международным участием «Актуальные проблемы когнитивно-поведенческой терапии». Москва, апрель 2016. – М., 2016. – С. 10.

6.   Ковпак Д.В. «Третья волна» когнитивно-поведенческой терапии. Майндфулнес в терапии хронической боли // Актуальные проблемы психосоматики в общемедицинской практике, Санкт-Петербург, декабрь, 2015 г. – Вып. XV / под общей редакцией акад. РАН Мазурова В.И. – СПб.: изд-во «Альта Астра». – 2015. – С. 78.

7.   Краснов В.Н. Место расстройств аффективного спектра в современной классификации // Материалы Российской конференции «Аффективные и шизоаффективные расстройства». – М.: Российское общество психиатров, 2003. – С. 63.

8.   Лайнен Марша М. Когнитивно-поведенческаятерапия пограничного расстройства личности / пер. с англ. – М.: ООО “И.Д. Вильямс”, 2008. – 592 с.

9.   Макаров В.В. Психотерапия в лечении аффективных и шизоаффективных расстройств // Материалы Российской конференции «Аффективные и шизоаффективные расстройства». – М.: Российское общество психиатров, 2003. – С. 175.

10.   Ротштейн В.Г., Богдан М.Н., Долгов С.А. Депрессии и коморбидные расстройства / под ред. А.Б. Смулевича. – М., 1997. – 308 с.

11.   Шохайдарова Р.Ю., Бабарахимова С.Б. Опыт применения когнитивно-поведенческой терапии депрессий у женщин // Материалы Всероссийской конференции с международным участием «Актуальные проблемы когнитивно-поведенческой терапии». Москва, апрель 2016. – М., 2016. – C. 39.

12.   Amir М. The World  Health Organization quality of life assessment // European Psychiatry. – 1994. – Vol. 9. – Suppl. 1. – P. 68–76.

13.   Bannink F.P. Are you ready for positive cognitive behavioral therapy? // The Journal of Happiness & Well-Being. – 2013. – Vol. 1(2). – P. 65–73.

14.   Bennett-Levy J., Thwaites R., Haarhoff D., Perry H. Experiencing CBT from the Inside Out: A Self-Practice/Self-Reflection Workbook for Therapists. – The Guilford Press, 2015. – 278 p.

15.   Keng S.-L., Smoski M.J., Robins C.J. Effects of mindfulness on psychological health: A review of empirical studies // Clinical Psychology Review. – 2011. – Vol. 31(6). – P. 1041–1056.

16.   Mindfulness meditation for symptom reduction in fibromyalgia: psychophysiological correlates / E. Lush, P. Salmon, A. Floyd [et al.] // Journal of Clinical Psychology in Medical Settings. – 2009 Jun. – Vol. 16(2). – P. 200–207.

17.   Mindfulness-based stress reduction for chronic pain conditions: variation in treatment outcomes and role of home meditation practice / S. Rosenzweig, J.M. Greeson, D.K. Reibel [et al.] // J Psychosom Res. – 2010. – Vol. 68(1). – P. 29–36.

18.   Padesky C.A., Mooney R.A. Strengths-based cognitive-behavioural therapy: a four-step model to build resilience // Clinical Psychology and Psychotherapy. – 2012. – Vol. 19(4). – P. 283–290.

19.   Teasdale J.D. Multi-level theories of cognition-emotion relations // Handbook of cognition and emotion / Ed. by T. Dalgleish, M. Power. – New-York: Wiley, 1999. – P. 665–681.

20.   Wykes T., van der Gaag M. Is it time to develop a new cognitive therapy for psychosis--cognitive remediation therapy (CRT)? // Clin. Psychol. Review. – 2001 Nov. – Vol. 21(8). – P. 1227–1256.

 

 

Ссылка для цитирования

УДК 159.9:616.895.4-055.2-085

Бабарахимова С.Б., Искандарова Ж.М., Шаикрамов Ш.Ш. Эффективность применения когнитивно-бихевиоральной терапии депрессий у женщин с учетом личностных особенностей // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2016. – N 3(38) [Электронный ресурс]. – URL: http://mprj.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

 

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 "Библиографическая ссылка" (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

 

  В начало страницы В начало страницы

 

Портал medpsy.ru

Предыдущие
выпуски журнала

2016 год

2015 год

2014 год

2013 год

2012 год

2011 год

2010 год

2009 год